Земские соборы и коллективные челобитные дворянства и посадских людей
Характерно, что в 30-40-х годах XVII в. распространяется практика подачи торговыми и служилыми людьми коллективных челобитных, причем даты этих челобитных близки ко времени созыва земских соборов. У нас нет прямых данных утверждать, что коллективные челобитные давали непосредственный толчок созыву соборов или намеренно приурочивались к ним. И в то же время близость дат соборов и челобитных, думается, не случайна. Выступление на соборе и обращение к правительству с челобитьем - это две формы заявления сословий о своих правах и претензиях. И 30-40-е годы являются тем временем, когда обе эти формы приобретают наиболее отчетливо выраженный характер. Происходит известная консолидация сословий. Их требования становятся более определенными. Их инициатива повышается. И нет ничего невероятного в том, что какой-либо собор, предполагаемый, действующий или ожидаемый, вызывал встречную реакцию со стороны сословий в виде петиций дворянства и горожан, которые если и не предназначались для собора, то оказывались в общей с ним атмосфере активной деятельности сословий1041.

В конце 1635 г. торговые люди подали правительству челобитную с жалобой на засилье иностранного купечества1042. В феврале 1637 г. служилые люди замосковных и украинных городов выступили с коллективной челобитной об отмене урочных лет для сыска беглых крестьян и о реорганизации суда1043. В мае 1637 г. старосты и сотские московских черных сотен и слобод составили челобитную о возвращении в посадское тягло закладников1044. Во второй половине 1637 г. правительство получило коллективную челобитную от торговых людей с просьбой защитить их от конкуренции со стороны иностранцев1045. К 1639 г. относятся еще две сходные челобитные, также направленные против иностранного купечества1046. В 1641 г. подали снова челобитье дворяне1047.

Весьма вероятно, что некоторые челобитья дворян и посадских людей, находятся в связи с земскими соборами того времени. Во всяком случае, активизация общественной деятельности дворянства и посада для конца 30-х - начала 40-х годов - факт бесспорный.

Дворяне выдвигают два требования: 1) о праве сыска и возврате беглых крестьян без урочных лет; 2) о реформе судебных органов. Для характеристики сословных учреждений особенно интересно второе требование. В челобитной дворян и детей боярских разных городов 1637 г. читаем: «И вели, государь, выбрать в городех из дворян и из земских людей, и вели, государь, нас, холопей своих, судить в городех по своему, государеву, указу и по своей, государеве, Уложенной судебной книге»1048. Это проект создания дворянско-посадских судов.

Другой проект судебной реорганизации предложен в коллективной челобитной служилых людей 1641 г. Они просили царя, чтобы он «велел их во всяких делех судить по судебнику блаженные памяти царя и великого князя Ивана Васильивича всеа Русии, и за их за судными и за всякими спорными делы велел бы государь сидеть в полате бояром, а не в судных приказех»1049.

Итак, специальное судебное учреждение из выборных дворян и земских людей или боярский палатный суд, действующий независимо от судных приказов, - таковы институты, о введении которых был поставлен вопрос в коллективных дворянских челобитных.

Из дворянской среды выходили и предложения, касающиеся непосредственно перестройки форм созыва, характера работы и объема компетенции земских соборов. К апрелю 1634 г. относится один проект организации сословного представительства, принадлежащий стряпчему И. Л. Бутурлину. Последний предлагал создать постоянный выборный орган из представителей от «московских служилых нарочитых людей» и от служилых и черных людей провинциальных городов. Нормы представительства должны были меняться в зависимости от величины городов: предполагалось, что большие города выставят каждый двух представителей (служилого и тяглого), малые, чтобы дать такое же число, объединятся по двое или по трое. Выборные должны были пребывать в Москве, живя в специально отведенных им дворах, и «извещать... государю в правду про всякая дурна и про обиды от всяких людей». Сменять их предлагалось ежегодно или в зависимости от того срока, на который каждый выбран1050.

Интересно, что мысль о превращении земского собора в постоянный представительный орган возникает не у правительства, а в среде служилого сословия. Это свидетельствует о возрастании у последнего политической энергии, о поисках им организационных форм доведения своих требований и нужд до верховной власти. Характерно, что, по проекту Бутурлина, выборные должны были не обсуждать дела, которые выдвинет перед ними правительство, а сами возбуждать перед последним вопрос об удовлетворении их потребностей.

Что касается коллективных челобитных торговых людей, то они отражают одну сторону их идеологии и программы - тягу к протекционизму, стремление при поддержке правительства добиться монопольного положения на русском рынке. Эту сторону отметил К. В. Базилевич, изучивший все челобитья торговых людей 30-40-х годов XVII в. и показавший, что содержание их в основных вопросах одинаково. «Челобитья, - пишет он, - ...очень последовательно развивают одну и ту же программу обвинений против торговли иностранцев, англичан, голландцев, купцов из Гамбурга, восточных тезиков и торговых людей других стран, от которых «стала скудость великая», а русские торговые люди «от своих промыслов отбыли и от того оскудели и одолжали великими долги»1051.



1041 К. В. Базилевич писал о коллективных челобитных торговых людей: «Нам ничего неизвестно об обстоятельствах, при которых были поданы эти челобитья; хронологически они совпадают с теми тревожными годами царствования Михаила, когда правительство почти ежегодно созывало земские соборы, чтобы выслушивать на них выборных представителей по поводу военных и политических дел и экономических мероприятий. Наложение новых повинностей в виде сборов даточных людей с вотчин и поместий и денежных платежей с посадов и волостей создавало благоприятные условия для классовых выступлений» (Базилевич К. В. Коллективные челобитья торговых людей и борьба за русский рынок в первой половине XVII века. «Известия Академии наук СССР. Отделение общественных наук», 1932, № 2, с. 110).
1042 Там же.
1043 Смирнов П. П. Челобитные дворян и детей боярских, с. 6-7, 39-40.
1044 Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в., т. I, с. 427.
1045 Базилевич К. В. Указ. соч., с. 110-111.
1046 Там же, с. 110.
1047 Смирнов П. П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII в., т. I, с. 476; он же. Челобитные дворян и детей боярских, с. 43.
1048 Смирнов П. Л. Челобитные дворян и детей боярских, с. 39.
1049 Там же, с. 43.
1050 ЦГАДА, ф. 210, Приказный стол, стб. 80, лл. 88-89; Кабанов А. К. «Государево дело» стряпчего Бутурлина о злоупотреблениях в Московском государстве. - «Действия Нижегородской губернской ученой архивной комиссии», 1909, т. VIII, с. 66-68, № 6 (у Кабанова дано ошибочное прочтение - «и звешатъ»).
1051 Базилевич К. В. Указ. соч., с 114.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6517