Стоглавый собор 1551 г.
В 1551 г. состоялся церковный собор (с участием светских представителей господствующего класса), выпустивший сборник своих постановлений - «Соборное уложение», или Стоглав. По этому названию и сам собор стал именоваться Стоглавым. Списков Стоглава сохранилось очень большое количество, ибо памятник имел широкое распространение. Обзор списков дан Д. И, Стефановичем254, но их текстологический анализ еще не проведен и требует значительных усилий.

Меня интересует сейчас не история Стоглава, а история Стоглавого собора. Это темы разные, хотя друг с другом и связанные. К сожалению, о соборе не сохранилось никаких современных ему сведений. Летописные заметки о нем XVII в. восходят в качестве источника к тексту самого памятника255. Таким образом, «Соборное уложение» является единственным источником, рисующим деятельность совещания, его подготовившего.

В начале Стоглава говорится, что «в лето 7059 месяца февраля в 23 день быша сия вопросы и ответы мнози о различных многих церковных вещах и чинех, в царствующем граде Москве в царских палатах, от благовернаго и боговенчаннаго государя царя и великого князя Иоанна Васильевича всея Руси самодержца к преосвященному Макарию митрополиту московскому всея Руси, и ко всему священному собору, во 18 лето царства его, в двадесять первое лето от рождества его, при освященном Макарии митрополите московском и всея Руси, в десятое лето святительства его»256.

В этом рассказе об обстоятельствах, касающихся деятельности Стоглавого собора, не все ясно. Прежде всего возникает вопрос, какая дата имеется в виду. Некоторые исследователи полагают, что названы месяц и число открытия собора257. Несколько иначе представляет дело Стефанович. Он считает 23 февраля 1551 г. временем начала не деятельности собора, а составления «Соборного уложения» (т. е. книги Стоглава). Работа же собора, по мнению Стефановича, происходила уже на протяжении января-февраля 1551 г., продолжалась и после 23 февраля и завершилась 11 мая 1551 г. (этим числом датируется царский приговор о монастырских вотчинах, помещенный в ряде списков Стоглава в качестве 101-й главы)258. Точка зрения Стефановича была принята рядом современных исследователей: А. А. Зиминым259, Н. Е. Носовым260, С. О. Шмидтом261.

При бедности источниковедческой базы трудно в достаточной степени убедительно и точно определить исходную и конечную грани деятельности собора. Но вряд ли можно разделить всю деятельность собора на два этапа: 1) совещание с обсуждением ряда вопросов; 2) обработка материалов совещания. Вероятно, это были одновременные процессы. Поэтому мне представляется более естественным считать 23 февраля датой открытия собора. Конечно, потребовалось время и на подготовку к нему: составление текста царских речей и «вопросов»262. На этот подготовительный период, вероятно, ушли январь и февраль. Разумеется, это скорее соображения логического порядка, чем конкретно-исторические наблюдения. Но, мне думается, они заслуживают внимания. Да и Стефанович считает свою датировку лишь наиболее вероятной263.

Так или иначе, Стоглавый собор действовал несколько месяцев, в то время как собор 1549 г. заседал два дня, а соборные совещания 1566 г. продолжались пять дней.

Не легко решить вопрос о составе Стоглавого собора. В первой (вводной) главе названы поименно митрополит Макарий, 9 архиепископов и епископов, которые присутствовали на заседаниях «и со инеми честными многими архимандриты и игумены, и весь священный собор». Свои обращения к собору царь облекает в устойчивую форму: «Отцы мои святии, преосвященный митрополит Макарий московский и всея Рустти, и вси архиепископы, и епископы, и весь священный собор...» или коротко: «вы, святейший отцы мои»264.

Один раз (в «рукописании» Ивана IV, переданном собору) назван более широкий круг присутствующих, не только духовных, но и мирян: «и вы, господие мои, святии святителие и преосвященнии отцы наши Макарий митрополит, и вся архиеписко-пи и епископи и преподобнии архимандриты, и честнии игумени, и весь священный собор, и иноцы, и вси божий молебницы; тако же и братия моя и вси любимии мои князи, и боляре, и воини, и все православное християнство...». Но и в данном случае речь, очевидно, в первую очередь была адресована духовной аудитории, и только ее реакцию и отметили составители Стоглава: «и сим на соборе прочтеным бывши... Макарий митрополит всея Русии и со всем священным собором... зело о сем удиви-шася...»265.

