1.6. Тенденции миграции и изменение в расселении населения
На интенсивность и направления миграционных процессов в период 1981-2005 гг. будут существенно влиять: происходящая научно-техническая революция и связанное с ней развитие населения, в т.ч. повышение его подвижности; особенности демографического развития страны в 80—90—х гг., когда наряду с общим сокращением приростов трудоспособного населения резко изменится его территориальное размещение; сложившиеся в прошедшие 20-30 лет тенденции в области миграции населения будут также оказывать влияние на эти процессы и в будущем.

В послевоенные годы сложилась устойчивая тенденция миграционного оттока населения из трудонедостаточных районов, причем даже из тех, куда в организованном порядке направлялись переселенцы: РСФСР, с ее северными и восточными районами, остро нуждающимися в пополнении трудовых ресурсов, и Белоруссия, численность населения которой еще к началу семидесятых годов не достигла довоенной, в межреспубликанском обмене в 1951-1975 гг. потеряли 3,3 млн. человек. Хронически теряли население Нечерноземная зона РСФСР и трудодефицитная Сибирь. В это же время миграционный приток населения осуществлялся не только в районы, которые, подобно Прибалтике, нуждались в привлечении трудовых ресурсов, но и в трудоизбыточную Среднюю Азию. В 1951-1975 гг. за счет межреспубликанского миграционного обмена Средняя Азия получила свыше одного млн. человек.

Отрицательной тенденцией современной ситуации в области миграции населения является систематический отток сельского населения. Причем дело не только в том, что за последние 30 лет сельская местность за счет миграции (включая и преобразование сельских поселений в городские) потеряла 55 млн. человек, и ее доля в населении страны сократилась с 60 до 37%, но и в том, что для сельской миграции характерна крайняя неравномерность оттока населения из разных республик, приводящая в части из них к ухудшению демографической структуры. В 1951—1980 гг. ряд республик, прежде всего Россия и Белоруссия, в миграционном обмене с городами потеряли 79,8-83,6% численности сельских жителей, тогда как потери сельской местности Узбекистана составили 18,5% и Таджикистана, имеющего самый высокий уровень рождаемости населения - 4,6%. В РСФСР, на Украине и в Белоруссии в семидесятые годы естественный прирост сельского населения по сравнению с пятидесятыми годами сократился в 7 раз, а в республиках Средней Азии он возрос почти вдвое. В результате сокращения естественного прироста и отрицательного миграционного сальдо численность сельских жителей России, Украины и Белоруссии за последние тридцать лет уменьшилась на 23 млн. человек. В это же время в трудоизбыточной сельской местности Средней Азии население, увеличившись на 8 млн. человек, удвоилось.

В составе сельских мигрантов, выбывающих в города, повышенную долю составляют лица молодых трудоспособных возрастов. Поэтому население многих районов Европейского центра интенсивно стареет. В Калининской, Псковской, Новгородской и многих других областях в составе сельских жителей на долю лиц в возрасте 60 лет и старше приходится свыше 30-33%. В сельской местности республик Прибалтики, Белоруссии, Украины, десятков областей России происходит естественная убыль населения. Там повсеместно сократилась продолжительность жизни мужчин. В Архангельской, Калининской, Новгородской, Псковской, Владимирской и ряде других областей средняя продолжительность жизни мужчин в сельской местности составляет 54-56 лет, т.е. на 5-7 лет ниже, чем в сельской местности страны в целом. Средняя продолжительность жизни мужчин в селах названных областей на 14-17 лет меньше, чем у женщин. Наоборот, в сельской местности республик Средней Азии, вследствие интенсивного воспроизводства населения, происходит его омоложение. Причем коренные жители в результате низкой миграционной подвижности концентрируются в сельской местности. В настоящее время в сельском населении Узбекистана на долю коренных жителей Средней Азии приходится 93,6%, Туркмении - 96,7% и Таджикистана - 98,2%.

В конце 60-х - начале 70-х годов был принят ряд мер, направленных на ускорение формирования новых территориально-производственных комплексов в восточной части РСФСР, повышение уровня жизни проживающего там населения, дальнейший подъем сельского хозяйства и социальное развитие Нечерноземной зоны и т.д. Реализация этих мер к началу десятой пятилетки повлияла и на улучшение миграционных процессов. В частности, сократился отток населения из трудонедостаточных районов. Впервые за последние 25 лет сальдо миграции населения РСФСР стало положительным, достигнув 740 тыс.человек. В десятой пятилетке Западная и Восточная Сибирь перестали в миграционном обмене терять население. В эти годы Белоруссия стала республикой со сбалансированным миграционным обменом, тогда как сальдо миграции населения в Средней Азии стало отрицательным.

