Объекты привоза и вывоза. - Торговая книга. - Савари. - Привоз товаров для царя. - Хлеб
О предметах торговли России с Западной Европой дает представление единственная сохранившаяся от того времени торговая книга, составленная по словам напечатавшего ее И. И. Сахарова, в 1575 и 1610 г. Эту торговую книгу не следует смешивать с теми торговыми книгами различных купцов западно-европейских государств, которые сохранились в иностранных архивах и в последнее время найдены и опубликованы. В то время как последние представляют собой записи доходов и расходов, различных совершенных этими купцами операций, являются бухгалтерскими книгами, упомянутая торговая книга, сообщающая нам сведения о торговле Московского государства, есть не что иное, как руководство, составленное для русских купцов. Она называется: "Книжка описательная, како молодым людем торг вести и знати всему цену, и отчасти в ней описаны всяких земель товары различные, их же привозят на Русь немцы и иных земель люди торговые". В отличие от однородных руководств для торговцев, составленных в эту эпоху в других странах, наша торговая книга, однако, ограничивается сообщением мер и весов и монет, перечнем привозных и вывозных товаров и указанием цен на них покупных и продажных, причем по поводу отдельных товаров, в особенности экспортируемых, даются некоторые полезные для купцов указания. Но ни торговые пути, ни города, ни пошлины, ни всякие иные приспособления для торговли не указываются, как и нет ничего об иностранных государствах, с которыми Русь ведет торговлю.

Мы не знаем, говорит И. И. Сахаров, ни причин, побудивших автора к составлению этой книги, ни цели, ни имени его. "Без всякого сомнения, она могла быть составлена только торговым человеком. Из самого состава ее видим, что этим делом занимался человек опытный и сведущий в торговых делах, человек осторожный и знающий хорошо русскую и заграничную торговлю своего времени", в особенности цены русских и иностранных товаров1784.

Костомаров утверждает, что в XVI и XVII в. было в обычае составлять торговые книги или памятные записки о торговле, однако он тут же вынужден прибавить: как это показывает одна уцелевшая торговая книга. Напечатано три различных списка торговой книги1785; можно предполагать, что всего списков было пять, но все же все это экземпляры одной и той же торговой книги, хотя отдельные списки в частностях и разнятся между собой. Наличность ряда списков свидетельствует о значительном распространении этой торговой книги среди московского купечества, но о других торговых книгах нам ничего не известно. А. В. Тищенко полагает, что эта торговая книга была составлена не позднее 1585 г., так как в ней нигде не упоминается об Архангельске, и что она происхождения не правительственного, а частного, ибо там не использованы ни сведения, полученные от официальных посольств за границей вообще, ни данные, касающиеся торговых сношений с Англией в частности. В 60-х и 70-х годах XVI в. русские купцы уже побывали в Антверпене, в книге же наибольшей полнотой отличаются сведения относительно цен на товары в "Голантех и в Брабанех" или главном городе Брабандские земли — Антропе (Антверпене)1786. Она представляет собой "ценник" (прейскурант) товаров; такие памяти товаров или письма — донесения о ценах сохранились от того времени и могли послужить материалом для составления книги.
Рассмотрев весы и меры ("память, по чему знати купить разные всякие рухляди весчее и в аршинех"), автор во второй части трактует о деньгах и о привозимых в Россию товарах: "Память товарам немецким (т.е. иностранным) всякий, и ефимкам, и золотым, и сукнам, и жемчугам, и всякой купеческой рухляди, почему на Москве и на мурманском и в немцах купят и продают".