Другая речь, также обращенная к Макарию с «освященным собором», кончается словами: «а аз вам, отцем своим, и братиею с своими боляры челом бию»266. Таким образом, наряду с царем и духовными иерархами на соборе присутствовала боярская дума. Юридически это было совещание церковное; очевидно, духовенству принадлежало и решение разбиравшихся там дел; фактически же то или иное соборное постановление подсказывалось реальным соотношением сил представителей господствующего класса, встретившихся на соборе.

Собор открыл сам царь Иван Васильевич. В Стоглаве высокопарным стилем написано, как он воссел «на царском своем престоле», а когда воцарилось глубокое молчание, то встал и произнес речь. Затем царь передал участникам соборных совещаний ряд текстов: «свое рукописапие» (преимущественно автобиографического характера), «инаа писания» (относительно канонизации святых) и выступил еще с одной (по-видимому, устной - «царь глаголеть к собору») речью, упомянув собор 1549 г., Судебник и уставные грамоты. Произошло ли все это в одно заседание или растянулось на несколько - сказать трудно. Во всяком случае, автобиографическое царское «рукописание» было прочитано на соборе, а на это было нужно время.

Материалы, представленные Грозным, должны были определить общую линию собора. Она очерчена в словах «предисловия» к Стоглаву: «царь Иван... подвижеся не токмо о устроении земном, но и о многоразличных церковных исправлении...» и в призыве самого Грозного: «потружайтеся... во исправление церковному благочинию и царскому благозаконию и всякому земскому строению»267. Приведенные выдержки из Стоглава фиксируют внимание, которое должен уделить собравшийся собор и делу церковного устройства, и вопросам государственного строительства. Взаимосвязь этих двух проблем отмечена и в других случаях в Стоглаве. Представлением Грозным своих «писаний» как бы подчеркивалась историческая преемственность собора 1551 г. и двух более ранних, 1549 г.: церковного и земского. Все это делает достаточно обоснованным наименование, данное И. Н. Ждановым Стоглавому собору: церковно-земский.

«Предисловие» к Стоглаву и «рукописания» Грозного занимают Четыре главы памятника. Глава 5 содержит 37 царских «вопросов»268. Далее идут соборные «ответы», но в главу 41 вставлена другая группа «вопросов» царя (их 32)269, причем здесь за каждым «вопросом» сразу следует «ответ». С главы 42 продолжаются «ответы» на первую группу «вопросов»270. Структура очень нечеткая, не поддающаяся до конца осмыслению. «Ответы» иногда уходят от тематики, намеченной «вопросами». Лишь текстологический анализ всех сохранившихся списков Стоглава сможет, вероятно, пролить свет на историю сложения памятника.

Я не буду рассматривать вопрос о том, кто был составителем (или кто участвовал в составлении) «вопросов», подаваемых от имени Ивана Грозного. В ряде исследований довольно убедительно доказывается, что значительную роль в этом деле сыграл протопоп Сильвестр271. Была разработана процедура обсуждения дел. Ставя перед духовными иерархами те или иные «вопросы», царь намечал определенные формы (правовые или бытовые) их решения. Устоялись разные варианты формулировок, в которые облекались царские предложения. В некоторых случаях прямо говорится, что следует утвердить их на соборе и внести в «Уложение» (Стоглав): «достоит закон уложити на соборе», «и о сем соборовати по святым правилом, и разеужати», «достоит о сем уложити соборне», «и о сем соборовати, как впредь тому быти», «и о сем како здесь достоит быти, и вы соборне уложите», «и по правилом святых отец, како тому достоит быти, и како бы на святем соборе уложити вовеки неподвижно», «о всем о том на соборе указ учинити», «и о том разсудити и уложити на святем соборе»272.

Другая группа «вопросов» предлагает рассмотреть определенные казусы и вынести по ним суждения, не упоминая о соборе и не пользуясь терминами «соборне», «соборовати» и т. д.: «и вы бы о всех тех церковных чинех разсудив, и указ учинили по божественному уставу и по священным правилом сполна», «достоит указ учинити», «достоит вам святителем вельми о сем порадети и запретити», «известно разсудя, утвердити по правилам святых апостол и святых отец», «достоит добре порадети и поразсудити и утвердити божественному писанию», «о сем достойно вельми побеседовати, и в правилах и во святых книгах довольно обыскати и утвердити», «достоит законоуложение и разсудно утвердити», «достоит же и о сем разсудити, что во уставе писано»273.