Заметно снизилась интенсивность миграции сельского населения. Если в 1971-1975 гг. миграционные потери сельского населения составляли 9,7%, то в 1976-1980 гг. они уменьшились до 7,3%. Важно подчеркнуть, что сократилась интенсивность выбытия сельского населения во всех областях, входящих в Нечерноземную зону. В целом по Нечерноземной зоне интенсивность оттока сельского населения в 1978-1980 гг. снизилась по сравнению с 1972-1974 гг. в 1,5 раза.

В результате планомерного развития сети поселений страны можно констатировать наличие общей тенденции к формированию более равномерного расселения населения, хотя в региональном разрезе процессы распределения населения имеют существенные различия, а в некоторых случаях эти различия увеличиваются. Это относится прежде всего к изменениям соотношения между сельским и городским населением и к перераспределению городского населения между городами разных величин и росту числа больших городов (с более чем 100- тысячным населением).

В итоге изменяется удельный вес населения различных регионов: доля Западной макрозоны1 снизилась (особенно в сельском населении), удельный вес Восточной - практически не изменился, а доля населения Южной макрозоны существенно увеличилась. Это особенно видно из данных о сельском населении: если в 1970 г. в Южной макрозоне концентрировалось 23,4% сельского населения страны, го в 1979 - 28,5%; поскольку радикальных перемен в характере динамики численности сельского населения по всей вероятности не произойдет, можно предположить дальнейшую концентрацию сельского населения в Южной макрозоне. Та же тенденция, но в несколько менее ярко выраженной форме характеризует перераспределение населения СССР в целом. Центр тяжести населения постепенно перемещается на Юго-Восток.

Однако, несмотря на происшедшие во второй половине семидесятых годов улучшение миграционных процессов существует ред проблем их дальнейшего совершенствования.

Прежде всего сохраняет свое значение проблема повышения приживаемости новоселов. Ныне она носит избирательный характep, т.е. охватывает не восточные и северные районы вообще, а лишь территории нового промышленного освоения. Дело в том, что несмотря на большие трудности, во многих восточных и северных районах создано постоянное население. Так, в южных районах Дальнего Востока доля постоянных жителей (тех, кто там родился или приехал и прожил более десяти лег) превышает 9/10 всего населения. Подобное положение наблюдается во многих районах Сибири и Европейского центра, о чем свидетельствует сравнительно низкая интенсивность миграции населения.

Иначе дело обстоит в районах формирования новых территориально-производственных комплексов и на Северо-Востоке страны в целом. Здесь интенсивность миграции населения в 3-4 раза выше, чем в центральных районах. Так, в Магаданской области и Якутии интенсивность миграции населения составляет 10-11%, а в Тюменской области даже 13%, при 3-4% в центральной части страны. Особенностью миграции населения в районах нового освоения является то, что в составе выбывающего населения не менее 3/5 составляют лица, проживающие в местах вселения менее трех лет. Здесь среди уволившихся высокая доля принадлежит тем, кто выезжает за пределы района. Исследования, проведенные ИСИ АН СССР в начале десятой пятилетки на БАМе, показали, что из числа уволившихся не менее 40% мигрируют в другие районы. Это значительно выше чем даже в районах Крайнего Севера.

Высокая интенсивность миграции населения на Тюменском севере, в зоне БАМа и ряде других районов нового освоения в известной мере связана с тем, что в семидесятые годы был самый значительный в стране прирост трудовых ресурсов. Это существенно облегчает привлечение рабочей силы на престижные объекты. Так, в первые годы освоения на БАМе предложение труда заметно превышало спрос на него. В 1975 г. каждое предприятие отказало в приеме на работу 150-180 человекам. В условиях постоянного притока рабочей силы часть руководящих работников не учитывала происшедшего в стране социально-экономического развития и изменения образа жизни и продолжала придерживаться в кадровой политике тех же взглядов, которые имели место в прошлом. Этим частично объясняется невнимание к развитию социально-бытовой инфраструктуры в районах нового освоения.

