1. Захват Сицилии

На конференции в Касабланке в январе 1943 г. было решено после захвата Северной Африки предпринять высадку в Сицилии. Принятию этого решения предшествовали резкие споры. Военные советники Рузвельта упорно настаивали на том, чтобы главный удар в Европе нанести по возможности скорее путем высадки во Франции. В любой другой операции они усматривали нежелательное отклонение от основной цели и сковывание сил, противоречившее их планам. Черчилль, напротив, утверждал, что раньше всего необходимо сделать безопасным морское сообщение через Средиземное море. Для этого, по его мнению, необходимо было сначала овладеть островами Пантеллерией и Сицилией. Соображения политического порядка, которых не могли не учитывать и сами американцы, также склоняли чашу весов в пользу данной операции. Было известно, что среди итальянского народа и его влиятельных кругов растет нежелание продолжать войну, и поэтому предполагалось, что захват Сицилии и угроза континентальной части страны дадут последний толчок низвержению Муссолини. Кроме того, осуществление решающей высадки во Франции по серьезным причинам технического характера раньше весны 1944 г. не представлялось возможным. Отказ же от продолжения войны в районе Средиземного моря дал бы странам оси передышку, и открытие второго фронта, которому русские придавали огромное значение, затянулось бы почти на целый год. А требовать, чтобы они еще в течение долгих месяцев одни несли бремя войны, было нельзя. Не последнюю роль в планах Черчилля играла и такая мысль (хотя он сам говорил о ней лишь намеками): вообще отказаться от вторжения во Францию и завершить войну путем нанесения новых ударов в Южной и Юго-Восточной Европе. Традиции английской средиземноморской логики и верное чутье подсказывали ему, что русских нужно держать по возможности дальше от Юго-Восточной Европы. Он, вероятно, рассчитывал, что высадка в Сицилии неизбежно выльется в ряд последующих операций районе Юго-Восточной Европы.

С военной точки зрения высадка в Сицилии, если рассматривать ее в общем плане, была компромиссным решением, обусловленным соображениями политического характера. Операция по захвату континентальной части Италии, которую впоследствии все-таки провели, оказалась бы подготовленной гораздо больше, если бы союзники решились захватить Сардинию и Корсику. Эти острова явились бы в высшей степени удобными базами, с которых союзники смогли бы эффективно поддерживать военно-морскими и военно-воздушными силами высадку своих десантов на западном побережье Средней и Северной Италии. Немецкие и, возможно, итальянские войска пришлось бы распылить на широком пространстве, чтобы иметь возможность защищать довольно протяженное побережье; тем самым союзникам был бы облегчен захват полуострова юга, который в противном случае потребовал бы большой затраты времени и сил. Такое решение, однако, не было принято, так как высадка на острова Сардинию и Корсику могла быть поддержана лишь с авианосцев и, следовательно, по мнению союзников, недостаточно эффективно; главным же образом, пожалуй, потому, что расхождение в точках зрения американцев и англичан было гораздо глубже, чем это следует из их собственных признаний.

С момента окончания боев в Тунисе 12 мая до высадки союзников в Сицилии 10 июля прошло целых два месяца. Такой необычайно продолжительный срок может быть объяснен лишь чрезмерной осторожностью союзников. Дело в том, что быстрое, без достаточной подготовки нападение представлялось невозможным, так как обороноспособность острова оценивалась весьма высоко. Без предварительного полного подавления вражеской авиации союзники опасались больших потерь, прежде всего во флоте. Но даже в случае успешной высадки, если она не будет проведена на широком фронте и крупными силами, операция могла окончиться неудачно, хотя на острове находились всего две немецкие дивизии, а итальянцы лишь в отдельных случаях были способны оказать упорное сопротивление.

Итак, нападение относительно небольшими силами снималось с повестки дня. Для крупной же десантной операции требовалась техническая подготовка, связанная с большой потерей времени. Разработка плана операции началась в феврале, однако его согласование встретило ряд трудностей и сильно затянулось. Очень предусмотрительный, если не сказать слишком осторожный Монтгомери в апреле категорически отклонил первоначальный план Эйзенхауэра высадиться одной английской армией в юго-восточной части Сицилии, а одной американской армией – на северо-западной оконечности этого острова. Монтгомери хотел иметь локтевую связь с американцами. В результате было решено предпринять высадку в юго-восточной части.

