2. Наступление английских войск в Ливии зимой 1941/42 г.

После того как Роммель в мае 1941 г. предпринял безуспешную попытку овладеть Тобруком, снабжаемым англичанами с моря, но зато отразил все ливийские атаки на проход Хальфайя и против Эс-Саллума, оба противника были недостаточно сильными, чтобы захватить в свои руки инициативу. Англичанам необходимы были все имеющиеся силы для захвата Итальянской Восточной Африки и для восстановления положения на Среднем Востоке, а немецкий Африканский корпус получил только такие подкрепления, которых ему хватало для ведения совместной обороны с итальянцами, значительно усилившимися к этому времени. Даже эти силы удалось перебросить через море лишь с большим трудом и со значительными потерями. Теперь начало сказываться что немцы, исправляя в свое время положение в районе Средиземного моря, остановились на полпути из-за подготовки к наступлению на Советский Союз. (Карта 3, стр.150)

Мальта как база английских подводных лодок к воздушная база стала растущей угрозой для снабжения войск. Господство на море и в воздухе в Средиземноморском районе полностью перешло к англичанам; в августе было затоплено 35%, а в октябре даже 63% всех грузов, предназначавшихся для немецко-итальянских войск в Северной Африке. Если бы так продолжалось и дальше, то уже сейчас можно было бы рассчитать, когда будет уничтожен итальянский и немецкий торговый флот на Средиземном море. Англичане, напротив, в июле и сентябре провели через Средиземное море сильно защищенные конвои, которые хотя и подверглись интенсивным атакам итальянских самолетов-торпедоносцев, но понесли лишь незначительные потери. Эта борьба против немецко-итальянского судоходства была как бы прелюдией к наступлению, которое англичане готовили на середину ноября и от исхода которого Черчилль ожидал решающего успеха. Он был уверен, что удастся захватить всю Ливию и этим успехом побудить к участию в войне на стороне англичан находившиеся в Северной Африке французские войска под командованием генерала Вейгана. В Англии уже были подготовлены к переброске в Африку три пехотные и одна танковая дивизии. Черчилль настойчиво требовал от нового главнокомандующего британскими войсками на Ближнем Востоке генерала Окинлека смелых действий и подготовки к наступлению в максимально короткий срок. Он говорил, что именно сейчас, пока германские вооруженные силы скованы в России, нанесение быстрого и сокрушительного удара приобретает решающее значение. В послании, направленном войскам от имени английского короля перед самым наступлением, говорилось о битве, которая может решающим образом изменить весь ход войны и по своему историческому значению может быть приравнена к битве под Ватерлоо.

Численность английской 8-й армии была значительно увеличена за счет индийских, новозеландских и южноафриканских формирований. В целом командующий английской армией генерал Каннингхэм, кроме гарнизона в Тобруке, состоявшего из одной дивизии и одной танковой бригады, имел в своем распоряжении три пехотные дивизии, одну танковую дивизию и две танковые бригады. Против них действовали одна легкая и две танковые дивизии немцев и шесть пехотных и одна танковая дивизии итальянцев. Англичане имели приблизительно 700 танков против 500 (включая в это число и итальянские танки, которые были гораздо хуже немецких). Кроме того, они обладали большим превосходством в воздухе.

Итало-немецкими войсками формально командовал итальянский генерал Бастико, получавший приказы непосредственно от итальянского верховного командования в Риме. Ему на равных правах подчинялись немецкий Африканский корпус Роммеля и два итальянских армейских корпуса, из которых один состоял из подвижных соединений и находился под командованием генерала Камбарры. Фактически Роммель имел решающее влияние на фронте, поскольку главнокомандующий со своим штабом находился в Триполи, на расстоянии 1500 км от ведущих боевые действия войск.

