Глава 8. Становление в новой России
Поворот к Востоку. Общество «А.С. Пушкин». Работы «Астреш. Первый масон. "Северная Звезда" и "Николай Новиков". Липский, Мильский, Гардер. Клубы служения. Смена ориентации. Поединки специалистов. Великая Ложа России. Укоренение регулярности. Угрозы расколов. На просторах СНГ. Все еще впереди

Масоны русского зарубежья всегда мечтали о возвращении на свободную от тоталитаризма Родину при сохранении своей обновленной организации. Напротив, руководители западных послушаний в это верили с трудом, внимательное отслеживание тенденций социальных процессов в СССР и в восточноевропейских странах не позволяло, на их взгляд, предвидеть неизбежность радикальных перемен. Глава Великого Востока Италии профессор Гамберини в очередном интервью конца 70-х годов прошлого века отмечал: «В России, с тех пор как царь запретил ложи в 1822 г., антимасонское законодательство не претерпело сколько-нибудь существенных изменений... После революции 1917 г. масонство оказалось в изгнании в Париже. Политические тенденции эмиграции были самые пестрые. В самой России воцарилось молчание»1. Словом, он неплохо разбирался в особенностях прошлого и не усматривал благоприятных признаков в будущем.
В свою очередь, лидер Великого Востока Франции Р. Лерэ, беседуя с корреспондентом «Литгазеты» в 1981 г., вообще не касался наличия братьев в социалистических государствах и только через пять лет туманно намекнул другому журналисту: «Мир никогда не будет ни полностью христианским, ни полностью исламским, как он никогда не будет ни полностью советским, ни полностью американским. Необходимо дать оценку всему тому положительному, что есть во всех идеологиях. С масонским подходом к человеческому индивидууму совместим и подход марксистов, которые борются против неравенства людей. Но что нас разделяет, так это ссылка на свободу, разное ее понимание». Сменивший предшественника на высоком посту профессор Жан-Робер Рагаш сосредоточился в беседе на целях ассоциаций ВВФ, которые «не принимают политических решений и лишь высказывают свои суждения. Мы можем вырабатывать политические ориентиры, общие принципы правления, но не собираемся осуществлять их, играя роль партий. При этом в ложи входят члены всех политических партий страны, в том числе и коммунисты. Мы не принимаем только сторонников ультраправого Национального фронта»2.
Наконец, глава конференции верховных советов шотландского обряда американец Ф. Кляйкнехт в ответ на вопрос корреспондента еженедельника «Новое время» в конце 1990 г. о наличии действующих членов Ордена в СССР сообщил: «Нет, таких данных у меня нет. В России были масоны до революции. Однако коммунисты, придя к власти, запретили их деятельность. Подобная ситуация сложилась и в других странах Восточной Европы. Впрочем, в некоторых восточноевропейских государствах нам удается учреждать верховные советы — в Венгрии, Югославии, Чехословакии. На очереди Восточная Германия, Польша... Происшедшие там изменения в политической жизни, восстановление демократических свобод позволяют надеяться на успех»3. Разумеется, он находился в курсе назревавших событий и у нас, предпочтя не раскрывать всех карт.

Недаром тот же Рагаш зондировал дипломата советского посольства в Париже Ю.И. Рубииского на предмет возможного восстановления масонства у нас. Тот признал наличие подходящих условий, не скрыв и определенного риска с учетом существования «весьма сильного антимасонского движения», например, «Памяти». О том сообщил корреспондент «Правды» В. Большаков, который, вероятно, основывался на сведениях местной печати, выдвигавшей несколько иные версии («Правда», 7 мая 1992 г.). Я был знаком с Рубинским, выпускником Института международных отношений, в описанное время являвшимся советником посольства СССР по культурным связям, следовательно, он мог встречать и масонов. Отличный специалист в области новейшей истории Франции, Рубинский сперва работал в одном академическом институте и даже опубликовал интересную статью о масонстве его любимой страны начала XX в. Как-то во время случайной встречи в начале 80-х я попросил его прислать мне несколько экземпляров центрального органа ВВФ, журнала «Юманисм». Он заколебался, отвечал общими фразами и ничем не помог. Аналогично поступил и мой коллега по работе во Вьетнаме Ю. Зверев, первый секретарь того же посольства.
Изложенные факты, думается, могут послужить отправной точкой для рассмотрения вопросов появления здесь масонских лож и их дальнейшего становления. Более чем десятилетний период этот остается по сей день не вполне ясным в деталях и потребует впоследствии, конечно, необходимых уточнений. Главные же вехи вырисовываются уже сейчас. Нашим путеводителем впервые станет неопубликованная «Хроника масонского движения», любезно предоставленная видным специалистом, доктором исторических наук, профессором С.П. Карпачевым, фрагменты собственных впечатлений и наблюдений, информация литературы и прессы. Любопытным, пусть не вполне надежным источником послужат сравнительно недавно увидевшие свет отрывки из дневника бывшей супруги первого отечественного масона Г.Б. Дергачева. Попутно освещается развитие отечественного масоноведения на фоне общественных явлений и зигзагов властей. В силу чрезмерной конспиративности и бесполезной, на наш взгляд, закрытости работы орденских братств, несмотря на полную легальность существования, о них по-прежнему далеко не все известно.

Под эгидой Великой Ложи Франции продолжало действовать русское содружество масонов, или общество «А.С. Пушкин», нечто вроде клуба для взаимного общения, упрочения прежних знакомств и обмена новостями. Простые встречи удовлетворяли далеко не всех, и общество преобразовали в одноименную ложу. Параллельно члены братств и капитула «Астрея» союза Великой Национальной Ложи Франции (ВНЛФ), как и прежде, вели традиционные занятия с регулярным переизбранием должностных лиц, повышением адептов в градусах и заслушиванием докладов на орденские и философско-нравственные сюжеты. Тематикой последних в 1988 г. были: «По поводу древнего и принятого шотландского устава» (К.Н. Котляр), «Священное Писание и масонство» (Г.Г. Азиозманов), «Великий Архитектор Вселенной» (М.В. Гардер) и др.4
По утверждению представителя Великого Востока Франции А. В. Липского, именно он возродил масонство в России. Один адепт ВВФ, будучи по служебной надобности в Ярославле, познакомился с молодым русским, интересовавшимся орденской философией. «После довольно долгих разговоров и обсуждений он высказал желание стать масоном и попросил друга француза помочь ему в этом. Вернувшись в Париж, тот сразу обратился к своим братьям. Высший совет ВВФ дал дозволение пригласить молодого философа в Париж и назначил заниматься этим делом высокопоставленного масона А. Комба. После нескольких бесед с масонами Франции любознательный философ был принят в масонство и сразу посвящен в первое три градуса в ложе Парижа «Братское Дело». Надо сказать, что французские братья приняли русского брата с большой радостью и восторгом. Может быть, сыграла роль личность первого русского масона, но они сразу поняли, что начинается великое дело». Вскоре во французскую столиц} прибыл второй кандидат, русский художник, которого посвятили также в три первые степени, поскольку для создания новой ложи, которая намечалась у нас, требуется по меньшей мере семь масонов в степени мастера. Остальных наши неофиты подыскали для посвящения у своих знакомых. Вскоре в Москву пожаловала делегация Комба в составе Липского и еще двух французов. Благодаря произведенным ими посвящениям 29 апреля 1991 г. у нас появилась первая ложа союза ВВФ под председательством давно ставшего кандидатом философских наук Г.Б. Дергачева5.


Первый русский масон нашего времени Г.Б. Дергачев

Он родился в семье преподавателя Института повышения квалификации работников сельского хозяйства Ярославля. Дергачев окончил историко-философский факультет местного пединститута, затем перешел в аспирантуру Московского пединститута, а диссертацию защитил в МГУ им. Ломоносова6. Еще в Ярославле он познакомился с прибывшим туда в командировку французом, истым католиком, посвященным в масоны спустя некоторое время. Потом Дергачев временно обретался в Париже, знакомясь с «грандиозными библиотекой и архивом Великого Востока», принимал участие в работе неритуальной белой ложи, куда вместе с братьями допускаются и профаны. В масоны его посвятили в ложе «Братское Дело», которая работала «по старому шотландскому уставу во славу Великого Архитектора Вселенной». При помощи ВВФ они организовали в Москве в 1991 г. мастерскую «Северная Звезда», руководителем которой он и стал. Впервые после 1917 г. она начала действовать на законных основаниях. А во время путча ГКЧП состоялась церемония открытия братства «Николай Новиков» союза Великой Ложе Франции7.


Протокол инсталляции первой ложи "Северная Звезда". 1991 год

Не лишне привести рассказ бывшей супруги Дергачева Елены, не скрывающей горькой обиды на прежнего спутника жизни, что требует подходить к ее дневнику критически еще и по причине отречения от Ордена «вольных каменщиков» в силу ухода в православие. Поэтому она включила воспоминания в книгу ультра-монархиста и безоговорочного приверженца церкви Ю. Воробьевского. Вот начало довольно откровенной исповеди, да извинят читатели за эту и иные пространные цитаты. «Безумная тоска. Страшная, ни на миг не оставляющая боль. Гулкая тишина в моей большой квартире. Совсем недавно здесь жила семья: муж, сын и я. Тишина, пустота и одиночество. И я не могу воскликнуть: «За что, за что, Господи?!!». Я ведь знаю, за что," я это точно знаю. И ты, мой бедный муж, знаешь! Я верю в милость Бо жью, надеюсь на чудо. Мне не ведомо, как далеко ты зашел на своем богоборческом пути, оставшись без меня. Но знаю, что не возможно человеку — возможно Богу. Вдруг эти воспоминания помогут тебе? Господи, вразуми меня, дай силы все вспомнить и все понять, все выразить, как надо! Господи благослови!»8.
Мадам не может простить супругу немногословие, тугодумство и особенно отсутствие весомых научных успехов. Практически первую и единственную статью тот якобы писал полтора года, диссертацию на ее основе «выдавили из тебя года за четыре с половиной». Серьезная научная карьера у него не получалась. Он не мог дать глубоких познаний студентам из-за отсутствия «базового философского образования. Правда, он старался пристроиться к перспективным делам и преподавал в элитарном Институте театрального искусства (ГИТИС). Но везде как-то не ладилось». Набросанная картина личности первого масона, конечно, далека от реальности. Хорошо знавшие Дергачева общие знакомые рисовали его талантливым молодым ученым, увлекавшимся тогда почти запретными для изучения в СССР крупными немецкими философами Юнгом и Кантом. Да и в умении расположить к себе нужных людей он превосходил многих сотоварищей.
Выплеснув гневные тирады, Елена мимоходом признает, как в 1986 г. «к нам в гости приехал твой французский друг. От него и выяснилось, что этот Жан-Пьер9 (фамилия не называется) недавно стал членом некоего «Всемирного ордена», т.е. масонства. А теперь супругов пригласили в Париж, и они остановились у «Андре», видного деятеля ВВФ А. Комба, жена которого Франсин и сын Рафаэль встретили москвичей радушно, гостеприимно и хлебосольно. Комб, который называется только по имени, мастерски подготовил и блестяще провел операцию «первый русский масон». В основе лежали напор и куча мелких обманов. Понадобилось, к примеру, собрать семерых как бы давно и хорошо знающих тебя братьев, подготовить общественное мнение. «Свершилось невероятное: бюрократы, казуисты и крючкотворы французские пошли на крайность, посвятив тебя не только в первый, а в один за другим - сразу три градуса! В одну ночь ты стал не учеником, не подмастерьем, а мастером! Режиссерский профессионализм Андре проявился в конкретном результате!» (с. 107). Ох, плохо разбирается в таких делах уважаемая мадам, ибо они решаются в принципе орденскими верхами, в том числе и Комбом, и доводятся до конкретных исполнителей. К тому же в необходимых случаях уставные положения почти не соблюдаются, что ранее неоднократно делалось в отношении наших эмигрантов. Следовательно, заслуга Андре в проведении посвящения были минимальными.

