Свадьбы

Свадебные обычаи русской знати середины XVII века описаны в книге голландского путешественника Яна Стрейса, наполненной замечательными по своей точности этнографическими наблюдениями. Думается, к началу петровского царствования обряды не претерпели каких-либо существенных изменений, так что этот замечательный источник вполне может быть использован для изучения данной стороны быта и нравов высокопоставленных россиян при Петре Великом.

«Во время свадьбы и венчания совершаются странные и непонятные церемонии, — пишет Стрейс. — У князей, бояр и боярских детей существует такой порядок: прежде всего обе стороны, жених и невеста, выбирают женщину, называемую свахой, которая заботится обо всем необходимом. В день свадьбы сваха невесты отправляется в дом жениха, чтобы убрать и приготовить постель и комнату новобрачным; сваху сопровождают 50 — 60, а то, смотря по состоянию, и сто холопов, все в кафтанах или рубахах, и каждый несет на голове что-либо необходимое для убранства. Сваха стелит постель на сорока ржаных снопах, которые перед тем велел принести жених, вместе с несколькими снопами гречихи, ячменя и овса, расставленными по горнице. После этого жених отправляется со своими друзьями и священником, который благословит их, в дом невесты, где, ласково принятый ее друзьями, садится за стол, на котором поставлены три различных блюда, никем не отведанных. У верхнего конца стола ставят стул, на который в то время как жених разговаривает с друзьями невесты, садится дружка, и жених выкупает его (стул. — В.Н.) подарком. После того как он займет свое место, вводят пышно разодетую невесту с распущенными волосами и сажают ее рядом с ним, однако он не видит ее лица, закрытого красной тафтой, концы которой поддерживают два дружки (слуги). Приходит сваха невесты и заплетает ее волосы в две косы, надевает на голову золотую или серебряную, а иногда украшенную драгоценными камнями корону, по бокам которой свешиваются до груди жемчужные нити. Платье ее шелковое, затканное золотом или серебром, с воротом, украшенным драгоценными каменьями и вышивкой. Каблуки ее примерно в четверть локтя высотой, и в такой обуви опасно ходить. После того как невеста убрана и наряжена, сваха жениха причесывает ее, во время чего женщины начинают скакать и плясать. Потом два молодца, обвешанных оружием, подают поднос с огромной головой сыра и хлебом. Эти молодцы из родни невесты называются коробейниками. Сыр и хлеб после освящения их попом относят в церковь. Затем на стол ставят огромную серебряную чашу, наполненную кусками и лоскутами атласа и тафты, слитками серебра, хмелем, ячменем и овсом. Тут подходит сваха, покрывает лицо невесты и разбрасывает среди гостей из упомянутой чаши серебро или что-нибудь другое, и каждый, кто только хочет, может брать это себе. Отец жениха и отец невесты или заступающие их место меняют кольца молодых людей в знак заключения их брака».

«После перечисленных церемоний, — продолжает Стрейс, — сваха усаживает невесту в сани, в которых она с закрытым лицом отправляется в церковь; сани запряжены лошадью, обвешанной лисьими хвостами. За невестой следует жених с друзьями и близкими родственниками и поп верхом на лошади. Лучшие места в церкви устланы красной тафтой, особенно предназначающиеся жениху и невесте, которые вступают на них, принося в дар священнику жареное мясо, печенья и пироги; во-вторых, они получают благословение от попа, и над их головами держат иконы; в-третьих, поп берет правую руку жениха и левую невесты и спрашивает их трижды: довольны ли они друг другом и будут ли любить друг друга во супружестве? После утвердительного ответа он становится перед ними и поет 28-й псалом[71], и они, подпевая ему, следуют за ним, приплясывая по кругу, после чего он надевает на их головы красный венок со словами: "Растите и множьтесь, что Бог соединил — человек не разъединяет".

Присутствующие друзья зажигают маленькие восковые свечи, а попу подают стакан красного вина, который выпивают новобрачные, после чего жених бросает стакан на пол и совместно с невестой растаптывает его, говоря: "Пусть так падут к нашим ногам все наши недруги, которые задумают и попытаются возбудить вражду и ненависть между нами". Затем женщины посыпают их коноплей и льном и желают счастья».

После окончания обряда венчания молодые ехали — новобрачная в санях, а ее муж на лошади — в дом, где справлялась свадьба. Там новоиспеченный супруг с друзьями садился за стол и веселился с гостями; супругу же поспешно отводили в горницу, где раздевали до рубашки и клали в постель, с которой она вставала, получив известие о приходе молодого мужа, надевала платье, подбитое соболем, и приветствовала его, не поднимая головы. Пара шла к свадебному столу, где в числе других блюд подавали жареную курицу, от которой муж отрывал ногу и крыло и бросал через плечо. После пира новобрачные отправлялись в спальню. «Перед дверью, — рассказывает Стрейс, — остается старший дружка, который время от времени справляется, покончили ли они со своим делом, пока наконец жених не закричит "да". В это время раздается оглушительный звук труб и литавр. Немного погодя жениха и невесту отводят в различные бани, где их моют водою, вином и медом, и молодая подносит мужу дорогую сорочку. На свадьбе пируют еще в течение нескольких дней»(13).