Еще 4 ноября Роммель во время посещения Рима охарактеризовал положение на хорошо укрепленном восточном участке фронта в районе Эс-Саллума и у прохода Хальфайя как вполне надежное. Но он считал крайне необходимым взятие Тобрука, чтобы высвободить все свои силы для отражения ожидаемого наступления англичан. Наступление на Тобрук планировалось немцами на вторую половину ноября, и подготовка к нему еще не была закончена, когда англичане перешли в наступление. Их план заключался в том, чтобы обойти итало-немецкие войска с юга, окружить их и затем уничтожить ударами с фронта и тыла – из Тобрука. Главный удар из района Ридотта-Маддалена наносили крупные танковые силы и одна пехотная дивизия 30-го армейского корпуса. Две дивизии 13-го армейского корпуса должны были вести фронтальное наступление. Расположение итало-немецких сил было следующим. Одна немецкая и четыре итальянские дивизии блокировали Тобрук, одна итальянская дивизия и слабые немецкие силы располагались в районе Эс-Саллума и у прохода Хальфайя, оба подвижных соединения итальянцев обеспечивали фланг между Бир-Хакеймом и Бир-эль-Гоби, тогда как обе немецкие танковые дивизии находились в боевой готовности в районе юго-восточнее Тобрука.

Приготовления к внезапному удару глубоко во фланг итало-немецким войскам англичане опять, как и в прошлом году во время наступления против Грациани, сумели искусно замаскировать. Поэтому об их наступлении, начавшемся из района Ридотта-Маддалена рано утром 18 ноября, стало известно только тогда, когда британские войска уже достигли района Габр-Салех. Была достигнута полная тактическая внезапность. Уже далеко не такими искусными англичане показали себя в умении использовать достигнутую внезапность; как тактики они тоже оказались не на высоте. Английские войска разошлись по идущим в разные стороны направлениям и нигде не добились решающего успеха. Их левый фланг, продвигавшийся на Бир-эль-Гоби, был отброшен смело действовавшими итальянцами; центр достиг пункта Сиди-Резег, расположенного на господствующих высотах (в последующие дни в этом районе развернулись основные боевые действия); правый фланг англичан уже 19 ноября был атакован 21-й немецкой танковой дивизией и отступил с большими потерями в танках в юго-западном направлении. В течение двух следующих дней немецким войскам, управляемым энергичным Роммелем, удалось нанести английскому армейскому корпусу большие потери. При этом действия немецких войск отличались исключительно высокой маневренностью и гибкостью. Попытку гарнизона Тобрука прорвать кольцо окружения удалось отбить только после очень тяжелых боев. Напротив, английский 13-й армейский корпус обошел с юга итало-немецкие войска в районе проход Хальфайя, Эс-Саллум и грозил их отрезать. В этой обстановке Роммель принял очень смелое решение. Оставив лишь небольшие силы южнее Тобрука перед фронтом сильно потрепанного 30-го английского армейского корпуса, чтобы тот не смог деблокировать Тобрук, Роммель отвел все остальные войска и частично бросил их против английского 13-го армейского корпуса, а частично использовал для глубокого рейда в тыл противника с целью уничтожить его склады в районе Ридотта-Маддалена и Бир-Хабата. Это наступление было для противника настолько неожиданным, что в его тылу возникла паника, и итало-немецкие войска захватили много пленных. Командующий английской армией считал уже свою армию отрезанной и собирался начать отступление, когда в последний момент из Каира на самолете прибыл главнокомандующий генерал Окинлек, который запретил всякий отход и спас положение. Каннингхэм был сменен генералом Ритчи. Поражение англичан оказалось не таким тяжелым, как это предполагал Роммель. 30-й армейский корпус 26 ноября уже снова начал наступление, дошел до Сиди-Резега и установил связь с гарнизоном Тобрука, пытавшимся пробиться к своим войскам. Роммель вынужден был прекратить наступление на восток и северо-восток, чтобы восстановить положение в районе Тобрука. Однако он считал себя достаточно сильным и способным окружить и уничтожить силы англичан, находившиеся в районе Тобрука и юго-восточнее. Действительно, удалось создать довольно слабое кольцо окружения и ударами с трех сторон отрезать новозеландскую дивизию, находившуюся на восточном фланге, и затем уничтожить ее основные силы. Но у англичан оставалось еще достаточно войск, кроме этих окруженных и теперь сильно потрепанных соединений, чтобы после пополнения и перегруппировки занять исходные позиции для нового охвата сил Роммеля. В то время как эта перегруппировка еще проводилась, была сорвана попытка немцев освободить коммуникации немецких и итальянских соединений, окруженных в районе Эс-Саллума и Бардии. Роммель должен был теперь принять меры против угрожающего ему с юга нового охвата, который осуществлял 30-й армейский корпус. У него уже не хватало сил, чтобы обеспечить фланг своих войск от охвата и одновременно продолжать осаду Тобрука. Поэтому он отвел силы, окружавшие Тобрук с востока, и оттянул свои подвижные соединения на юг с целью предупредить ожидаемый охват английскими войсками ударом по их незащищенному западному флангу. Однако это наступление, в котором потрепанные итальянские подвижные соединения уже не участвовали, успеха не имело.