По возвращении на родину любящая парочка и примкнувший к ним второй адепт из художников принялись вербовать кандидатов для первой из намеченных лож, включая в сей круг «самых близких и верных друзей, самых надежных и проверенных долгими годами кухонного антисоветского разговорного подполья». Затем супруги отправились в Париж для доклада о проделанной работе, и Елена продолжает чехвостить французов, своих знакомых, они сплошь нечестные люди, сплетники, идиоты и, конечно, одни евреи. «Вокруг нас ползали, вились и суетились, наперебой зазывали в гости все те, кто мечтал съездить в Москву по нашему приглашению для открытия ложи за счет Великого Востока. Тихо шустрил даже совершенно выживший из ума старенький эмигрант, прибавивший когда-то «де» дворянское, выпендрежное, к своей еврейской фамилии Липский... От склероза и маразма он путал постоянно русские слова с французскими, плохо слышал и часто засыпал, но лучшего переводчика не было» (с. 134, 136). Последние ее тирады насквозь лживы. Липский но происхождению поляк, его фамилия довольно распространена в соседнем государстве. Повторим, что отец масона был полковников! царского генштаба, мать, Королькова, приходилась дочерью симбирскому губернатору. Я немного знал Липского, который выступал переводчиком на «Новиковских чтениях» 5 ноября 1995 г. в присутствии двух высокопоставленных представителей ВВФ и действовал вполне профессионально. Ничего похожего на маразм не обнаруживалось и в коротком разговоре с ним.
События в СССР тем временем развивались стремительно, видимо, не позволив первой нашей ложе «Северная Звезда» отметиться чем-либо примечательным. Можно лишь предположить, что она в определенной мере расчистила путь для создания других братств. Вслед за ней 30 августа 1991 г. стараниями Великой Ложи Франции в столице появилось братство «Николай Новиков», названное так в честь отечественного знаменитого «вольного каменщика». Непосредственной его организацией занималось парижское общество, затем ложа «А.С. Пушкин» во главе с ранее упоминавшимся К.В. Мильским. Елена Дергачева злорадно пишет: «Он был также стар и уважаем, происходил из харбинской колонии, китайским владел, как русским и французским, имел опыт сидения в коммунистической тюрьме при режиме Мао, считал себя на атом основании большим советологом и обожал особый китайский деликатес — тухлые утиные яйца. С чисто еврейским апломбом этот бывший узник-мятежник-китаист и русолюб отечески наставлял тебя, мнил себя в перспективе главой и лидером вольных каменщиков на своей исторической родине. Он строил какие-то тайно-дерзкие планы, интриговал втихаря против «братьев» из Великого Востока, сплетничал, помогал нам писать письма и возил на ужин к богатому толстому китайцу-художнику» (с. 255—256).

Руководители ложи «А. С. Пушкин» организовали несколько передач на СССР через американскую радиостанцию «Свобода» и получили отклики от ряда наших граждан, кое-кого пригласили в Париж и там посвятили их в масоны. Грузовики с масонской утварью прибыли сюда в канун путча" ГКЧП и временно затаились в ожидании развязки. Сразу после прихода к власти демократов была проведена церемония инсталляции второй ложи при деятельном участии Дергачева. Когда сведения о том просочились во французскую печать, корреспондент «Правды» В. Большаков поспешил встретить руководителя ВЛФ М. Бара, являвшегося в миру профессором философии и опубликовавшего скучнейший трактат о масонской эзотерике. В ходе беседы он подтвердил газетчику изложенные выше факты, добавив, что наших сограждан в масоны посвятили приехавшие на место французские адепты. Со стороны властей ни одобрения, ни запретов не последовало («Правда», 16 мая 1992 г.).
Дабы не отстать от соперников, Великая Национальная Ложа Франции (ВНЛФ) учредила в Москве 14 января 1992 г. братство «Гармония», ставшее филиалом парижской «Астреи». 12 новых масонов возглавил тот же Дергачев, решивший перебраться в лоно регулярного послушания англосаксонского толка. По его свидетельству, он пришел к выводу, что для «России будет наиболее органично и приемлемо именно регулярное масонство с его духовно-консервативными и теологическими принципами, восходящими к древним традициям шотландских вольных каменщиков. Что ж, решение было принято и рубикон перейден». А регуляризировался он сперва в «Астрее», причем особо подчеркивает роль М.В. Гардера, стоявшего у истоков возрождения у нас этого масонского течения10.

Гардер в общем понравился нашей мемуаристке Елене. «Третьим старцем французского масонства был Михаил Васильевич Гардер. Я думаю, он тоже был евреем. Из тех, которые рассказывают еврейские анекдоты, считают себя русскими и подсмеиваются над некрещеными и обрезанными. Хотя «еврей крещенный — все равно, что черт прощенный», говорят в народе». На самом деле тот происходил из семьи помещика Саратовской губернии, военного, мать принадлежала к роду Михайловых-Рославлевых, супруга приходилась племянницей видному композитору Скрябину. Еще со времен Екатерины II в тех местах селились немецкие колонисты и, видимо, от одного из них происходил Гардер11. Ничего еврейского в нем не усматривается. Отдавая себе отчет, что хватила через край, мадам начинает выкручиваться. «Он был гениально умен, энциклопедически образован, делал свои масонские доклады на русском, французском, английском, турецком, немецком, итальянском, арабском, греческом и других языках, причем говорил на них, похоже, не просто свободно, а еще и образно, остроумно. Полковник французской разведки в отставке, он часто вспоминал какие-то поразительные и по-настоящему героические эпизоды из своей детективно-яркой биографии. Во время последней войны он служил в гестапо, являясь по-видимому, шпионом одновременно французским, американским. Может быть, даже нашим. Возможно, он вообще работал на все разведки мира разом». От него Дергачевы узнали о наличии во Франции трех орденских федераций, ведущих между собой «жесткую подковерную и одновременно неприкрытую конкурентную борьбу» (с. 156, 159). Самым бедным из них являлся якобы хранитель традиций французской буржуазной революции Великий Восток, не признанный регулярными послушаниями и считавшийся ими незаконным.
И Елена начинает сетовать. «Именно в него-то мы по дикости и невежеству своему и вляпались. А оно оказалось «диким»! Диким по отношению к масонству регулярному, т.е. правильному». Кстати, она сама вступила и долго оставалась членом женской ложи, также считающейся неправильной. Им, конечно, следовало бы обратиться к нашим масоноведам, которые им объяснили бы ситуацию лучше, чем любой Гардер. Они же предпочли раскинуть собственным, некомпетентным, умом и попали впросак. Тут якобы и произошло чудо, сам Господь «по моим молитвам» прислал Гардера. «Для меня его главные аргументы логически не были такими уж значимыми. Но его мистические прорицания! С горящими нездешним каким-то пламенем глазами он вдруг заявил однажды, что видит, абсолютно реально видит сверкающую над твоей головой масонскую звезду. Ты — последний хранитель «русского света». Он вдохновенно и страстно повествовал о каких-то возвышенных романтических эпизодах из истории рыцарей тамплиеров» (с. 169, 172). И супруг решился.

Первые масоны были крайне амбициозными, но мало понимающими в масонстве людьми, для коих на первом месте находились сугубо меркантильные и отчасти карьеристские соображения. «Из всех «правильных», — твердит Елена, — самым правильным является древний и принятый шотландский устав. Это масонство мировое, самое престижное, аристократически-снобистское и дорогое, т.е. с членскими взносами, непосильными для бережливого европейского среднего класса». Во главе «Гармонии» Дергачев быстро обрел достаточную респектабельность, часто получал подачки, немало поездил по свету, делая визиты руководителям дружественных федераций. Наша дама торжествующе заявляет: «Начиналась светская жизнь! Начиналось наше победоносное и головокружительное шествие по салонам и приемам».
Гардер добился для своего протеже высшего, 33-го градуса шотландского обряда, но в 1993 г. он внезапно занемог, срочно вызвал в Париж супружескую чету и 1 мая скончался (с. 160, 183—-186).
Как мы убедились, до 1991 г. в СССР отсутствовали не только масонские ложи, но и отдельные адепты. Первого кандидата для посвящения Великий Восток обнаружил, можно сказать, чисто случайно, причем не из числа лучших человеческих образцов при наличии достаточного числа антисоветски настроенных диссидентов, получивших известность и на Западе. Другие орденские центры не обладали вообще потенциально годными для приема лицами, исключая, возможно, кое-кого из украинцев, о чем сохранились крайне туманные сведения. Тем не менее французские послушания проектировали образование братств на советской территории при подходящих условиях, на что твердо надеялись и зарубежные соотечественники. Горстка братьев двух первых столичных лож никакой причастности к распаду СССР иметь физически не могла. Попытки левых идеологов объяснить собственную импотенцию происками международной реакции с его ударным якобы отрядом в лице сионистов и масонов являются полностью несостоятельными. Конечно, Запад в целом оказывал немалое влияние на идущие у нас общественные процессы, поддерживал советами и материально близкие им крут и интеллигенции под главенством Горбачева и Ельцина, отнюдь не масонов, находившихся у них в глубоком резерве. Лишь постепенно доморощенные адепты при иностранном покровительстве выходили из тени без превращения, однако, в весомый социальный фактор.

Почти одновременно с появлением первых масонских лож в столице и других городах начали возникать закрытые и полузакрытые клубы, подчас относимые к каким-то преддвериям орденских братств. Соответствует ли это действительности? Подобные объединения создавались на Западе еще в XVIII в., особенно во Франции, где сыграли немалую роль в подготовке революции. Позднее клубы укоренились в США, отчасти по инициативе масонов, в качестве филантропических ассоциаций.



Раскроем путеводитель французского отделения клуба Львов, объясняющий назначение подобных организаций следующим образом. «Выявление и объединение иногда далеких друг от друга, обладающих ценными профессиональными и гуманитарными качествами индивидуумов, кои, не состоя в клубах, никогда не повстречались бы, познакомились, оценили подобных себе, не развили бы этих качеств для совокупных действий личностей, их сил, возможностей, опытов, навыков и человеческих связей»12. Многие сочтут изложенное слишком туманным, а то и надуманным. Однако специалисты обнаружат здесь скрытый смысл, весьма напоминающий сжатое и приспособленное к текущим надобностям изложение принципа взаимопомощи «вольных каменщиков» или людской солидарности. Полагаем такую нацеленность прогрессивной и полностью отвечающей библейской трактовке общечеловеческих интересов и ценностей. Несмотря на отмеченную идейную близость к масонству, «клубы служения» не имели к нему прямого отношения с сохранением полной самостоятельности при планировании и осуществлении своих мероприятий, причем клубы Львов специально оговаривали, что не принадлежат к «тайным обществам», каковыми считались орденские братства. Разумеется, члены ассоциаций, как свободные граждане, располагали правами участия и в организациях демократического характера, включая масонские.

Значительно отличались по функциональным признакам от описанных элитарные общества. Среди них выделим «Магастериум», названный согласно термину средневековых алхимиков, которые именовали так фантастический волшебный камень, дарующий избранным вечную молодость и способность превращать металлы в золото и серебро. Еще в 1991 г. Международный издательский совет под руководством Э.А. Шеварднадзе и с участием видных идеологов и политиков разных стран выпустил ограниченным тиражом одноименный журнал, открывавшийся передовицей шефа, который отмечал: «Он сфокусирован на будущее, на третий миллениум, преддверие XXI века, когда человеческая раса нуждается в Философском камне еще более, чем в средние века. Мы сможем создать Философский камень, если объединим человеческий интеллект с моралью и культурой». Демократический идеолог А.Н. Яковлев призывай к примирению морали и политики. Б.Н. Ельцин ратовал в поддержку ценностей, созданных человеческой расой. «Мы встали на дорогу, которая приведет нас обратно к цивилизации», — заявил он в заключении. И только международным бизнесмен Дж. Сорос откровенно советовал коллегам опуститься с небес на грешную землю, озаглавив свой опус «Историю делают большие деньги»13. Водопад пустых рассуждений обесценило вчистую безжалостное время.
Поделюсь и собственными впечатлениями о беглом знакомстве с «Магистериумом». Я раздобыл в конце 90-х годов нужный телефон, назвался секретарше доктором исторических наук и попросил соединить с кем-либо из руководителей. Мне это удалось лишь после нескольких попыток. Побеседовать согласился некий Гвидон Николаевич, и через день я отправился в Столешников переулок. Среди множества вывесок я обнаружил и внушительную табличку «Магистериум», поднялся на пятый этаж и вскоре оказался в огромной комнате, заставленной большими столами и внушительными книжными шкафами. Человек пять делано какие-то выписки. По указанию секретарши направился к письменному столу, за которым восседал менеджер, симпатичный мужчина лет сорока, который даже предложил отведать чашку кофе или чаю. Он рассказал, что клуб занимается преимущественно Составлением проектов по широкому кругу проблем, в том числе для официальных учреждений и неправительственных организаций, назвав среди своего начальства А.Н. Яковлева, Дж. Сороса и других персон.
Усадив меня за свободный стол, менеджер принес увесистый фолиант, содержавший иллюстрированные биографии сильных мира сего различных держав, и начат распространяться о его серьезном международном значении, особенно среди правителей и представителей большого бизнеса. В свою очередь, я рассказал ему об итогах собственного длительного изучения масонского феномена, чем тот заинтересовался и обещал привлечь к участию в подготовке «одного проекта». Но элитарный клуб вообще не испытывал необходимости в привлечении ученых, да и масонство вряд ли его серьезно занимало. Причастность к Ордену «вольных каменщиков» не обнаруживалась вследствие явного расхождения задач.