Затруднения чисто технического порядка, связанные с переброской по морю двух армий в составе первоначально семи дивизий и танковых [398 – Схема 34] частей, были также весьма значительными. Понадобилось большое количество транспортов для переброски войск. Одна только разработка планов погрузки представляла собой довольно сложную и трудоемкую работу, так как в Сицилии в гораздо большей степени, чем в Северной Африке, нужно было учитывать необходимость строгого порядка высадки снабженных всем необходимым войск, поскольку здесь приходилось иметь дело с подготовленным к обороне противником. Недоставало также и опыта проведения высадки на открытом побережье. Число транспортных средств было все еще ограничено. Пока не закончились бои в районе Туниса, оставалось неясным, какие части и соединения могли быть использованы без основательного пополнения. Весьма необходимой для осуществления этой новой задачи представлялась и основательная специальная подготовка войск. Чтобы наверняка располагать достаточно боеспособными частями, кроме дивизий в Тунисе, были подготовлены части в Соединенных Штатах, Англии и Египте, которые впоследствии были переброшены в Сицилию морским путем.

Союзники создали простую и удобную организацию командования. Главнокомандующим всеми сухопутными, военно-морскими и военно-воздушными силами стал генерал Эйзенхауэр. Его заместителем был английский генерал Александер, который возглавил сухопутные силы, состоявшие из 8-й английской армии под командованием Монтгомери и 7-й американской армии под командованием Паттона. Во главе объединенных военно-морских сил стал английский адмирал Каннингхэм, авиацией союзников командовал английский генерал Теддер – ярый сторонник жестокой, разрушительной воздушной войны.

План союзников предусматривал высадку 8-й английской армии 10 июля в районе между Сиракузами и южно-восточной оконечностью Сицилии. В первом эшелоне находились четыре дивизии. Воздушно-десантные части должны были накануне овладеть аэродромом в Сиракузах, а также захватить мост южнее Сиракуз, чтобы использовать его для продвижения высадившихся войск. Три пехотные дивизии и одно танковое соединение 7-й американской армии высаживались в заливе Джела у населенных пунктов Джела и Ликата. В этом районе воздушно-десантные войска должны были захватить аэродром севернее Джелы. Решающее значение придавалось скорейшему захвату всех имеющихся в Южной Сицилии аэродромов, с тем чтобы полностью парализовать авиацию противника и иметь возможность своевременно воздействовать своей авиацией на районы Мессины и Реджо-ди-Калабрия. После того как обе армии соединятся в районе Рагузы и будет создан общий плацдарм, союзники намеревались, продвигаясь по обе стороны Этны, как можно скорее осуществить захват восточной части острова. Справедливо считали, что гористый характер острова очень сильно затруднит быстрое продвижение войск, потому что моторизованные соединения вынуждены будут передвигаться только по немногочисленным узким и извилистым горным дорогам. Для осуществления и поддержки высадки союзники сосредоточили 280 военных кораблей, 320 торговых судов, 900 крупных и 1225 мелких десантных судов. 3680 истребителей и бомбардировщиков должны были прикрыть район высадки с воздуха и поддерживать проведение операции.

В качестве особого мероприятия, которое должно было предшествовать началу основной операции, предусматривался захват острова Пантеллерии. Этот небольшой скалистый остров, запирающий Сицилийский пролив, был превращен в удобный для обороны опорный пункт. Пантеллерия – вулканического происхождения; она поднимается на 850 м над уровнем моря и вследствие обрывистого скалистого побережья очень неудобна для высадки десантов. Гарнизон острова насчитывал 12 тыс. человек и состоял в основном из частей итальянской милиции. В это число входило также несколько сот немцев, использовавшихся преимущественно для обслуживания зенитной артиллерии. Союзное командование сочло необходимым начиная с 30 мая подвергнуть этот казавшийся неприступным остров почти беспрерывным воздушным налетам, в ходе которых было сброшено в общей сложности свыше 6 тыс. т бомб. 7 июня итальянский комендант отклонил требование сдать остров, но когда четыре дня спустя к острову подошло соединение кораблей в составе 5 крейсеров и 3 эскадренных миноносцев, над ним был поднят белый флаг. Сдачу острова объяснили нехваткой воды, хотя позже выяснилось, что гарнизон располагал ею в достаточном количестве. Из 45 береговых батарей лишь две вышли из строя в результате непрерывных налетов; потери гарнизона, укрывавшегося в расщелинах скал, были минимальными.

