Округа Астрахани
Астраханская округа складывалась из довольно большого числа мелких постоянных и временных поселений. Постоянные поселки имелись у застав, на учугах и у селитренных заводов. Временные поселки образовывались в сезон добычи рыбы и соли в волжской дельте и у соляных озер или принадлежали кочевникам.

Застав под Астраханью было несколько. Главными являлись Круглинская и Урустобская. Круглинская застава стояла между Астраханью и Черным Яром на Круглом острове. Де Бруин сообщает, что от нее до Астрахани добирались за 7 часов. На Круглинской заставе во избежание тайного провоза товаров останавливали и осматривали все торговые караваны и суда, шедшие вниз по Волге. Урустобская застава находилась от Астрахани в 60 верстах вниз по течению. Река в этом месте была перегорожена так, что оставался лишь узкий проход для судов. На этой заставе останавливались суда, идущие из Гиляна, Шемахи, Мангышлака, а также из Гурьева и Терок. В штат застав входили: таможенный голова, несколько целовальников и подьячий, которые осматривали и клеймили товары, выявляли контрабанду, проверяли документы и давали разрешение на проезд дальше. При них находились сменные караулы, присылавшиеся из Астрахани. Одновременно заставы являлись сторожевыми пунктами, с которых вели наблюдение за подступами к городу. На них были поставлены острожки, где размещались таможня, жилые избы для таможенных служителей и караула, склады для конфискованных товаров и другие хозяйственные постройки. Дополнительные заставы размещались на протоках Бектемир, Увара, Бузан, на Долгом острове, в урочищах Икчибур и Китчеур. Там стояли караулы, выявлявшие суда, пытавшиеся обойти главные заставы другими протоками52. В 20-х гг. XVIII в. была построена застава и на острове «Четырех бугров» в Каспийском море, против устья Волги, в 104 верстах от Астрахани. Там была «сделана вновь земляная крепость, а в ней магазины провиантские, сухопутные и морские астраханские, также для морских судов гавань»53.

Учугами в Астраханском крае назывались комплексы постоянных сооружений, строившихся в местах промысла «красной рыбы»: белуг, осетров и севрюги. Техника ловли состояла в том, что поток двигавшейся вверх по реке рыбы с помощью системы частоколов («забоек») направлялся в «учужные избы» — срубы, стоявшие на реке и имевшие одно входное отверстие. Описывая учуги, Ф. Соймонов сообщает, что проходы для рыб были так узки, что они «оборотиться и, следовательно, никакого выходу найти не могут»54. Внутри сруба рыбу били баграми. На берегу помещались сараи, где производили чистку и обработку рыбы, засолку икры и приготовляли вязигу. Там же помещались коптильни и навесы для вяленой рыбы, чаны для варки клея, сараи для дров, амбары для продовольствия и соли, склады рыболовных принадлежностей, плотницкие мастерские, бондарни и кузницы. Не считая сменного караула, присылавшегося из Астрахани, штат учугов достигал 25—40 человек. Для них строили жилые избы, бани, а на больших учугах и церкви. В каждом учуге были дом управителя, служивший и конторой, а также помещения для караульных. Как правило, учужные поселки обносили деревянной стеной со сторожевыми башенками. Учуги располагались на разных волжских протоках, до самого побережья Каспийского моря. Первые учуги возникли еще в XVI в. В XVII и начале XVIII в. наиболее крупными были: Чаган, Камызяк и Иванчуг, Уваринский, Басаргинский и Урустобский, лежавшие в 20—30—40 и 60 верстах от Астрахани. Кроме них имелись более мелкие учуги: Чурка, Бурунтай, Вельский, Вешняк и многие другие55. Владели учугами казна, дворцовое ведомство, заготовлявшее рыбу «про государев обиход», а также патриарший и митрополичий дома и астраханские монастыри, в XVII в. получавшие их в качестве пожалований, а позднее вынужденные брать на откуп. Часть учугов сдавалась на откуп частным лицам.