Членские значки "клуба Львов"

Среди клубов «служения» выделим «Ротари» и Львов, образованных в США в 1905 и 1917 гг. по инициативе чикагских бизнесменов, масонов П. Харриса и М. Джонса, видимо, действовавших при согласии руководства своей федерации. Название «Ротари» возникло вследствие проведения собраний основателями поочередно в их офисах согласно принципу ротации. Обратимся к внушительной коллекции документов французского отделения клуба, хранящихся в бывшем Особом архиве КГБ. Согласно уставу от июля 1937 г., целью участников объявлялись «содействие и культивирование идеала служения, считающегося основой любого достойного предприятия, направленного прежде всего на развитие личных дружественных отношений членов для предоставления им возможности служить общему интересу при соблюдении высшей честности и деликатности в исполнении своих профессиональных обязанностей, дабы наилучшим образом помогать обществу, проявлять взаимопонимание, добрую волю и миролюбие, создавать и поддерживать на земле сердечные отношения между представителями разных профессий, объединенных идеалом служения». Предусматривалось три категории участников: активные, почетные и отошедшие от дел. К первым относились совершеннолетние мужчины14 бесспорной честности, являющиеся собственниками, директорами серьезных предприятий, главы их филиалов, лица либеральных профессий и др. Среди причин исключения из клуба назывались отсутствие прилежания, пропуск четырех собраний подряд и т.д. Высшим органом считалась генеральная ассамблея, проводимая раз в год, которая избирала исполнительный комитет во главе с президентом и его заместителем. Эмблемой был круг, из центра которого исходило шесть лучей. На внешнем ободе круга виднелось 24 белых или золотистых зубца. Согласно масонской символике шесть лучей, печать Соломона (гексаграмма) означала восхождение адепта к высшей цели - истинному приобщению к соответствующим знаниям. Зубцы, видимо, напоминали о прочности уз, скрепляющих всех членов. Девиз гласил: «Служение выше личного».
Регламентом оговаривалось воздержание от участия в политической жизни. Члены могли лишь обсуждать социальные, экономические или морального характера вопросы без вынесения решений и оглашения рассматриваемых проблем. Клубы финансировались за счет членских взносов и пожертвований.
В упомянутых архивных делах содержится также переписка французского отделения «Ротари» и масонских федераций относительно взаимного участия в филантропических мероприятиях, приглашения членов лож на свои собрания, включая ассамблеи. Однако в бумагах отсутствуют данные о взаимодействии или координации акций двух организаций, которые фактически являлись полностью независимыми. Первые наши клубы «Рогари» возникли еще в предпоследний год существования СССР в Москве, Ленинграде и Иркутске. По сообщениям прессы, туда вошли Горбачев, Лужков, Собчак, Гусинский. Вступительный взнос составлял 500, ежегодный 200 долларов. Клубы занимались разработкой и осуществлением благотворительных проектов. О достигнутых результатах сообщалось очень мало15.

Штаб-квартира сети клубов под названием «Львы» располагается в пригороде Чикаго Оук Брук. В конце XX в. свыше 44 тыс. ее ассоциаций с 1 417 400 членами в 185 государствах земного шара занимались филантропической деятельностью16. Символ Льва восходит корнями к седой древности. Масонство использовало его в качестве важного элемента т.н. четырехчленности (тетраморфизма) в библейской трактовке. Так, в Откровении св. Иоанна Богослова (Апокалипсисе) говорится: «И пред престолом море стеклянное, подобное кристаллу; и посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лицо, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем ни ночью не имеют покоя, взывая:свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, который был, есть и грядет» (гл. 4, 6—8). По орденским трактовкам здесь заключен символ веры и «третье путешествие» неофита в обряде посвящения. Согласно иной интерпретации, лев, тигр и медведь сторожили вход в пещеру, где укрывались убийцы Хирама, архитектора Соломонова храма в Иерусалиме.
Эмблемой таких международных клубов служит круг, внутри которого на черном фоне изображена латинская буква «L» желтого цвета, справа и слева от буквы находятся рисунки льва с разинутой пастью. Вверху но внешней части круга видна надпись на английском «Львы», внизу идет обозначение «международные». Девизом является принцип «мы служим». Организация имеет свой гимн, значок, выпускает журнал «Лев». К числу основных принципов относятся свобода (мнений, выражений, собраний, движений без различия рас или религий), понимание (открытость сердца и разума), миролюбие, осознанная, не навязанная солидарность. Деятельность регулируется конституцией и внутренним регламентом с провозглашением целями «создание и развитие духа взаимопонимания между народами планеты, выдвижение принципа добросовестного правления и гражданственности, активная заинтересованность в культурном, социальном и моральном благосостоянии населения».
В члены общества принимаются главным образом мужчины и женщины, занимающие ответственные посты, чиновники, лица свободных профессий. Прием новых членов осуществляется посредством кооптации и поручительства. Каждый участник платит полагающиеся сборы, он должен посещать собрания и исполнять задания. При вступлении в клуб каждый подписывает «торжественное обещание» выполнять активно и честно положенные обязанности. Поручатель берет на себя выполнение задачи по обеспечению должного участия в своей деятельности подопечного. Французские клубы финансируют медицинские проекты, содействуют установлению контактов с аналогичными клубами иностранных государств.
После создания нескольких клубов в нашей столице и в ряде городов они образовали округ (дистрикт), руководимый комитетом во главе с «губернатором». По некоторым соображениям члены решили войти в прямое подчинение американскому центру и направляют ему свои взносы, ради экономии средств они не зарегистрировались в наших органах власти и не пользуются правами юридического лица. Львы поддерживают деловые связи с отечественными «Ротари», а также с другими клубами.

Сравнение клубов «Ротари» и Львов с масонством обнаруживает существенные различия, в том числе полный отказ следовать божественным вероучениям, отсутствие символических церемоний, нацеленность на выполнение конкретных полезных дел, широкое участие в деятельности представительниц слабого пола и молодежи, отсутствие строгих канонов и правил, устойчивой иерархии должностей в зависимости от степеней участников. Нельзя говорить и о какой-то зависимости клубов служения от масонства.
Преобразование КГБ в Федеральную службу безопасности повлекло за собой негласную передачу эстафеты опекунов националистического русофильства Русской православной церкви (РПЦ), которая начала спонсировать антимасонскую пропаганду, видимо, с финансовой подпиткой издательства «Молодая гвардия» и одноименного журнала, еженедельника «Литературная Россия», «Русский вестник», «Эль коде», «День» (ныне «Завтра»), коммунистической «Советской России», где регулярно появляется полоса «Русь православная» и других изданий. Признанным вдохновителем здесь был малообразованный, примитивный и амбициозный митрополит Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев), вокруг которого объединились новоиспеченные ученые из числа «перековавшихся» комсомольских и партийных кадров.
Их печатные выступления не блистали новизной концепций или привлечением ранее неизвестных источников, сводясь к перелицовке на современный лад «жидомасонской» версии в сопровождении чисто умозрительных конструкций. Вот некий доктор исторических наук, прикрывшийся псевдонимом «Петр Лапин», в пространной статье снисходительно разъяснял непосвященным элементы ужасного заговора еврейства и масонства против христианских церквей и монархов по тайной указке англичан. Последний раздел опуса «Еврейское гестапо в Москве» звучал тревожным набатным колоколом. «Если возрожденная многовековым опытом система масонства распространится и у нас, то результатом будет духовное порабощение, какого страна не испытывала, пожалуй, и при Сталине». Ему вторит доктор философии Э. Володин указанием на грядущее «уничтожение нашего государства и геноцид русского народа» демократами, которые выполняют установки «соответствующего мозгового треста». Наши правители якобы начисто лишены морали и нравственности, ибо принадлежат к масонам, неважно, каким обрядам они следуют17. И что же мы видим по прошествии свыше десяти лет? Полное фиаско мрачных пророчеств и беспочвенных страшилок, повторяемых, однако, по сей день.

Среди ангажированных публицистов нашелся лишь один истинный ученый, знакомый читателю американист Н.Н. Яковлев, выпустивший третьим, дополненным изданием книгу «1 августа 1914» (VI., 1993). Ничего принципиально нового по нашей тематике она не содержала, перелагая давно известные материалы о ходе боевых операций на Восточном фронте Первой мировой войны и борьбы в верхах царской России. Наиболее ценными в научном плане являлись фрагменты воспоминаний о прислужничестве профессора шефам с Лубянки, о чем говорилось в предыдущей главе данной работы.
Разумеется, независимые исследователи, несмотря на расхождения взглядов по отдельным аспектам проблемы, противопоставляли националистическим изыскам верное в главном отображение масонского феномена. В их числе назовем С.П. Карпачева, А. И. Серкова, И.В. Сучкова, Р.А. Городницкого, В.И. Сахарова, В. И. Старцева и др. Немалое значение в этой связи имела публикация статей непериодического сборника «Масонство и масоны» под редакцией С.И. Варнова и С. П. Карпачева. Приходится сожалеть, что финансовые трудности обусловили выход в свет лишь трех выпусков сборника. Остался нереализованным и мой проект издания научно-популярного журнала о масонстве. Усилиями исследователей при содействии «вольных каменщиков» в Петербурге состоялась выставка предметов орденских ритуалов. В Российской государственной библиотеке (бывшей Ленинской) по инициативе А.И. Серкова действовала выставка рукописей «250 лет масонства России» (октябрь-декабрь 1993 г.). Он опубликовал и одноименный путеводитель, правда, мизерным тиражом. Весной 1994 г. Российская государственная историческая библиотека организована выставку книг о прошлом отечественного масонства. Одним из главных организаторов являлся профессор И.В, Сучков. На следующий год состоялись «Чтения» по поводу 250-го юбилея просветителя Н.Н. Новикова, а в начале 1997 г. — Всероссийская научная конференция «Философско-эстетические взгляды русских масонов» под председательством Г.Б. Дергачева.