Обеспечение трудовыми ресурсами районов нового освоения в условиях низкой приживаемости новоселов возможно лишь при наличии огромного миграционного оборота населения. Подобное наблюдается на Тюменском севере и в ряде других мест. Но такое положение становится невозможным в той демографической ситуации, которая складывается в восьмидесятые годы и в перспективе. К тому же в этот период значительную конкуренцию районам нового освоения составят те программы, которые намечены к реализации в центральной и некоторых других частях страны.

Крайне актуальной остается проблема стабилизации населения в центральных, прежде всего нечерноземных районах страны. Существенной чертой этой проблемы в сельской местности многих областей Европейского центра является то, что там отсутствуют условия для расширенного воспроизводства населения. С большими трудностями связано также возвращение хотя бы частично тех, кто в течение всего послевоенного периода мигрировал в восточные районы страны. Отставание в социальном развитии от районов нового освоения, в т.ч. и от целинных, привело к тому, что многие выходцы из сельской местности центральной части страны прижились в местах вселения. Их дети во многих случаях - уже уроженцы новых районов, т.е. их постоянные жители.

Стабилизация в сельской местности центральных районов страны связана еще с двумя трудностями. Одна из них в том, что освоение новых районов носит селективный характер: там на ограниченной территории формируются обычно престижные комплексы производства, тогда как в сельской местности центральных районов основная сфера занятости - сельское хозяйство и обслуживающие предприятия и учреждения, престижность которых во много раз ниже. Вторая трудность состоит в том, что применяемые меры для привлечения трудовых ресурсов в районы нового освоения представляют собой систему определенных льгот, которые не могут быть использованы на территории, где проживает большая часть населения страны. Здесь должны улучшаться общие социально-экономические условия, на что требуется по крайней мере десять-пятнадцать лет. Таким образом, охват территории с многомиллионным населением, длительный срок решения проблем и необходимость всестороннего развития условий жизни - вот то, что существенно отличает процесс стабилизации населения в сельской местности центральной части от районов нового освоения.

Ключевой проблемой в период до 2005 г. является повышение территориальной подвижности коренного населения Казахстана, Средней Азии и Закавказья. Особая острота этой проблемы вызвана тем, что уже в 80-е годы примерно вчетверо сократятся приросты трудоспособного населения страны. Это сокращение происходит крайне неравномерно по территории. В этот период в РСФСР и Белоруссии не только не будет прироста трудоспособного населения, но и его численность к 1990 г. сократится почти на один млн. человек. В это же время около 85% прироста трудоспособного населения придется на Казахстан, Среднюю Азию и Закавказье. Причем доля Средней Азии в приросте трудоспособного населения страны в 1990 г. превысит 50%, а к 2000 г. достигнет 55-56%. Естественно, что обеспечение трудовыми ресурсами формирующихся территориально-производственных комплексов в восточной части РСФСР обусловливает необходимость усиления межрайонного перераспределения населения, в частности увеличения его оттока из трудоизбыточной Средней Азии.

Наметившиеся тенденции свидетельствуют о возможности заметного увеличения миграционного оттока населения из республик Средней Азии. Если к началу 70-х годов лишь Киргизия имела отрицательное миграционное сальдо, то с 1975 г. в Таджикистане, а с 1976 г. - Узбекистане и устойчиво в Туркмении сальдо миграции населения стало отрицательным. Причем даже в миграционном обмене с Сибирью Средняя Азия теперь теряет население. Так, если в девятой пятилетке на каждую тысячу мигрантов, прибывших из Средней Азии в города Сибири обратно выбывало 1200, то в десятой пятилетке стало выбывать 990.

Однако среди выбывающего из Средней Азии населения пока немного лиц коренной национальности. Недостаточно участие узбеков, таджиков, киргизов и туркмен в формировании трудовых ресурсов новых территориально-производственных комплексов. Достаточно сказать, что в составе рабочей силы БАМа лиц коренных национальностей Средней Азии в 12 раз меньше, чем в населении страны. Собственно этим объясняется то, что за пределами Средней Азии проживает мало узбеков, таджиков, киргизов и туркмен. Например, на территории РСФСР их немногим более 120 тыс., тогда как казахов 0,5 млн. и грузин, азербайджанцев и армян 0,6 млн.человек.