Селитренных заводов под Астраханью было два. Один находился на правом берегу Волги в 8 верстах к северу от Астрахани, в урочище Жареный бугор. Строительство завода началось в 1703 г. по указу Петра I в связи с возросшими потребностями страны в селитре. Завод намеревались выстроить на 20 котлов, обслуживать его наемными работниками, а золу и дрова получать путем подрядов. Вести строительство было поручено астраханскому воеводе Т. Ржевскому, который, в свою очередь, перепоручил его дворянину Ивану Большому-Баженову, а организацию снабжения завода возложил на астраханского дельца-воротника А. Мещеряка и купца гостиной сотни И. Артемьева. Первоначально дело двигалось медленно. К зиме 1704 г. было установлено только 10 котлов, которым требовалось 20 «печкуров» и 150 «черных» работников, но желающих работать на заводе не находилось. 14 февраля 1704 г. было дано распоряжение «в Астрахани везде по торгом на русском и на татарском базаре, и на исадах... клич кликать, чтоб гулящие люди шли к записке... для найму селитренной работы». Но эта мера дала незначительные результаты, так как начинался наем на привычную и лучше оплачиваемую работу на рыбных промыслах56.

Медлительность строительства вызвала недовольство Петра I. Чтобы ускорить дело, приказ Казанского дворца принял решение отправить в Астрахань специальных эмиссаров стольников Г. А. Мансурова и П. Е. Баскакова, обязав воеводу всемерно содействовать их деятельности. Одновременно завод было решено расширить до 26 котлов и, если наемных работников не найдется, использовать солдат. Стольникам был дан наказ: принять у Т. Ржевского «указные грамоты и селитренным заводам ключи, и денежный расход, и всяким припасом, что есть, и мастером с оклады именные росписи», выстроить 2 дома для себя и «избы для 200 солдат», «где им жить, не малых, чтоб десять человек мочно в избе жить без нужды, и быть тем солдатом у них беспеременно». Все постройки предписывалось обнести земляным валом и сделать «небольшой, в человека, полисад и роскаты», сооружая их «всеми астраханскими служилыми людьми», «плотников и кузнецов, и бочкарей и тому делу имать из записных, а котельников из стрельцов, человек двух или трех». Солдат на завод откомандировали из присланных в Астрахань из Петровска на годовую службу. На расходы отпускалось 2000 руб. «из астраханских доходов», да «что от лошадиной покупки, от 26000 рублей останетца — на то ж селитреное дело, на заводы».

Главным управителем завода стал Г. Мансуров. Человек весьма энергичный, он в короткий срок завершил строительство, и в мае 1704 г. завод стал действовать. К этому времени завод представлял собой небольшой городок, окруженный деревянной стеной, где были производственные помещения, склады для сырья и селитры, дом управителя, контора, избы для солдат, наемных работников и охраны, баня и караульня. Первыми жителями Селитренного городка стали наемные работники, которых удалось нанять еще Баженову, и петровские солдаты, а также выделенные в распоряжение Г. Мансурова плотники, кузнецы, бондари и котельники.

Невыносимые условия труда, сложившиеся на заводе, привели к массовым заболеваниям. Через 4 месяца после начала работы из 350 петровских солдат, как жаловались Г. Мансуров и П. Баскаков, заболели 50, а затем еще 98. 30 человек бежали и «за умалением солдат чигирному и всякому строению на селитренных заводах» стала «чинитца остановка и замедление немалое». Заболевших заменили находившимися в Астрахани петровскими же солдатами и местными служилыми людьми. Но еще до этого в Москве приняли решение использовать на заводе пленных шведов. Из направленных в Казань 21 мая 1704 г. 459 пленных половину приказали отослать на селитренный завод. 7 июня 1704 г. 226 шведов отплыли в Астрахань57. Во время астраханского восстания 1705—1706 гг. шведов истребили, а заводское оборудование вывезли в Астрахань. После подавления восстания завод был восстановлен и действовал, но в 1715 г. его перевели на новое место, под Красный Яр.