Наконец-то в 1993 г. увидела свет и наша сводная работа с предисловием скончавшегося к тому времени академика И.И. Минца, ранее фактически запрещенная КГБ, которая получила известность в России и за ее пределами18. Как сообщил один американский ученый, он ознакомился с ней в Библиотеке конгресса США. Несколько исследователей просили оказать содействие в ее приобретении, что сделать, к сожалению, не смог, ибо тираж в 1000 экземпляров быстро разошелся. Примерно в то же время я опубликовал в журналах свыше десяти статей, касающихся особенностей масонских ритуалов, роли Ордена «вольных каменщиков» в мировой политике, его международно-правовой доктрины, деятельности бывшего эсера-террориста Б.В. Савинкова, а также прочих сюжетов.
К середине 1996 г. в союзе Великого Востока Франции в столице действовало пять лож: «Северная Звезда», «Свободная Россия», «Северные Братья», «Девять Муз», «Возрождение»; «Полярная Звезда» — в Архангельске. Их фактически курировало парижское братство «Григорий Вырубов» с досточтимым мастером Липским, который «принимает в масонство кандидатов, оказывает помощь русским братьям, а также занимается разысканием работ первых масонов эмиграции, дабы передать их новому поколению русских масонов»19. Наши адепты обсуждали внутренние дела, доклады на социально-экономические и другие темы. Численность членов и фамилии руководителей держались в строгой тайне.
Избранный великим мастером ВВФ Ж. Абержель и его единомышленники устроили смотр подконтрольным ассоциациям Восточной Европы и России на конференции в Страсбурге летом 1994 г. На пресс-конференции лидер сообщил присутствующим, включая корреспондента «Правды» Большакова: «В течение последних трех лет франкмасонство гуманистического обряда (к нему относятся Великий Восток и Великая Ложа Франции, федерации Бельгии, Италии и т.д.), а также масоны догматического (английского) обряда предприняли ряд смелых авантюр в Центральной и Восточной Европе», ставя задачей «возродить масонство там, где оно существовало, и создать там, где его не было». Образовано свыше 20 братств, а теперь вырабатывается документ об учреждении Европейской масонской конференции. Касаясь методов своеобразного шефства над новыми единомышленниками, Абержель продолжал: «Мы принимаем у себя масонов оттуда, показываем, как мы работаем, бываем у них, в их новых ложах, между ними имеются постоянные связи».
Наши ассоциации других иностранных послушаний также развивались медленно, что еще не свидетельствовало об их внутренней слабости. Так, Великая Ложа образовала братства «Н. Новиков» и «Лютеция» в столице, «Сфинкс» в Петербурге, Великая Национальная Ложа Франции — «Гармонию», «Лотос», англоязычную «Аврору» для иностранцев и еще одно братство в Воронеже. 6 ноября 1994 г. прошло совещание представителей всех объединений для обмена мнениями по текущим орденским вопросам и возможной координации действий без принятия обязательных решений. Сколько-нибудь серьезного значения встреча не имела. Согласно масонским традициям, следующим этапом после образования хотя бы трех братств должно стать формирование административного центра (федерации или послушания). Наиболее перспективными здесь теоретически были ассоциации союза ВВФ, которые собирались подчинить намечавшемуся Великому Востоку России, чему ВЛФ и ВЛНФ оказали подспудное сопротивление в силу извечного стремления как бы сильнее ослабить соперника.

Да и в недрах возникших объединений после ухода Дергачева между лидерами начались трения на личной почве, росло недовольство идеологией и общим курсом ВВФ, лишний раз продемонстрированным в Страсбурге, что еще сильнее отталкивало сторонников преобладающего в мировом масонстве англосаксонского течения, послушания которого твердо придерживались древних ландмарок с верой в Великого Архитектора Вселенной, бессмертие души, использование Библии и других божественных книг в традиционных работах. Сказывалось возросшее тяготение верхов интеллигенции к православию, стимулируемое поведением властителей от Лужкова до президента Ельцина, не упускающих случая засвидетельствовать богопослушность как в общениях с церковными иерархами, так и в ходе молитвенных церемоний.
Это, в частности, подтверждается демаршем одной столичной ложи на подготовительном конвенте союза ВВФ в мае 1996 г., когда она представила на обсуждение намечаемого послушания проект конституции, расходящийся коренным образом с основными принципами Великого Востока. Так, в начале документа отмечалось: «Вольные каменщики считают первопричиной всего сущего Высшую Силу, выраженную под именем Великого Архитектора (Строителя) Вселенной, видят гармонию и красоту в созданном им мире. Они убеждены в том, что несовершенство нашего бытия, все трагедии и беды человека суть порождение его невежества, что путь к спасению лежит в самосовершенствовании, который есть поиск Истины, Добра и Красоты». Главными принципами членов объявлялись заповеди: «Познай самого себя», «Возлюби ближнего, как самого себя» и «Поступай так, как тебе хотелось бы, чтобы поступали с тобой». В тексте общего регламента предусматривалось открытие и закрытие работ лож во славу Великого Архитектора, книга Священного закона должна лежать открытой на алтаре перед кафедрой досточтимого мастера. Из основных уставных положений ВВФ фактически сохранился лишь девиз «Свобода, Равенство, Братство»20. Признаться, мне еще не приходилось читать современных масонских документов столь явной церковной направленности. Неудивительно, что из-за вспыхнувших разногласий конвент не смог образовать федерацию по французскому образцу. Углублявшиеся расхождения в руководстве и выявленная фиктивность части лож, переход немалого числа адептов в «Гармонию» под крылышко Дергачева побудили лидеров ВВФ в начале 1997 г. «усыпить», т.е. временно прекратить деятельность всех лож союза. Вскоре их место заняло новое столичное братство «Москва», затем возобновились работы в реформированной «Северной Звезде», которые действуют до сих пор. Иных лож той же системы не появилось. Похоже, менявшиеся руководители ВВФ утратили былой интерес к масонству нашей страны, не усматривая благоприятных перспектив его развития и подходящих кандидатов для посвящения.
Напротив, три братства союза Великой Национальной Ложи Франции на пышной церемонии 24 июия 1995 г. в Центральном доме работников искусств провозгласили создание Великой Ложи России (ВЛР) под началом Дергачева. По словам его супруги Елены, они предполагали превратить масонство в «свободное единение людей», честных, порядочных, чистых, интеллигентных. «Не допустим богатых бандитов, политиканов и жуликов, карьеристов и корыстолюбцев. Русское масонство станет действительно поиском духовного пути. И спешили мы с открытием Великой Ложи все потому же: боялись, что нас опередят «братья» более пронырливые и «не те». Разумеется, львиная доля работы по подготовке к инсталляции ложилась на твои плечи. Будущий «великий мастер» России на этом этапе вкалывал, как на самом деле простой «каменщик»! Я старалась помочь всем, чем только могла. Я начала закладывать основы будущей «женской ложи» и собирала у себя на дамские чтения по тем дням, когда вы «работали», жен твоих братьев» (с. 220). Вновь ханжеские восклицания соседствуют у мадам с прагматическими соображениями, а пока она всерьез не думала о православии, стремясь насадить и женское масонство. В целом большие хлопоты адептов и их супруг не пропали даром.

Масоны всех стран чрезвычайно любят церемонии и особенно посиделки с возлияниями после них в банкетных залах. И потому на торжества в Москву поспешили иностранные гости, в том числе французская делегация «очень высокого уровня». Произносились торжественные речи, поднимались велеречивые тосты. Какие-то весьма богатые спонсоры преподнесли Елене, отныне жене великого мастера регулярного отечественного послушания, золотой перстень с одиннадцатью бриллиантами. Сделанный важный шаг предстояло закрепить признанием ВЛР другими законными федерациями, что побудило деятельную чету перебраться в отдельный дом на Лазурный берег Франции, в Канны, и оборудовать там офис. В Англии нашелся «удивительный старичок-доброхот и энтузиаст» Питер Д. Уотер, подтвердивший свое участие в британском масонском журнале. Впервые он заинтересовался русскими делами в 1992 г. при посещении нашей столицы по линии Интуриста и сумел ознакомиться там с известной книгой «Масонство в его прошлом и настоящем» под редакцией С.П. Мельгунова и Н.П. Сидорова (М., 1914), только что переизданной. После инсталляции братства «Гармония» между Уотером и Дергачевым установились связи по орденским каналам. В апреле 1992 г. англичанин встречал у себя двух молодых русских масонов, которые сообщили о намечавшемся основании Великой Ложи России. Тогда он написал Дергачеву письмо, не оглашая его фамилии, о ряде правовых особенностей признания регулярности новых федераций и предложил оказывать любую необходимую помощь. Ответа пришлось ждать довольно долго, из-за чего «доброхот» начал терять терпение.

Только 9 июля 1995 г. тот же француз уведомил его о создании ВЛР и запросил совета о дальнейших действиях. Питер поздравил собеседника, сообщив, что их Великая Ложа считается нерегулярной до формального признания иностранными центрами. На следующий день он поведал о знаменательном событии члену секретариата Объединенной Великой Ложи Англии (ОВЛА) П. Робертсу и получил «прекрасные» советы но поводу необходимых демаршей со стороны русских. Питер объяснил им принципы признания регулярности, практикуемые ОВЛА в качестве материнской ложи всемирного масонства, приложив на сей счет типовые документы ее и Великой Ложи Шотландии, список признанных и непризнанных англичанами федераций для учета этого русскими в их переписке. В заключение последовал совет набраться терпения в ожидании главного признания британской стороной, что та позднее и сделала21.
По прошествии двух лет поступало немало признаний регулярности ВЛР зарубежными объединениями, включая американские. К концу 2000 г, в ее союзе находилось 12 лож, ежегодно проводились ассамблеи для выбора должностных лиц и решения текущих проблем. Появился и Верховный Совет России, курирующий адептов высоких степеней древнего и принятого шотландского устава во главе с собственным великим командором. Но принятие важнейших решений замыкалось на Дергачеве и ближайшем окружении, которые в первую очередь улаживали собственные дела, уделяя мало внимания рядовым членам. Влияния масонства на общество почти не ощущалось, часть мастерских числилась на бумаге. Ни своего храма, ни печатного органа федерация по-прежнему не имела. Зато лидер и супруга разъезжали но свету, Дергачев охотно давал одинаковые интервью о достижениях «вольных каменщиков».

Уже летом 1996 г. семейство имело от масонства «кое-какой доход». У Георгия впервые появилась настоящая зарплата, правда, получаемая как-то странно. «Один из твоих зарубежных «братьев», руководитель известнейшей радиостанции, платил тебе доллары, не Бог весть какие, но доллары. «По-братски». То есть ты не работал, а только числился и деньги получал потому, что вроде как бы не очень прилично великому мастеру вечно сидеть на шее жены. Да, я знаю, ты говоришь всем, будто пишешь для этой радиостанции концепции. Но уж мы-то с тобой знаем, что это не так. Разлад наш только начинался». Тайком от жены муж купил в Москве квартиру для отпрыска от первого брака и получил приглашение на его свадьбу. Возникли и неведомые благодетели, давшие деньги на сотовый телефон и цифровую видеокамеру. Тогда между ними произошел первый серьезный разговор. Супруг обрушил на спутницу жизни упреки за «авторитарное руководство», постоянное вмешательство в его дела, выступления против масонства. Ему это надоело, и он, мол, решил пожить один. Потрясенная Елена растерялась, даже пустила слезу. И — о ужас! Собравшись в очередную командировку, тот сбрил усы и бороду, задев ее за живое. «Голое лицо стало таким каким-то бабьим, очень почему-то еврейским, а главное — чужим и неприятным» (с. 271, 276). События все убыстрялись.
Однажды возвратясь домой, она заметила на столе прощальное письмо, приведенное в дневнике полностью, мы же ограничимся главным, «Я решил жить один, чувствую, что нам все
труднее жить вместе. Ты хочешь, чтобы я все больше времени занимался дачей, домом, бросил свое дело. Но я этого не могу сделать. Наоборот, чтобы что-нибудь сдвинуть с мертвой точки, необходимо прикладывать намного больше усилий. Мне очень часто придется ездить в командировки, причем не за рубеж, а в Воронеж, Архангельск, Петербург и т.д. Мне нужно проводить очень много встреч. И я надеюсь на успех. У меня уже не хватает сил и энергии противостоять твоему напору и натиску, но я все же с тобой не согласен, что нужно готовиться к пенсии. Я хочу сам распоряжаться своим временем. Я хочу сам принимать решения относительно моих дел. Для меня сегодня самое огромное желание — это жить без страха ожиданий крика, ругани, истерик. Моя нервная система уже этого не выдерживает. Но я не хочу, чтобы мы расстались врагами. Я очень хорошо к тебе отношусь, уважаю и надеюсь, что ты не будешь меня уничтожать». Далее сообщалось о готовности перевести на нее квартиру и дачу, следовали новые мольбы не вредить ему, подкрепленные «веским» доводом. «Я много разговаривал с отцом Н. о нашей организации, и все-таки он взял на себя ответственность за нее перед Богом, а не ты» (с. 277—278). Ради умиротворения безутешной женщины Дергачев начал часто к ней наведываться, она же все твердила о греховности масонства и готовила месть, возможно, во искупление собственных действий по вовлечению знакомых в число «вольных каменщиков». Да и сама она в женской ложе Парижа дошла до второй степени подмастерья и пока ее не покидала.