Имеются формулировки, говорящие об обсуждении «вопросов», но не предусматривающие заранее решения по ним: «о том разсудити», «и о сем достоит довольно беседовати», «бога ради о сем разсудите довольно»274.

Наконец, встречаются вопросы в буквальном смысле слова, сопровождаемые репликами типа: «тако ли сему достоит быти?», «достойно ли то?»275

Трудно, конечно, безоговорочно утверждать, что форма постановки «вопроса» уже сама по себе намечала его дальнейшую судьбу: обоснование материалом церковной и гражданской письменности, предварительное обсуждение, утверждение на соборе и т. д. Может быть, в разных случаях по-разному говорится об одном - о предложениях собору царя и тех, кто стоял за ним, а процедурные моменты в виду не имеются. Но нельзя также забывать, что терминология и стилистика документальной письменности трафаретны и всякие отступления от трафарета обычно не случайны.

Основное содержание Стоглава составляют разбитые на главы «ответы» собора царю, а также статьи, не связанные с его «вопросами», и памятники, использованные при написании этих «ответов» (поучительная литература, церковно-правовые тексты, княжеские указы и т. д.). Мы не знаем, как «ответы» готовились. Вообще вся работа 1551 г. от нас скрыта. Перед нами лишь ее результаты. Случайный характер носят ссылки такого рода: «соборне уложили»276. Они единичны. Случайно упоминается само «Соборное уложение»277 (Стоглав).

Не ставя перед собой задачи дать характеристику содержания Стоглава (и потому, что это уже сделано в исторической литературе278, и потому, что это не моя тема), я коснусь лишь одного вопроса: о Стоглавом соборе как церковно-земском, т. е. о роли в нем государственной власти. Прежде всего, какова эта роль с точки зрения самой соборной конституции, процедуры? Грозный открыл совещание. Грозный выступил с речами, наметившими направление соборной деятельности, н с «вопросами», положенными с основу работы. Имя царя фигурирует и в некоторых решениях собора, очевидно, в целях придания им большей авторитетности. Постановление о наблюдении за порядком церковного звона и пения было принято «по совету и по повелению» царскому. «По царскому велению и по благословлению святительскому» были избраны протопопы, ответственные за порядок279. «По царскому совету» состоялось «Соборное уложение» об открытии по городам училищ и об искоренении пьянства в монастырях280. Постановление о венечной пошлине выносится на основе уложенных грамот великих князей Ивана III и Василия III, устанавливающих разные суммы в зависимости от того, который раз человек вступает в брак. Но в обращении к Ивану Грозному говорится: «...аще угодно по бозе будет тобе... и сия разсудив, да устави по своему царскому велению, всем равно, яко же хощет царская твоя власть»281.

По шести «вопросам» Ивана IV, касающимся борьбы с волхвами, чародеями, кудесниками, «лживыми пророками», распространителями «злых ересей», лицами, занимающимися игрой в зернь, бродяжничеством и т. д.282, собор вернул инициативу действий самому царю. Ему было предложено «своя заповедь учинити, яко же сам весть, чтобы впредь такое насилство и безчиние не было»283.

Широко распространена точка зрения о том, что на Стоглавом соборе были утверждены Судебник и уставные земские грамоты. Н.Е. Носов относит эти мероприятия к числу основных, «земских» решений собора 1551 г.284 Источником для изучения вопроса служит одна из речей Грозного, помещенная в Стоглаве, которую я подробно рассмотрел в предыдущем параграфе. Не все исследователи, однако, считают, что она дает право на вышеизложенный вывод. Некоторую неуверенность обнаруживает Б. А. Романови285. С. О. Шмидт заявляет: «Текст этих уставных грамот следовало согласовать с текстом Судебника («се Судебник перед нами286, и уставные грамоты: прочтите и разсудите...»). И Стоглавому собору представили на утверждение не текст Судебника, а текст уставной грамоты. Именно на это испрашивалось «благословение» Стоглавого собора, после чего надо было «подписати на судебники и на уставной грамоте, которой в казне быти»287. Но разве «подпись» не означает признание (т. е. утверждение) текста? А кроме того цитате, приведенной из Стоглава Шмидтом, предшествуют (перед «подписати») слова: «аще достойно сие дело на святем соборе утвердив и вечное благословение получив...»288 Речь идет именно об утверждении. Не уверен только, что надо было подписывать все экземпляры Судебника, а не тот только, который хранился в Царском архиве289.