Все эти сложные манипуляции, по всей видимости, еще производились, хотя бы частично, на свадьбах соратников Петра Великого и их детей. 16 (28) декабря 1702 года состоялось венчание боярина Ивана Головина, сына первого, государственного министра Федора Алексеевича Головина, и дочери генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева Анны. Это примечательное событие описано в книге голландского путешественника, этнографа и писателя Корнелиуса де Бруина, находившегося в это время в России. Кажется, в распорядке проведения свадебных торжеств в данном случае впервые появились западные заимствования, выразившиеся во введении должности маршала (распорядителя) свадьбы, причем эту функцию взял на себя сам государь. Впоследствии он неоднократно и с большим удовольствием исполнял эту обязанность на свадьбах близких людей.

Бракосочетание совершилось во дворце Федора Головина, «с нарочным великолепием для того убранным… В отличном порядке там расставлено было множество столов в одном верхнем громадном покое, в котором гремела музыка». Около одиннадцати часов утра жених вышел к гостям в приемный зал и приказал слугам потчевать их очищенной водкой. В полдень он при звуках труб и литавр отправился к месту венчания, в небольшую дворцовую часовню, расположенную вблизи дворца. Затем послали за невестой, которая находилась в доме своего отца в Немецкой слободе. «Все русские и немецкие госпожи, приглашенные на свадьбу, — пишет Бруин, —  также отправились для сопутствования невесты, которую приняли следующим образом: первым ехал литаврщик верхом на белой лошади, сопровождаемый пятью трубачами, на таких же лошадях — впереди три, позади два. Затем следовали шестнадцать дворецких, избранных из русских и иностранцев, все на прекраснейших конях. Потом ехал его величество в отличной голландской карете, с шестернею лошадей, серых с яблоками. За ним — пять пустых карет, также <запряженных> шестерней каждая; далее — коляска шестерней для невесты и некоторых других боярынь».

Невеста с ближними девицами явилась во дворец Головиных через полчаса после прибытия жениха в часовню. Ее встретили посаженые отцы — русский боярин, имени которого Бруин не упоминает, и польский посланник Ф. Кёнигсек; «оба они приняли невесту за руку и повели ее в часовню, где она и заняла место подле своего жениха». Большинство гостей расположились у входа в часовню, потому что она «была так мала, что могла вместить в себя лишь от десяти до двенадцати человек». За невестой проследовали только Петр I, царевич Алексей Петрович, посаженые отцы и еще несколько знатных господ.

Примечательно, что описанная Бруином одежда брачующихся соответствовала лучшим западноевропейским стандартам: жених «был одет в великолепное немецкое платье, так же как и его невеста, на которой было белое, шитое золотом платье, а головная прическа вся убрана брильянтами. Назади у нее, под бантом из лент, висела толстая коса, по моде, бывшей долгое время в употреблении в Германии. Кроме того, на маковке головы у нее была маленькая коронка, усеянная тоже брильянтами».

Во время обряда венчания государь расхаживал по часовне с маршальским жезлом в руке. По-видимому, длительная церемония утомила его, поэтому он приказал священнику сократить обряд. «Минуту спустя священник дал брачное благословение, а его величество приказал тут жениху поцеловать невесту. Невеста обнаружила сначала некоторое сопротивление, но по вторичному приказанию царя она повиновалась и поцеловалась с женихом. После этого отправились прежним порядком в свадебный дом».

«Немного спустя, — рассказывает Бруин, — сели кушать: молодой — меж мужчинами, а молодая — меж женщинами, за общим столом в большом покое». Празднование продолжалось три дня, «которые проведены были в пляске и в других всевозможных увеселениях»(14).

Бракосочетание герцога Фридриха Вильгельма Курляндского и царевны Анны Иоанновны, состоявшееся 31 октября (11 ноября) 1710 года, стало заметным политическим событием. Оно положило начало династическим союзам царской семьи с государями европейских стран. Петр I постарался по возможности сократить свадебный обряд, чтобы не утруждать европейского жениха. Впрочем, церемониальных сложностей всё равно было достаточно много.

На свадьбу царской племянницы были приглашены все члены высшего общества и офицеры до флотских лейтенантов включительно. Петр I назначил себя маршалом бракосочетания и в то же время посаженым отцом жениха; на деле вторую должность исполнял вместо царя А. Д. Меншиков, поскольку совместить две функции было физически невозможно. Генерал-адмирал Ф. М. Апраксин являлся посаженым отцом невесты, канцлер Г. И. Головкин — ее нареченным братом, а вице-адмирал К. И. Крюйс стал нареченным братом жениха.

Гости-мужчины оставили своих жен и к девяти часам утра собрались в доме курляндского герцога. В 11 часов прибыл Петр, держа в руке большой маршальский жезл, окованный с обоих концов серебром и имевший сверху большую розетку из золотых парчовых лент и золотого кружева. Впереди царя попарно шли 12 музыкантов; за ними, тоже попарно, следовали 24 шафера: дюжина капитанов и капитан-лейтенантов морского флота, а за ними — столько же капитанов и лейтенантов Преображенского полка. У каждого шафера на левой руке, между локтем и плечом, поверх кружевного банта была прикреплена розетка из золотых парчовых лент.

Герцог встретил царя у дверей, на нижних ступенях лестницы, и проводил наверх, в зал, где собралось мужское общество. Там на столах стояли холодные кушанья, которыми они позавтракали. Затем государь вывел жениха к берегу Невы, посадил в свою шлюпку и направил ее к дому Меншикова на Васильевском острове. Впереди них на веслах шла шлюпка с трубачами, игравшими радостные мелодии; сзади следовал длинный шестнадцативесельный шлюп[72], до половины покрытый красным сукном; все его гребцы были одеты в алые бархатные кафтаны, на груди у каждого висела большая серебряная бляха с выбитым на ней российским гербом. В шлюпе под балдахином сидели невеста и приближенные к ней дамы; остальной свадебный поезд следовал за царевной в сорока шлюпках.