И тут на сцене появился всемогущий секс. В перерывах между молитвами соломенная вдова случайно обнаружила стопку фотоснимков какой-то девицы в концертном одеянии и закатила очередной скандал мужу, который не замедлил подтвердить факт грехопадения. «Ты сказал, — пишет Елена в дневнике, — что у тебя «большая любовь» и «сильная привязанность». Я поражалась тому, как ты с охотой и готовностью, будто ждал давным-давно этого разговора, отвечал на все мои вопросы. Ты говорил, что дама твоя на 25 лет моложе тебя, что зовут ее Машей, что она твоя аспирантка и что дома с мужем у нее «тоже не ладно». А еще у нее есть пятилетний сын, и жить вам негде — в этом вся проблема. Ты не стыдился, ты гордился тем, о чем поведал» (с. 84). Супруг, конечно, сильно приврал. Пассию звали на самом деле Викой, она не имела никакого отношения к аспирантуре и приходилась женой самому доверенному приближенному Дергачева «великому секретарю» Саше, который обо всем прекрасно знал, предпочитая помалкивать, ибо сопровождал хозяина в роли переводчика, ездили с ними и обе женщины.
Нашей героине не слишком зрелая дева не нравилась давно. Она плохо воспитана и развязна, говорит нескладно, пузырит жвачкой и сразу стата, мол, фамильярничать. «Даже мои богемные студенты, — вздыхает Елена, — ведут себя приличнее! А эта еще с порога со мной на «ты» почему-то. Все присутствующие в тот вечер дамы переглянулись: негласный договор о совместном воспитании странного существа был подписан. И ее полуторагодовалый сын Алеша, и сама она оказались некрещеными. Крестить их Саша согласился так, как будто только и ждал этого моего предложения. Я же была выбрана крестной матерью. Готовилась старательно. Купила и прочла книжки про таинство крещения, долго выбирала крестильные рубашечки». Церемония свершилась. «Она по-прежнему не выпускала изо рта жвачки или грызла леденцы, беспечно отбрыкиваясь от моей опеки. Она была неподражаема в своем нахальстве и упрямстве — эдакая пере зрелая нимфетка в короткой грязной маечке, без штанов сидящая на захламленном столе, качающая своими нескладными мужскими ногами, с «холсом»22 за щекой! Развороченная постель, куча испачканного детского белья, огрызки яблок и ореховая скорлупа. О себе Вика с жеманством говорит исключительно в треть ем лице и мужском роде: «Он хочет коньячку и на дискотеку, а тут Васька орет». По странному совпадению, она тоже выросла в Ярославле, и от нее несет «шинным заводом и пьяными танцами в клубе» (с. 220, 221). Характеристика куда как уничижительная и вряд ли оправданная.

Ведь благовоспитанная Елена все равно привязалась к «невежественному и разболтанному созданию». Им, конечно, намного больше был нужен Саша, знаток масонских порядков и иностранных языков, чем Дергачевы не блистали. Вот и приходилось обоих таскать за собой в заграничных вояжах. «Первый масон» не растерялся и познал любвеобильную Вику. О том Елена догадалась, будучи уже в разводе, и не отказала в удовольствии устроить по телефону сцену ревности всей троице. В ответ удачливая соперница бросила: «Я очень жестокая женщина. Я — свободный человек, и никто не вправе мне указывать! Я сама буду решать, что мне делать и как жить! Не пытайся меня разжалобить! Я не виновата в том, что твой муж никогда тебя не любил, всю жизнь тебе изменял и терпел тебя только из-за твоих денег! Я не могу его заставить вернуться к тебе потому, что он меня любит!» (с. 309). Саша вздыхал, слушая ее упреки, и твердил о безысходности положения. Бывший муж оправдываться не стал, убежденный, что Елена быстро найдет утешение в религии и проповедях любимых церковников. Интимная связь Вики и Георгия продолжалась, несмотря на косые взгляды окружающих.
Действительно, отвергнутая мадам глубоко ушла в религиозные переживания и одновременно проявила себя незаурядной миссионеркой православия, пытаясь воздействовать не только на жен масонов, но и на них самих при посредстве, конечно, священнослужителей. Не без их влияния один из видных теоретиков Ордена и приближенный великого мастера В.И. Новиков публично осудил «вольных каменщиков» в националистической телепередаче «Русский дом» и в порыве благочестия сорвал с себя нагрудный знак 30-го градуса шотландского обряда. Его примеру последовали еще несколько адептов. При демонстративной набожности и восхвалении христианских догматов, что она к месту и некстати показывает читателю, вера ее сочетается подчас с ерничаньем над церковниками. Ограничимся одной записью в дневнике: «И опять, как на даче, батюшка не заметил спавшего Васю и опять окропил кота святой водой! О! Дважды освященный кот! За него уже скоро и записки можно подавать, — пошутил он. А Вася снова воспринял все спокойно и достойно» (с. 284).

Однако пора вернуться к масоноведению, проследив вкратце его развитие на рубеже веков. В общих чертах прежние направления сохранились при наличии стремлений исследователей расширить диапазон своих поисков и углубить аргументацию прежних оценок. Специалисты левого и националистического толка пытались как можно теснее увязать свершения противников из демократического стана и Орден «вольных каменщиков», в том числе через промежуточные звенья в облике известных нам клубов, объявленных без доказательств парамасонскими. Пионером здесь стал перевоплотившийся в историка бывший ученый-экономист О.А. Платонов, книга которого вышла 2-м исправленным и дополненным изданием в память митрополита Санкт-Петербург ского и Ладожского Иоанна, якобы благословившего сей труд23.
Последняя ее глава о современности имеет говорящие сами за себя подзаголовки: «преобразование коммунистов в масоны», «предательство на Мальте», «Горбачев и Трехсторонняя комиссия», планы «мировой закулисы» и т.п. Оседлав любимого конька единомышленников, автор причисляет президента СССР к орденским адептам со ссылкой на немецкий малотиражный журнал «Мер лихт» (Больше света) и эмигрантскую газету «Новое русское слово», которая опубликовала снимок президента США Буша и Горбачева, проделывавших руками «типичные масонские знаки». Тем самым конспираторы спокойно позируют перед фотокамерой. Очевидно, малосведущий историк усмотрел в обычной жестикуляции политических деятелей некий зловещий мистический подтекст. К той же компании Платонов относит знаменитого финансиста, конечно же, «масона» Дж. Сороса, вдобавок состоящего агентом израильской спецслужбы Моссад. Это его фонд якобы оплачивал антирусскую деятельность лиц, сыгравших трагическую роль в судьбе СССР. Пособниками-подсобниками именуются признанные «русофобы» историк Ю. Афанасьев и писатель Г. Бакланов, приложившие руку к краху могущественной державы (с. 407—408). Такие вот страсти-мордасти, воздвигнутые на песке досужих вымыслов.
Книгу завершает раскрытие зловещих планов «мировой закулисы», к которой автор с единомышленниками относят чохом целую группу общественных организаций бизнеса, созданных для составления различных соображений, которые иногда публикуются и вручаются правительствам. Они давно известны наперечет, но центром «закулисы», как правило, объявляют т.н. Трехстороннюю комиссию и Бильдербергский клуб, напуская изрядную долю таинственности, которая целиком придумана. Еще в то время, когда шефом КГБ был Ю.А. Андропов, у нас был опубликован справочник, отмечающий, что ТСК, созданная в Нью-Йорке миллионером Д. Рокфеллером, является «объединением представителей политики, науки и бизнеса капиталистических держав, занимающихся поисками путей консолидации сил мирового империализма». Она имеет консультативный статус при Экономическом и социальном совете ООН, издает журнал и в основном занимается подготовкой докладов с анализом экономико-социальных проблем, вырабатывает рекомендации по их решению для правящих кругов капиталистических государств24. Привлекать в свой состав некомпетентного в мировых делах Горбачева членам ТСК не было вообще смысла. Аналогичные задачи решал и Бильдербергекий клуб в ФРГ. Словом, автор лишь коллекционирует данные об известных организациях, попутно выдавая утопические прожекты журналистов и ученых за реальные намерения официальных сфер.
Венчает книгу «Краткий словарь лиц, принадлежащих к масонским ложам и другим организациям, созданным для достижения масонских целей (с 1945 по 1996 гг.)», названный Платоновым «масонской галереей», причем он даже не задается целью выяснить причины и цели «других» организаций, не говоря уже об их связях с зловредным Орденом «вольных каменщиков». Источниками послужили главным образом сведения периодических изданий, требующие всегда проверки и перепроверки, что не делается. Среди них фигурируют почти одна левая и монархическая периодика, по одному-два раза упомянуты «Известия», «Комсомольская правда», «Независимая газета», «Коммерсант дейли». Интригуют ссылки на «документы масонских и связанных с ними организаций», некие материалы «специальных аналитических разработок», очевидно, плоды творчества самого автора. При поименной сверке фигурирующих в перечне почти 400 лиц обнаруживаешь немало давно умерших деятелей эмиграции. Но нынешние масоны Липский, Мильский, Римский-Корсаков, Новиков, Дергачев ему вообще неведомы. Единственным исключением можно было бы посчитать М.В. Гардера, да и тот скончался в 1993 г.

Подавляющая часть «галерейщиков» относятся к членам элитных клубов, весьма далеким от масонства вроде писательского Пен-клуба, «Взаимодействия», Фонда Сороса. Немало фигурантов обозначены и совсем невпопад, как «Бовин А.Е., член группы влияния при Брежневе и Андропове». Алексеев Г.А. состоял в организации «Выбор России», бывший послом в Лондоне А.Л. Адамишин входит в «блок Явлинского». Непонятно почему, здесь же оказался отставной министр иностранных дел А.В. Козырев, ибо указана только должность, как и сменившего его Е.М. Примакова. С ними соседствуют практически все видные деятели демократической ориентации, в том числе женщины. Смехотворность перечня очевидна для любого думающего человека. И все-таки есть простаки, которые поддаются на приманку пресловутой «галереи», выпущенной отдельным изданием с подключением адептов XVIII—XIX и первой половины XX века.
Работа подверглась нелицеприятной критике в научной печати, отметившей массу искажений и пробелов, подобно и нашей рецензии (Вопросы истории. 1998. № 9). Своим оппонентам Платонов попытался ответить в другой книге, перенеся центр аргументации на элитарные клубы. По его словам, масонские ритуалы утратили в значительной степени былое значение и превратились в «тайный политический профсоюз проходимцев всех мастей, ставящих превыше всего целью наживу и беспредельную власть над людьми». Здесь будто бы насчитывается свыше 500 лож и организаций такого типа с не менее 2 тыс. адептов и до 20 тыс. т.н. белого масонства, членов разных обществ25. Сказано хлестко, но совершенно бездоказательно. Цифры дутые и ни на чем не основанные. Верный избранной методе, автор оперирует данными прессы без их сопоставления и анализа. Текст разбит на бездоказательные главы: «агенты влияния», «формирование пятой колонны», «перерождение советских верхов», «насаждение лож», «масонство и ЦРУ», «цель — уничтожение России» и т.д. При этом собственно масонство у него отодвинуто на задний план, уступая первое место ЦРУ, куда зачислены прежде всего Сахаров, Гайдар, Явлинский, Чубайс, Болдырев, Шабад, Г. Попов. Все они якобы верные слуги США и международного сионизма, завоевавшего негласно почти все страны и протягивающего щупальца к нам для полного завоевания, порабощения и эксплуатации населения в собственных интересах. Ему совершенно нет дела до наличия острых разногласий между поименованными лицами, входящими в разные группировки. К тому же Сахаров давно скончался, Попов отошел от политической активности. Умозрительные построения грубо искажают действительное положение вещей. Важная конкретика об упомянутых клубах начисто отсутствует.
На самом деле клубы и через десять лет не завершили период становления, их общественная значимость невелика. О «Магистериуме» почти ничего не известно. Члены «Ротари» провели в сентябре 2002 г. Первую всероссийскую конференцию при участии делегатов 15 городов от Москвы до Нарьян-Мара и .Архангельск;! из числа антикризисных управленцев, руководителей отделений Сбербанка, бывших мэров, частных предпринимателей средней руки. На конференции выступил президент международной ассоциации таких клубов, директор таиландской фармацевтической фирмы Бхишай Раттакум. Главы клубов говорили о путях упрочения международного мира и выполнении филантропических проектов. Основной задачей было объявлено привлечение новых членов. Среди устроителей выделялся А. Даниленко, специалист в области сельского хозяйства. Всего действовало тогда до 70 клубов, в том числе 4 в Москве по 20—30 человек в каждом, число членов в России превышало 2100 человек27. Значительно уступали им по активности клубы Львов разных городов, насчитывая свыше 600 членов. Ими осуществляются благотворительные мероприятия. Крупные политические и общественные деятели, сообщила нам в беседе один из руководителей московского филиала Е.В. Сафронова, у них не значатся.
Идентичных Платонову позиций по существу придерживается «журналист-международник» Л.П. Замойский, переиздавший в расширенном варианте и под новым названием старую работу. Принципиальных изменений он не внес, архивы не использовал, как и новейшие монографии С.П. Карпачева, А.И. Серкова, В.И. Старцева, других отечественных ученых. Зато широко привлечены сочинения близких ему по духу специалистов, особенно досужие вымыслы Берберовой. Подобно предшественникам, он преувеличивает роль светских клубов, бездоказательно причисляя их к пособникам масонства. Несерьезен обобщающий вывод, заимствованный у малоизвестного итальянского литератора, будто основным законом какого-то «центрального проекта» Ордена «вольных каменщиков» является просто-напросто «закон прибыли», а также установление всемирного «экономического правительства». И лишь удивляешься торжествующему восклицанию исследователя: «Кто это сказал? Марксист? Антимасонский памфлетист? Нет. Это слова друга Джелли, писателя П. Карпи»28.

