1.2. Полномочия и структура КПК
Образованию Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) на XVII съезде ВКП(б) в 1934 году предшествовала почти пятнадцатилетняя история существования партийных контрольных органов. За эти пятнадцать лет были заложены многие принципы, системные решения, которые получили свое дальнейшее развитие во второй половине 1930-х — начале 1950-х гг.

Когда партия большевиков находилась на нелегальном положении, специального контрольного органа в ее структуре не было. Контрольные функции выполнял Центральный Комитет (ЦК), на который было возложено разрешение возможных конфликтных ситуаций среди членов партии88. С приходом большевиков к власти многое изменилось. Партия стремительно стала разрастаться: если в 1917 г. ее членами были 80 тысяч, то в 1920 г. уже 600 тысяч человек89. Начались трения между партийными «низами», рядовыми членами партии, и «верхами» — новоявленной коммунистической бюрократией.

В Уставе партии, принятом VIII Всероссийской конференцией РКП(б) в декабре 1919 г., был выделен специальный раздел «О партийной дисциплине». В нём указывалось, что строжайшая партийная дисциплина является первейшей обязанностью всех членов партии и всех партийных организаций90. Но декларировать эту обязанность было недостаточно. Потребовался орган, который смог бы осуществлять контроль исполнения большевиками положений Устава.

Впервые о специальных партийных комиссиях при губкомах партии упоминается в письме ЦК РКП(б) от 4 сентября 1920 г. Такие комиссии должны были заниматься рассмотрением жалоб на всякого рода злоупотребления партийных работников91. 24 сентября 1920 г. на IX партийной конференции Г.Е. Зиновьевым был поднят вопрос о партийных контрольных органах. Он отметил, что партийные ряды стали «притягивать элементы», которые вступают в партию, «руководствуясь соображениями карьеризма»92. Выход из этой ситуации Зиновьев видел в том, «чтобы в партии был создан особый орган, который можно назвать контрольной комиссией, или судом коммунистической чести». Зиновьев подчеркивал, что имеет в виду не более чем «чисто партийную инспекцию».

Идея Зиновьева была поддержана конференцией. Была сформулировала следующую модель организации системы партийного контроля:

«Контрольная комиссия, выбираемая съездом партии, должна иметь право принимать всякие жалобы и разбирать их, вступая в соглашение с ЦК, в случае надобности устраивать общие совместные заседания с ним или переносить вопросы на партийный съезд <...> При всех губкомах должны быть организованы из наиболее беспристрастных и пользующихся всеобщим доверием организации товарищей специальные партийные комиссии, в которые должны поступать соответствующие жалобы. Ни одна такая жалоба, если она подписана хотя бы малой группой членов партии, не должна оставаться без мотивированного ответа комиссии или резолюции губкома»93.

Как следует из резолюции конференции, членов Контрольной комиссии должен избирать партийный съезд. Но на конференции было решено не ждать съезда и утвердить самостоятельно состав Комиссии. Среди прочих туда вошли Ф.Э. Дзержинский, М.К. Муранов и Е.А. Преображенский. В.И. Ленину это назначение показалось не совсем верным. И он сделал следующее дополнение к резолюции:

«Членов Цека мы выставляем в контрольную комиссию только по желанию партийных конференции, считая вообще это неправильным <...> Эти члены Цека не связаны решениями Цека в своей работе внутри контрольной комиссии; что члены Цека, входящие в К[онтрольную] К[омиссию], не голосуют в последней, если вопрос касается специально их ведомства или области работы»94.

Однако практика совместительства в дальнейшем будет только укрепляться. Несколько месяцев спустя было выработано «Положение о контрольных комиссиях». Комиссии организовывались при областных и губернских комитетах партии путем выборов на партийных конференциях. Комиссии работали «наряду» с комитетами партии и отчитывались только перед соответствующей конференцией. Решение комиссий проводились комитетами. В случае возможных разногласий вопрос должен был переноситься на совместное заседание. В случае Центральной Контрольной Комиссии (именно так стали называть руководящий орган партийного контроля), если согласие не достигалось на совместном заседании с ЦК, то дело должен был разбирать Всероссийский партийный съезд95.

В ноябре 1920 г. «Известия» опубликовали обращение новообразованной ЦКК за подписью ее секретаря М.К. Муранова. В этом обращении говорилось, что Комиссия — орган «с чрезвычайно широкими полномочиями», «орган борьбы с бюрократизмом и злоупотреблениями <...> со стороны некоторых групп партийных работников». Муранов призывал «сообщать случаи всех преступлений против партии со стороны ее членов», не забывая при этом подкреплять обвинения «фактическими доказательствами»96.