Меншиков встретил жениха и невесту на пристани и повел их к своему дому. Впереди шли музыканты, за ними — шаферы, потом жених между своим посаженым отцом и нареченным братом, то есть царем и Кризисом. За женихом шла невеста в белом бархатном платье, с великолепным венцом из драгоценных камней на непокрытой голове; на ее плечах лежала подбитая горностаем бархатная мантия, подол которой несли два офицера. Ф. М. Апраксин вел Анну Иоанновну за правую руку, а Г. И. Головкин — за левую. За невестой беспорядочной толпой двигались дамы. По пути следования свадебной процессии, справа от дороги, были расставлены рядами фейерверочные рабочие, одетые в забавные шутовские наряды, с ракетами в руках.

Вся процессия вошла в часовню, находившуюся во дворе дома Меншикова. Царский духовник, архимандрит Феодосии Яновский, в великолепном облачении начал таинство венчания по православному обряду, на церковнославянском языке. Однако к герцогу он обращался на латыни:

— Во-первых, тебя, Фридриха Вильгельма, высочайшего герцога Курляндии, спрашиваю, имеешь ли добрую и непринужденную волю и твердый рассудок взять в жены эту королевскую принцессу Анну, которую видишь перед собой?

— Да, — ответил жених.

— Во-вторых, спрашиваю тебя, не обручен ли ты с другою?

— Нет, — последовал ответ.

Затем архимандрит задал такие же вопросы по-славянски невесте, и она ответила аналогично. Певчие пропели «Господи помилуй», после чего Феодосии взял в руки два царских венца. Один из них он надел на жениха и произнес на латыни:

— Венчается раб Божий Фридрих Вильгельм, высочайший герцог Курляндии, с рабой Божией Анной, дочерью Иоанна Алексеевича, царя всея Руси, светлейшей, во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Другой венец архимандрит надел на Анну, произнеся соответствующие слова по-славянски. Венец над невестой держал Меншиков, а над женихом — царь. Для нетерпеливого Петра I было трудно продолжительное время держать руки на весу, поэтому он вскоре переложил свою обязанность на квартирмейстера царской шлюпки, который по случаю оказался рядом. При этом царь приказал Яновскому поскорее заканчивать обряд. Тогда архимандрит немедленно благословил жениха по-латински: «Да возвеличишься как Авраам, да благословен будешь как Исаак и приумножишься как Иаков, во имя Отца и Сына и Святого Духа», после чего с соответствующими словами обратился к невесте, и венчание на этом окончилось. Юст Юль отметил: «..других обычных венчальных обрядов соблюдено не было; так, бракосочетающиеся не пили за здоровье друг друга, не обходили в пляске кругом аналоя и не держали в руке свечей. Быть может, — вполне резонно предположил датский дипломат, — царь нарочно это так устроил, чтобы всеми этими странными, чуждыми обрядами не слишком досадить герцогу, который и без того уже весьма неохотно согласился венчаться по русскому чину»(15).

Из часовни царь в качестве маршала повел молодых в свадебную залу, где посадил за стол под балдахином из алого бархата. Над головами новобрачных висели два венца, украшенные драгоценными камнями. За один стол с ними сели вдовствующая царица Прасковья Федоровна с дочерьми Екатериной и Прасковьей — мать и сестры невесты, а также Екатерина Алексеевна, которая пока что именовалась в записках Юста Юля «любовницей царя», так как брак между ними еще не был заключен. Кроме того, в зале стояло еще три стола: один из них был занят дамами, а другие два — мужчинами. Петр в силу своих обязанностей маршала «сам служил за столом и через посредство своих шаферов всем распоряжался». Возле дома были поставлены пушки, которые при каждом тосте палили 13 раз. «Ложки на столах были деревянные», — не преминул отметить Юль экзотическую для него особенность сервировки этого свадебного торжества.

Пир окончился танцами: «царь и шаферы протанцевали сначала с молодою, потом с молодым и наконец с посажеными отцами и нареченными братьями жениха и невесты. А затем танцевали как попало кто хотел». Танцы продолжались до одиннадцати часов вечера, после чего новобрачные отправились ко сну в отведенное для них помещение в доме князя Меншикова.

На другой день гости вновь собрались в той же зале в два часа пополудни. «Обедали по-вчерашнему, — отмечает Юль, — с соблюдением того же порядка, при маршале, шаферах и пр. Выпито было 17 заздравных чаш, из коих каждая приветствовалась 13 пушечными выстрелами». Порядок тостов «царь наперед записал на особый лоскуток бумаги, как то здесь в обычае на подобных пирах».

