4. Пограничные бои

Наступление южнее Припятских болот

Группа армий «Юг» фон Рундштедта в составе трех армий и одной танковой группы, насчитывавших в общей сложности двадцать Шесть пехотных, четыре моторизованные, четыре егерские и пять танковых дивизий, наносила главный удар своим сильным левым крылом с выдвинутыми вперед подвижными силами в направлении на Киев с задачей уничтожить русские силы в Галиции и Западной Украине западнее Днепра и овладеть переправами через Днепр в районе Киева и ниже для продолжения операции по ту сторону реки. Эту группу армий поддерживал 4-й воздушный флот генерал-полковника Лёра.

У реки Прут вместе с румынскими соединениями была развернута 11-я армия генерал-полковника Риттер фон Шоберта. Вначале она имела задачу только оборонительного характера: защищать жизненно важную территорию Румынии. Лишь в ходе дальнейшего развития событий 11-я армия должна была перейти в наступление с целью воспрепятствовать организованному отходу противостоящих ей русских сил.

В ударную группировку на левом крыле входили 6-я и 17-я армии вместе с 1-й танковой группой в составе пяти танковых и четырех моторизованных дивизий. Между Перемышлем и Томашувом, в горном районе, к которому подходила новая русская граница, тянувшаяся до Самого гребня Карпат юго-западнее Черновиц, развернулась 17-я армия генерала фон Штюльпнагеля. Она должна была прорвать приграничную оборону, отбросить своим сильным левым флангом стоявшего перед ней противника на юго-восток и, используя успех 1-й танковой группы, своевременно достигнуть района Винницы и севернее. Затем 17-я армия должна была продолжать наступление на восток или юго-восток в зависимости от обстановки.

6– я армия фельдмаршала фон Рейхенау находилась севернее 17-й армии в готовности к наступлению, чтобы прорвать оборону по обе стороны Луцка. Прикрывая северное крыло группы армий против возможных ударов противника из района Припятских болот, она должна была прорываться как можно большими силами на Житомир.

Между обеими армиями была расположена 1-я танковая группа генерал-полковника фон Клейста. Он получил задачу во взаимодействии с двумя армиями прорваться через позиции русских между Рава-Русской и Ковелем, а затем через Бердичев и Житомир достигнуть Днепра в районе Киева и ниже. Германское командование надеялось, что 1-я танковая группа сможет оттуда продвигаться дальше на юго-восток, чтобы ударом в тыл противника преградить ему отход через Днепр.

Немецкой группе армий противостояли две сильные группировки противника под командованием маршала Буденного.

В Бессарабии находились одиннадцать стрелковых, одна кавалерийская, две танковые дивизии и семь мотомеханизированных бригад, которые на широком фронте прикрывали границу у реки Прут и в глубину дислоцировались до противоположного берега Днестра. В районе между Черновицами и Припятскими болотами по ту сторону границы находилась основная масса другой группировки противника силою до двадцати семи стрелковых, семнадцати кавалерийских и трех танковых дивизий и четырех мотомеханизированных бригад. За ними были развернуты еще двенадцать стрелковых и три кавалерийские дивизии, одна танковая дивизия и три мотомеханизированные бригады, эшелонированные в глубину до реки Случь и истока Буга. Поэтому группа армий «Юг» встретила здесь мощную оборону.

17– я армия уже после первоначальных успехов у границы западнее рубежа Львов, Рава-Русская встретила сильного противника, оборонявшегося на хорошо укрепленных позициях и сразу же сумела их захватить. 6-я армия продвинулась через реку Cтырь. Но там она, как и 1-я танковая группа, подверглась сначала на юге, а, затем на севере интенсивным контратакам русских, в которых приняли участие подтянутые свежие танковые силы.

До 3 июля на всем фронте продолжались упорные бои. Русские отходили на восток очень медленно и часто только после ожесточенных контратак против вырвавшихся вперед немецких танковых частей. 4 июля 1-я танковая группа достигла района западнее реки Случь, в то время как обе полевые армии еще только преследовали отступавшего перед ними противника.