Особенно низка миграционная подвижность у коренного населения Средней Азии, проживающего в сельской местности. В последние 30 лет миграционный отток сельского населения Средней Азии составлял 15% от его естественного прироста, тогда как по стране в целом миграционные потери сельского населения на 20% превышают естественный прирост. В настоящее время миграционная подвижность сельского населения республик Средней Азии близка к уровню, имевшему место в центральной России в конце XIX века. Тем не менее возрастание миграционного оттока из среднеазиатского села происходит. Так, если в 1961-1965 гг. из сельской местности Узбекистана выбыло 0,8% населения по отношению к его численности, в 1966-1970 гг. - 2,3%, т.е. уже в 1971-1975 гг. - 5,2% и в 1976-1980 гг. - 7,5%.

Интересы территориального перераспределения населения обусловливают необходимость усиления оттока коренных жителей республик Средней Азии (Казахстана и Закавказья), проживающих в сельской местности в собственные города, а жителей городов как коренных национальностей, так и приезжающих - в другие районы страны. Решение этой проблемы зависит от повышения миграционной активности сельских жителей.

Решение этой проблемы, а у нее нет альтернатив, беспрецедентно по своей сложности. Оно потребует продолжительного времени. Дело в том, что для повышения приживаемости новоселов необходимо создание материальных условий, соответствующих их потребностям, а для повышения миграционной активности сельских жителей Средней Азии нужно изменить структуры самих потребностей. Здесь поведенческие аспекты выходят на первый план. Отсюда и меры в своей основе должны носить социальный характер. К сожалению, научная проработка проблемы повышения миграционной активности населения отсутствует: кроме необходимости изучения русского языка, овладения индустриальными профессиями и преодоления обычаев и традиций ничего другого пока не предлагается, да и предлагаемые меры носят слишком общий характер.

Помимо научной проработки актуальных проблем миграции необходимо дальнейшее совершенствование механизма управления миграционными процессами. Прежде всего необходимо улучшение практики прогнозирования миграционных процессов. В настоящее время применяемая методология прогнозирования сальдо миграции, включаемого в расчеты предположительного населения для разработки балансов трудовых ресурсов, не позволяет получать необходимые для народнохозяйственного развития результаты территориального перераспределения населения. Сальдо миграции прогнозируется путем его экстраполяции. Не говоря уже о резких колебаниях модуля и значений сальдо миграции, последнее оказывается не тем, которое необходимо для сбалансирования собственных трудовых ресурсов с потребными, а тем, которое получается в результате продления на будущее тенденций, имевших место в прошлом. Неоспоримо, что сальдо миграции должно исчисляться на основе балансовых расчетов, хотя необязательно оно на первой итерации будет окончательным, но всегда его величина в плановых проработках является производной балансовых расчетов. В связи со сказанным методические рекомендации Госплана СССР по разработке баланса трудовых ресурсов и прогнозам населения нуждаются в дальнейшем совершенствовании, что соответствует указаниям ХХV и ХХУI съездов партии.

Необходимо также улучшение статистического учета миграционных процессов вообще и сальдо миграции в частности. До осуществления сплошной паспортизации сельского населения учесть межрайонные сальдо миграции прямым путем в межпереписной период не представлялось возможным. Этим объясняются имевшие неточности в оценках населения и миграционных прироста. Лишь переписи населения позволяли вносить необходимые корректировки. В современных условиях имеются возможности улучшить учет миграции и соответственно территориального движения населения.

Регулирование миграций, особенно в их организованных формах, требует постоянного обновления применяемых льгот. При этом необходимо учитывать, что льготы взаимодействуют не только с социально-экономическим развитием территорий, но и с изменяющимся образом жизни населения страны в целом. Именно поэтому состав и объем льгот должны корректироваться и по мере экономического подъема территорий, где они применяются, и по мере развития образа жизни советского человека. В первом случае обычно уменьшается объем применяемых льгот сужается их состав, тогда как во втором - одни льготы меняются на другие, более соответствующие сложившемуся образу жизни. В настоящее время многие льготы, например, по сельскохозяйственному перераспределению, не соответствуют изменившемуся образу жизни населения. Так, значение кредитов на жилищное строительство при сравнительной легкости получения государственной квартиры или ссуды на приобретение скота, при возросших трудностях обеспечения его кормами и расширением возможностей приобретения сельскохозяйственной продукция в общественном секторе, резко снизилась. Особенно это понятно, если добавить, что среди сельскохозяйственных переселенцев нередко преобладают горожане. Преодолению консерватизма в применения льгот может способствовать установление срока их применения. Работа над будущими льготами должна вестись непрерывно, поскольку изменение социально-экономических условий и образа жизни населения вызывают необходимость внесения соответствующих корректив в средства реализации миграционной политики.