Второй селитренный завод, построенный в 1714 г., на Ахтубе, в 90 верстах от Астрахани, хотя и принадлежал дворянину Молостеву, сооружали с помощью казны, одолжившей необходимые для строительства средства. Завод обслуживали наемные работные люди. Вокруг завода постепенно вырос поселок, в котором даже имелась каменная церковь. Для охраны городка были сооружены земляной вал и деревянные укрепления. Судя по ревизским сказкам, на «ахтубинских селитренных заводах» в 1723 г. жили более 60 семей. Среди них были: капрал, 3 пушкаря, священник, пономарь, 6 селитренных мастеров, 48 работных людей, в том числе 1 кузнец и 9 дворовых людей Молостева. Некоторые работники завода жили в заводских избах, другие — «своим двором»58.

Временные поселки возникали на рыбных станах, разбросанных по всему пространству волжской дельты. В первой четверти XVIII в. астраханская Рыбная контора, ведавшая рыбными угодьями всего района, сдавала на откуп 52 крупных участка, где ловили и «красную» и «частиковую» рыбу. Для ее ловли и обработки крупные рыбопромышленники создавали «ватаги» из наемных работников (от 25 до 100 и более человек), которые жили на станах в течение всего сезона ловли, продолжавшегося от вскрытия Волги до «Николы Зимнего» (до 6 декабря). Помимо крупных ватаг, рыбу ловили многие средние и мелкие рыбопромышленники и рыболовецкие артели, также строившие временные станы. Они имелись и на побережье, и на островах Каспийского моря, где били тюленей. Острова Песчаный, Камынич и Пешной с богатыми тюленьими лежбищами казна даже сдавала на откуп59. Летом временные поселения возникали и на соляных озерах, в сезон добычи соли, начинавшейся после спада разлива рек. В этот период у озер строили шалаши и землянки для нанятых солепромышленниками работных людей, а соляные целовальники отводили для разработки участки озер и контролировали добычу соли. Появлялись у озер и стрелецкие караулы, несшие охрану промыслов и поддерживавшие там установленный порядок.

Поскольку промыслы привлекали не только местных жителей, но и приезжих, округа Астрахани, особенно летом, становилась весьма многолюдной. К зиме оживление спадало и наступало затишье. Сезонность промыслов и торгового движения по Волге придавала особое своеобразие городу, для которого было типично частое присутствие приезжих купцов, промышленников и работных людей.




52 ЛОИИ, ф. 1-78, карт. 60, д. 29, д. 6377, л. 1—5; ЦГАДА, ф. 1104, д. 1, л. 53—56; Гераклитов А. А. История Саратовского края в XVI—XVIII вв. Саратов, 1923, с. 131.
53 Кирилов И. Цветущее состояние Всероссийского государства, в каковые начал, привел и оставил неизреченными трудами Петр Великий... М., 1731, кн. 2, с. 27; ПСЗ, т. VI, № 3609.
54 Соймонов Ф. Описание Каспийского моря. СПб., 1763, с. 349.
55 См.: Степанов И. В. Указ. соч., с. 129—132, 95—107; Пальмов Н. К истории рыбной промышленности в Астрахани в первой половине XVIII века. — Наш край (Астрахань), 1924, № 4, с. 116—118.
56 См.: Рычков П. Введение к Астраханской топографии. М., 1774, с. 41; ААО, ф. 1010, стб. 40, 1708 г.
57 ААО, ф. Астраханской воеводской канцелярии, oп. 1, д. 1, 1704 г., л. 4—6, 23—24, 29, 53, 184—185.
58 Любомиров П. Г. Очерки по истории русской промышленности. М., 1947, с. 537—538; Кирилов И. Указ. соч., кн. 2, с. 28.
59 ЦГАДА, ф. 350, д. 5548, л. 3—52; Пальмов Н. Указ. соч., с. 119—125.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2799