Таким образом, Роммель, чтобы избежать уничтожения своих войск в дальнейших боях, вынужден был 7 декабря прекратить осаду Тобрука и отойти на запад. Между тем итало-немецкая группировка в районе Эс-Саллума и Бардии была полностью окружена и ее пришлось оставить на произвол судьбы. Эта группировка должна была держаться как можно дольше и помешать противнику использовать прибрежное шоссе, частично проходившее в ее районе. Здесь, где нужно было блокировать единственную хорошую дорогу и сковать крупные силы противника, такие «укрепленные пункты» имели известный смысл. Они в такой же степени стесняли действия англичан, в какой до сих пор Тобрук мешал немецкому командованию. Занимавшие их войска снабжались воздушным путем.

Все остальные соединения Роммель сначала отвел в район Эль-Газалы, который он удерживал до 16 декабря, успешно отражая все попытки англичан осуществить охват и нанося им большие потери. Но затем стал намечаться новый, более глубокий охват, и Роммель был вынужден принять решение о дальнейшем отходе к Аджедабии. Итальянское верховное командование в Риме было очень недовольно этим решением, но не могло найти никакого другого выхода, чтобы сласти войска Роммеля. Роммель не придал никакого значения некомпетентному вмешательству, в котором принял участие и командующий итальянскими войсками в Восточной Африке, и, прикрывая фланг своих войск от возможных действий противника, особенно из района Эль-Мекили, отступил на Аджедабию. Здесь англичане еще раз попытались окружить итало-немецкие силы: они хотели сковать их фронтальным наступлением и одновременно предпринять охват открытого восточного фланга. Но этот план провалился вследствие очень искусного использования Африканского корпуса, который вынудил противника вести бой перевернутым фронтом и оттеснил его к сильным немецким оборонительным позициям, где на переднем крае было много противотанковых средств. В результате англичане потеряли свыше сотни танков. После того как Роммель этим успехом заставил своих противников отказаться от преследования, он отошел на значительно более выгодную в тактическом отношении позицию у Гаср-эль-Брега на побережье залива Сидра. Оставленные на востоке войска под командованием энергичного итальянского генерала Джорджи храбро держались в Бардии до 2 января, а у прохода Хальфайя – даже до 17января, что немало способствовало благополучному отходу основной группировки.

Потери обеих сторон были довольно значительными. Войска держав оси потеряли 13 тыс. немцев и 20 тыс. итальянцев; английские войска – 17 700 человек.