Характерно, что в Стоглаве упомянуты три правовых кодекса, по которым вершились судебные дела между церковными людьми и мирянами: Судебник, царская уставная грамота и «Соборное уложение» (Стоглав)290. Надо думать, все эти кодексы прошли через собор 1551 г.

Итак, собор 1551 г. выступает как «совет» церковной и царской властей. Этот «совет» зиждился на общности интересов, направленных к защите феодального строя, социального и идейного господства над народом, подавлению всех форм его сопротивления. Но «совет» часто давал трещину, ибо далеко не всегда и не во всем совпадали интересы церкви (как организации) и государства, духовных и светских феодалов, наконец, разных групп духовных иерархов. И, конечно, на Стоглавом соборе, из 10 участников которого 9 были осифлянами или их сторонниками291, шла идейная борьба. Насколько заманчиво было бы заглянуть на соборные кулисы и послушать те споры, которые там велись! Но документация соборных совещаний исчезла. И единственная возможность для исследователя хоть немного проникнуть в атмосферу идейной борьбы - это попытаться сравнить (и по манере, и по содержанию) царские «вопросы» и соборные на них «ответы».

Пожалуй, наиболее показательны в источниковедческом плане тексты, посвященные «святительскому суду» и монастырскому землевладению. «Вопрос» 7 в краткой форме останавливается на одном моменте - на разоблачении волокиты и ябедничества, допускаемых «святительскими судиями». Подчеркивается, что «то подобает гораздо обыскивати, чтобы в напрасне продаж и безчиния бездельнаго не было». В «вопросе» 15 столь же коротко говорится о церковных и монастырских жалованных несудимых грамотах, причем в заключительной фразе указано: «Коея ради вины сие тако бысть и тако ли сему достоит быти?» Неясно, ставится ли под сомнение принцип неподсудности духовных лиц и корпорации митрополичьему или же государственному суду292. Вообще изложение лаконичное, нечеткое. Скорее, дается тема, чем намечается путь к решению. Может быть, эта нечеткость намеренная? Поднималась слишком острая проблема.

«Соборный ответ» на эти «вопросы» разросся и вылился в несколько больших глав (53-68) с развернутой аргументацией, с длинными выдержками из книг священного писания, «правил» отцов церкви, постановлений вселенских соборов, памятников византийской, древнерусской письменности. Конкретные темы, поднятые в обоих «вопросах», расширяются до общих принципов организации судов светского и духовного и их взаимоотношения. «Соборный ответ» стремится доказать, что «не подобает князем и боляром и всяким московским судиям священничсскаго и ино-ческаго чина на суд привлачати, ниже таковых судити, да не обладает ими никто же от простых людей, точию великая соборная церковь обладает ими, и судит таковых по закону священных правил». По поводу несудимых грамот сказано: «и те грамоты даны кроме священных правил», и «впредь таким грамотам не быти, а судити святителем самем, соборне, по священным правилом...» (исключая дела о душегубстве, разбое, татьбе с поличным)293. Таким образом, отстаивается правомочность духовного суда в централизованной форме. Главы 67-68 Стоглава представляют собой детально разработанный судебник, затрагивающий сферу церковных (а также соприкасающихся с ними «мирских») тяжб и преступлений. Духовные иерархи явно встревожились, увидя в «вопросах» царя наступление на свою юрисдикцию, и постарались обезопасить себя и ссылкой на историческую традицию, и рядом правовых гарантий.