Поведение итальянцев на Пантеллерии показывало союзникам, на какое слабое сопротивление они могли рассчитывать и на Сицилии, пока не столкнулись бы с немецкими частями. Тем не менее они строго придерживались своего плана, заключавшегося в самой тщательной подготовке десантной операции посредством воздушных налетов, начавшихся 18 мая и продолжавшихся 52 дня вплоть до момента высадки. Объектами налетов являлись прежде всего аэродромы и самолеты на них, а также порты континентальной части страны, через которые могло осуществляться снабжение острова, то есть Неаполь, Ливорно и Специя. Одновременно этими налетами союзники со всей наглядностью демонстрировали итальянцам, каким разрушениям подвергнется их страна, если они попытаются продолжать борьбу.

Обороной острова руководил командующий 6-й итальянской армией генерал Гуццони. Он располагал четырьмя дивизиями этой армии, из которых лишь одна была моторизованной, и шестью дивизиями береговой обороны. Кроме того, в его распоряжение были переданы две немецкие дивизии – 15-я гренадерская моторизованная дивизия и дивизия «Герман Геринг». Итальянские дивизии береговой обороны обороняли очень протяженные участки побережья, более чем по 100 км каждый. Эти дивизии были «стационарными» и имели на вооружении лишь легкое оружие. Их способность к сопротивлению была чрезвычайно низка, а слабые проволочные заграждения 1С несколько лотов, конечно, не могли существенно ее повысить. Береговая артиллерия располагалась на значительном удалении от берега, чтобы не подвергаться воздействию флота противника. Несколько лучшей оценки заслуживали три итальянские пехотные дивизии. Самой же боеспособной была единственная моторизованная дивизия «Ливорно».Дивизия «Герман Геринг» имела в своем составе лишь два пехотных батальона, но зато была очень хорошо оснащена тяжелым оружием, 15-я гренадерская моторизованная дивизия не располагала достаточным количеством Собственных автотранспортных средств и при передвижении нуждалась в транспорте для подвоза. Мощная зенитная артиллерия прикрывала Мессинский пролив. Ее подвижные части могли использоваться как для целей ПВО, так и в наземных боях. Германское командование при штабе этой итальянской армии представлял немецкий генерал, не располагавший, однако, командными полномочиями: итальянцы не согласились, чтобы командование на острове было немецким.

В конце дня 9 июля в воздух поднялись 400 транспортных самолетов И 170 планеров с задачей доставить воздушно-десантные войска в районы намеченных целей. Однако действия этих войск имели лишь ограниченный успех. Недостаточная натренированность, а также сильный шторм, временно поставивший под вопрос даже намеченную на следующее утро высадку, привели К тому, что планеры в ряде случаев были отцеплены от буксировавших их самолетов слишком рано и упали в море, а парашютные десанты приземлились на значительном удалении от намеченных объектов и оказались разбросанными на обширном пространстве. На острове было не совсем спокойно; в общем, эти мероприятия существенно не облегчили высадку.

Впрочем, в этом и не было необходимости. На следующий день под мощным огнем с кораблей и непрерывными ударами авиации итальянские береговые части стали оставлять свои позиции; они бежали вглубь острова или сдавались высаживавшимся войскам союзников. Напрасно Муссолини всего за несколько недель до этого в речи, произнесенной в Большом фашистском совете, апеллировал к воле народа к сопротивлению и требовал от армии атаковать войска противника в момент высадки или, в случае их продвижения вглубь острова, ввести в бой резервы и уничтожить врага до последнего человека. Дивизии 7-й американской армии лишь кое-где натолкнулись на незначительное сопротивление, а 8-я английская армия высадилась почти беспрепятственно. Несколько аэродромов, выведенных из строя союзной авиацией, были быстро обеспечены временными взлетно-посадочными полосами при помощи доставленных вместе с войсками технических средств.

Вблизи районов высадки американцев находилась в готовности к обороне лишь одна дивизия «Герман Геринг», имевшая в своем составе очень мало пехоты. С трудом пройдя своими «Тиграми» по узким улицам нескольких деревень, она совместно с итальянской мотодивизией утром 11 июля атаковала высадившихся в районе Джелы американцев и в отдельных пунктах даже вынудила их вернуться на суда. Затем она повернула на восток, чтобы нанести удар по противнику, продвигавшемуся в направлении аэродрома Комизо, однако добиться здесь успеха ей не удалось. Тем не менее она достигла многого. Сбросить в море противника, высадившегося на фронте свыше 150 км, разумеется, было ей не под силу. Но быстрое появление немецких частей послужило предостережением для противника, вынудив его к осторожным действиям, и в этом смысле цель была достигнута полностью.