Никак не дают покоя Замойскому спекуляции но поводу скандала с римской ложей «П-2», которую возглавлял пресловутый Джелли. О том большинство людей давно забыло и лишь отдельные лица не устают перепевать старые-престарые обличения.
Третий публицист той же направленности Ю.Ю. Воробьевский, взявший в соавторы бывшую супругу «первого масона» Дергачева, берет быка за рога, базируясь на собственных толкованиях мистических положений Библии. Он оставляет в стороне любимую кое-кем «мировую закулису», всякие там клубы и прочие затеи и воздвигает лишний раз известную пирамиду о борениях Бога, воплощения добра, и Сатаны, порождения вселенского зла, с прислуживающими ему крупными и мелкими бесами, в том числе масонами. Одновременно перепевается версия о «бесовщине», злодейских деяниях революционеров всех времен и народов. Бесам покровительствуют, ^разумеется, сионисты и евреи вообще. И потому на многих страницах рассеяны такие откровения в названиях глав: «Ангел плакал», «Вальпургиев Первомай», «Поле боя с Люцифером», «В прятки с диаволом», «Нежити», «Революции заразны» н т.д. В предисловии автор угрожает инакомыслящим. «Страшна судьба сатанистов. Они умерщвляются, падают жертвами страшных ритуалов в первую очередь. Гибнут, потому что стоят наиболее близко к тому, кто в Апокалипсисе назван Аваддадоном-губителем. Так и весь лишившийся Бога Запад. Он абсолютно утратил «инстинкт
духовного самосохранения». Над ним, на постаменте из каббало-талмудического чернокнижия, возвышается идол «свободы». Глаза — незрячие. Факел Прометея в ее руках не освещает простой истины: вопрос конца мира прячется не в озоновых дырах». И далее в том же духе29.
Грубо заклеймив и отринув с порога всю западную цивилизацию, кстати, и ее христианский фундамент, Воробьевский поучает соотечественников: «Молитесь и трудитесь! И тогда Святая Русь еще постоит оплотом, удерживающим мировые силы зла. О последнем, предапокалипсическом торжестве православия напоминают наши предания и наши святые. Те, которые слышали о путях промысла от самого Бога. Говорят эти старцы и о воссоздании Царства. О возвращении государственного устроения, которое является единственным богоблагословленным. Оно не нуждается в оправданиях, ни в реабилитации. Именно за церковной оградой Царства в последние времена найдут спасение не только славяне, но и все, кто успеет уверовать в Господа» (с. 12). Могильным холодом веет от версии очередной близости конца света, о чем порой талдычат бесконечное число раз всякие лжепророки. Не станем разбирать и примитивно-мистические стенания, которые не разделяют и церковные авторитеты, включая патриарха, избегающего предавать анафеме иноверцев или свободомыслящих, сиречь атеистов, коих пока молчаливое большинство в населении и оно не склонно внимать беспочвенным пророчествам.
Сужу о том по низкому уровню общественного интереса к этому и прочим опусам плодовитого автора, которые расходятся плохо при низкой тиражности. Не помогает на обороте титульного листа последней книги надпись «по благословению», кого именно неизвестно, а ведь солидные авторы обязательно назовут имя и сан благословившего. Отсюда слезно-рекламные обращения на последней странице к «дорогим братьям и сестрам» с двумя восклицательными знаками о наличии в продаже книг и видеокассет в сопровождении телефонов книжных лавок церковного профиля. На обороте последней страницы напечатана уже просьба «молиться о здравии тех, кто помогал в создании этой книги». За сим следует перечень 17 женских и пяти мужских имен. Как все это трогательно и благолепно!
Рассмотренные вкратце сочинения и весьма похожие на них, обойденные вниманием, относятся, конечно, не к научной, а к разряду публицистической литературы антимасонского характера. Они дают мало нового для раскрытия тематики и подлежат учету лишь малочисленных специалистов, которым иногда удается обнаружить там полезные фактические зерна. Им противостояли монографии ученых неоднозначных взглядов, стремящихся подойти к предмету объективно и выявить его еще неизвестные стороны. Имена их широко известны и неоднократно упоминались на предыдущих страницах. Общие итоги масоноведения в конце XX в., думается, были удачно подведены на межвузовском симпозиуме Института молодежи 25 мая 1998 г.30
Инициатором выступила кафедра истории института профессора А.А. Королева, который пригласил для участия профессионалов и сделал вступительный доклад с анализом состояния этой научной дисциплины, в том числе подверг критике взгляды специалистов, стоящих, как он выразился, на позициях «православия и почвенничества» или «традиционалистов», проводящих мысль о жидомасонском заговоре» и якобы преступности орденских организаций. Мое выступление касалось преимущественно положения западного масонства с его сильными и слабыми сторонами, в частности, отмечалось сокращение численности адептов в США и других странах и утрата доли былого общественного влияния. С.Л. Карпачев в кратком очерке объединений наших «вольных каменщиков» пришел к выводу, что «за семь лет существования в современных условиях отечественное масонство не добилось заметных успехов, не приобрело сколько-нибудь массовую социальную базу и не превратилось даже в минимально значимую общественную силу» (с. 48). Профессор М.М. Мухамеджанов, в прошлом начальник Особого архива КГБ, рассмотрел историографические трактовки роли масонов в Февральской революции 1917 г., отметив отсутствие у них решающей роли в тех событиях, хотя вопрос далеко не исчерпан, требует использования новых источников и создания специальных трудов на базе широкого комплекса обобщенных данных.

Идеологические аспекты тематики затронули доцент Института молодежи В.Н. Егошина и профессор B.C. Сахаров. Первая из них при освещении участия масонов в политике полагает: «Члены масонских лож своими идеями, влиянием, личными качествами оказывали воздействие на политический процесс в мире, но это влияние не являлось целенаправленным воздействием масонства как организованной силы» (с. 69). Второй ученый, рассмотрев соотношение романтизма и масонства в русской литературе, констатировал лишь начальные шаги специалистов. Профессор МГИМО В.Е. Корнеев высказан, как нам представляется, слишком позитивную оценку материалов о масонстве царского Департамента полиции, которые не могут служить вполне достоверным источником. В сборник материалов были также включены краткие воспоминания эсера Л.К. Чермака о пребывании в одной из петроградских масонских лож с полезными комментариями А.Н. Серкова, уточнявшими ряд аспектов.

Последние события в жизни отечественного масонства свидетельствуют об определенном расширении численности мастерских Великой Ложи России при усиливающихся трудностях внутреннего развития на почве трений между руководителями и отдельными группировками адептов. Катализатором подобных настроений стало углубляющееся недовольство методами руководства Г.Б. Дергачева и приближенных к нему лиц. Беседы со специалистами, неплохо осведомленными в причинах отмеченного явления, рисуют примерно следующую картину. Уверовав в свою исключительную удачливость, великий мастер начал принимать единолично важные решения, бесконтрольно распоряжался финансами, много времени проводил в загранкомандировках и препятствовал выезду за рубеж остальных членов вплоть до отказа выдавать им масонские удостоверения, открывающие доступ в иностранные ложи с возможностью при необходимости получать материальную и иную поддержку. Руководитель прибегал к созданию в иных городах России т.н. виртуальных лож, числившихся лишь на бумаге. Не оказалось у него и надлежащих организаторских способностей, что выразилось в провале попыток приобрести помещение или храм для ритуальных; собраний, не был налажен выпуск периодического вестника ВЛР. Возможным источником недовольства могла быть излишняя засекреченность работ, о которых кратко вещал лично Дергачев, не допуская общения с прессой своих коллег.
Отголоски неблагоприятных симптомов по-своему фиксировала и бывшая жена Елена. Как-то ей якобы позвонил испуганный, растерянный и злой благоверный, уведомивший об избрании вместо него великим мастером одного олигарха, сына бывшего начальника информационного управления КГБ, в прошлом министра топливно-энергетического комплекса в правительстве Гайдара. Однако Дергачев все же добился 9 января 2000 г. сохранения своего поста на каком-то заседании верхушки с перевесом в один голос, принадлежавший срочно вызванному из Петербурга мужу двоюродной сестры Елены по имени Виктор. Попутно мадам не упустила случая попенять бросившему ее изменнику. «В погоне за электоратом ты стал судорожно расширять «пирамиду», создавал все новые и новые ателье. Во Владивосток летал, в Архангельск. Свой родной Ярославль не пожалел и там ложу открыл. Хотя она, по сути дела, и фиктивная. Состоит в основном из московских же твоих «братьев». Неужели тебе не надоела такая скучная и пошлая жизнь? Неужели ни о чем не говорят эти бесконечные масонские скандалы? Вот очередной — во Франции» (с. 325, 326). Вряд ли Дергачев обращал тогда на Елену внимание.

По ее словам, главными спонсорами и заступниками функционера являлись бывшие комсомольские деятели, которые в начале перестройки успели отхватить значительные куски доходной государственной собственности. Они считали великого мастера самым надежным человеком и хотели сохранить на посту любыми способами. Ему даже предоставляли в помещении бывшего ЦК ВЛКСМ на углу Старой площади и Маросейки комнату для офиса и небольшой зал заседаний. Ободренный покровителями Дергачев провел в июне 2000 г. ежегодную конференцию своего объединения с участием представителей США, Франции, Италии, Болгарии, Греции, Польши, Румынии. Делегаты подводили итоги зодческих работ адептов и принимали поздравления зарубежных собратьев по случаю пятилетия регулярного послушания. В традиционном интервью лидер сообщил об отношении с властями по принципу «абсолютного невмешательства в политику государства» и деятельность правительства, подчеркнув долг членов «служить Отечеству», что соответствует историческим особенностям российского масонства. Первый тост на фуршете коллеги подняли за великую Россию и её законно избранную власть. Далее он стал распространяться об известных особенностях Ордена «вольных каменщиков», всегда противостоящего «Злу в человеке и мире».