Праздничная трапеза окончилась сюрпризом. «По окончании обеда, — рассказывает Юль, — в залу внесли два пирога; один поставили на стол, за которым сидел я, другой — на стол к новобрачным. Когда пироги взрезали, то оказалось, что в каждом из них лежит по карлице. Обе были затянуты во французское платье и имели самую модную высокую прическу. Та, что была в пироге на столе новобрачных, поднялась на ноги и, стоя в пироге, сказала по-русски речь в стихах так же смело, как на сцене самая привычная и лучшая актриса. Затем, вылезши из пирога, она поздоровалась с новобрачными и с прочими лицами, сидевшими за их столом. Другую карлицу — из пирога на нашем столе — царь сам перенес и поставил на стол к молодым. Тут заиграли менуэт, и карлицы весьма изящно протанцевали этот танец на столе пред новобрачными. Каждая из них была ростом в локоть». После свадебного пира был зажжен фейерверк, установленный на плотах на Неве, а следом начались танцы, продолжавшиеся до полуночи.

Третий день свадьбы праздновался в доме герцога Курляндского, где в гостях «был весь двор и царь-маршал со своими шаферами. На пир этот были также званы все иностранные посланники и знатные иностранцы»(16).

8 (20) июня 1710 года состоялась свадьба бывшего сибирского воеводы князя Михаила Яковлевича Черкасского. Жених тогда серьезно хворал, но Петр I приказал поднять его из постели и привести в церковь для венчания именно в этот день, поскольку накануне была получена радостная весть о взятии русскими войсками Риги. Юст Юль отмечает, что Черкасский «был так болен и слаб, что без посторонней помощи не мог стоять на ногах и во время венчания два человека должны были его поддерживать, так что можно было скорее подумать, что он не женится, а умирает»(17).

Датский дипломат описал свадьбу, на которую был приглашен в январе 1710 года (к сожалению, он не назвал имена вступавших в брак). По русскому обычаю невесту должны были вести в церковь ее отец и брат, но поскольку они отсутствовали, царь заменил отца, а самому Юсту Юлю поручил заменить брата, что считалось для гостя великой честью. Невеста, препровожденная к месту венчания, встала слева от жениха. Священник дал брачующимся по восковой свече и спросил их, хотят ли они стать мужем и женой. После утвердительного ответа последовал обмен кольцами. Затем были принесены два венца, один из которых был надет на голову жениха, а другой остался без употребления, поскольку невеста была не девушкой, а вдовой. После этого священник и новобрачные выпили несколько маленьких рюмок красного вина. В завершение церемонии «священник осенил молодых крестным знамением и поднес им распятие, которое оба они поцеловали». Юль отметил, что венчание совершалось «без малейшего благоговения и с такими суетными приемами, что, казалось, дело происходит не в храме: кругом все шумели, болтали, смеялись, даже бранились между собою».

По возвращении из церкви новобрачных посадили за стол под балдахином; кроме них, за этот же стол сели все присутствующие на свадьбе женщины. За другим столом, расположенным напротив, разместились мужчины. После угощения начались танцы, преимущественно польские. Как отметил Юль, танцевали «сперва медленно, затем немного веселее и наконец пускались вприскочку». Датский посланник кратко, но детально описал танцы во время свадебного торжества: «Выходили не иначе как по три пары зараз. Танцующая пара начинала с того, что кланялась молодым, всем поезжанам (участникам свадебной процессии-«поезда». — В.Н.), взаимно друг другу, затем шла на нижний конец комнаты, кланялась там женщинам, потом опять возвращалась назад, повторяла поклоны и приветы молодым, и проч., и тогда уже начинался стройный танец. Первыми танцевали маршал с молодою и два других друга жениха, так что маршал открывал танцы. За этим танцевали царь и я как посаженые отец и брат молодой»(18).

Свадьба флотского капитана норвежца Генриха Весселя в начале февраля 1710 года праздновалась в Москве в доме А. Д. Меншикова. Маршалом на свадьбе был Петр I, а посаженым отцом жениха назначен был Юст Юль. Царь с маршальским жезлом в руке лично явился за молодыми и повел их венчаться. Юль отметил, что «на свадьбе было весело, танцевали все вперемежку, господа и дамы, девки и слуги». Вечером царь со своей веселой компанией проводил молодоженов домой. Во время этого шествия все пили и плясали под музыку(19).

Петр I и датский дипломат встретились вновь 16 (28) февраля 1710 года на свадьбе одного из петербургских купцов, на которой присутствовали все представители высшего общества, а государь опять был маршалом. Он танцевал польский танец с одной из трех царевен, своих племянниц; князю Меншикову было приказано танцевать с другой, а Ю. Юлю — с третьей. Посланник объяснил причину неприязни Петра к четному количеству пар: «Царь желает, чтобы танцевали не иначе как по три или по пяти пар зараз; если же танцуют в две или в четыре пары, он говорит, что это по-шведски, и те, кто провинились в этом, должны выпивать в наказание большие стаканы вина»(20).

Спустя три года, 19 февраля 1712-го, уже сам Петр I женился на Екатерине Алексеевне. Это было не традиционное царское бракосочетание с долгими и пышными церемониями, а скромная свадьба контр-адмирала — этот чин Петр в то время имел на флоте. В посаженые отцы он пригласил своего непосредственного флотского начальника, вице-адмирала Корнелиуса Крюйса. Среди многочисленных гостей были моряки, кораблестроители и их жены. Венчание состоялось в церкви Святого Исаакия Далматского и, по свидетельству английского посланника Чарлза Уитворта, «свершилось без пышности, в семь часов утра». Молодожены и гости провели некоторое время во дворце А. Д. Меншикова, после чего отправились в Зимний дворец царя, где состоялось празднование. Свадебному поезду «предшествовали трубы и литавры, ряд слуг в богатых ливреях и несколько саней, запряженных шестернями». До приезда гостей Петр спешил повесить над свадебным столом новую люстру на шесть свечей, из слоновой кости и черного дерева, которую сам выточил на токарном станке. «Общество было блистательным, — завершал свое донесение Уитворт, — вино превосходное, венгерское, и, что особенно приятно, гостей не принуждали пить его в чрезвычайном количестве… Вечер закончился балом и фейерверком»(21).