После того как командующему 6-й итальянской армией стало известно, что союзники ограничились высадкой лишь в юго-восточной части острова, он сконцентрировал рассредоточенные по острову резервы в угрожаемом районе. Находившаяся в северо-западной части острова 15-я гренадерская моторизованная дивизия получила задачу выйти в район Каникатти, Кальтаниссетта и воспрепятствовать продвижению американцев из Ликаты в северном направлении. Ее упорное сопротивление в значительной мере способствовало тому, что американцам не удалось продвинуться в северном направлении, имевшем решающее значение для всей обороны острова. Приходится удивляться, что американцы не предприняли ни одной серьезной попытки осуществить своими дивизиями в тактическом взаимодействии с 8-й английской армией наступление в восточной части острова. В течение трех последующих недель они широкими охватывающими маневрами осуществляли захват всей западной части острова и ликвидировали рассредоточенные там итальянские части береговой обороны. В решающих боях с немецкими частями до конца июля, то есть до выхода в район Никозии и Сан-Стефано, они не участвовали совершенно.

В эти же недели 8-й английской армии пришлось выдержать тяжелое, кровопролитное сражение против постепенно возросших вдвое сил немцев и нескольких пока еще только оборонявшихся итальянских соединений. В первые три дня Монтгомери ограничился укреплением и расширением плацдарма. На восточном побережье он занял Сиракузы и затем западнее, в районе Рагузы, установил предусмотренную планом непосредственную связь с американской армией. Так как для переброски транспортных средств в район боевых действий понадобилось несколько дней, английской пехоте пришлось осуществлять все передвижения под палящим июльским солнцем пешком, и вскоре войска сильно устали.

Если силы немецко-итальянских войск были и недостаточны для организации серьезного контрудара, то они все-таки хорошо использовали представившуюся им паузу, чтобы создать предпосылки для последующей успешной обороны. Прежде всего немецко-итальянское командование намеревалось воспретить противнику использовать те немногочисленные дороги, которые имелись на острове. На правый фланг 15-й гренадерской моторизованной дивизии, оборонявшейся в районе Кальтаниссетты, были переброшены две итальянские дивизии, которые до этого оказали довольно эффективную помощь в задержке продвижения американцев. Дивизия «Герман Геринг» была сосредоточена в районе Кальтаджироне, Виццини. Попытка закрыть разрыв между этими немецкими дивизиями двумя другими итальянскими дивизиями успеха не имела, так как последние оказались совершенно небоеспособными. Вскоре после высадки началось массовое дезертирство из итальянских частей. Солдаты, набранные для пополнения этих частей главным образом в Сицилии, просто уходили домой. Из итальянцев же родом из континентальной части страны образовался поток беженцев, хлынувший в направлении Мессины, где эта стихийная масса, часто силой, захватывала транспортные средства для переправы через пролив.

Вплоть до 13 июля со стороны англичан все еще не отмечалось сколько-нибудь серьезного давления, и 15-й гренадерской моторизованной дивизии удавалось отражать все атаки американцев восточнее Кальтаниссетты. К тому же в район между немецкими дивизиями был выброшен полк 1-й немецкой парашютной дивизии. Все это привело к тому, что положение обороняющихся несколько улучшилось. Правда, парашютисты частично были выброшены гораздо южнее и оказались на территории, занятой противником, но им удалось пробиться к своим войскам. В конце концов они вместе с другим полком своей дивизии составили крайне необходимое для дивизии «Герман Геринг» подкрепление в живой силе.