Сфера деятельности Контрольной комиссии некоторое время оставалась неопределенной. На X съезде РКП (б) в марте 1921 г. член ЦКК А.А. Сольц говорил о «туманности и неясности того, что должна делать Контрольная комиссия и какова программа ее работ»97. Нарком РКИ УССР Н.А. Скрыпник также отмечал, что «вопрос относительно контрольной комиссии совершенно не выяснен», ее деятельность называл «разношерстной» и «разнородной»98. В.Н. Максимовский прямо критиковал идею создания контрольных партийных органов: «Вопрос заключается в правильной организации, а вовсе не в умножении контрольных аппаратов <...> Поэтому нужно бросить разные эти контрольные комиссии и все эти нагромождения. У нас есть ревизионная комиссия, пускай она этим и занимается»99.

Даже инициатор учреждения Комиссии Г.Е. Зиновьев относительно задач этого органа сделал существенную оговорку: «Идея еще не разработана, ее надо хорошо продумать, чтобы не создавался параллелизм с советскими органами»100.

Параллелизма было избежать непросто, учитывая, что с первых лет советской власти существовали разнообразные контрольно-надзорные ведомства и структуры.

С мая 1918 г. существовал Народный комиссариат государственного контроля, преобразованный затем в Наркомат Рабоче-крестьянской инспекции. Контролем за соблюдением законности занимался созданный в Наркомате юстиции отдел судебного контроля101. При ЦК РСДРП(б) существовала Ревизионная комиссия. Она проверяла кассу предприятий ЦК, исполнение ими циркуляров, постановлений партийных конференций, налаженность канцелярского аппарата. Существовали, кроме того, партийные комиссии и суды, конфликтные отделы, выбираемые для рассмотрения различного рода дисциплинарных проступков.

Неясной в первое время была природа взаимоотношений ЦКК и ЦК РКП(б). Подчиняется ли ЦКК Центральному Комитету или, наоборот, стоит над ним и контролирует его? Сольц обратил внимание участников X съезда на то, что ЦКК «создается наряду с ЦК, не выше, не ниже его, а деятельность ее касается другой области», и что не существует какого-либо органа, который контролирует ЦК102.

В целях координации деятельности этих органов съезд постановил разрешить членам ЦКК присутствовать на заседаниях Пленума и Политбюро ЦК РКП(б), а членам региональных контрольных комиссий присутствовать с правом совещательного голоса на всех заседаниях соответствующих партийных и советских комитетов, на собраниях и совещаниях партийных организаций.

Накануне XII съезда партии (1923) председатель СНК СССР В.И. Ленин в статье «Как нам реорганизовать Рабкрин» писал, что члены ЦКК на заседаниях Политбюро «должны составить сплочённую группу, которая, "не взирая на лица", должна будет следить за тем, чтобы ничей авторитет, ни генсека, ни кого-либо из других членов ЦК, не мог помешать им сделать запрос»103.

В последующие годы у ЦКК появился свой следственный аппарат, дублирующие ее конфликтные отделы в партийных комитетах были отменены, постепенно налаживалась координация работы местных контрольных комиссий с центром. Вышестоящие комиссии теперь могли разбирать «неразрешенные» нижестоящими комиссиями дела.

Но главное противоречие партийного контроля сохранялось. В своей статье «О двойном подчинении и законности» В.И. Ленин отметил, что ЦКК — это учреждение, ответственное только перед съездом партии, строится так, что ни малейшего совместительства, ни с каким органом советской власти быть не может104.

Изначально члены ЦКК и комиссий на местах не могли совмещать работу в них с другой партийной или государственной деятельностью. В положении, принятом на XI съезде, прямо говорилось: «Члены КК не могут быть одновременно членами партийных комитетов и не могут занимать ответственных административных постов»105. Однако, как это видно уже по первому составу Контрольной комиссии, на деле имело место обратная практика. Она и была в итоге легализована.

Открывшийся в апреле 1923 г. XII съезд РКП(б) стал переломным в организации органов партийного контроля. Съезд избрал расширенный состав ЦКК — 50 членов и 10 кандидатов в члены. После съезда состоялся первый Пленум ЦКК. Пленум избрал Президиум ЦКК во главе с В.В. Куйбышевым, который одновременно назначался наркомом Рабоче-крестьянской инспекции, фактически совместив сразу две должности. Окончательно объединение ЦКК и РКП подтвердил XIII съезд.

