5. Морская и воздушная война на Крайнем Севере

Одновременно с боевыми действиями на финляндской территории приостановилась, правда, лишь частично в связи с выходом Финляндии из войны, борьба, которую в течение ряда лет – вначале весьма успешно – вели во взаимодействии с авиацией германские военно-морские силы на Крайнем Севере.

С июня 1941 г. действовавшие под Мурманском соединения немецкой горной армии приходилось снабжать морским путем. Кроме того, все возрастало число конвоев с военными материалами, направлявшихся западными державами в русские порты Мурманск и Архангельск. Наконец, Гитлер никогда не мог отделаться от беспокойства относительно возможности высадки англичан в Северной Норвегии с целью воспрещения вывоза руды из Швеции. Все это были достаточно веские причины для использования в данном районе крупных немецких морских и воздушных сил.

Хотя подвоз для горно-стрелкового корпуса, действовавшего на мурманском участке фронта, осложнялся в значительной мере деятельностью флота и авиации русских и англичан и был сопряжен с серьезными потерями, тем не менее потребности сухопутных войск неизменно удовлетворялись.

Гораздо большее значение по сравнению с проблемой подвоза приобретала борьба с конвоями, доставлявшими военные материалы в Советский Союз. Западные державы осуществляли снабжение Советского Союза военными материалами тремя путями: через порты Северного Ледовитого океана, Иран и Владивосток. Направлявшиеся через Владивосток транспорты были вне досягаемости для немецких атак, на поставки через Иран можно было влиять лишь косвенно, в рамках общей подводной войны. Тем важнее было обеспечить уничтожение к тому же и наиболее многочисленных конвоев, направлявшихся в русские северные порты. Борьба на этих коммуникациях наряду с материальным ущербом, причинявшимся противнику, приносила существенную выгоду в стратегическом отношении, так как при этом сковывались крупные силы английского флота, которые союзникам постоянно приходилось выделять для прикрытия конвоев.

В 1941 г. германское командование не придавало серьезного значения переброске военных материалов в русские порты. Гитлер тогда еще был убежден в быстром завершении русской кампании. Так, из семи конвоев, прибывших за период с августа по декабрь 1941 г. в русские порты и насчитывавших в среднем по девять кораблей каждый, было потоплено всего одно судно. Лишь после провала наступления на Москву, когда война против Советского Союза пошла по совершенно новому и неожиданному руслу, началась планомерная борьба с конвоями противника легкими силами флота, подводными лодками и авиацией. Эффективность ее была тем выше, чем продолжительнее были дни и короче спасительные для конвоев ночи, пока, наконец, в летние месяцы конвои вообще лишились всякой возможности укрываться от наблюдения противника.

Первый крупный успех был достигнут в начале мая, когда совместными усилиями подводных лодок и авиации, атаковавших один из конвоев, было потоплено несколько транспортов общим тоннажем 37 тыс. брт и два английских крейсера «Эдинбург» и «Тринидад». Еще более тяжелый удар был нанесен по другому крупному конвою, из состава которого между 25 и 29 мая было уничтожено в общей сложности 114 тыс. брт. Вдобавок авиация ударами по портовым сооружениям Мурманска и по Мурманской железной дороге нанесла серьезный ущерб грузам, доставленным в русские порты.

Следующий крупный конвой в составе 35 судов, отправленный англичанами в начале июля из Исландии и встретившийся в пути с возвращавшимся из русских портов караваном разгруженных судов, в течение нескольких дней также подвергался исключительно успешным атакам с немецкой стороны. Для прикрытия этих караванов англичане, которые обнаружили прибытие крупных немецких надводных кораблей в норвежские порты, направили в район Шпицбергена большое соединение кораблей: один английский и один американский линкоры, один авианосец, семь крейсеров и большое число эскадренных миноносцев. Немецкое военно-морское командование тем временем действительно сосредоточило в Норвегии свой Североморский флот, состоявший из линкора «Тирпиц», крейсера «Хиппер» и «карманных» линкоров «Шеер» и «Лютцов»; впоследствии он был еще усилен линкором «Принц Евгений» и большим количеством эскадренных миноносцев.

