Голубинский Евгений Евсигнеевич (1834—1912)
Знаменитый историк русской церкви, профессор Московской духовной академии, академик. Г. поступил в московскую академию из костромской семинарии в 1854 г. и в 1861 г. сделался ее бакалавром — в ту пору, когда духовная атмосфера у нас была перенасыщена планами и жаждой обновления. Этот подъем несомненно оплодотворял умы и переполнял сердца крупными желаниями. Отсюда еще в ранней молодости Г. строит план написать историю церкви на полной свободе. Отсюда же его дерзновенные выводы и отважное обращение с материалом. Но если время дало нечто историку, то что дала ему школа? В условиях духовно-академической работы каждый вынужден идти особняком, в одиночку. От этого неизбежны вредные в научном смысле навыки и, во всяком случае, угловатости, от которых может избавить своим контролем только школа. Г. шел, как все в академиях, с той, однако, разницей, что он сознательно устранял от себя влияние научной литературы и доводил свое уединение до крайних пределов. Однако было бы несправедливо забыть об одном могучем влиянии на него. Оно исходило от А. В. Горского. Этот ученый подвижник, отважный, но смятый филаретовским режимом исследователь, превосходный строитель Московской духовной академии, умел стягивать вокруг себя таланты. В числе их (вместе с Ключевским) был и Г. На Горском Г. видел, как историку русской церкви надо знать греческий язык, и действительно знал его: он говорил по новогречески, а на старом читал совершенно бегло. Возможно, что решимость Г. отправиться в командировку на греческий восток навеяна была Горским (1872—1873). Эта поездка дала Г. преимущества, которых и до сих пор не имеет ни один историк русской церкви. Период киевский или домонгольский этой истории в русских источниках засвидетельствован слабо и бледно. Г. дешифрировал многие ничего не говорящие сами по себе известия и заметки при помощи сведений о порядках и обычаях церковных Византии. История управления, история монашества и другие отделы написаны так, как их никто, кроме Г. с его превосходными знаниями по истории Византии, написать не мог. Человек колоссальной учености Г. в то же время отличался детской прямотой и в жизни, и в научных суждениях. Он всегда говорил только то, что говорили документы. Отсюда его смелые построения и обращение с популярными легендами (об апостоле Андрее, князе Владимире и пр.), а также совершенно необычайные в церковной среде отзывы о столпах нашей церковности. В глазах студенчества это создало I'. необычайную популярность. При общем почти молчании его голос звучал резко и делал из него героя. Вместе с Ключевским, Лебедевым и некоторыми другими Г. поддерживал в молодежи уверенность, что она учится не в богословской богадельне, а в настоящей школе. Однако внимательной аудитории у Г не было. Лектор он был плохой. Всю свою энергию он расходовал в кабинете на создание исследований, которые никогда не дадут умереть его имени. Первой работой Г. было его курсовое сочинение "Об образе действования православных государей греко-римских в IV, V и VI веках в пользу церкви против еретиков и раскольников" (1859). Как лучшая студенческая работа, очерк должен был быть представлен митрополиту Филарету. Поэтому А. В. Горский сам написал предисловие и внес исправления по вкусу Филарета: "везде, где встречается полицейское красноречие о благодетельности мер против еретиков и раскольников, оно принадлежит Горскому". В 1867 г. закончил исследование "Константин и Мефодий, апостолы славянские". В рукописи работа была представлена в Академию Наук и на основании отзыва Срезневского удостоена полной уваровской премии, но благодаря цензуре до сих пор остается ненапечатанной. В 1871 г. появился "Краткий очерк истории православных церквей — болгарской, сербской и румынской", доселе не антиквированный. После поездки на Восток Г. отдался работе над историей, первый том которой в двух громадных книгах вышел в 1880 г. Как это ни странно, но первоклассное исследование это не увидело бы света, если бы на помощь Г. не пришел митрополит Макарий Булгаков. Для печатания книги у автора не было средств, и он обратился с просьбой о займе к своему сопернику, который в это время выпустил уже несколько томов своей "Истории русской церкви". Макарий знал, что работа Г. сводит на нет его только что отпечатанные тома, но с благородством большого человека обласкал Г. и дал ему деньги. Это отношение митрополита открыло книге дальнейшую дорогу. Автор получил степень доктора и был утвержден в этой степени Синодом, несмотря на отзыв-донос председателя учебного комитета протоиерея Парвова. Но вскоре Макарий умер и оставил Г. беззащитным. В 1883 г. Победоносцев запретил опубликование адреса ему со стороны профессоров по случаю 25-летнего юбилея. Первая половина 2-го тома истории могла появиться в свет только уже через двадцать лет — в 1900 г., благодаря содействию Общества истории и древностей российских. Это же Общество перепечатало и обе половины первого тома в 1900 и 1904 г. в исправленном виде. Назревало освободительное движение. Даже Победоносцев стал менять свое отношение к Г. Представлялась возможность печатать и 2-ю половину 2-го тома "Истории", которая была написана двадцать лет назад, но не была закончена. Однако работа, столько лет лежавшая в ящике, требовала переделок, на которые у 70-летнего старца не хватило сил. В настоящее время она печатается в качестве посмертного труда в "Чтениях общества истории и древностей". В 1902 г. Г. был избран в члены Академии Наук. Но в это время его уже стала одолевать старость. В 1906 г. он окончательно потерял зрение. Последней работой, которую он видел своими глазами, был атлас к его истории, напечатанный в 1906 г. Из других работ Г. должны быть названы: "История канонизации русских святых", два издания 1894 и 1903 гг.; "К нашей полемике со старообрядцами", два издания 1892 и 1905 гг., "Преподобный Сергий Радонежский", два издания, 1892 и 1909 гг.

См. некролог в январской книге "Богословского Вестника", 1912 г.; профессор С. И. Смирнов "Е. Е. Голубинский" в "Журнале Министерства Народа ого Просвещения", 1912 г.; М. Д. Приселков "Памяти Е. Е. Голу-бинского" в 2-ой кн. XVII т. "Известий русского языка и словесности Императорской Академии Наук"; профессор И. А. Бродович "Е. Е. Голубинский (Песков)", в XIX т. "Сборника харьковского историко-филологического общества в память проф. Е. К. Редина".

И. Андреев.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2937