Привозные товары распадаются на одиннадцать групп. Прежде всего идут сукна ("о сукнах всяких"), причем автор дает совет: "Сукна смотрите, чтобы были краскою чисты, пежен бы и чалин и полос не было, гниль выщупывай и не местоваты бы были". Перечисляются всевозможные сорта — "брюкиш (от г. Брюгге), полубрюкиш, английские, свицкие (шведские), лимбарские (лимбургские), сукна, что делают в Брабанех (в Брабанте)". О сукне брюкиш говорится: " Середняя мера 35 аршин, а мерные приходят и больше; а цвет в брюкишех лучший синь, лазорев, аспиден и голуб". По поводу французских сукон сказано: По русски шарлат, а по иным их сукнам имян не знаем и в лавках их нет". Цены против каждого сорта обозначены по стоимости его в Нарве: "В Ругодиве купили". Указано повсюду название их "по немецки", но из этих названий видно, что это не немецкие, а голландские. Очевидно, автор имел дело с голландцами, которые торговали сукном в Нарве.

Другой отдел трактует "о всяких камениях": яхонт, бирюза, наждак, ящур, вареник, вениса и т.д. "А вы пытайте наждак, чем обравнивают, как алмазят камень и обделывают, и режут". Далее читаем: "Почали ныне в изумрудный цвет делати достаканы лживые, а говорят свинцом подделывают стекло; и вам изумруд пытати изумрудовою трескою; и будет не имет его треска, ино то прямой изумруд, а имет треска, ино то поддельное стекло; в изумруде дорогом, что в зеркале видится вид человека".

Затем идет небольшой отдел о жемчугах ("жемчужные зерны гурмытские смотри, чтобы были окатны, и сходчивы, и водой бы были чисты, а цена по зерну смотря") и отдел "о сахарах, кореньях и семях", в котором перечисляются привозимые в Россию пряности и благовония с указанием, сколько они стоят в Голантех (в Голландии), откуда привозятся: "Анису фунт, коли дешев, 8 денег плати, а дорог — 3 алтына; в Голанте платят фунт по 10 стювершей, а стюверш русские две деньги". Здесь находим и "цытварной корень, что к болезням дюже гожь", и солодковый дубец и ревень, где "корень толст, как лошадиные копыта", и "орехи скатные, лучшие, зеленые", и сахар разных сортов — "головной желтой, головной на бело, коробчатый, на спицах, леденец, на инбире". Привозилась и гвоздика целая, серая без мелочи, и кардамон, "что в питье кладут по зернышку", перец, шафран, тмин, ладан, фимиам, мускатные свежие орехи, о которых сказано: "А знати мушкат коли свеж, уколи его, ино сок выступит, а в сухом соку нет"; много и других колониальных товаров, привозимых голландцами из Ост-Индии, Зондских и Молукских островов в Амстердам и оттуда в другие страны, в том числе и в Московское государство.

В последних пяти отделах перечислены бакалейные товары ("о солях и красках") — купорос, квасцы, мышьяк, нашатырь, сулема и камфара, мастика, далее металлы, из которых привозилось олово разных сортов из Голанской земли (Голландии), из Антропы (Антверпена), медь и медная проволока, железо и железная проволока, кожи чацкие, свитские, угорские, средние, большие, посольские, вина бочками (ренское, конарское, мушкатель, романея и т.д.), "золото цепочное" (пряденое) и, наконец, "разные товары". В этот последний отдел входят всевозможные товары: мыло шпанское (испанское), бруски (его) велики, пестры, бумага хлопчатая, нитки немецкие, гарус, кружева, бархат, камки и тафты разные, но сюда же попали лимоны, чернослив, грецкие орехи1787.

Всего указано в торговой книге 170 видов привозимых иностранцами товаров. Как мы видим, наибольшая часть их состоит из предметов роскоши. Таковы и стоящие на первом плане иностранные сукна, и камни, и жемчуг, и пряности, и благовония, и пряденое золото, и, наконец, "разные товары" — кружева, камка, бархат, гарус. Предметом роскоши являлось в то время и мыло, как и писчая бумага. Остаются лишь две группы, товары коих не входят в состав предметов роскоши: соли и краски (купорос, нашатырь, мышьяк и т.д.) и металлы ("о свинце, олове, о меди и о железе") — последние, вероятно, главным образом применялись для выделки оружия.