Текст о «святительском» суде имеет за собой определенную историю (от царского «вопроса» до соборного «ответа»), В его выработке отразилась борьба разных интересов (светских и духовных) , в его конечном содержании - их компромисс. То же можно сказать и о главах, посвященных монастырскому землевладению. Только здесь позиция царя была отчетливее. «Вопросы» «О несудимых грамотах» и о «монастырях, иже пусты от небрежения» стоят рядом (15 и 16), но они совершенно различны по литературной манере, по стилю. В одном случае - протокольная запись, приказная справка; в другом - яркое полемическое выступление, речь. «Боголюбцы» дают в монастыри вотчинные села и прикупы, сами монастыри приобретают земли, «и строения в монастырях некотораго не прибыло, и старое опустело». «Где те прибыли и кто тем корыстуется?» Имея грамоты на беспошлинную торговлю, «черньцы по селом живут, да в городе тяжутся о землях. Достойно ли то?» Не справляется «память по душам» вкладчиков. «Кто о сем истязан будет в день страшного суда?»294

Но, хотя тон здесь много более наступательный, чем в «вопросе» о несудимых грамотах, манера полемики остается завуалированной295. Прямого вывода о секуляризации нет. Собор же занял откровенную позицию. Сославшись на «священные правила святых апостол» и другие материалы, он выступил в защиту неприкосновенности недвижимых владений, «вданных богови в наследие вечных благ»: «никто же их может от церкви божий восхитити, или отдати, или продати». Но указывалось, что монастырским властям следует позаботиться о поминовении вкладчиков296.

Был еще один полемический прием, к которому прибегали духовные иерархи - участники собора для защиты своих интересов: это попытка направить обсуждение в русло чисто культовой тематики. По словам одного из исследователей, Н. И. Лебедева, собор «массою богослужебных вопросов... затушевал вопросы о вопиющих нуждах общественных и государственных»297. С. Б. Веселовский правильно отметил, что «сведения о деятельности Стоглавого собора дошли до нас только через церковные источники, которые, естественно, отводили главное внимание церковным вопросам и если касались общих государственных вопросов, то только по связи их с церковными»298.

Есть один исторический источник, происхождение которого остается еще источниковедческой загадкой, но который традиция связывает со Стоглавом. Если последнее справедливо, то это материал для характеристики «земской» стороны деятельности Стоглавого собора. Дело идет о проекте государственных преобразований, предложенных от имени Ивана IV митрополиту Макарию, архиепископам, епископам, князьям, боярам. Текст сохранился в сборнике игумена Волоколамского монастыря Евфимия Туркова299. Он опубликован И. Н. Ждановым300, который счел его за «дополнительные царские вопросы» на Стоглавом соборе. Исследователь исходил из того, что в рукописи рассматриваемому сейчас тексту предшествует речь царя Ивана, содержащаяся в главе 4 Стоглава, и 37 «вопросов» Грозного, составляющих главу 5 памятника.

В проекте, открытом Ждановым, - 12 пунктов. В целом это развернутая программа реформ. Затрагивались проблемы земельной, торговой, таможенной политики: регламентация распределения вотчин, поместий, кормлений; устройство вотчинных книг для учета земель; организация земельной переписи; обеспечение вдовых боярынь; борьба с местничеством; обложение слобод; уничтожение корчем; ликвидация мытов по дорогам; регламентация перевозных и мостовых пошлин; укрепление порубежных застав; бережение ногайских гостей и послов. Эта программа отвечала интересам дворянства и купечества.

Вывод Жданова о связи «дополнительных вопросов» Грозного с собором 1551 г. нашел поддержку и у ряда ученых301. Но его оспорил Н. Кононов, а вслед за ним другие авторы, указавшие, что анализ содержания разбираемого памятника заставляет датировать его временем еще до Стоглава302.

Доводы относительно датировки убедительны. «Дополнительные царские вопросы» написаны еще в 1550 г. Но значит ли это, что у правительства не было намерения представить их на Стоглавый собор и там утвердить, т. е. не хотели ли с ними поступить так же, как с Судебником? Уж слишком органически связывается группа «дополнительных вопросов» с текстом Стоглава. Она идет за последним (37-м) «вопросом» главы 5, начинаясь словами: «Говорити перед государем, и перед митрополитом; и передо владыки, и передо всеми бояры дияку, как было перед великом князе Иване Васильевиче, при деде, и при отце моем, при великом князе Василье Ивановиче, всякие законы, тако бы и ныне устроити по святым правилом, и по праотеческим законом, и на чом святители, и царь, и все приговорим и уложим, кое бы было о бозе твердо и неподвижно в векы»303. Это почти текстуально совпадает с тем, что говорил Грозный, судя по Стоглаву. Повторяют «дополнительные вопросы» и формулу Стоглава: «О сем посоветуйте все вкупе и уложите, как вперед тому делу быть без вражды и без кручины и полюбовно...»304.