Произошло слияние персонального состава ЦКК и РКП. В отчете ЦКК XIII съезду партии говорилось:

«Состав коллегии РКП персонально почти совпадает с составом президиума ЦКК. Мы полагаем, что <...> это совпадение должно быть полным. Президиум ЦКК должен будет обсуждать и решать все вопросы, приводящиеся затем в жизнь наркомом РКП через и с помощью аппарата Наркомата»106. По сообщению Куйбышева, в составе ЦКК была выделена специальная группа — «человек 25-30 работают в аппарате РКП, так сказать, занимают там определенные посты и руководят наркоматом РКП и его коллегией»107. Куйбышев называл ЦКК «фракцией советского органа РКП, руководящей фракцией»108. Разграничение партийной и советской работы существовало лишь постольку, поскольку ЦКК рассматривала «вопросы партийного характера и лишь те советские вопросы, которые имеют принципиальное и решающее значение»109. Подчеркивалось, что «разделение труда между партийными органами и государственными органами<...>, разумеется, необходимо, но без малейшего ущерба для руководящей роли партии»110.

На XIV съезде партии была принята новая редакция Устава ВКП(б). Новый Устав определял структуру реорганизованной ЦКК. Члены ЦКК избираются съездом ВКП(б) преимущественно из рабочих и крестьян. В период между пленумами ЦКК (они проходят раз в два месяца) для руководства всей текущей работой образуется президиум и его исполнительный орган — секретариат, а также образуется для рассмотрения дел по нарушению партийной этики, устава и программы ВКП(б) Партколлегия ЦКК.

В Уставе ВКП(б) был прописан механизм взаимодействия комитетов и избранных на региональных партийных конференциях контрольных комиссий. Здесь продолжала действовать формула:

«Постановления контрольных комиссий не могут быть отменены соответствующими парткомами, но входят в силу лишь с согласия последних и ими же проводятся в жизнь<...>В случае несогласия вопрос переносится на совместное заседание. Если соглашение с комитетом не будет достигнуто, то вопрос переносится на разрешение соответствующей партийной конференции или высшей контрольной комиссии, или съезда партии»111.

Президиум ЦКК руководил региональными комиссиями (ЦКК коммунистических партий союзных республик, краевыми, губернскими, областными, окружными контрольными комиссиями) через организационно-инструкторский отдел. Структура, организация работы, задачи ЦКК ВКП(б) воспроизводились региональными комиссиями «с учетом национальных и местных особенностей»112.

Местные КК были обязаны исполнять директивы ЦКК ВКП(б). Но повторим, что сам их состав в то время определялся региональными партийными съездами или конференциями, тем самым сохранялась относительная децентрализация партийною контроля.

В целях осуществления непосредственной связи с низовыми парторганизациями и широкой рабочей и крестьянской массой вводился институт уполномоченных — «щупальца, которые должны помочь контрольным комиссиям ориентироваться в положении на местах»113. Уполномоченные КК выдвигались на окружных или уездных партконференциях и утверждались соответствующими контрольными комиссиями. Вскоре при уполномоченных стали возникать партийные тройки, которые фактически превращались в уездные (районные) комиссии.

Своя иерархия партийных комиссий возникла при политических управлениях армий, флотов, военных округов, политических отделах дивизий и отдельных бригад, которая замыкалась на Конфликтной комиссии при Политуправлении РККА. Это был обособленный военно-следственный аппарат ЦКК РКП (б)114.

Партийный контроль все больше приобретал черты общегосударственного контроля. Согласно утвержденному Оргбюро ЦК ВКП(б) 7 июня 1926 г. «Положению о Центральной контрольной комиссии ВКП(б)», органы ЦКК ставят своей задачей «наблюдение за деятельностью советских органов в проведении национальной политики». Тем же Положением отнесено к числу задач ЦКК «общее руководство работой РКП»115.

Несмотря на то, что изначально декларировалась, что ЦКК будет решать вопросы, которые «имеют принципиальное и решающее значение», очень скоро проблемой ЦКК стала текучка. Куйбышев в своей лекции в университете им. Я.М. Свердлова (1924 г.) говорил о такой практике: «Если посмотрите, какие вопросы ставятся на наших заседаниях, то тут и концерты Страдивариуса, и Большой театр, и лесной трест, и какой-нибудь юридический вопрос»116.

Однако в конце 1920-х гг. приоритетным направлением для ЦКК стало «охранение партийного единства и укрепление рядов партии». Под этим понималась, прежде всего, «чистка партии от идеологически чуждых, вредных и разлагающих партию элементов»117. ЦКК стала важнейшим инструментом политической борьбы. Практика проведения объединённых пленумов ЦК и ЦКК, совместных заседаний Политбюро ЦК и Президиума ЦКК использовалась И.В. Сталиным для решения важных партийно-государственных проблем, и, в первую очередь, в борьбе с внутрипартийной оппозицией.

На XVII съезде ВКП(б) («съезде победителей» 1934 г.) вместо тандема ЦКК-РКИ образовывались внешне независимые друг от друга Комиссия советского контроля при СНК СССР и Комиссия партийного контроля при ЦК ВКП(б).