Для того чтобы существенно облегчить положение итало-немецкого торгового флота на Средиземном море и ликвидировать господство англичан в воздухе, германское верховное командование, хотя и с опозданием, все же решило перебросить крупные силы немецкой авиации в Южную Италию. Правда, было очень тяжело снять с Восточного фронта штаб 2-го воздушного флота, которым командовал фельдмаршал Кессельринг, и боевые авиационные части. Кессельринг 8 ноября прибыл в Италию, но прошло несколько недель, пока действия немецкой авиации начали оказывать заметное влияние на общую обстановку. Немецкий флот также способствовал тому, чтобы сделать положение на Средиземном море более сносным. С лета началась переброска подводных лодок в итальянские и греческие порты, так как итальянские подводные лодки, несмотря на свою многочисленность, вследствие конструктивных недостатков не могли эффективно действовать против английских кораблей. Количество немецких подводных лодок в Средиземном море было доведено до двадцати пяти, так что в среднем восемь подводных лодок всегда непосредственно вели боевые действия. Совместными усилиями авиации и флота удалось решающим образом изменить положение на море и в воздухе. Английский флот понес такие большие потери, что в конце декабря в порту Александрия находились в боевой готовности только три крейсера и несколько эскадренных миноносцев. 13 ноября немецкая подводная лодка потопила в западной части Средиземного моря английский авианосец «Арк Ройял». 25 ноября у берегов Африки был торпедирован и затонул английский линкор «Бэрхэм», который использовался для поддержки морских десантных операций. Вполне заслуженно могли гордиться своим успехом итальянские моряки, управлявшие одноместными подводными лодками, которые 19 декабря проникли в порт Александрия и настолько сильно повредили два линкора «Куин Элизабет» и «Вэлиант», что последние вышли из строя на многие месяцы{28}. В конце декабря соединение английских кораблей, состоявшее из трех крейсеров и четырех эскадренных миноносцев, при попытке перехватить шедшие в Триполи итало-немецкие корабли наскочило на только что поставленное минное заграждение и потеряло один крейсер и один эскадренный миноносец.

Остров Мальта подвергался непрерывным атакам с воздуха. За шесть последних дней декабря он выдержал 60 воздушных налетов, а в январе 1942 г. – 263. Наконец удалось освободить Средиземное море от англичан – доказательство того, какие возможности здесь имелись у немецкого командования в прошлом году после победы в Греции. Теперь транспорты из Италии, направлявшиеся в Триполи, могли беспрепятственно пересекать Средиземное море. В удивительно короткое время боеспособность итало-немецких соединений была настолько восстановлена, что Роммель мог решиться на новое наступление. Его целью было упредить англичан и разгромить их, прежде чем они успеют сосредоточить свои силы.

Роммель очень правильно оценил положение англичан. Они также значительно пострадали во время прошедших боев. Кроме того, им снова приходилось осуществлять подвоз из далекого Египта. Англичане лишь слабыми силами вышли к укрепленному рубежу близ Гаср-эль-Брега. Основные силы 30-го армейского корпуса, который вел преследование, находились еще в районе Аджедабии. Соединения 13-го армейского корпуса были оставлены для пополнения в районе между Дерной и Эс-Саллумом, после того как они сломили сопротивление окруженных у прохода Хальфайя и в Бардии войск. Англичане хотели в спокойной обстановке, не торопясь, подготовить достаточную материальную базу и затем нанести удар в направлении Триполи.

21 января Роммель внезапным наступлением Африканского корпуса разбил эти иллюзии; немецкие соединения танковыми клиньями смяли силы противника, стоявшие в Аджедабии, пополнили свои запасы из захваченных складов и начали продвижение дальше на северо-восток. Так как итальянцы по приказу из Рима отказались принять участие в наступлении, Роммель не мог предпринять широкого охвата и вынужден был преследовать противника фронтально до порта Бенгази, которого он достиг 29 января. Две сильно потрепанные английские дивизии отошли к Дерне и дальше на восток. Это смелое наступление было остановлено лишь в районе западнее Эль-Газала 7 февраля.

В результате полностью провалились планы англичан захватить всю Ливию и решающим образом изменить военную обстановку. В ставке Гитлера с большим облегчением отметили, что критическое положение на северо-афри-канском театре военных действий было ликвидировано очень быстро и удачно, и снова потеряли к этому театру всякий интерес. Итальянцы по-прежнему отказывались сменять своими пехотными дивизиями немецкие подвижные соединения, действующие в первом эшелоне. Они приветствовали продвижение к Бенгази, так как оно улучшало общую обстановку, но считали, что Гаср-эль-Брега должна оставаться базой дальнейших операций.