6 (18) мая 1712 года состоялась свадьба шестидесятилетнего фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева и молодой, знатной и богатой вдовы Анны Петровны Нарышкиной, урожденной Салтыковой. Этот брак породнил Шереметева с царской фамилией, поскольку первым мужем Анны Петровны был дядя Петра I Лев Кириллович Нарышкин. По свидетельству присутствовавшего на свадьбе Уитворта, «брачное празднество продолжалось два дня кряду с большою пышностью. Царь сделал молодым честь, взяв на себя распоряжения празднеством»(22).

20 мая (1 июня) 1712 года князь Яков Федорович Долгорукий женился на княжне Ирине Михайловне Черкасской. «Царь, — рассказывает Уитворт, — распоряжался празднеством, которое продолжалось два дня. В первый день его величество подверг наказанию большую часть гостей, между прочим и царицу за то, что они опоздали к назначенному часу; но на другой день дамы взяли свое: государь пробыл в Сенате долее, чем предполагал, и его, также как всех его советников, заставили в свою очередь пить из <кубка> Большого орла»(23).

Через два дня состоялась еще одна свадьба лиц из высшего общества, чьи имена не указаны в источниках. Уитворт пишет: «Царь вздумал отпраздновать свадьбу по старинному обычаю. В ней приглашены были принять участие, кроме самого царя, царицы, царевны, дамы, знать, иностранные уполномоченные. Даже пешим приказано было явиться в старинных, странных и неуклюжих костюмах. Иностранцам царь одежды прислал, а дворяне надели одежды, в которых сами они или их предки ходили около тридцати лет тому назад. Чтобы выдержать характер праздника вполне, он выписал из Москвы стариков-музыкантов своего отца. Побывав в церкви в этих маскарадных костюмах, общество село в какой-то баркас, сделанный на манер старого русского судна, тяжелый, неуклюжий, способный двигаться только по ветру. А так как ветер как раз дул противный, баркас до Петергофа буксировался полугалерой. Петергоф — прелестный загородный дом, построенный его величеством на полпути между Петербургом и Кроншлотом. Все общество прибыло туда около одиннадцати часов вечера (ночей здесь в эту пору года не бывает); ему был приготовлен очень хороший ужин. Царь во весь путь с особенным удовольствием потешался над русской стариной, но очень заметно было, что многие играли свою роль с сожалением и не прочь были бы вернуться к прежним порядкам».

На второй день свадьбы гости явились уже в своей обычной одежде европейского стиля. «После обеда, — продолжает Уитворт, — царь повез остальное общество на двух яхтах в Кроншлот, затем на остров Ричард, у которого стоит его маленький флот». 24 мая (5 июня), в последний день празднования, дан был обед на корабле «Адмирал Апраксин», а вечером публика возвратилась в Петербург(24).

Восьмого апреля 1722 года сын канцлера графа Гавриила Ивановича Головкина Михаил женился на единственной дочери князя-кесаря Ивана Федоровича Ромодановского Екатерине. По материнской линии Екатерина Ивановна была племянницей вдовствующей царицы Прасковьи Федоровны. Заключение этого брака знаменовало союз богатых и родовитых семей ближайших сподвижников и родственников царя(25).

Свадьба торжественно справлялась в Москве при самом непосредственном участии царской четы, А. Д. Меншикова, Ф. М. Апраксина, П. А. Толстого и других приближенных Петра. Подробное описание этого события имеется на страницах дневника голштинского камер-юнкера Берхгольца. Гости стали собираться у Красных Ворот, в обычном сборном месте всех торжественных мероприятий, к девяти часам утра, как было заведено в подобных случаях. Маршалу свадьбы положено было всех встречать, однако эту должность взял на себя царь, не считавший себя обязанным подчиняться подобным правилам. Гости толпились на маленькой площади более двух часов в ожидании начала церемонии. «Все мы дома ничего не ели, — пишет голштинец, — в надежде, что на свадьбе будем обедать рано (здесь обыкновенно обедают в 11 часов); между тем время приближалось к 11 часам, а император всё не ехал; нас стали даже уверять, что он сперва покушает дома, отдохнет и тогда только приедет, чтоб тем ловчее и свободнее исполнять должность маршала».

Наконец государь явился в дом Головкиных со своим большим маршальским жезлом и повез жениха в церковь. В начале свадебной процессии ехали верхом два трубача, за ними, также верхом, 12 шаферов, а потом — царь в запряженном шестью лошадьми открытом кабриолете, который он одолжил по такому случаю у П. И. Ягужинского; за ним в карете, запряженной шестерней, следовал жених, а далее и все прочие, «как кому пришлось». Отвезя жениха в церковь, расположенную неподалеку от дома Ромодановских, Петр отправился за невестой «и скоро возвратился с нею в следующем порядке: впереди опять ехали верхом те же трубачи, но с тою разницею, что в этот раз они трубили; за ними 12 шаферов (которыми были все капитаны гвардии) на прекрасных лошадях в богатых чепраках и сбруях; потом — его величество, также верхом на превосходном гнедом коне, с своим большим маршальским жезлом в правой руке… на его лошади были прекрасный чепрак из зеленого бархата, весь шитый золотом, и в том же роде вышитое седло, чего никто не привык у него видеть. После того ехала карета в шесть красивых лошадей, в которой сидела невеста, имея перед собою двух своих подруг или ближних девиц, именно старшую Нарышкину и младшую Головкину, которые обе также скоро выходят замуж. Вслед за тем ехали некоторые дамы, принадлежавшие к свадебной родне; но императрицы как посаженой матери невесты не было между ними».

