Чудная понятливость
Заканчивая рассказ о знаниях хлебопашцев, вспомним и о той оценке, которую дали крестьянину современники, не принадлежавшие к этому классу, оценке его в отношении сообразительности, сметливости или, говоря современным языком, интеллектуальных возможностей. В 1834 году А. С. Пушкин решительно утверждал: «О его (русского крестьянина.— М. Г.) смелости и смышлености и говорить нечего. Переимчивость его известна. Проворство и ловкость удивительны. Путешественник ездит из края в край по России, не зная ни одного слова по-русски и везде его понимают, исполняют его требования, заключают с ним условия».
К этой оценке гения очень близка характеристика крестьян Пошехонского уезда, сделанная уроженцем этих мест священником А. Архангельским в 1849 году в этнографическом описании района: «Здешние крестьяне не так образованы, как в других местах, напр.: в уездах Ярославском, Углицком, Романовском, Борисоглебском и Рыбинском, потому что они по большей части проживают дома и ездят в Пошехонь, Мологу и Рыбинск только по своим надобностям. Впрочем, несмотря на необразованность, они одарены хорошими умственными способностями. Что они понятливы и имеют хорошую память, видно из того, что весьма хорошо понимают сказанные поучения и долго их помнят, какого бы они рода ни были — догматические или практические. Вообще должно заметить, что здешний народ внимателен ко всему; каждый предмет, особенно новый, занимает его, и потому он обращает на него все свое внимание.
Кроме того, здешний народ весьма деятелен и трудолюбив, так что без какого-нибудь дела (...) не может пробыть даже в воскресные дни. Поэтому после каждого праздника он очень скучает о том, что несколько дней сряду был в праздности и бездействии. Память, внимание и понятливость здешнего народа доказываются еще и тем, что молодые люди очень скоро перенимают незнакомые им песни, и старые очень хорошо помнят те, которые часто пелись во время их молодости. Сметливость здешних жителей видна из того, что они мастера считать, и считают быстро, даже без счетов. Они смышлены: все почти здешние крестьяне сделают все, что ни увидят, не хуже мастера... В этом отношении женщины не уступают мужчинам».
В другой части очерка этот же автор заметил: «Почти все крестьяне здешнего округа умеют во все вникать и скоро понимать то, чему учатся или что хотят узнать; они также очень трудолюбивы и проворны». Обратите внимание, что все это сказано о тех самых пошехонцах, которые сочинили о себе целую серию забавных историй, создавшую им репутацию непутевых и проказливых чудаков, и которые из-за злой сатиры М. Е. Салтыкова-Щедрина ассоциируются у нас с самым тупым и диким поведением.

Архангельскому вторит, совершенно не подозревая об этом, священник П. Троицкий, составивший в это же время для Географического общества описание сельских жителей Каширского уезда. «Действительно, здешним жителям нельзя не отдать в некоторых отношениях преимущества. Так, здешний житель готов вступить в разговор с кем угодно и, если нужно, рассуждать о всяком предмете, не превышающем круга его познаний. В нем есть и сметливость, потому что он вовремя умеет молчать и вовремя высказать, что нужно: есть и рассудительность...»
Автор последней характеристики склонен был считать названные им свойства преимуществом крестьян именно своего края. А этнограф Н. А. Иваницкий, описывавший вологодских крестьян 80-х годов XIX века, решительно распространил свое определение на всех русских: «Что этот народ в общем умен, хитер и остроумен, как вообще великорусское племя,— об этом повторять нечего». «Повторять нечего» — значит, и до него об этом писали уже неоднократно.
Действительно, мы встречаем подобные утверждения в ответах, поступавших в научные общества из самых разных районов России. И не только в корреспонденциях, составленных по программам обществ, но даже в отчетах государственных учреждений. Вятская губернская палата государственных имуществ, например, неоднократно отмечала прилежание вятских крестьян и их «переимчивость» ко всему новому, полезному в хозяйстве. О сметливости крестьян писали в официальном обзоре Рязанской губернии и других документах.
Даже эстет, склонный к элитарному мышлению, человек энциклопедической европейской образованности, князь В. Ф. Одоевский не мог не отметить «чудную понятливость русского народа».

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5067

X