Из избы в избу
Во многих местах Костромской губернии после дня Козьмы и Демьяна (1 ноября) начинались супрядки и, переходя «из избы в избу», продолжались вплоть до рождественского сочельника. Нередко такие поочередные посиделки с работой затевались и в промежутке между Святками и Масленицей, а иногда даже в течение первых недель Великого поста. Первый день супрядок открывался так: накануне одна из хозяек ходила по домам и приглашала девушек к себе. Они приходили к ней к обеду с копылами и гребнями, одетые по-буднему. За работу принимались после обеда. Во время работы девушки пели, рассказывали сказки и бывальщины. В рассказах принимал участие и хозяин. Продолжались супрядки до 12 часов. На них допускались и парни, но они вели себя скромно. Поочередные сборища девушек с работой здесь резко отличались от посиделок без работы.
В первом случае — будняя одежда, во втором — праздничная. На рабочих сборищах, за редким исключением, не бывало музыкальных инструментов, на развлекательных — балалайка и гармошка были обязательным атрибутом. Работали при лучине, а на увеселительных сборищах горели свечи. Разговоры, рассказы, спокойные протяжные песни сменялись во втором случае танцами, шутками, оживленными играми. «На супрядках невест выбирают, на посиделках — окончательно побеждают».

В ряде селений Олонецкой губернии (на Чикозере — Лодейнопольский уезд, на Айнозере, Кемозере, реке Сойде — Вытегорский уезд) «беседы», «поседки» поочередно устраивали у себя все девушки. Очередь шла от одного конца деревни до другого. Если в одной семье было несколько взрослых дочерей, посиделки с работой собирались в этом доме несколько вечеров подряд. Хозяйка должна была обеспечить освещение. Угощение же подавалось лишь в том случае, если девушка-хозяйка была невестой.
Начиналась посиделка в чисто девичьем составе. Девушки успевали наработаться и наговориться, когда появлялись парни с гармошкой — затевали песни, загадки, прибаутки. Девушка, в доме которой проходила очередная беседа, вела себя строго: считалось невозможным целоваться с парнем, «сесть к нему на колени или его посадить к себе» при родителях. Другим разрешались такие вольности, так как они были «не в своем доме». Посиделки проходили здесь оживленно, под стук веретен, говор и смех. Приносили прялицы, украшенные резьбой или расписанные. Отделку прялок выполнял обычно брат или проявлявший внимание парень.
Поочередные посиделки с работой в значительной своей части строились по типу помочей, о которых мы говорили во второй главе. По некоторым видам работ поочередные сборища молодежи бывали только в виде помочей. Это относится к сезонным работам, связанным с короткими сроками: «капусткам», утеплению домов на зиму и др. Но это не были посиделки в собственном изначальном смысле слова — сборища, связанные с работами, требующими длительного сидения. Посиделки же, продолжавшиеся почти весь осенне-зимний сезон и связанные с прядением шерсти или льна (реже — тканьем, шитьем, вышиванием), называвшиеся чаще всего «супрядками» или «копотихами», могли быть и помочами, и работой каждого со своим сырьем.
Поочередные супрядки-помочи отличались от супрядок со своею работою угощением, выставленным хозяйкою, а местами и более оживленным характером увеселений, начинавшихся после завершения работы.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4964

X