Подъехав к церкви, император проворно спрыгнул с лошади и отворил дверцу кареты. Жениха и невесту подвели к алтарю. Во время обряда венчания при вопросах священника, желают ли молодые вступить в брак и добровольно ли согласились на него, в церкви раздался громкий смех. Удивленному Берхгольцу потом объяснили: «..жених оба раза отвечал и за себя, и за невесту». Но такой смех слышался не один раз, что немало удивило камер-юнкера голштинского герцога, который никак не думал, что у русских так мало благоговения при венчании: присутствовавшие в церкви, включая жениха, постоянно болтали и смеялись. «В числе прочих венчальных церемоний, — продолжает Берхгольц, — я заметил, что жениху и невесте надевали на голову большие серебряные венцы, в которых они стояли довольно долго. Но так как на голове невесты было столько бриллиантов и жемчуга, что венец не надевался как следует, то один из шаферов всё время держал его над нею».

По окончании обряда венчания свадебная процессия в прежнем порядке отправилась в дом Ромодановских. Царь по должности маршала рассадил гостей по местам; за столом все расположились «так, как обыкновенно принято на здешних свадьбах, то есть дамы с невестою, а мужчины с женихом, отцы, матери, сестры и братья на первых местах, а остальные по чинам». За дамским столом на первом месте сидела новая графиня Екатерина Ивановна Головкина, с правой стороны от нее — посаженая мать, императрица Екатерина Алексеевна, а с левой — княгиня Дарья Михайловна Меншикова. Посаженым отцом жениха был князь Александр Данилович Меншиков, а посаженым отцом невесты — граф Федор Матвеевич Апраксин.

«За обедом, — рассказывает Берхгольц, — провозглашены были обыкновенные на здешних свадьбах заздравные тосты и во всем соблюдался большой порядок Император, в качестве маршала, во всё время сам всем распоряжался и вообще так превосходно исправлял свою должность, как будто уже сто раз занимал ее, да и был притом в отличном расположении духа. Когда императрица приказала своему камер-юнкеру отнести ему молодого жареного голубя, он отошел к буфету и начал кушать с большим аппетитом, стоя и прямо из рук».

В этот момент императорский обер-кухмейстер Иоганн Фельтен вошел в зал в сопровождении гренадеров, которые несли горячие кушанья. Это была вторая перемена блюд, тогда как первая, по всегдашнему обыкновению, состояла из одних холодных кушаний. Петр быстро подбежал к Фельтену, ударил его по спине своим маршальским жезлом и закричал: «Кто тебе велел заставлять гренадеров нести кушанья?» Это была забота не о солдатах гвардии, а о престиже свадебного мероприятия. Разносить блюда по столам должны были гвардейские капитаны, выполнявшие роль шаферов. Петр немедленно приказал вынести блюда и «снова принять у дверей шаферам», которые «должны были подносить их к столу и передавать кухмистеру». При тостах император в качестве маршала собственноручно подавал бокалы с вином свадебным чинам, герцогу Карлу Фридриху Гольштейн-Готторпскому и некоторым иностранным дипломатам, а прочим гостям их подносили шаферы.

После свадебного застолья начались танцы. Петр танцевал полонезы сначала с Екатериной, а потом с новобрачной. «Когда протанцевали еще несколько польских, жених начал с невестою менуэт»; далее «танцевали попеременно то польский, то англез, то менуэты. Всё это продолжалось до тех пор, пока совершенно не стемнело и не зажгли фейерверк, устроенный перед домом по приказанию императора». При этом Петр от начала до конца фейерверка был внизу на площадке и, по своему обыкновению, сам всем распоряжался.

«По окончании фейерверка, — завершает Берхгольц рассказ о первом дне свадебного торжества, — начался прощальный танец невесты. Император как маршал весело прыгал впереди с своим большим жезлом и отвел танцевавших в спальню новобрачной, где еще несколько времени пили за столом, который в этом случае всегда ставится там с сластями и за который садятся все свадебные родные, не вставая обыкновенно до тех пор, пока жениха не споят совершенно (по здешнему обычаю, он непременно должен на первую ночь лечь в постель пьяный). Впрочем, на сей раз молодой дешево отделался, да и пир в спальне продолжался недолго. Когда провожавшие жениха и невесту простились с ними и вышли из спальни, шаферы пригласили всё общество собраться снова на другой день в три часа пополудни. После того император простился, и часов в одиннадцать гости разъехались».

На следующий день гости собрались в назначенное время, но вынуждены были прождать императорскую чету до половины седьмого. «Вскоре по прибытии государя, — пишет камер-юнкер, — все пошли к столу и сели опять почти в том же порядке, как вчера, с тою лишь разницею, что свадебные чины поменялись местами, т. е. те, которые сидели в первый день по правую сторону невесты, сели теперь по левую, и что жених сел за дамский стол». Молодая хотела уступить главе новой семьи место справа от нее, как было положено по обычаю. Но Петр закричал жениху: «Нет, постой, дочь князя-кесаря должна сидеть на первом месте!» (Берхгольц вел дневник по-немецки, но эта фраза записана по-голландски; следовательно, император прибегнул именно к этому хорошо известному ему языку в расчете на иностранных гостей.) Михаил Головкин послушно сел по левую сторону от невесты.