Причины этого преобразования затронул в своем выступлении на съезде И.В. Сталин: «ЦКК<.. .>была создана прежде всего и главным образом для предупреждения раскола партии. ЦКК и ее организациям удалось предотвратить опасность раскола. Но теперь у нас нет больше опасности раскола. Но зато у нас имеется теперь настоятельная необходимость такой организации, которая могла бы сосредоточить главное свое внимание на работе по проверке исполнения решений партии и ЦК»118.

Подразумевалось, что КПК займется контролем исполнения партийных решений, тем самым, партконтроль станет элементом повседневного административно-управленческого процесса.

Об этом говорил в июне того же года Л.М. Каганович: «Реорганизация ЦКК-РКИ проведена потому, что на новой ступени нашего развития стали гораздо более сложные задачи, и мы должны слить контроль непосредственно с управлением. Руководить — это в первую очередь проверять исполнение своих директив. Проверка является решающим условием правильного руководства, правильного управления»119.

Принципиальные отличия КПК от ЦКК можно сформулировать следующим образом:

В отличие от ЦКК новая Комиссия:

а) формально отделялась от органов государственного контроля; параллельно с ней учреждалась Комиссия советского контроля (КСК) при СНК СССР;

б) была более централизованным и менее публичным органом;

в) создавалась при ЦК ВКП(б), работая по его поручениям и под его контролем. КПК, став фактически «аппаратным» органом ЦК, не унаследовала самостоятельной политической значимости ЦКК, приобретя скорее утилитарнофункциональное назначение в системе внутрипартийных отношений.

Первый пленум КПК, состоявшийся в феврале 1934 г., сформировал Бюро КПК. В Бюро вошли: председатель КПК Л.М. Каганович, Н.И. Ежов (зам. председателя), М.Ф. Шкирятов, Е.М. Ярославский, И.А. Акулов, Д.А. Булатов и Я.Х. Петерс.

Была также образована Партколлегия КПК для рассмотрения дел, связанных с нарушением партийной этики и дисциплины в составе Шкирятова (секретарь), Ярославского и П.Н. Караваева120.

На первом пленуме КПК было в целом одобрено Положение о КПК. Окончательная его редакция была утверждена Политбюро ЦК ВКП(б) и опубликована121. Эту последнюю редакцию интересно сравнивать, во-первых, с первым ее вариантом, отложившемся в архивном фонде КПК122, во-вторых, с Положением о Комитете советского контроля при СНК СССР123.

Пункт 1 Положения о КПК определял задачи этого органа. Здесь полностью дублировался 36 параграф Устава ВКП(б). КПК:

а) контролирует исполнение решений партии и ЦК ВКП(б);

б) привлекает к ответственности виновных в нарушении партийной дисциплины;

в) привлекает к ответственности виновных в нарушении партийной этики124. Основная задача Комиссии советского контроля сводилась к «систематической, конкретной и оперативной проверке фактического исполнения важнейших решений правительства всеми звеньями советского и хозяйственного аппарата сверху донизу»125. В соответствии со своими задачами КПК организует контроль исполнения решений съездов партии и постановлений ЦК ВКП(б) по вопросам не только партийной, но и советской, и хозяйственной работы. Отсюда разделение компетенций между КПК и КСК носило формальный характер. Постановления ЦК ВКП(б) принимались по вопросам нс только партийного, но и государственного значения. Кроме того, членство в ВКП(б) подавляющего большинства советских руководителей позволяла партийному контролю проверять любые советские учреждения.

Сравнительный анализ Положения о КПК и его черновой редакции (машинопись с рукописной правкой, сделанной, по-видимому, Кагановичем), внесенной пленумом КПК 19 февраля 1934 г. на утверждение в Политбюро ЦК ВКП(б), позволил выявить, следующее: в пункте 7 черновой редакции Положения значилось, что в совместных постановлениях ЦК ВКП(б) и СНК СССР каждый раз должно указываться на какую комиссию (Советскую или Партийную) возлагается обязанность контроля выполнения соответствующего постановления126. Казалось бы, требование весьма логично, оно помогает нивелировать параллелизм, точнее обозначить сферу деятельности каждого органа. Но в итоговый вариант Положения о КПК этот пункт не вошел. Можно предположить, что как раз четкого распределения областей советского и партийного контроля в Политбюро и не хотели. Так отстаивалось право партии на контроль любого вопроса.

Чем КПК отличалась от КСК? Строго говоря, КСК была тем же партийным органом. Пункт 4 Положения о КСК гласит: «Состав Комиссии советского контроля намечается съездом Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков) и утверждается Центральным Исполнительным Комитетом и Советом Народных Комиссаров Союза ССР»127. Список членов КСК был включен в раздел «Состав руководящих органов партии», напечатанный в журнале «Партийное строительство»128.