Главным предметом английского привоза являлось сукно, на которое спрос усилился с тех пор, как овчинные тулупы стали заменяться кафтанами, причем излюбленным цветом считался голубой. Вообще русские, по словам иностранцев, предпочитали цвета яркие и линючие. В XVII в. голландцы удачно вытесняли своим более дешевым камлотом английские сукна: правда, он был непрочен и сседался в носке, русские же видели в этом доказательство новизны. Но это, по-видимому, имело место только после того, как англичане в 1649 г. потеряли свои привилегии, ибо в 1621 г. Московская компания еще утверждала, что она экспортирует в Россию больше сукна, чем англичане вывозят его в другие страны, а при Карле I она сделала попытку, впрочем неудачную, заключить с царем контракт на ежегодный привоз из Англии 100 тыс. шт. сукна; по расчету англичан, бояре и дворяне должны были покупать ежегодно до 25 тыс. шт. тонкого сукна, средние классы — 25 тыс. шт. второсортного, а потребителем остального, более грубого явился бы простой народ и крымские татары.

Далее англичане привозили олово, свинец и медь, неоднократно обязывались также доставлять "200 мушкетов добрых и иную ратную сбрую", порох, серу и другие предметы военного снаряжения, чем приобрели в особенности расположение Грозного1788.

Савари перечисляет следующие товары, вывозимые из Франции в Московию (главным образом, через посредство голландцев). Соль, вина из Бордо и Анжу, причем среди последних должно быть на 3/4 красных и только на 1/4 белых, спирт и уксус. Много вывозилось, по его словам, из Франции писчей бумаги, всякого рода пряностей, сухих фруктов, домашней утвари и ремесленных инструментов. Но наибольшее значение имеет вывоз в Московию канадского бобра, сбыт которого там особенно выгоден по той причине, что это единственный товар, который можно продать за наличные деньги, тогда как в отношении прочих товаров это почти немыслимо. При этом бобровый мех должен быть новый, т.е. еще не ношенный туземцами, шкура должна быть тонкая, а волосы длинные и густые. Русские, рассказывает Савари, вычесывают шерсть и продают ее снова голландцам и англичанам, которые везут ее обратно во Францию, мехами же они отделывают платье, как мужское, так и женское1789.

Для московских царей, наряду с приобретением "узорочных товаров" за границей, представлял наибольший интерес привоз оттуда оружия и пороха. Оружие доставлялось иностранными купцами, но для закупки его отправляли и специальных лиц, например, в 1618 г. с этой целью ездил в Гаагу Иван Баклановский, в 1628 г. золотых дел мастер Эксель; в 1630, 1631, 1637, 1655, 1657 г. велись переговоры о покупке мушкетов в Нидерландах, заказывались там пушки и ядра, заключались договоры на поставку их с различными голландскими купцами. В 1653 г. были посланы в Голландию для закупки пороха, карабинов, мушкетов, пистолетов, свинца иностранцы Андрей Виниус, Роман Волдвинов, Говен, а также подъячий Герасим Головин и толмач Дрябин1790. В 1660 г. также отправлялись за покупкой оружия два голландца, а после них гость Петр Микляев. В 50-х годах неоднократно ездил в Нидерланды, по поручению царя, переселившийся в Россию англичанин Иван Гебдон, который, подобно Виниусу и Сведену, получил титул комиссариуса. Он привозил оттуда мушкеты, порох, "списы" (шпаги), а также разного рода сукна, "платья солдатцкое, в чем шпанские солдаты ходят", но ему приказывалось также привезти кружева, "в каких ходит шпанский король", а царь приписал "и французской и цесарь", "зеркал больших, хороших", "снастей подкопных", "птиц певчих и непевчих и всяких заморских диковинок"; он обязан был и нанять разного рода мастеров. Гебдон завел в различных городах — Любеке, Амстердаме, Митаве агентов из местных купцов, которым давались поручения и которые получали из Москвы подарки и даже жалованье "гостинным имянем"1791.