11– я армия, сосредоточив свои основные силы на левом фланге, лишь 2 июля начала наступление из района севернее Яссы на северо-восток, но не для того, чтобы преследовать противника по пятам, как это вначале планировалось, а чтобы постепенно оттеснить ведущие упорные бои арьергардные части к Днестру в направлении на Могилев-Подольский.

Из района Карпат румыны продвигались на Черновцы, а одно венгерское соединение захватило город Коломыя и установило связь южным флангом 17-й армии.

После двенадцатидневных боёв группа армий «Юг» с 1-й танковой группой на левом крыле достигла района западнее среднего течения реки Случь. Ее армии фронтальным наступлением теснили противника, который, собрав все свои силы, бросился навстречу немцам и избежал широкого охвата. Войска группы армий продвинулись в центре до реки Збруч и верхнего течения Днестра, в то время как ее правое крыло находилось еще у реки Прут. 1-я танковая группа не смогла выйти, как ожидалось, на оперативный простор. Противник хотя и понес тяжелые потери, но ушел от замышлявшегося немцами охвата и организованно отвел свои силы за реку Случь, Западный Буг в его верхнем течении и Днестр в районе Могилева и южнее.

Прорыв на Минск

Группа армий «Центр» фельдмаршала фон Бока в составе двух армий и двух танковых групп, насчитывавших тридцать одну пехотную дивизию, семь моторизованных, одну кавалерийскую и девять танковых дивизий, была наиболее сильной из всех групп армий.

Линия границы, выгибавшаяся дугой в сторону Варшавы, создавала для немецких войск особенно благоприятные условия. Перед ними были поставлены широкие задачи. Ударами сильных группировок своих обоих крыльев эта группа армий должна была разбить противника в Белоруссии, выйти подвижными соединениями южнее и севернее Минска и как можно быстрее захватить ими Смоленск. После достижения этой цели крупные подвижные соединения должны были во взаимодействии с группой армий «Север» уничтожить силы противника, ведущие бои в Прибалтике и в районе Ленинграда.

Группе армий «Центр» противостояла приблизительно равная по силам группировка противника под командованием маршала Тимошенко. Она состояла из тридцати шести стрелковых, восьми кавалерийских, двух танковых дивизий и девяти мотомеханизированных бригад, из которых две трети были выдвинуты в пограничный район Белостока, и около трети – эшелонированы до района Минска.

Группа армий «Центр», используя начертание границы, расположила на крыльях по одной полевой армии, каждая из которых взаимодействовала с одной танковой группой.

В районе западнее и северо-западнее Бреста были развернуты 4-я армия фельдмаршала фон Клюге и 2-я танковая группа генерал-полковника Гудериана. Танковая группа при поддержке 4-й армии должна была прорвать оборону противника по обе стороны Бреста и быстрым продвижением на Слуцк и Минск во взаимодействии с 3-й танковой группой, продвигающейся на Минск с северо-запада, создать предпосылку для окружения и уничтожения сил противника, находящихся между Белостоком и Минском. После этого обе танковые группы должны были захватить район Смоленска.

Планировалось, что 4-я армия после прорыва по обе стороны Бреста будет наступать за 2-й танковой группой в направлении на Минск, чтобы, используя наступление обеих танковых групп, во взаимодействии с 9-й армией уничтожить противника в районе между Белостоком и Минском.

Аналогичная задача была поставлена перед расположенными на левом крыле группы армий «Центр» 9-й армией генерал-полковника Штрауса и 3-й танковой группой генерал-полковника Гота.

Оба эти объединения должны были прорвать фронт противника в. направлении на Гродно и затем образовать северную половину клещей для окружения неприятельских войск между Белостоком и Минском. Последующей задачей 3-й танковой группы был захват Витебска, 9-й армии – Полоцка у верхнего течения Западной Двины.

Наступление группы армий началось довольно многообещающе. Противник был застигнут врасплох и совершенно ошеломлен. На южном фланге все переправы через Буг остались неразрушенными и попали в руки немцев. В противоположность боевым действиям группы армий «Юг» дальнейшее наступление этой группы армий также проходило в полном соответствии с планом.