Основное различие между КПК и КСК заключалось в предметах ведения. Председатель КПК Л.М. Каганович дал на этот счет вполне прозрачное разъяснение: «Мы тем отличаемся от КСК, что, кроме проверки решений по хозяйственным и государственным вопросам, чем занимается и КСК, мы имеем в своем ведении проверку таких решений, которыми никто другой не занимается»129.

Обратимся к структуре КПК. Между пленарными заседаниями КПК действовал утверждаемый Центральным Комитетом исполнительный орган — Бюро КПК. Бюро осуществляло повседневное руководство КПК, а также разбирало на своих заседаниях материалы о выявленных в ходе контрольных мероприятий нарушениях.

В аппарате КПК формировались группы по отдельным отраслям советского, хозяйственного и культурного строительства (уже это говорит о том, что КПК занималась не только партийными вопросами): тяжелой промышленности; легкой промышленности и промысловой кооперации; лесной и бумажной промышленности; пищевой промышленности; группа по железнодорожному транспорту; водному и местному транспорту; военно-морским делам; группа по Наркомзему; группа по Наркомсовхозов; по административно-советским делам; по финансам; группа внешних сношений; по снабжению, советской торговле; по просвещению и здравоохранению; по коммунальному и жилищному хозяйству; печати130.

Для рассмотрения дел, связанных с нарушением партийной дисциплины и этики, образовывалась Партколлегия КПК. Сфера деятельности этой структуры заключалась в разборе как персональных дел коммунистов, так и поступающих апелляций на решения обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик.

Партийный контроль централизовался: существовавшая при ЦКК система избиравшихся на региональных партийных конференциях контрольных комиссий была заменена институтом уполномоченных КПК и партколлегий при них. Но если раньше (до 1934 г.) уполномоченные ЦКК выдвигались уездными комитетами в помощь областным и губернским контрольным комиссиям, то теперь КПК сама направляла уполномоченных на места (в союзные и автономные республики, края и области).

Отказ от избиравшихся на местах контрольных комиссий был предопределен следующим соображением, высказанным С.М. Кировым:

«Мы все, конечно, замечательные люди, передовые, в частности мы, ленинградцы, — авангард, это все верно. Но верно и то, что когда ты избираешь контрольный орган здесь на конференции, а потом он тебя будет контролировать, то тут есть свои особенности, выражаясь мягко. Иное дело будет тогда, когда уполномоченный по контролю, облеченный волею съезда, явится сюда, к нам и может с точки зрения общих партийных и советских интересов посмотреть на любую из наших организаций совершенно объективно, не взирая на лица»131.

Таким образом, подразумевалось, что эти присланные из центра люди будут полностью независимы от местной конъюнктуры.

Необходимо отметить, что вопросы об исключении из партии, наложении партийных взысканий преимущественно рассматривались первичными партийными организациями, райкомами или горкомами партии. Для рассмотрения жалоб на решения «первичек» и категории «дел о нарушениях партдисциплины и партэтики, возникших независимо от первичной парторганизации»132, при уполномоченных создавались свои партколлегии. Создавались партколлегии и в тех областях, где уполномоченных не было. Они возглавлялись секретарями и подчинялись напрямую КПК. Партколлегии функционировали также на железных дорогах, пароходствах. Составы партколлегий утверждались КПК.

Все решения партколлегий, парткомиссий, решения партийных комитетов могли быть обжалованы в Партколлегию КПК. Для более оперативного рассмотрения апелляций Партколлегией назначались парттройки по регионам, которые рассматривали апелляции в центре и выезжали на места.

Уполномоченные подчинялись напрямую КПК, отчитывались только перед ней. Уполномоченные имели право, в случае явного нарушения решений съездов партии и постановлений ЦК ВКП(б), давать обязательные указания всем советским и хозяйственным органам в пределах соответствующей союзной или автономной республики, края и области, а также райкомам партии и первичным парторганизациям и были обязаны систематически сообщать в КПК о ходе осуществления решений съездов партии и постановлений ЦК ВКП(б) на местах133. КПК давала уполномоченным задания, на какие вопросы нужно в первую очередь обращать внимание. Отдельные вопросы они могли проверять и по своей инициативе.

Все решения уполномоченных должны были проводиться через соответствующие партийные комитеты (областные, краевые, республиканские). Но был и другой путь: в случае несогласия уполномоченного с парткомом, он обращался непосредственно в КПК, который в свою очередь действовал через ЦК ВКП(б).