Дергачев решил проявить максимум откровенности. Он приоткрыл традиционную завесу секретности, признав в масонских ритуалах наличие высших градусов, носители которых опекаются Верховным Советом, но это «чисто духовное образование, которое в основном занимается осмыслением наиболее тонких и сложных проблем самосовершенствования личности». Как подчеркнул руководитель, подавляющая часть братьев состоявшиеся профессионалы, включая ученых, преподавателей вузов, юристов, предпринимателей, врачей, служащих, журналистов, политиков, военных. Среди них могут, дескать, находиться и депутаты Госдумы. Относительно тематики рассматриваемых проблем в ложах подчеркивалась нацеленность на аспекты нравственного самосовершенствования без конструирования концепций развития страны. «Мы безоговорочно привержены принципам целостности нашего государства, нерушимости его границ и поддерживаем законную власть», — твердил лидер. Им отмечалось поддержание контактов ВЛР с 80 великими ложами Америки, Западной Европы, отчасти Африки. Существуют также связи с масонскими объединениями Украины и Молдавии. Идеи созидания и гуманизма, подчеркнул он в заключение, «явно противостоят разрушению или тоталитаристскому подавлению, порождаемым определенными учениями и силами. Мы - решительные оппоненты этим проявлениям зла» («Независимая газета», 26 июля 2000 г.).
Однако не истекло и года, как отмеченные и новые разногласия в руководстве ВЛР привели к расколу послушания. 16 апреля 2001 г. отделившиеся братья провели Учредительную ассамблею Русской Великой Регулярной Ложи (РВЛР), куда отошли 6 из 17 ассоциаций ВЛР. В июне того же года ее первая ассамблея избрала великого мастера и начальствующий состав. Первым делом руководители нового общества поспешили его оформить в Московской регистрационной пш1ате под названием «Развитие искусства обработки камня. Русская Великая Регулярная Ложа», затем стали добиваться признания своей правильности иностранными орденскими федерациями в надежде на ликвидацию соперницы, поскольку в каждой стране полагается иметь одну «ел и кую регулярную ложу. Исключение было сделано только для США, где издавна действуют такие послушания в каждом штате.

Бывшая супруга Дергачева так комментировала происшедшее: «Самой большой пакостью, которую сделали тебе «любезные братья» из оппозиции, стало создание ими альтернативной структуры. В России теперь две великие ложи... Великим мастером отпочковавшейся от ВЛР команды стан на первых порах тот самый твой «брат», на которого когда-то, в 1992 г., ты оставил нерегулярное масонство, уйдя в шотландское. Этот самый брат С. пытался проводить политику независимости от тебя, самостоятельности, потом сник, был приведен к повиновению и вместе со всеми остатками своей второсортной организации вернулся в твое послушание. Как будут развиваться события дальше? Говорят, что великие ложи Ирландии и Шотландии уже вступили в переписку с твоими конкурентами. А вдруг их признают вместо вас? Евреев там больше. Они — богатые. Купили бывший масонский дом в самом центре Москвы. И даже обставили его мебелью Великого Востока народов России начала века. А кто за тобой? Торжества по поводу десятилетнего юбилея возвращения масонства в Россию, этот «боевой смотр», показал: за тобой только комсомольцы-пиарщики с деньгами: всего один олигарх, причем жадный; а остальные-то в большинстве своем мертвые души. И еще говорят, что только американское заступничество, поддержка Кляйкнехта31, не позволяют пока вывести из регулярности твою ложу и передать ее, эту самую регулярность, параллельной структуре. За какие заслуги такое покровительство? За то, что сделали ставку на американцев, а не на европейское масонство?» (С. 361, 377.).
Разумеется, эти строки, замешанные на слухах и пересудах, в лучшем случае отражают лишь частицу истины, о чем свидетельствуют и разбросанные Еленой по ее тексту вопросительные знаки. Крупицы реальной действительности можно усмотреть в ссылке на поддержку масонов США, верность которым Дергачев твердо продолжал сохранять до сих пор. Потому бесполезны стенания и просьбы женщины. «Я обращаю к тебе прежний вопрос: сколько же можно работать освобожденным жидомасоном?? Продолжать замусоривать Родину антихристианскими сектами? При этом ты ходишь в храм, исповедуешься. Но каешься ли? Ведь ваша масонская исповедь — это объяснение, что ты прав. Ждет Господь. По милости своей. Он ждет, оставляя тебе пока еще время на покаяние. Но как же трудно смириться мне!» При чтении подобных откровений поражаешься лицемерию стареющей Елены, которая требует от Дергачева покинуть масонство, а сама спокойно пребывает в членах одного из братств Великой Женской Ложи Франции, союзницы безбожного Великого Востока. Она так и не осмелилась подать туда осуждающее заявление, ограничившись прекращением посещения собраний, и стыдливо молвит: «С большим опозданием получила я из Парижа уведомление о том, что отлучена от масонства», но на факсимильном тексте бумаги от 25 октября 2000 г., приведенном в книге, сообщается только о ее «радиации», т.е. о временной приостановке членства (с. 377, 378). Как отмечалось ранее, подобная мера обычно применялась к неплательщикам установленных сборов и лицам, не посещающим регулярно собраний, что не считалось сколько-нибудь важными проступками. Дверь в ложу держалась открытой для возвращения нарушителей по возобновлении исполнения уставных обязанностей. Высшей мерой наказания у масонов считается исключение из Ордена за серьезные проступки адептами в отношении законов организации. Далеко не случайно Елена не удосужилась объяснить читателю точный смысл термина «радиация».
На том завершаются отрывки из дневника бывшей супруги великого мастера, демонстрирующей свою неискренность. Превратившись в покорную рабу церковных догматов, выполнявшую все предписания религии, она прилежно посещала храмы и монастыри, совершила паломничество в Палестину, благоговейно выслушивала наставления батюшек и повсюду ставила свечи «во здравие» и «за упокой». А безжалостный рок обрушивал на нее один удар за другим. Сперва она лишилась супруга, вскоре скончался обращенный в православие взрослый сын, умерла любимая двоюродная сестра и супруг-масон другой сестры. Не было ли то наказанием за ее беспредельную злобность к близким и окружающим, которые пренебрегали ее советами и шли по жизни самостоятельно?

Попутно напомним об отказе влиятельных иерархов русского православия охаивать всех масонов без разбора. Зам. председателя отдела внешних сношений патриархата архимандрит Марк (Головин) ограничился указанием на недопустимость участия священнослужителей в масонстве и на отрицательное отношение Церкви к его объединениям, куда входить «не гоже». К примеру Великий Восток Франции «носит антихристианский характер, хотя некоторые люди и попадали в заблуждение, находясь в некоем мистическом романтизме». РПЦ якобы готовит концепцию относительно взаимоотношений Церкви и современного общества, в котором можно будет найти четкие ответы на многие волнующие прихожан вопросы. Возможно, там будет и пункт о 'тайных' обществах («Время новостей», 3 июля 2000 г.). Насколько известно обещанная концепция до сих пор не появилась, не замечены и выпады отцов церкви против масонства. Сам же Марк разбирается в вопросе поверхностно. Масонские организации не являются таииыми, они лишь имеют закрытый характер, что подтверждается фактами официальной регистрации. В деятельности ВВФ нет ничего антихристианского, как и в уставных документах послушания. Видимо, РПЦ проводит различия между объединениями типа ВВФ и регулярными англосаксонскими центрами, признающими Бога, бессмертие души и использующими Библию во время работ в ложах. Так поступают и адепты ВЛР, а также ее соперницы РВЛР.

Первый этап существования масонства в отдельных странах СНГ сперва начался в Молдавии и на Украине. Интерес зарубежных федераций Ордена «вольных каменщиков» к нашим западным соседям отчасти усиливался из-за нестабильного социально-экономического положения и предстоявших важных избирательных кампаний. На первый план здесь выдвинулась Регулярная Великая Ложа Италии, верная пособница англосаксонского масонства. В 1997 г. Кишинев посетил ее руководитель профессор ди Бернардо, открывший одно братство своего союза. На следующий год итальянец провел в Одессе инсталляцию ложи «Хирам» во главе с ректором Медицинского университета В. Запорожаном, который отблагодарил гостя присвоением степени почетного доктора. На приеме у президента «незалежной» Кучмы итальянец поведал о намерении учредить братства по всей Украине. Но дело тогда ограничилось появлением еще по одной ложе в Одессе и в Киеве, аналогичное предполагали совершить в Севастополе и Днепропетровске. Были сделаны шаги по организации братств в Грузии, Армении и Казахстане. Однако пока возникла лишь Великая ложа Армении и Молдавии. Ди Бернардо при посещении Кишинева в 1998 г. якобы обнаружил пять регулярных мастерских и объявил об открытии масонской провинции своего союза под началом первого из посвященных там масонов А. Комана. В Одессе итальянец нашел уже три регулярные ассоциации и сформировал «провинцию», руководимую Запорожаном. По сообщению рупора Объединенной Великой Ложи Англии «Масонство сегодня», Украина и Молдавия проявляют большой интерес к «вольным каменщикам», в семью которых пожелали войти высокие представители государственных учреждений и частных компаний. Намечалось открытие братств в Киеве, Львове, Донбассе, Крыму, чтобы «свет масонства воссиял и в других странах СНГ»32. Конкретных результатов пока не видно. Несмотря на бодрые заверения функционеров, распространение масонства на Восток неизбежно встретит сопротивление националистических правительств и исламского духовенства Азербайджана, Туркмении, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, отчасти Казахстана, предпочитающих ориентироваться непосредственно на США.
Итогами развития отечественного регулярного масонства в рамках правильной Великой Ложи России было образование новых мастерских «Под Тремя Коронами» (Калининград), «Альфа и Омега» (Новосибирск), «Северные Братья» (Мурманск), «Федор Волков» (Ярославль), «Океанское Побережье» (Владивосток). Только в столице возникли ассоциации «Братская Любовь», «Орион», «Феникс», «Изида» и «Озирис». В союз ВЛР перешли молдавские мастерские «Доблесть» и «Созвездие». Была также создана исследовательская ложа «Четырежды Коронованные». К началу 2003 г. в ВЛР входило 20 братств, насчитывающих свыше 300 адептов. Пока непризнанная Регулярная Великая Ложа России открыла несколько ассоциаций в Петербурге, включила в свой союз братство «Воскресение» из Великой Ложи Франции н образовала Великую Провинциальную Ложу «Астрея». Всего РВЛР насчитывает 8 мастерских и более 100 членов. В союзах Великого Востока Франции осталось два братства в составе до 20 адептов и Великой Ложи Франции одна — с 10 членами. Следовательно, на данный момент в РФ имеется несколько более 430 масонов.

28 сентября 2002 г. очередная ассамблея ВЛР избрана великим мастером отставного военного Д.Г. Денисова, приняла новую конституцию и регламент. Дергачева в ознаменование его заслуг сделали великим командором Верховного Совета России.
Под эгидой РВЛР 23 марта 2002 г. состоялась научная конференция с участием примерно 30 специалистов, включая пишущего эти строки. Председательствовал на ней профессор С.П. Карпачев, основной доклад «Современная отечественная историография масонства России. Методология и выводы» сделал доктор исторических наук И.В. Сучков, остановившийся на анализе крупных работ в этой области. Содержательно выступили М.М. Мухамеджанов, А.И. Серков, Д.И. Лотарева, В.Е. Корнеев и др. В хо де дискуссии я обосновал необходимость учета работ исследователей периферии, особенно Екатеринбурга и Кемерова, что не Сделал докладчик, а также счал неоправданно пессимистичным вывод Карпачева о состоянии и перспективах нынешнего масонства. Приходится сожалеть о неспособности устроителей конференции опубликовать работы участников, как это нередко у нас бывает.
Думается, нет необходимости завершать настоящую книгу отдельным заключением, поскольку трудно добавить что-либо принципиально новое. Предпочтительнее обратиться к участнику и свидетелю происходивших событий Е.Б. Дергачеву и С.П. Карпачеву, хотя довольно пространное интервью первого из них, откровенно сказать, разочаровывает, обманывает ожидание и тяжеловесный заголовок «Под двумя двуглавыми орлами. К десятилетию возрождения регулярного масонства древнепринятого шотландского ритуала в России». А он должен бы настроить читателя на серьезный лад, поведав об особенностях той самой регулярности отечественного розлива. Георгий Борисович в целом остался верным давно избранной манере ловко уходить от острых и неудобных вопросов, в отмечаемом случае касающихся орденской деятельности и собственных жизненных коллизий, приемом углубления в дебри общих рассуждений на заданную тему. В интервью отсутствует даже поверхностный очерк работ ВЛР под его руководством, намеки на ее успехи, слабости и нерешенные вопросы.
По сообщению журнала «Российский кто есть кто» беседу с ним вел В. Ткаченко-Гильдебрант, не являющийся штатным сотрудником и мне неизвестный. Желание узнать его координаты пресекла юная секретарша редакции. Она лишь пообещала сообщить ему мой телефон, однако желанного звонка я не дождался и потому кратко сообщу о своих подготовленных вопросах. Хотелось бы вначале спросить, была ли проведена беседа в личном общении или сводилась к письменным ответам на поставленные вопросы. Все ли из них Дергачев осветил или опустил кое-что конкретное. Касались ли участники разговора положения в Великой Ложе, причин ее раскола, результатов сделанного за десятилетие и, конечно, семейного положения Дергачева и оценки сведений дневника бывшей супруги?