Дальнейший порядок свадебного застолья ничем не отличался от того, который был в первый день. Но во время танцев императорская чета устроила своеобразное развлечение. В танцах участвовали два старика: 62-летний отец жениха Г. И. Головкин и бывший российский посол в Польше князь Г. Ф. Долгорукий, которому исполнилось 65 лет; по понятиям XVIII века это был весьма почтенный возраст. Императрица сказала герцогу Гольштейн-Готторпскому, что «хочет хорошенько помучить их». Она начала танцевать с герцогом в первой паре, намеренно проделывая неимоверное количество поворотов, которые должны были повторять Головкин и Долгорукий, следовавшие за ними в парах с молодыми партнершами. Оба «устали до крайности и под конец едва тащили ноги, к немалому удовольствию их величеств и всего общества». В не менее плачевном положении находились другие пожилые танцоры: отец невесты И. Ф. Ромодановский, Ф. М. Апраксин, П. А. Толстой и особенно П. П. Шафиров, которому «досталось больше всех по причине его толстоты». Англез под предводительством императорской четы «до того измучил почтенных господ, что они по окончании его повалились на стулья как полумертвые, потому что прежде, пока танец еще не кончился, никто из них не смел ни присесть, ни отстать. Всё это очень забавляло государя».

Однако Петр этим не ограничился. «Ему, — пишет Берхгольц, — хотелось также в этот вечер напоить допьяна некоторых гостей, и он начал сперва провозглашать разные веселые тосты, а потом являться с штрафными стаканами, которые одних заставлял выпивать за то, что они не довольно усердно танцевали, других за то, что мало оказывали почтения князю-кесарю и въезжали к нему на двор на лошадях и в экипажах», тогда как от ворот следовало идти пешком. В результате «многие довольно сильно опьянели». Танцы и питье продолжались до одиннадцати часов вечера, после чего «незаметно уехали сперва императрица, потом вскоре император, а затем разошлось и всё общество». Берхгольцу довелось до отъезда увидеть постель новобрачных — вероятно, в ходе своеобразной экскурсии, устроенной хозяином дома для герцога Гольштейн-Готторпского и его свиты. Кровать, изготовленную по приказанию отца невесты, камер-юнкер счел «очень красивою и великолепною», лучшей из всех, которые ему доводилось видеть в России: «она была обита красным бархатом и везде обложена широким золотым галуном, а сделана по новейшей французской моде»(26).

Одиннадцатого июля 1723 года состоялась свадьба шведского барона Карла Гастфера (по-видимому, бывшего военнопленного) с девицей Елизаветой Барановой, происходившей из весьма богатой петербургской купеческой семьи. Жениху было около двадцати лет, а невесте — только 13. Бракосочетание проводилось по протестантскому обряду, поэтому состоялось не в церкви, а в доме дворянства. Его начало немного задержалось из-за отсутствия Петра I, который, «насквозь промоченный дождем, переодевался в другой комнате». «По приходе государя тотчас началось бракосочетание, — рассказывает Ф. В. Берхгольц. — Когда церемония … кончилась, император сел с его высочеством (герцогом Гольштейн-Готторпским. — В.Н.) и другими знатными господами. То же самое должны были сделать дамы, чинно стоявшие по другую сторону, и всё здешнее дворянство. Хотя для государя и был устроен балдахин, под которым стояли кресло и рядом с ним стул для его высочества, однако ж оба они не воспользовались ими, а сели вместе с другими кавалерами. После того ландраты[73] и свадебные маршалы начали по порядку провозглашать обыкновенные церемониальные тосты».

С восьми часов вечера публика начала танцевать. В первых парах танцевали два маршала, за ними — жених с невестой, потом — герцог Гольштейн-Готторпский с юной графиней Юлией Вахтмейстер, дочерью камергера шведской королевы Ульрики Элеоноры, приехавшего в Петербург хлопотать об утверждении за ним поместий в Лифляндии. Затем герцог «танцевал с невестою так, что выходила смесь польских, менуэтов и английских танцев». На протестантских свадьбах того времени приглашать гостей к трапезе было не принято; «однако ж, — пишет Берхгольц, — на сей раз в одной из комнат для императора был приготовлен стол с холодным кушаньем, за который он и сел, когда было исполнено уже несколько танцев». Тем временем герцог и прочие кавалеры продолжали танцевать. Отужинав, государь вернулся в танцевальную залу и, «будучи в отличном расположении духа… удостоил несколько раз протанцевать англез и польский. Все почти гости признавались, что никогда не видали его величество таким веселым».