Были ли «дополнительные вопросы» Грозного представлены на собор 1551 г.? Возможно, что нет. Может быть, их постигла судьба Судебника: их предварительно рассмотрела боярская дума, и этим дело ограничилось. Н. Е. Носов отмечает, что в рассматриваемом проекте реформ, как и в Судебнике, «было слишком много острых, спорных вопросов, вызывавших весьма неодобрительное отношение к ним в определенных правительственных кругах», в частности в среде высшей церковной иерархии305. Весьма вероятно, что вместо проекта реформ собор предложил для обсуждения вторую группу «вопросов», вошедших в главу 41 Стоглава. В тексте памятника данная группа производит впечатление вставки.

Два собора - земский 1549 г. и церковно-земский 1551 г. - составляют важную веху в истории Русского централизованного государства. Других соборов такого типа в 50-х годах XVI в. мы не знаем. С. О. Шмидт выдвинул предположение, что на каком-то «соборе» в 1555-1556 гг. были приняты решение об отмене кормлений, Уложение о службе и подтвержден приговор об отмене местничества. О характере этого совещания он говорит очень осторожно. Это мог быть «думный собор» (т. е. расширенное заседание боярской думы), могло быть совещание, напоминающее земский собор. Доказательства последнего тезиса у Шмидта косвенные: публицистичность летописного текста об отмене кормлений, напоминающего речи царя па соборах конца 40-х - начала 50-х годов (Шмидт думает, что таких соборов было несколько) ; данные поздних летописей, а главное, изображения совещаний царя по вопросу о реформах на рукописных миниатюрах306. Конечно, одних этих доказательств недостаточно, и им можно противопоставить противоположные данные. В Никоновской летописи сообщение о реформах разбито на несколько кусков, приведенных под заголовками: «Приговор государев», «Приговор царской о кормлениах и о службе», «О повелении царьском», «О расмотренин государьском». Решения по этим вопросам расцениваются как акты деятельности боярской думы: «Лета 7064-го приговорил царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии з братиею и з боляры о кормлениях и о службе всем людем, как им вперед служити»307. При узости источниковедческой базы твердые суждения невозможны, и мысль Шмидта остается не более чем гипотезой.