Положение о КПК 1934 года определило структуру и функции этого органа, которые в целом сохранялись до 1952 г. Ниже рассмотрим изменения, вносимые в организацию КПК на протяжении этих восемнадцати лет.

На XVIII съезде ВКП(б) в марте 1939 г. было решено больше не избирать КПК съездом партии, а назначать ее членов непосредственно Центральным Комитетом: «КПК должна избираться пленумом ЦК ВКП(б) и работать под руководством и по директивам ЦК ВКП(б)»134. Впервые на съезде не прозвучал отчет партийных контрольных органов.

В Устав партии внесли изменения: к полномочиям КПК был добавлен контроль исполнения решений партии советско-хозяйственными органами и местными партийными организациями135. Тем самым была закреплена уже сложившаяся к тому времени практика.

Постановлением Пленума ЦК ВКП(б) от 22 марта 1939 г. председателем КПК был назначен А.А. Андреев136. Тогда же КПК была подвергнута реорганизации. О ее причинах на Пленуме докладывал секретарь ЦК ВКП(б) Г.М. Маленков: «Основной смысл решений XVIII съезда партии сводится к тому, чтобы решительно изменить характер деятельности Комиссии партийного контроля и превратить КПК в орган, который на деле осуществляет контроль за исполнением решений партии<...> Контроль, проверка исполнения решений партии будет теперь единственной обязанностью КПК. До сих пор КПК при ЦК ВКП(б) мало и плохо занималась контролем <...> В работе КПК в настоящее время имеются крупные недостатки. КПК и ее органы на местах не только мало занимались контролем, но и в тех случаях, когда они занимались проверкой исполнения решений партии, работу эту они проводили плохо <.. .> КПК и ее органы на местах, как правило, запаздывают с делом проверки исполнения решений партии <...> На местах широко распространена такая практика, когда партийные контрольные органы приступают к проверке исполнения этого или другого решения партии уже после того, как совершенно очевидным стало невыполнение этого решения» .

Словом, результаты первых лет работы КПК (с 1934 до 1939 г.) руководством партии оценивались негативно: КПК плохо следила за выполнением решений ВКП(б), контроль проводила не методично. Основная же причина реорганизации КПК состояла в отставке Н.И. Ежова, который занимал кресло председателя КПК с 1935 по 1939 гг., совмещая эту должность с должностью народного комиссара внутренних дел.

Постановление Пленума ЦК ВКП(б) от 24 мая 1939 г. предписывало:

1. Задачей КПК поставить проверку исполнения решений партии и ее руководящих органов партийными, советскими и хозяйственными организациями и своевременную сигнализацию Центральному Комитету ВКП(б) о фактах неисполнения или плохого исполнения этих решений137.

2. Сформировать КПК в составе 31 человека. Поручить Политбюро ЦК ВКП(б) утвердить персональный состав членов КПК. Образовать Бюро КПК в составе: председателя и четырех заместителей, с тем, чтобы один из заместителей являлся ответственным секретарем КПК.

3. Образовать Партийную Коллегию в составе 5 человек под председательством тов. Андреева, на которую возложить рассмотрение апелляций исключенных из партии обкомами, крайкомами и ЦК компартий союзных республик и в отдельных случаях рассмотрение по поручению ЦК ВКП(б) партийного поведения членов партии и применения мер партийного взыскания вплоть до исключения из рядов ВКП(б).

4. Иметь уполномоченных КПК во всех республиках, краях и областях, в первую очередь расположенных на границах Союза ССР.

5. Иметь при КПК ответственных контролеров по одному на каждый наркомат СССР.

6. Все решения КПК вносятся на решение ЦК ВКП(б)138.

Если не брать в расчет изменившуюся штатную численность подразделений КПК и назначение новый людей, то общие черты организации КПК были сохранены. Что изменилось? КПК, как уже было отмечено, стала избираться не общепартийным съездом, а пленумом ЦК ВКП(б). КПК больше не проводила свои пленумы. Ее руководящим органом стало Бюро (см. Приложение № 2). Все решения КПК подлежали утверждению ЦК ВКП(б). КПК стала менее самостоятельным и менее публичным органом.

Изменилась организация партийного контроля в республиках, краях и областях. Партколлегии КПК на местах ликвидировались, а их полномочия передавались обкомам, крайкомам и ЦК компартий Союзных республик. С 1943 г. они стали формировать свои партколлегии, которые КПК напрямую не подчинялись.

Изменилась сфера работы Партколлегии КПК. Если раньше Партколлегия КПК преимущественно занималась контролем за деятельностью партколлегий при уполномоченных, то теперь в связи с ликвидацией таких партколлегий, ее основная задача — рассмотрение апелляций на решения обкомов, крайкомов и ЦК компартий Союзных республик. По заданиям ЦК Партколлегия могла рассматривать персональные дела «по первой инстанции».