Около одиннадцати часов начались последние церемониальные танцы, которые имели весьма необычный и даже забавный вид. «Сначала, — рассказывает Берхгольц, — все холостые попарно протанцевали польский, следуя за женихом, перед которым танцевали два маршала; потом они взялись за руки и образовали круг, в середину которого вошел молодой с одним из танцевавших. Попрыгав с ним и поцеловав его, он схватил другого и повторил то же самое, потом третьего, и так далее, пока не перебрал всех. Затем они подняли его на руки, и он должен был выпить три стакана вина и опорожненную посуду бросить наземь. Тогда молодежь, попрыгав с ним еще несколько времени, поставила его на ноги. После того за него взялись все женатые и возились с ним точно таким же образом. Император, внимательно следивший за всеми этими церемониями, сам участвовал в танце с женихом и делал всё, что следовало. Когда с молодым покончили, все девицы, а за ними все замужние женщины танцевали точно так же с невестою, с тою только разницею, что ее не поднимали как жениха и не заставляли пить… При этих танцах литавры и трубы гремели вместе с музыкою, и когда они кончились, невесте и жениху еще раз приносили поздравления. По окончании всего император удалился, перецеловавшись на прощанье со всеми дамами»(27).

По какой-то причине Петр I не присутствовал на свадьбе своего ближайшего сотрудника, кабинет-секретаря Алексея Васильевича Макарова, который 23 августа 1724 года вступил во второй брак с вдовой княгиней Анастасией Ивановной Одоевской. «Против всякого ожидания, — удивлялся Ф. В. Берхгольц, — ни императора, ни императрицы, ни императорских принцесс там не было». Маршалом свадьбы был генерал-полицеймейстер А. М. Девиер, посаженым отцом жениха — генерал-фельдмаршал А. Д. Меншиков, посаженым братом — генерал-прокурор П. И. Ягужинский; со стороны невесты посаженым отцом выступал генерал-адмирал Ф. М. Апраксин, посаженым братом — вице-адмирал П. И. Сивере, посаженой матерью — герцогиня Мекленбургская Екатерина Иоанновна, посаженой сестрой — М. А. Брюс, жена генерал-фельдцейхмейстера Я. В. Брюса. Шаферами были 12 капитан-поручиков, поручиков и прапорщиков гвардии. После всех обычных застольных свадебных церемоний залу освободили от столов и вымели пол, после чего начались церемониальные танцы, а затем «маршал свадьбы дал позволение танцевать что угодно». Берхгольц отметил, что «кроме польских и менуэтов было еще много англезов, так что танцы продлились до 11 часов, когда наконец невесту обычным порядком с церемониею проводили в спальню»(28).

26 ноября (8 декабря) 1719 года французский консул Лави сообщил своему начальнику Дюбуа: «Уже несколько дней, как царь забавляется празднованием свадеб своих придворных, между прочим Татищева с племянницей Строганова, обладательницей 30 тысяч рублей»(29).

Свадьба денщика Петра I Андрея Древника и Анны Фельтен, младшей дочери царского обер-кухмейстера, состоялась «по высочайшему повелению», поскольку невеста была уже на последнем месяце беременности, а ее ухажер всё не решался вступить в брак. Ф. В. Берхгольц отметил в своем дневнике, что «венчали их в присутствии императора, императрицы и многих знатных дам и кавалеров. Их величества, говорят, были на этой свадьбе очень веселы и не уезжали почти до 10 часов. Но когда, после них, невесту повезли в дом жениха, она дорóгою сделалась больна и в 5 часов утра разрешилась от бремени сыном»(30).

Бывали случаи, когда Петр I являлся на свадьбу без приглашения. Так, 5 ноября 1724 года праздновалась свадьба немецкого булочника, жившего неподалеку от царского Зимнего дворца. «Император, — рассказывает Берхгольц, — вероятно, мимоездом, услышав музыку и любопытствуя видеть, как справляются свадьбы у этого класса иностранцев, совершенно неожиданно вошел в дом булочника с некоторыми из своих людей, приказал накрыть там два особых стола, один для себя, другой для своей свиты, и более трех часов смотрел на свадебные церемонии и танцы. Во всё это время он был необыкновенно весел»(31).


13. Стрейс Я. Третье путешествие по Лифляндии, Московии, Татарии, Персии и другим странам // Московия и Европа. М., 2000. С. 335 — 337.

14. Бруин де К. Указ. соч. С. 103 — 105.

15. Юль Ю. Указ. соч. С. 217-218.

16. Там же. С. 218 — 220.

17. Там же. С. 191.

18. Там же. С. 122 — 124.

19. Там же. С. 130.

20. Там же. С. 140 — 141.

21. Сб. РИО. Т. 61. С. 143-145.

22. Там же. Т. 61. С. 205.

23. Там же. С214.

24. Там же. С. 215-216.

25. См.: Евангулова О. С. А. Д. Меншиков и Куракины. С. 129.

26. Берхгольц Ф. В. Указ. соч. С. 387 — 393.

27. Там же (окончание). С. 108 — 110.

28. Там же. С. 244-245.

29. Сб. РИО. Т. 40. С. 64.

30. Берхгольц Ф. В. Указ. соч. С. 241.

31. Там же. С. 258.


71 28-й псалом (Псалом Давида) содержит в себе слова: «Глас Господа разрешает от бремени ланей и обнажает леса; и во храме Его всё возвещает о славе Его». (Прим. авт.)

(обратно)

72 Ш л ю п (от голл. sluipen — скользить) — одно-трехмачтовое судно, предназначавшееся для разведывательной, дозорной и посыльной служб.

(обратно)

73 Ландраты (от нем. Land — страна, Rat — совет, советник) — существовавшие в России с 1713 года представители губернского дворянства, входившие в состав губернской коллегии и выполнявшие роль советников и чиновников для особых поручений при губернаторе.

(обратно)

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6878