На первый план они ставили теперь, в принципе весьма справедливо, борьбу за господство на море и в воздухе в средиземноморском районе, чтобы обеспечить надежное снабжение Ливии и избежать в будущем тяжелых потерь торгового флота. Конечно, атаки на Мальту вначале существенно облегчили положение. Но до тех пор пока этот остров находился в английских руках, он оставался угрозой, для устранения которой требовались беспрерывные крупные воздушные налеты и большое количество боеприпасов. Поэтому итальянцы настаивали на том, чтобы организовать снабжение войск через Тунис. Муссолини дошел до того, что заявил Гитлеру в письме от 30 декабря следующее: в случае, если французы не разрешат добровольно использование Туниса, он силой высадит свои дивизии в Тунисе, но не допустит, чтобы они погибли на пути в Триполи. Для Гитлера эта настойчивость была весьма некстати. С тех пор как рухнула надежда на быстрое окончание войны в России, он все с большей озабоченностью посматривал на Запад. Всякое появление итальянцев в Тунисе, если бы даже оно преследовало только цель устранить трудности, связанные со снабжением войск, крайне взволновало бы французов и вряд ли встретило бы их одобрение. О применении силы, по его мнению, в настоящее время не приходилось даже и думать. Оно разрушило бы последнюю надежду на вовлечение Франции в какой-либо форме в оборону Европы, несомненно, побудило бы силы французов в Северной Африке к вооруженному сопротивлению и дало бы западным державам долгожданный повод к тому, чтобы с участием французов создать в Северной Африке новый театр военных действий. Наконец, в отношении использования портов Туниса и Бизерты был достигнут компромисс: удалось добиться тайного согласия французов на то, чтобы хорошо замаскированные военные грузы, кроме оружия и боеприпасов, выгружались в этих портах и доставлялись в Триполи по суше. Это было вынужденное решение, которое лишь частично разрешило проблему снабжения. Тем более острой была необходимость захватить Мальту.

По мнению Кессельринга, при условии внезапного нападения захват Мальты был вполне осуществимым. Итальянцы в принципе согласились принять участие в нападении на Мальту, но у них не было ни обученных парашютистов, ни посадочных войск, так же как и необходимого количества транспортных самолетов и планеров. Когда итальянцы в середине апреля заявили, что они закончат приготовления к операции лишь к концу июля, Кессельринг указал им на то обстоятельство, что немцы не могут так долго выделять большое количество самолетов и боеприпасов для подавления Мальты. Стоящая перед ним тройная задача – захватить остров, охранять конвои и оказывать поддержку наземным войскам в Ливии – уже превышает силы его соединений. Под новым нажимом в начале апреля итальянское командование создало, наконец, особый штаб для подготовки операции. Одновременно началось обучение парашютистов под руководством немецких инструкторов.

Между тем с января продолжались крупные воздушные налеты на Мальту. Немецкая и итальянская авиация предпринимала почти беспрерывные атаки. Вскоре порт и доки были настолько разрушены и потоплено так много судов, что Мальта в качестве морской базы стала непригодной. Интенсивное минирование самолетами и торпедными катерами заставило англичан отказаться от острова как опорного пункта флота на Средиземном море. Теперь там оставались только подводные лодки. Но англичане старались удержать остров хотя бы как воздушную базу. Временно приходилось доставлять горючее на подводных лодках, изредка на Мальту прибывали отдельные суда с продовольствием и боеприпасами. Когда острая нужда в боеприпасах зенитной артиллерии и общая нехватка других предметов снабжения потребовали принятия срочных мер, англичане решились в конце марта отправить на Мальту конвои из четырех судов под охраной военных кораблей. Только два судна достигли гавани, но и они были потоплены авиацией, прежде чем их успели разгрузить.

Вскоре немецкая авиация стала меньше совершать налетов на остров, англичане же все время стремились восполнить свои потери в самолетах. Так, в начале апреля с авианосцев, прибывших для этой цели в западную часть Средиземного моря, на остров прилетели 47 самолетов типа «Спитфайр». Общее количество самолетов на Мальте временно выросло до 150, но из них через несколько дней 30 машин снова вышли из строя. В начале июня прибыло еще 60 новых самолетов.

Итальянцы не были склонны ускорить наступление, хотя Кессельринг еще в апреле вторично предложил им в течение трех недель очистить остров от противника. Только их флот, который временно располагал довольно большим количеством горючего, несколько активизировал – и не без успеха – свои действия против английских конвоев. Тем временем Роммель готовился к своему следующему большому удару.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5121

X