Переходя к ответам журналисту, отметим подчеркивание собеседником оценки масонства, как «порождения европейской христианской жизни», поскольку оно уходит корнями в средневековые рыцарские ордена и ремесленные корпорации, тесно связанные с церковью единой верой и единой культурой. Отличие регулярного масонства от нерегулярного он усматривает в прознании адептами первого «основных ландмарок», что не совсем точно, ибо Орден никогда не делил последние на, скажем, главные и второстепенные, требуя рассматривать их в совокупности. Целью существования масонства считается «самосовершенствование человеческой личности в братской среде, что включает в себя постоянный духовный поиск масона и его устремленность к идеалу», который наш герой не определяет, подменяя проблемой допустимости принадлежности брата к тому или иному религиозному исповеданию. Официальная церковь «по разным причинам не всегда может удовлетворить духовные потребности современного человека. В результате такой человек обращается к масонству, где он в состоянии реализовать себя на пути духовного знания и братского общения». Далее идет ссылка на исследовательскую ложу «Четверо Коронованных», которая «занимается не только общей историей отечественного масонства, но и изучает духовные труды русских масонов, начиная с XVIII в. и по сей день». Отнесем это, разумеется, к успехам ВЛР.
Одновременно Дергачев отверг типичное обвинение недругов в стремлении масонства захватить власть в стране. На самом деле регулярная организация принадлежит к числу патриотических, она «в лучшем смысле слова аполитична, и вольным каменщикам строго запрещено заниматься от имени братства политической деятельностью», учитывая представительство им интеллигенции и «самого многочисленного его отряда — ученых, врачей, учителей и военнослужащих». Есть там и бизнесмены, «но могу заверить с полной ответственностью: олигархов среди российских вольных каменщиков нет!». В этом позволим себе усомниться. Приписывание адептам вредных замыслов зиждется на отождествлении с масонством разных тайных обществ, не имеющих к нему никакого отношения — мартинистских, псевдорозенкрейцерских и прочих теософско-оккультиых орденов, которые могут практиковать и черно-магические ритуалы.
На просьбу осветить термин «жидомасоны», который прочно вошел в наш обиход, был дан следующий ответ: «Действительно, евреи присутствовали и присутствуют в масонстве», как в католицизме, протестантизме и православии. «Однако это совсем не означает, что перечисленные христианские конфессии но сути еврейские и полностью подчинены евреям. То же и с братствами вольных каменщиков. В своей символике масонство в отдельных случаях использует гексаграмму (шестиконечную звезду) и использует, заметьте, с XVIII в., то есть за два с лишним века до возникновения государства Израиль... Другое дело, что среднестатистическому обывателю удобно усматривать в знакомых символах (принадлежащих не только евреям!) вездесущее сионистское влияние. А ведь на восприятие среднестатистического обывателя и рассчитана вся продукция антимасонских мифотворцев!»

В рассуждениях о сходстве масонской символики с ныне действующей российской государственной великий мастер допустил любопытное признание, расходящееся с общепринятыми орденскими трактовками. «В масонском понимании двуглавый орел означает единство духовной и материальной властей, что тождественно происхождению законов человеческих из законов Божественных. Поэтому для масона главным является познание законов Божественного мироустройства («Царской Науки») и по возможности воплощение этих законов в реальной жизни, т.е. на месте своего призвания, что соответствует труду по совершенствованию человеческой личности. Конечно, идеал масонства заключается в том, чтобы государством руководили исключительно духовно-просвещенные, мудрые, богобоязненные люди. А это, согласитесь, сродни теократии. Хотя конкретно никаких политических целей масонство не преследует»33.
Здесь Дергачев незаметно пересек границу между духовностью и политикой да вдобавок собственный церковный идеал неправомерно выдал за орденский. Ведь теократия — это форма правления, при которой власть в государстве находится в руках главы церкви и духовенства. В глубокой древности власть в Иудее принадлежала верховному жрецу, позднее теократическими были арабские халифаты Омейядов и Аббасидов, ныне отчасти Иран и полностью Ватикан, где папа римский пользуется неограниченной властью34. Русская православная церковь фактически выступает против теократии, не выходя в своих устремлениях за пределы ограниченного участия косвенными средствами в широком спектре мирских дел, в основном же поддерживает правящий буржуазный режим, от которого получает немалые привилегии. Вряд ли высказанные великим мастером ВЛР идеи нашли в его круге значительное число приверженцев, благо он был вскоре смещен со своего поста. Несмотря на отмеченные пробелы и неточности изложенной аргументации, она может считаться полезной в качестве официальной позиции верхов регулярного масонства, которую следует учитывать в нашем анализе.

Большое интервью профессора С.П. Карпачева занимает целую полосу «Независимой газеты» под рубрикой «История и современность». Как видный ученый, он говорит более откровенно и раскованно, нежели коллега, облеченный полномочиями, и главное, пытается анализировать свершения и трудности масонства, а также касается перспектив его развития. Ответы на аналогичные вопросы даются им более подробно и не вполне совпадают с линией интервьюера Дергачева. Возможно, здесь сказывается и женский взгляд проводившей беседу М. Тульской. Насчет социального состава доморощенных «вольных каменщиков» можно узнать следующее: «В основном это бизнесмены, которые и финансируют деятельность лож, ведь только на членские взносы братство жить не может. Немало предпринимателей, гуманитарной и технической интеллигенции. Попадают в их среду обычно «по знакомству», родственным или служебным связям. Сейчас добавился и новый канал — Интернет. К примеру, у ВЛР там есть свой сайт». Кстати, появились и другие сайты с профилирующей масонской тематикой, в том числе представляющие мультимедийную энциклопедию о прошлом и настоящем Ордена в России. Эта версия обрастает новыми публикациями, подпиской, известиями, ссылками, набрав несколько тысяч посетителей. Такая система создана масонами и учеными35.

Подобно другим организациям, продолжает исследователь, масоны ведут прием новых участников, решают внутренние вопросы, главным же элементом считается чтение на собраниях «зодческих работ» или докладов, касающихся символики, мистических аспектов, нумерологии, свойств рабочих инструментов строительного искусства. Адепты могут придерживаться любых идеологических или политических направлений, им не запрещается состоять в партиях и участвовать в общественно-политической жизни. Однако, насколько известно, политические деятели в масонстве отсутствуют, по крайней мере, «более или менее заметного масштаба». Вступают в ложи обычно по различным, далеко не одним идеалистическим и романтическим побуждениям, кто-то надеется и на продвижение по карьерной лестнице благодаря влиятельным знакомствам. Таких лиц среди братьев немало, ничто человеческое им не чуждо, включая, добавим, своекорыстные чаяния.
По мнению Карпачева, к вопросу о пользе или вреде «вольных каменщиков» нельзя подходить однозначно. «Для мусульманского фундаменталиста или ярого националиста — это плохо». Но лица достаточно толерантные масонство воспринимают хорошо. «Оно объединяет людей, как элемент западной цивилизации и, если хотите, гражданского общества. Что плохого, если человек принимает идеи свободы, равенства и братства, может активно заниматься филантропией, просветительской деятельностью, издавать книги?» Насчет нынешнего и грядущего состояния масонства ученый настроен не очень оптимистично, поскольку в мировом плане давно заметны признаки его старения. Туда идут главным образом мужчины среднего и пожилого возраста, приток молодых сил оскудевает. Поскольку наше масонство «представляет собой элемент западноевропейской цивилизации, то, наверное, оно имеет или не имеет будущее настолько, насколько активно Россия будет включаться в эту цивилизацию». Тезис по меньшей мере считаем спорным, не учитывающим евразийскую природу исконной государственности, которая на пути к вершинам прогресса синтезирует духовно-культурные потоки Запада и Востока. Именно нравственно-религиозные ценности масонства в состоянии придать дополнительный стимул позитивным процессам внутренней стабильности Родины и укреплению ее позиций на земном шаре.
Общие итоги развития рассмотренного нами важного социального феномена самоочевидны из настоящей работы, не требуя, на взгляд автора, дополнительных обобщенных комментариев, На стыках прошлого и начавшегося столетий российское масонство в качестве неотъемлемой части демократического устройства общества полагает своей миссией превращение в лабораторию выдвижения позитивных государственных подходов и активного участника дела формирования высоконравственных, профессиональных и одаренных управленческих элит, которые при поддержке большинства населения окажут немалое содействие вступлению страны в число лидеров всемирной гуманистической цивилизации. Думается, уже сейчас отечественные «вольные каменщики» стали своеобразным импульсом непрерывного движения вперед, будучи одновременно космополитами и патриотами. По их убеждению, это столетие, несмотря на все препятствия и испытания, должно приблизить человечество к осуществлению высоких идеалов Ордена. На магистралях будущего люди доброй воли призваны сыграть еще более весомую роль.


О.Ф. Соловьев, доктор исторических наук,
Москва, 2003 г.




1Морамарко М. Масонство в прошлом и настоящем. М., 1990. С. 220.
2Литературная газета. 1989. 13 декабря; Эхо планеты. 1990. 14—27 июля.
3 Новое время. 1990. № 44. С. 47.
4Серков А. И. История русского масонства после Второй мировой войны. СПб., 1999. С. 301—302.
5Газета «Архангельск», 18 июня 1994 г.; Масонство и масоны; Сб. статей. Вып. 1. М., 1994. С. 63—64.
6Она называлась «Художественная потребность и художественный процесс». (См. автореферат. М., 1982).
7Журнал «Российский кто есть кто». 2002. № 3. С. 43—44.
8Воробьевский Ю.Ю., Соболева Е. Пятый ангел вострубил. М„ 2002. С. 51. (Далее указаны только стр. источника по тексту.)
9Француза этого Елена изображает в дневнике законченным гомосексуалистом.
10Российский кто есть кто. 2002. № 3. С. 44.
11Серков А.И. Русское масонство, 1731—2000: М., 2001. С. 221.
12Association Internationale des Lions Clubs. Le Guide. Distic 10: lie-de-France. Paris, 2000. P. 5.
13Замоиский Л.П. Масонство и глобализм. Невидимая империя. М., 2002. С. 367—368.
14Женщин клубы «Ротари» и Львов стали принимать только после Второй мировой войны.
15Независимая газета. 2002. 20 ноября.
16Lions Clubs. Le guide. Disrict 10. Ile-de-France. Paris, 1999. P. 29.
17Ланин П. Тайные пружины истории. Масонство в его прошлом и настоящем. // Молодая гвардия. 1991. № 8. С. 263; День, 7—1992. 13 июня.
18Соловьев О.Ф. Русское масонство, 1730—1917. М., 1993.
19Масонство и масоны. Вып. 1. С. 65.
20Масонство и масоны. Вып. II. М., 1997. С. 105—125.
21Waters P. The Grand Lodge of Russia. // Masonic Square. 1996. June. P. 64—65.
22Американские леденцы для горла с целебными свойствами.
23Платонов О.А. Терновый венец России. Тайная история масонства, 1731—1996. М., 1996 (ссылки на стр. указаны в тексте).
24Международные неправительственные организации и учреждения: Справочник. М„ 1982. С. 338—339.
25Платонов О.А. Россия под властью масонов. М., 2000. С. 3—4.
26Независимая газета. 2002. 20 ноября.
27Замойский Л.П. Указ. соч. С. 372.
28Воробьевский Ю.Ю., Соболева Е. Указ. соч. С. 9.
29См.: Сборник «Масоны в России: вчера, сегодня, завтра». М., 1999.
30Ф. Кляйкиехт — великий командор Верховного Совета США южной юрисдикции.
31Соловьев О.Ф. Масонство: Словарь-справочник. М., 2001. С. 206, 207.
32Российский кто есть кто. 2002. № 3. С. 45.
33См.: Христианство: Словарь./ Под общей редакцией Л.Н. Митрохина. М., 1994. С. 461.
34Карпачев С.IT. Масонами не рождаются. // Независимая газета. 2002. 18 декабря; Сахаров Вс. Масоны в Интернете. // Общая газета. 2000. 14—20 декабря.
35

<< Назад  

Просмотров: 9556

X