Командование 8-й английской армии рассчитывало после завершения высадки и сосредоточения своих сил быстро продвинуться в северном направлении. Оно намеревалось одним армейским корпусом наступать восточнее Этны вдоль побережья, а второй армейский корпус бросить западнее Этны через Леонфорте, с тем чтобы обоими корпусами как можно скорее выйти к Мессине. Однако уже южнее реки Диттайно в районе Лентини и Виццини англичане встретили сильную немецкую оборону. Осуществление прорыва на Катанию командование армии пыталось облегчить высадкой воздушного десанта в ночь с 13 на 14 июля в районе моста через реку Симето южнее Катаньи. На этот раз десант был выброшен удачно, хотя решающего значения не имел, так как высадившиеся английские парашютисты были зажаты на небольшом клочке земли и лишь с трудом могли держаться. Целую неделю 13-й английский корпус безуспешно пытался сначала одной, затем двумя дивизиями осуществить прорыв на Катанию через реку Симето в нижнем ее течении. 21 июля командование армии вынуждено было принять решение перейти на восточном фланге к обороне. Тем временем немецкие войска получили новое желанное подкрепление – 29-ю гренадерскую моторизованную дивизию. Прибыл также штаб 14-го танкового корпуса во главе с генералом Хубе, формально подчинявшийся командованию 6-й итальянской армии, а практически возглавивший руководство всеми боевыми действиями.Фронт постепенно стабилизировался на рубеже Сан-Стефано, Никозия, Леонфорте, Алжира, Катанья. 29-я гренадерская моторизованная дивизия заняла оборону на северном фланге, центр обороняла 15-я гренадерская моторизованная дивизия, район Катании – дивизия «Герман Геринг». В оборону было вкраплено несколько итальянских частей. Вторая полоса обороны, проходившая от Сан-Фрателло через Троину на Ачиреале, была заблаговременно подготовлена, насколько этому позволяли имевшиеся силы. Гористая местность существенно облегчала организацию обороны даже без тщательного укрепления позиций.

В этом и пришлось убедиться 30-му английскому корпусу, который наступал в обход Этны с Запада. Главный удар этот корпус наносил в районе Алжира, Леонфорте, где он в течение 20 и 21 июля безуспешно пытался оттеснить немецкие войска, чтобы затем охватить их с запада. Монтгомери, прежде чем приступить к решающим действиям, вынужден был перебросить еще одну дивизию из Туниса и дождаться подхода американцев. Однако атаки местного характера, предпринимавшиеся 30-м армейским корпусом, переросли в тяжелые бои за немецкие позиции на юго-западном склоне Этны. В ожесточенных боях англичанам постепенно удалось, используя огромное превосходство в технике и непрерывное воздействие авиации, оттеснить немецкие войска на вторую полосу обороны, проходившую здесь в районе Адрано.

Лишь после того как 7-я американская армия, не встречая почти никакого сопротивления, вышла к Никозии и Сан-Стефано, давление обеих армий стало настолько серьезным, что опасавшееся окружения немецкое командование вынуждено было подумать об отходе. Американцы предприняли на побережье ряд маневров, заключавшихся в том, что они с помощью флота всякий раз высаживались в тылу немецких позиций; благодаря этому им удавалось сравнительно быстро продвигаться вперед. Натиск союзников на западных склонах Этны также усилился. 6 августа американцы захватили Троину, Однако войска, наступавшие на внутренних флангах обеих союзных армий, лишь 13 августа соединились в Рандаццо на северном склоне вулкана. Тем временем Катания давно уже пала, но продвинуться вдоль побережья дальше Ачиреале англичанам не удалось. Когда важный путь отхода немецких войск – прибрежное шоссе – оказался под угрозой наступавшего с запада противника, немцы отошли в район Таормины, которая, в свою очередь, была оставлена 14 августа. Таким образом, теперь весь массив Этны оказался в руках противника.

Чтобы избежать такого же финала, как в Тунисе, и спасти как можно больше сил и средств для последующих боев, командование немецкого танкового корпуса осуществило искусный отход, в ходе которого умело и последовательно разрушались все идущие вдоль побережья прекрасно оборудованные дороги; благодаря этому немецким войскам постоянно удавалось отрываться от преследовавшего их противника и в Мессине переправлять свои силы на континент. 17 августа американцы вступили в Мессину. Тем временем все четыре немецкие дивизии почти со всей техникой переправились через пролив. В ходе 38-дневного сражения они, невзирая на огромное превосходство противника в воздухе и его полное господство на море, а также несмотря на последовавшее вскоре прекращение всякой помощи с итальянской стороны, смогли задержать две вражеские армии до тех пор, пока в Италии не было собрано достаточного количества немецких войск, чтобы помешать высадке союзников на Апеннинский полуостров. Этот выигрыш времени был тем более важным, что внутриполитическая обстановка в Италии к тому моменту коренным образом изменилась.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8336

X