4 июля последовали первые удары немецких подводных лодок и самолетов по направлявшимся на восток судам, до отказа груженным оружием и другими военными материалами. Когда английский адмирал в тот же вечер получил донесение о приближении немецкой эскадры, английские корабли к этому времени уже несколько дней находились в море. Английское адмиралтейство в условиях опасной близости крупных сил немецкой авиации не решилось использовать линейные корабли для прикрытия конвоя и для борьбы с немецкими кораблями, у которых запасы топлива вследствие меньшего удаления от их баз были значительно больше, чем у англичан. Слишком велика была опасность понести серьезные потери. Поскольку в этом районе продолжали действовать «Тирпиц» и оба немецких «карманных» линкора, неудача в данном случае могла бы поставить под вопрос все английское морское господство в Атлантике, которое в результате потерь на других театрах было к этому времени весьма непрочным. Поэтому английский адмирал отдал конвою приказ рассредоточиться, так как при сложившейся обстановке одиночные, находящиеся на значительном удалении друг от друга суда имели больше шансов на спасение. В результате транспортные суда оказались предоставленными самим себе. Это было время, когда солнце на Крайнем Севере почти не заходит. В течение трех дней немецкие подводные лодки и авиация уничтожали этот крупный конвой. Из 35 судов 22 пошли ко дну вообще без какого бы то ни было вмешательства немецких надводных кораблей. После таких серьезных неудач англичане в течение последующих месяцев воздерживались от посылки конвоев и Советский Союз. Однако положение русских в течение этих месяцев, когда немецкие армии на Востоке продвигались к Сталинграду и выходили к Кавказу, представлялось настолько серьезным, что к сентябрю по военным и политическим соображениям уже невозможно было откладывать посылку новых военных грузов. Вновь -были снаряжены два конвоя, причем с таким расчетом, чтобы они в Северном Ледовитом океане встретились для обеспечения более эффективного прикрытия их от ударов противника. Между 10 и 18 сентября они неоднократно были атакованы немецкими подводными лодками и самолетами, которые потопили 17 транспортов, один эсминец и один тральщик, хотя сами, по английским данным, потеряли при этом 42 самолета я две подводные лодки. В следующие месяцы англичане посылали лишь одиночные суда, так как им и американцам нужны были транспорты для десантной операции в Северной Африке. Из 13 направлявшихся в русские порты судов лишь 3 смогли прибыть к месту назначения. Успехи этого лета явились кульминационной точкой борьбы с судоходством противника в этом районе.

Значительные потери в самолетах с немецкой стороны ясно указывали на изменение обстановки в воздухе, которое объяснялось гораздо более эффективным прикрытием истребителями с авианосцев противника и серьезным усилением средств противовоздушной обороны на самих кораблях. Помимо этого, в результате высадки западных союзников в Северной Африке перед немецкой авиацией встала новая трудная задача. Из всех районов, в том числе и с Крайнего Севера, все соединения, без которых хоть в какой-то мере можно было обойтись, перебрасывались в Сицилию для помощи в создании и обороне нового фронта в Тунисе. После этого борьба на Крайнем Севере легла почти исключительно на плечи немецкого флота, лишенного столь необходимой в современной войне на море достаточной поддержки с воздуха.

С удлинением полярных ночей англичане в широких масштабах возобновили посылку конвоев через Северный Ледовитый океан. 31 декабря 1942 г., когда немецкие корабли «Хиппер» и «Лютцов» в сопровождении шести эсминцев натолкнулись на конвой, прикрывавшийся вначале шестью английскими эсминцами, дело дошло до морского сражения. При тусклом свете этого еще более мрачного из-за разыгравшегося снежного бурана зимнего дня завязалась борьба с английскими эсминцами, из которых один затонул, а еще один получил тяжелые повреждения. Вскоре после полуночи появились два тяжелых английских крейсера, с которыми немецкие корабли ввязались лишь в кратковременную схватку, и, потеряв один эсминец, вышли из боя. Неудовлетворительный исход сражения, которое немецкие корабли не выиграли, имея, по мнению Гитлера, перед собою более слабые силы противника, привел к бурному объяснению между Гитлером и Редером. Последний оправдывал действия командующего немецкой эскадрой. Это, вероятно, послужило последним толчком и предлогом к смещению Редера.