Обе танковые группы после успешных прорывов приграничной обороны безостановочно продвигались на восток. 24 июня 2-я танковая группа достигла района Слонима, 3-я танковая группа – района Вильнюса. За ними следовали 4-я и 9-я армии. Войска противника, находившиеся в районе Белостока, пытались отойти на восток и вырваться из постепенно образующегося котла. Наступающим танковым группам при поддержке крупных воздушных сил все же удалось задержать отход противника до тех пор, пока 29 июня в районе восточнее Белостока не была установлена связь между 4-й и 9-й армиями. Русские еще в течение двух дней предпринимали отчаянные попытки прорваться на восток и на юго-восток и разорвать суживающееся кольцо окружения. Затем их силы иссякли. Окружение было завершено, и 1 июля бои в этом районе прекратились.

Между тем обе танковые группы продвигались дальше на восток, чтобы вновь осуществить окружение тех сил русских, которые отошли на восток и избежали котла в районе Белостока. 2-я танковая группа 27 июня достигла южной окраины Минска и встретилась там с 3-й танковой группой, которая еще накануне, продвинувшись через Вильнюс, достигла северной окраины города.

Танковые группы образовали теперь новый котел, который постепенно создавался вокруг русских войск, оставшихся западнее Минска и в районе Новогрудок. Армейские корпуса 4-й и 9-й армий, наступавшие за танковыми группами, окончательно завершили с запада окружение русской группировки. К 9 июля котел был очищен. В сводке германского верховного командования от 11 июля сообщалось, что в результате первого большого двойного сражения за Белосток и Минск было взято в плен 328 898 человек, в том числе несколько крупных генералов, захвачено 3332 танка, 1809 орудий и другие многочисленные военные трофеи.

Все части обеих танковых групп, без которых можно было обойтись, были еще 3 июля объединены в 4-ю танковую армию со штабом 4-й полевой армии в качестве органа управления. Эта танковая армия немедленно начала преследование сил противника, избежавших окружения, в направлении на восток и юго-восток, чтобы достигнуть Смоленска. Армейские корпуса 4-й армии были переданы вновь введенной 2-й армии под командованием генерал-полковника барона фон Вейхса.

2– я танковая группа, наступавшая вдоль автострады Минск -Орша – Смоленск, вскоре натолкнулась на все возраставшее сопротивление противника. На флангах обеих танковых групп положение было легче, 2-я танковая группа быстро достигла Днепра в районе Рогачева. 3-я танковая группа 4 июля захватила плацдарм на восточном берегу Двины западнее Витебска. К 10 июля и на центральном участке наступления танковых групп немецкие войска, форсировав Березину и Друть, вышли к Днепру; теперь они сосредоточили свои основные силы между Могилевом и Оршей, чтобы форсировать Днепр.

Обе полевые армии после окончания боев в районе Новогрудок форсированным маршем продвигались за танковыми группами. Передовые отряды 2-й армии к 10 июля вышли к Березине, а 9-й армии – к Западной Двине в районе Полоцка и южнее.

Группа армий «Центр» выполнила все поставленные перед ней задачи, в первую очередь путем уничтожения противостоящих ей сил противника, и помешала русским создать оборону на Днепре и среднем течении Западной Двины. Энергичные действия 2-й танковой группы у Днепра позволяли надеяться на то, что она преодолеет и это большое препятствие, прежде чем русские смогут подтянуть резервы. Тогда можно будет немедленно начать наступление на Смоленск.

Наступление в Прибалтике

Группа армий «Север» (командующий фельдмаршал Риттер фон Лееб) в составе двух армий и одной танковой группы – всего двадцать пехотных, три моторизованные и три танковые дивизии, была самой слабой из трех групп армий. Предполагалось, что она уничтожит силы противника в Прибалтике и, захватив балтийские порты, а затем Ленинград и Кронштадт, лишит Балтийский флот его баз. Имелась также в виду своевременная поддержка подвижных соединений группы армий «Центр», наступающих вначале на Смоленск. Группа армий «Север» стремилась прежде всего продвинуться вперед подвижными соединениями сильного правого крыла, чтобы как можно скорее достигнуть района Опочки, воспрепятствовать отходу русских войск из Прибалтики и создать предпосылку для последующего быстрого наступления на Ленинград.