254 Стефанович Д. О Стоглаве. Его происхождение, редакции и состав. СПб., 1909.
255 Беляев И. Д. Две выписки из летописного сборника. - В кн.: Архив историко-юридических сведений, относящихся до России. Изд. Н. В. Калачова, кн. 1. М., 1850, отд. 6, III, с. 30-31; Безсонов П. Издание Стоглава. - «День», 1863, 16 марта, № И, с. 17.
256 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 19; Макарьевский Стоглавник, с. 7
257 Голубинский Е. Е. История русской церкви, т. II, пол. 1. М., 1900, с. 773; Бочкарев В. Н. Стоглав и история собора 1551 года. Юхнов, 1906, с. 11.
258 Стефанович Д. Указ. соч., с. 81-90. До 11 мая текст «Соборного уложения» посылался еще на просмотр бывшему митрополиту Иоасафу в Троице-Сергиев монастырь.
259 Зимин А. А. Реформы Ивана Грозного, с. 378-382.
260 Носов Н.Е. Указ. соч., с. 72.
261 Шмидт С. О. Становление..., с. 179.
262 Судебники XV-XVI веков, с. 188-191 (комментарии Б. А. Романова).
263 Стефанович Д. Указ. соч., с. 89.
264 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 41, 24; Макарьевский Стоглавник, с. 16, 9.
265 Стоглав. Изд. Д. Е, Кожанчикова, с. 27, 35; Макарьевский Стоглавник, с. 11, 15
266 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 40; Макарьевский Стоглавник, с. 17.
267 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 23, 27; Макарьевский Стоглавник, с. 9, 10.
268 Заголовок главы 5 такой: «О царских 37 вопросех и о церковном строении» (Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 41; Макарьевский Стоглавник, с. 17). Заголовок главы 6: «До зде царские вопросы и о тех всех вопросех соборной ответ» (Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 58; Макарьевский Стоглавник, с. 26).
269 Заголовок главы 41: «О тридесять и дву царских вопросех и соборного ответы по главам». Концовка главы: «До зде конец вопросом царским и соборным ответом» (Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 147). В «Макарьевском Стоглавинке» это глава 45 (с. 68-78).
270 Глава 42 имеет заголовок: «О трегубой аллилуйа» (Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 148).
271 Жданов И. Н. Материалы для истории Стоглавого собора. - Сочинения, т. I. СПб., 1904, с. 225-239; Зимин Л. А. Реформы Ивана Грозного, с. 379.
272 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 42, 45, 46, 47, 56, 57, 129, 131; Макарьевский Стоглавник, с. 18, 19, 20, 25, 26, 68, 70.
273 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 41, 43, 49, 50, 52, 55, 142; Макарьевский Стоглавник, с. 18, 19, 22, 23, 25, 75.
274 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 49, 131; Макарьевский Стоглавник, с. 21, 70.
275 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 47, 48; Макарьевский Стоглавник, с. 21.
276 Стоглав. Изд, Д. Е. Кожанчикова, с. 59, 93; Макарьевский Стоглавник, с. 26, 61.
277 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 207, 249; Макарьевский Стоглавник, с. 92, 116.
278 Жданов И. Н. Указ. соч.; Стефанович Д. Указ. соч.; Будовниц И. У. Русская публицистика XVI века. М.- Л., 1947, с. 230-246; Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники. М., 1958, с. 91-108.
279 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 59, 60; Макарьевский Стоглавник, с. 26, 27.
280 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 93, 176; Макарьевский Стоглавник, с. 61, 80.
281 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 161, 164; Макарьевский Стоглавник, с. 78.
282 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 136-141; Макарьевский Стоглавник, с 72-75.
283 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 137; Макарьевский Стоглавник, с. 73.
284 Носов Н. Е. Указ. соч., с. 53, 74.
285 Судебники XV-XVI веков, с. 182 (комментарии Б. А. Романова).
286 Должно быть, конечно: «перед вами» (так в «Макарьевском Стоглавнике», с. 17).
287 Шмидт С. О. Становление..., с. 157-158.
288 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 39; Макарьевский Стоглавник, с. 17.
289 Шмидт С. О. Становление..., с. 158.
290 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 207; Макарьевский Стоглавник, с. 92.
291 Зимин Л. А. Реформы Ивана Грозного, с. 382-383.
292 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 43-44, 47; Макарьевский Стоглавник, с. 19, 21; Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники, с. 99.
293 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 179, 206; Макарьевский Стоглавник, с. 81, 92.
294 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 47-48; Макарьевский Стоглавник, с. 21.
295 Моисеева Г. Н. Валаамская беседа - памятник русской публицистики середины XVI века. М.-Л., 1958, с. 65.
296 Стоглав. Изд. Д. Е. Кожанчикова, с. 47-48, 230-232; Макарьевский Стоглавник, с. 21, 105. Приговор 11 мая 1551 г. ограничил монастырское землевладение. 17-18 мая 1551 г. происходил пересмотр жалованных грамот монастырям (монастырских тарханов) (Веселовский С. Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси, т. 1. М.- Л., 1947, с. 92).
297 Лебедев Н. И. Стоглавый собор 1551 г. М., 1882, с. 42; Моисеева Г. Н. Указ. соч., с. 67.
298 Веселовский С. Б. Феодальное землевладение, т. 1, с. 92.
299 ГПБ, Q. XVII. 50, лл. 332 об.-339.
300 Жданов И. Н. Указ. соч., с. 173-188. Перепечатано: ПРП, вып. IV. М., 1956, с. 576-580.
301 Смирнов И. И. Указ. соч., с. 486-488; Моисеева Г. Н. Указ. соч., с. 64-65.
302 Кононов Н. Разбор некоторых вопросов, касающихся Стоглава. - «Богословский вестник», 1904, № 4, с. 697-699; Зимин Л. А. Реформы Ивана Грозного, с. 336-341; Носов Я. Е. Указ. соч., с. 23-44; Шмидт С. О. Становление..., с. 163-167.
303 ПРП, вып. IV, с. 576.
304 Там же, с. 577.
305 Носов Н. Е. Указ. соч., с. 43.
306 Шмидт С. О. Становление.... с. 196-208: он же. К истории земской реформы (Собор 1555/56 г.). - В кн.: Города феодальной России. М., 1966, с. 125-134.
307 ПСРЛ, т. 13, ч. 1, с. 267-269.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 14768