Задачи в области миграции населения.

Улучшение миграционных процессов должно способствовать успешному экономическому развитию страны в целом и отдельных территорий, полной занятости населения на каждой территории и осуществлению целей демографической политики. В связи с этим необходимо:

- приведение в соответствие миграционных потоков населения с интересами размещения производительных сил;

- повышение приживаемости новоселов и прежде всего на территориях нового промышленного освоения;

- закрепление сельских жителей в ряде центральных областей;

- усиление территориальной подвижности сельских жителей республик Средней Азии, Закавказья и Казахской ССР;

- ужесточение курса на ограничение роста крупных городов.

***

Для реализации целей демографической политики необходимо общее улучшение функционирования экономики на основе интенсивных методов развития. Следует обеспечить сбалансированное развитие экономики с имеющимися ресурсами труда путем ускорения роста производительности труда. Особое внимание должно быть уделено техническому перевооружению производства и сферы услуг, позволяющему решать одновременно задачи повышения эффективности труда и его облегчения. При этом техническую политику следует ориентировать в большей мере, чем ранее, на возросшие требования человека к условиям труда.

При создании новой техники, особенно массовых ее видов, надо стремиться к тому, чтобы она отвечала эргонометрическим требованиям и была доступна для обслуживания с нормальной интенсивностью труда различными группами населения (мужчинами, женщинами, молодежью, лицами старших возрастов).

Техническая политика должна предусматривать более активное решение проблемы сокращения физически тяжелых работ и работ с вредными условиями труда. Считать целесообразным перераспределение средств, расходуемых в настоящее время на денежную компенсацию неблагоприятных условий труда, в пользу создания и внедрения техники и технологии, заменяющих физически тяжелый труд и оздоровляющих условия труда. В качестве первоочередной цели следует рассматривать оздоровление и облегчение условий труда женщин во всех отраслях народного хозяйства, включая и сферу услуг.

Требуется усилить обоснованность размещения производства по территории, имея в виду более полный учет "человеческого" фактора. Нарушение этого требования приводит к нежелательным демографическим явлениям: в одних районах страны деформируется возрастно-половая структура населения, особенно в сельской местности, малых и средних городах центра страны, там снижается рождаемость, растет смертность; в других районах (прежде всего в республиках Средней Азии) замедляется социально-экономическое развитие самого населения, рост его мобильности, медленно преодолеваются старые семейно-бытовые традиции, ухудшается использование трудовых ресурсов, сохраняется уровень рождаемости, характерный для экстенсивного типа экономики.

В связи с изложенным следует уделить особое внимание при размещении производства комплексному развитию экономики сельской местности, а также малых и средних городов. Помимо более полного и эффективного использования ресурсов труда, это позволит оптимизировать некоторые демографические процессы (структуру населения по полу и возрасту на отдельных территориях, семейно-брачные отношения, рождаемость, смертность, миграционные потоки).

Комплексное развитие экономики населенных пунктов или их агломераций (в радиусе транспортной доступности) должно отвечать двум важным требованиям, имея в виду демографические последствия. Первое - обеспечить рабочими местами различные социально-экономические группы населения с учетом специфики применения их труда (женщины, мужчины, молодежь, лица средних и старших возрастов). Это будет способствовать формированию нормальной возрастно-половой структуры населения. Другое требование заключается в том, чтобы экономика была представлена таким набором отраслей и видов деятельности, который активно способствовал бы развитию мобильности населения.

На большей части территории РСФСР, Украины, в Белоруссии и в Прибалтике комплексное развитие экономики сельской местности и небольших городов (или их агломераций) должно расширить сферы приложения труда молодежи и женщин. Это предполагает расширение там несельскохозяйственных видов деятельности (промышленность, производственная и бытовая инфраструктура).

В республиках Средней Азии и частично Закавказья комплексное развитие экономики сельской местности и небольших городов должно способствовать изменению образа жизни местного населения, постепенному приобщению его к современному индустриальному производству, что со временем скажется и на демографических процессах.




1 В состав Южной макрозоны входят: Закавказский экономический район, Среднеазиатский экономический район, Казахская ССР; Западная макрозона включает следующие экономические районы: Северо-Западный, Центральный, Волго-Вятский, Центрально-Черноземный, Прибалтийский, Украину, Белоруссию, Молдавию; Восточная макрозона включает: Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский и Дальневосточный экономические районы.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2733