Начертание границы заставляло плотно сосредоточить войска группы армий у границы Восточной Пруссии и по обеим берегам Немана в его нижнем течении и не давало никаких возможностей для запланированного охвата непосредственно из района развертывания.

Войска противника под командованием маршала Ворошилова с самого начала имели глубоко эшелонированное расположение. Только семь дивизий стояли на границе с Восточной Пруссией. Другие двадцать четыре стрелковые, две кавалерийские, две танковые дивизии и шесть мотомеханизированных бригад располагались отдельными группами вокруг Вильнюса, Каунаса, Шауляя и далее в тыл до района Опочка, Псков. Очевидно, противник был осведомлен о большом сосредоточении немецких соединений в Восточной Пруссии. К этому следует добавить, что Прибалтийские страны рассматривались русскими только как политически ненадежное предполье, в котором они не предполагали вести решительной обороны.

В такой обстановке охват противника с юга и уничтожение его прежде, чем ему удастся отойти, можно было осуществить только при исключительно благоприятных обстоятельствах. С этой целью 16-я армия генерал-полковника Буша получила задачу развернуть наступление по обе стороны дороги Эбенроде-Каунас в направлении на Даугавпилс и севернее, а 4-я танковая группа генерал-полковника Гёппнера – наступать в том же направлении севернее нижнего течения реки Неман, 18-я армия генерал-полковника фон Кюхлера наносила главный удар вдоль дороги Тильзит-Рига на Ригу.

Когда эти армии 22 июня начали наступление, они встретили только занятые слабыми силами пограничные позиции, которые почти всюду были быстро прорваны, 4-я танковая группа переправилась на широком фронте через Дубису и быстро двинулась к Западной Двине, чтобы выйти к ней на участке Даугавпилс, Екабпилс. Наступавший на ее левом фланге корпус был на некоторое время задержан контратаками русских танков. В боях, проходивших с 24 по 26 июня в районе Кедайняй севернее Каунаса, он разгромил противника. В то же время другой танковый корпус, вырвавшись далеко вперед, уже 26 июня одной танковой и одной моторизованной дивизиями достиг Западной Двины в районе Даугавпилса и захватил плацдарм на ее правом берегу. После того как вся танковая группа подтянулась и также создала плацдармы в районах Ливани и Екабпилса, она, не заботясь о том, что у реки еще находились русские войска, 2 июля начала наступление на широком фронте.

Между тем обе армии, сломив сопротивление противника, которое в полосе 16-й армии было особенно сильным в районе Каунаса, быстро продвигались за устремившимися вперед подвижными соединениями. 29 июня 18-я армия захватила Ригу. Подтянувшись к Западной Двине и подавив последнее сопротивление противника, об? армии теперь наступали за 4-й танковой группой. Последняя, преодолев бывший пограничный район, прилегавший к Прибалтийским государствам и намеренно не оборонявшийся русскими, 9 июля достигла северной окраины Пскова, а 10 июля была южнее Опочки.

Однако уничтожение крупных сил противника, как это намечалось, до сих пор не было осуществлено. В то время как основные силы группы армий вели указанные боевые действия, фланговые соединения 18-й армии предприняли очищение от противника южного района Прибалтики. Без особого сопротивления со стороны противника 28 июня была захвачена Лиепая (Либава), 1 июля – Вентспилс (Виндава). На противоположном берегу Западной Двины один армейский корпус начал наступление с целью захвата Эстонии и к 10 июля достиг рубежа Тарту, Пярну.