Отраслевые группы КПК было решено заменить распределением ответственных контролеров по наркоматам СССР: «Обязанностью контролера является знать директивы ЦК ВКП(б) в отношении того наркомата, который он обслуживает, и проверять выполнение этих директив»139.

Год спустя после реорганизации КПК И.В. Сталин всё еще невысоко оценивал работу партконтроля. Согласно дневниковым записям наркома тяжёлого машиностроения СССР В.А. Мылышева, на заседании Политбюро 26 мая 1940 г. Сталин в своём выступлении указал на то, что «оба контроля — и партийный и советский — захирели». По инициативе Сталина Политбюро решило вопрос о создании на базе КСК союзнореспубликанского Наркомата государственного контроля во главе с Л.З. Мехлисом. Сталин утвердил перераспределение полномочий между КПК и новым наркоматом: «От партийного контроля надо изъять функции хозяйственного контроля и оставить только контроль морально-этический»140. Этого положения КПК придерживалась до середины 1941 г. С началом Великой Отечественной войны партконтроль возобновил проверки хозяйственных вопросов141. До 1949 г. КПК и Наркомат (затем — Министерство) государственного контроля СССР в определенном смысле дублировали функции друг друга в плане хозяйственных проверок. В 1949 г., однако, после неудачного для Л.З. Мехлиса «Азербайджанского дела» госконтроль был серьезно урезан в своих правах.

В 1945—1947 гг. периодически и на постоянной основе собиралось Совещание заместителей председателя КПК. На Совещании предварительно (до Бюро) разбирались материалы проверок и выносились решения об организации работы КПК. Заседания Совещания протоколировались142. По сути, Совещание стало подменять Бюро. По-видимому, это было вызвано двусмысленным положением председателя КПК Андреева, его неактивным участием в работе Бюро.

В 1946 г. обязанности контролеров были существенно дополнены. Решением заместителей председателя КПК (пп. «в», п. 1 протокола от 22 июля 1946 г.) все ответственные контролеры распределялись за областями, краями и республиками, где имелись уполномоченные КПК. На ответственных контролеров возлагалась обязанность контролировать работу уполномоченных143.

В 1947 г. институт уполномоченных упразднили. Функции уполномоченных были частью переданы созданному в ЦК ВКП(б) Управлению по проверке выполнения решений партии и ее ЦК местными парторганизациями, частью ответственным контролерам КПК. Ответственные контролеры стали самостоятельно проводить проверки, выезжать на места. Это организационное решение себя явно не оправдывало в глазах партийного руководства: контролеры просто не справлялись с огромным потоком поступающих жалоб.

На XIX съезде КПСС (1952 г.) было принято решение вернуть уполномоченных. Но сделано это было уже не в рамках Комиссии, а образованного вместо нее Комитета партийного контроля при ЦК КПСС144.

Динамика изменения структуры и полномочий органов партийного контроля (КК-ЦКК-КПК) свидетельствует о том, что оптимальная модель организации контроля так и не была выработана. Попытка встроить партийный контроль в повседневный административно-управленческий процесс оборачивалась текучкой и мелкотемьем. Первый председатель КПК Л.М. Каганович только на одном пленуме КПК в июня 1934 г. затронул безбрежное море разнообразных вопросов социалистического хозяйства: от организационной перестройки наркоматов до снабжения московских столовых, от проблем тяжелой промышленности до забоя стельных коров145. Та же тематическая разноплановость партийного контроля продолжала существовать и в последующие годы, что получило своё отражение в документах КПК. В протоколах Бюро и Партколлегии КПК документировались и растраты на предприятиях, и супружеские измены номенклатурных работников, и дела явно политического характера... Эта крайняя информационная насыщенность, разнообразие содержания протоколов и справочных материалов к ним, позволяют рассматривать их как источник широкого тематического спектра исторических исследований.