С февраля по ноябрь 1943 г. движение конвоев вновь приостановилось. Англичане посылали лишь отдельные суда. Хотя число немецких подводных лодок в этом году по сравнению с предыдущим значительно возросло, они при собственных потерях, составивших 12 лодок, смогли потопить из 191 судна противника всего три. Причина этого заключалась в серьезном совершенствовании способов противолодочной борьбы.

Применение немецкого надводного флота тем временем в результате мероприятий противника и своих собственных значительно сократилось. Англичане направляли все свои усилия на то, чтобы вывести из строя «Тирпиц», находившийся в Альта-фьорде севернее Тромсё, так как этот крупный корабль при соответствующем прикрытии с воздуха мог легко наносить удары даже по хорошо прикрытым конвоям и причинять им огромный урон; кроме того, одним своим присутствием он постоянно сковывал крупные силы английского флота. 22 сентября 1943 г. смелой атакой английской двухместной подводной лодки корабль удалось повредить и вывести из строя на полгода. Эффективное взаимодействие немецкого флота и авиации прекратилось с осени 1942 г., так как авиация была обременена слишком большим кругом задач, а до планомерного строительства морской авиации, к которой должны были бы относиться столь необходимые в современной войне авианосцы, дело никогда не доходило. Флот со времени смещения Редера в январе 1943 г. все основные усилия перенес исключительно на подводную войну, успех которой Гитлер и преемник Редера Дёниц хотели обеспечить любой ценою, вплоть до разоружения значительной части надводного флота. Крупные корабли в течение 1943 г. были почти полностью выведены из северных вод и использовались впоследствии лишь в качестве учебных судов для подводного флота.

На Крайнем Севере оставался лишь «Шарнгорст». Он погиб 26 декабря 1943 г. во время нападения на вражеский конвой, охранявшийся тремя крейсерами и многочисленными эсминцами, которым удалось не допустить приближения его к конвою и войти с ним в соприкосновение, когда он попытался уйти. Не смог он ускользнуть и от атак подошедших позже английского линкора «Дьюк оф Йорк» и крейсера «Ямайка». Вражеский линкор нанес ему сильные повреждения, а после прямого попадания выпущенной с «Ямайки» торпеды «Шарнгорст» затонул.

Так как «Тирпиц», будучи поврежденным, по-прежнему не выходил из фиорда, а все другие линейные корабли находились в немецких портах, в норвежских водах не оставалось ни одного боеспособного корабля такого класса, в силу чего англичане могли в дальнейшем обеспечивать свои конвои лишь от атак с воздуха и от подводных лодок. Но «Тирпица» они все-таки не оставили в покое. Когда в середине марта 1944 г. стало известно, что его ремонт закончен, английские самолеты 3 апреля успешно атаковали этот мощный корабль. Затем такие удары были еще трижды повторены в течение июля и августа. 12 ноября специально сконструированными сверхтяжелыми бомбами «Тирпиц» был потоплен. Судьба «Тирпица» сложилась еще более неудачно, чем его близнеца «Бисмарка». Лишь несколько раз был он использован и ни разу не смог серьезно померяться с противником своей огромной силой.

С уничтожением «Тирпица» англичане устранили последнюю преграду для использования своих крупных кораблей на других театрах военных действий, главным образом в Восточной Азии.

Движение конвоев не было сколько-нибудь заметно нарушено контрмерами с немецкой стороны ни зимой 1943/44 г., ни в последнюю зиму войны. С августа 1944 по апрель 1945 г. более 250 судов достигли русских портов и только два из них были потоплены.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5719

X