В своем первом докладе об операциях против Советского Союза 5 декабря 1940 г. генерал-полковник Гальдер заявил, что реки Днепр и Западная Двина образуют самый последний рубеж, на котором русские должны остановиться, если они хотят защитить свои индустриальные районы. Отсюда он делал вывод, что германское командование должно стремиться к тому, чтобы ударами танковых сил воспрепятствовать созданию противником сплошного фронта обороны по западному берегу этих двух рек. Предыдущие операции в этом отношении проходили нормально. Группа армии «Север» продвинулась даже далеко за Западную Двину. Успехи, достигнутые на полях сражении, были не так велики. Правда, группа армий «Центр» одержала почти сверх ожидания большую двойную победу, но две другие группы армий только гнали противника впереди себя. Немецкие войска вышли на рубеж, проходивший от Днестра через Случь, Днепр в районе Орша до южной оконечности Чудского озера. Эго было не что иное, как «линия Сталина» – не сплошная линия оборонительных сооружений, но все же цепь полевых укреплений, усиленных противотанковыми рвами и проволочными заграждениями, строительство которых было начато еще до 1941 г. и в последние недели продолжалось с лихорадочной быстротой.

Для дальнейшего использования танковых групп положение группы армий «Юг» казалось многообещающим; на группу армии «Центр» после больших успехов под Минском и Белостоком и после того, как 2-я танковая группа вышла к Днепру, можно было возлагать довольно большие надежды; на севере предпосылки для решающих, успехов были не очень благоприятными, поскольку группа армий «Север» вынуждена была обходиться собственными силами. Пока еще нельзя было сказать, будет ли возможно своевременно бросить подвижные соединения группы армий «Центр», как это планировалось, на север для поддержки действующих там немецких войск.

Немецкая авиация всюду оказывала эффективную поддержку сухопутным войскам. Ее моральное воздействие на противника было велико. Русская же авиация действовала очень осторожно. Уничтожить ее, как это удалось сделать с авиацией противника в Польше и во Франции, немецкая авиация не сумела, очевидно, ввиду большой глубины русской территории и своей занятости поддержкой сухопутных войск на поле боя.

Командование и войска оказались на высоте требований, которые предъявлял к ним необычный, значительно более трудный, чем все предыдущие, театр военных действий. Убедительным было упорство противника; поражало количество танков, участвовавших в его контратаках. Это был противник со стальной волей, который безжалостно, но и не без знания оперативного искусства бросал свои войска в бой. Для серьезных опасений не было никаких оснований, однако уже было ясно одно: здесь не могло быть и речи о том, чтобы быстрыми ударами «разрушить карточный домик». Эта кампания не будет проходить так же планомерно, как прежние.

Когда начались бои за собственно Россию, Сталин обратился к русскому народу с пламенным призывом, который являлся по существу программой действий.

«При вынужденном отходе частей Красной Армии, – говорилось в нем, – нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего… В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. Противника нужно преследовать в уничтожать на каждом шагу{21}… В каждом городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать народное ополчение, поднять на борьбу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою честь, свою Родину{22}».

Этот призыв – и отчасти здесь были виноваты сами немцы – нашел отклик в сердцах людей. Они откликались на него тем охотнее, чем дольше затягивалась война, чем больше тускнел ореол непобедимости Германии и чем больше обнаруживалась неспособность немецкой военной администрации создать в оккупированных областях такой режим, который отличался бы от прежнего большей свободой.

Одновременно Сталин обратился за помощью к Англии и предложил немедленно открыть новые фронты во Франции и Северной Норвегии, которые должны были не только облегчить положение Красной Армии, но одновременно и устранить для Англии опасность вторжения. С упорством, на которое способны только русские, это требование постоянно выдвигалось на протяжении трех лет без учета его практического осуществления. Несколько благоприятнее для Советского Союза обстояло дело с поставкой оружия, снаряжения и стратегического сырья. В конце июля 1941 г. Черчилль обещал прислать 3 млн. пар обуви, в конце августа он предложил 445 истребителей. Все требования в отношении сырья должны были удовлетворяться. Поставки оружия

и боеприпасов, которые Соединенные Штаты обещали англичанам, Англия теперь была обязана делить с Советским Союзом. До того как американская военная промышленность начала работать на полную мощность, все это поступало в очень скромных размерах. Но с июля 1942 г. американцы обещали поставлять обеим странам вместе ежемесячно 1200 танков, а с октября 1942 г. – до 2 тыс. танков. Начиная с 1 июля 1942 г. русские в течение одного года должны были получить 3600 самолетов. Это было значительное количество боевой техники при условии, что она не прибудет слишком поздно.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 9116

X