88 Извещение о втором очередном съезде Российской социал-демократической рабочей партии. Женева, 1903. С. 17.
89 РКП(б). Конференция 9-я. Протоколы. Сентябрь 1920 г. М., 1972. С. 139.
90 Устав Российской Коммунистической партии (большевиков) [принят VIII Всероссийской конференций РКП(б)] // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 1898—1954. М„ 1970. Т.2. С. 126-135.
91 Известия ЦК РКП(б). 1920, № 21. С. 2
92 РКП(б). Конференция 9-я. Протоколы... С. 140.
93 Всероссийская конференция РКП(б). Очередные задачи партийного строительства (резолюция). Сентябрь 1920 г. Ростов-на-Дону, 1920. С. 10-11.
94 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 294.
95 РКП(б). Конференция 9-я. Протоколы... С. 337-338.
96 Там же. С. 338-339.
97 Десятый съезд РКП (б). Март 1921. Стенографический отчет. М., 1963. С. 58.
98 Там же. С. 127.
99 Там же. С. 251.
100 РКП(б). Конференция 9-я. Протоколы... С. 153.
101 История прокуратуры России. Историко-правовой анализ / Под.ред, А.Г. Звягинцева. М., 2010. С. 118.
102 Десятый съезд РКП (б). Март 1921... С. 62.
103 Ленин В.И. ПСС. Т. 45. С. 387.
104 Там же. С. 200.
105 Одиннадцатый съезд РКП(б). Март-апрель 1922 г. Стенографический отчет. М., 1961. С. 564.
106 Отчет Центральной контрольной комиссии РКП (б) XIII съезду партии. Май 1923 — май 1924. М., 1924. С. 12.
107 Куйбышев В. Задачи ЦКК и РКИ (лекции, читанные в университете им. Я.М. Свердлова в апреле 1924 г.). М„ 1925. С. 24.
108 Там же. С. 25.
109 Отчет ЦКК РКП (б) XIV съезду партии. Май 1924 — декабрь 1925. М., 1925. С. 23.
110 Там же. С. 334.
111 Программа и Устав ВКП(б). Изд. 4-е. М., Л., 1926. С. 96-103.
112 Положение о ЦКК коммунистических партий союзных республик, краевых и областных КК (утв. Оргбюро ЦК ВКП(б) 7.VI. 1926) // Справочник для контрольных комиссий ВКП(б) и органов РКП. М., 1927. С. 8.
113 Отчет ЦКК РКП (б) XIV съезду партии. Май 1924 — декабрь 1925. М., 1925. С. 25.
114 Положение о партийных комиссиях при политотделах Красной Армии и Флота (утв. Секретариатом ЦК ВКП(б) от 23.X. 1925) // Справочник для контрольных комиссий ВКП(б) и органов РКИ. М„ 1927. С. 16-19.
115 Положение о Центральной контрольной комиссии ВКП(б) (утв. Оргбюро ЦК ВКП(б) 7 июня 1926 г.) // Справочник для контрольных комиссий ВКП(б) и органов РКИ. М., 1927. С. 6.
116 Куйбышев В. Задачи ЦКК и РКИ (лекции, читанные в университете им. Я.М. Свердлова в апреле 1924 г.). М„ 1925. С. 47.
117 Положение о Центральной контрольной комиссии ВКП(б),., С. 5,
118 XVII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). 26 января —10 февраля 1934 г. Стенографический отчет. М., 1934. С. 34.
119 Каганович Л.М. О задачах партийного контроля и контрольной работе профсоюзов, комсомола и печати (речь председателя КПК при ЦК ВКП(б) на пленуме Комиссии 28 июня 1934 г,). Л., 1934. С, 5-6.
120 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 589. Оп. 4. Д. 1.Л.З.
121 Положение о КПК при ЦК ВКП(б). Л., 1934. С. 1—9.
122 РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 4. Д. 1. Л. 7-12.
123 Положения о КПК при ЦК ВКП(б), о Комиссии советского контроля при СНК Союза ССР. Л., 1934. С. 10-19.
124 Там же. С. 1.
125 Там же. С. 10.
126 РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 4. Д. 1. Л. 8.
127 Положения о КПК при ЦК ВКП(б), о Комиссии советского контроля... С. 12,
128 XVII съезд партии. Состав руководящих органов партии // Партийное строительство. 1934. № 7, С. 45.
129 Каганович Л.М. О задачах партийного контроля... С. 14.
130 Положение о КПК.,, С. 4—6.
131 РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 4. Д. 13. Л. 169.
132 Там же. С. 8.
133 Там же. С. 7.
134 XVIII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б) 10-21 марта 1939 г. Стенографический отчет. Л,: Государственное издательство политической литературы, 1939. С. 671.
135 Устав ВКП(б). [Принят XVIII съездом ВКП(б)]. М., 1944. С. 14.
136 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 641. Л. 7.
137 Там же. Д. 649. Л. 125-141.
138 Там же. Д. 642. Л. 5.
139 Там же. Д. 649. Л. 154.
140 Малышев В.А. Дневник наркома // Источник. 1997. № 5. С. 111.
141 РГАСПИ. Ф. 17. On. 121. Д. 462. Л. 38.
142 РГАНИ. Ф. 6. Оп. 6. Д. 52, 53, 54.
143 Там же. Д. 53. Л. 22.
144 Резолюции XIX съезда КПСС. 5-14 октября 1952 г. М., 1952. С. 75.
145 Каганович Л. М. О задачах партийного контроля.,, С. 10-1 ].

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 180