В 54 статьях торговая книга перечисляет, под названием "память как продать товар русской в немцех", вывозимые из Руси товары, причем даются пространные советы относительно того, как следует поступать с отдельными товарами, на какое количество брать заказ, как условливаться с иностранцами насчет поставляемых товаров, как их приготовлять, сообщается, какие цены на них существуют в Голландской земле, в Брабанех (в Брабанте), в Шпанех (в Испании), в Цесарской земле (в Австрии).

Так, прежде всего идет сало говяжье: "В Брабанех купят пуд по 1 рублю, в Шпанех купят пуд по 2 рубля... а делают из сала сальные свечи, а с теми свечами делают в погребах бархаты и камки... И ты по заказу имайся (бери подряд) за 200 берковец поставити... А учнут немцы про товары заказывати, приготовити к их приходу: к новому лету, на Иваново Рождество или на Петров день... А сказывают в Брабане всякое морское сало в бочках продают, по 4 рубля и дороже бочку, делают из того сала мыло". Дается подробное описание приготовления заказанного сала "на немецкий обычай". Воск — "с кем будешь сговариваться имайся продать за 100 берковец да наперед спросити: по сколько пуд в круге делают в Голанской земле воску? Ныне па посмех дешев, нет провоза". Телятники белые и малые, "опушают ими платье за место горностаев", кожи яловичьи сырые — "на Мурманском брабанец Давыд покупает, не по один год"; рукавицы. Затем следуют разнообразные меха (песцы, куницы, выдры, белки, бобры, норки, горностаи, лисицы, соболи — "немецкие жены на вороту их носят"), мед; лен чесаный, конопля; пряжи канатные и готовые канаты — "и ты держи сговор на 100 берковец авто число распроси: скольку ему в какую толщину и в длину делати?"

Далее идет масло коровье, мясо, смола, деготь, слюда "оконичная", пшеница, клей-карлук (рыбий), зола — "я делают золою кожи, мыла и сукна красят". Семги кольские и треска сухая, коя сушена на вешалах. "Солят немцы семгу: порят с хребта, очи, щеки и нарост вырезают". Относительно трески: "С сколькими ценою сговоришь имайся за 200 тыс. рыб, а не осмотряся, больше того не имайся. И в приговоре с ним примолвишь: а пошлет Бог будет и коли добудеше больше того, взяти по той же цепе приговорнои (т.е. покупатель, в случае большего улова, обязан взять и сверх условленного по той же цене). Наконец, вывозятся гвозди сапожные, сошное железо, мыло вологодской вари и борисоглебское. Кроме этих двух-трех товаров, вывоз, как мы видим, состоит целиком из сырья, именно из предметов животноводства (кожи, масло, мясо, сало), рыболовства, звероловства (меха, воск, мед).

В заключение автор советует "распрашивати у англинцов и у иных Немцов", не нужен ли им персидский (шемахинский) шелк: "Почему вас сырой и некрашеной шелк в толстой и средней нити дадут за фунт?... Ираспрося, что скажут, вели у себя подлинные их речи написати, чтобы вам вперед про шелк вестно было и надобели привозити его". Условливаться надо заранее и с корабельщиками ("с корабельными ходаки") "лет на 10: почему ему на год имати и по скольку пудов ему клади привозити"1792.

Для того чтобы определить, какую роль играли в нашем вывозе отдельные товары, необходимо ознакомиться с таблицей архангельского отпуска, которая извлечена де Родесом из архангельских таможенных книг и содержится в его "Донесении"1793. Ценность вывоза по отдельным группам товаров следующая (в тыс. руб.).

Меха...........................................................98,0
Кожи..........................................................370,9
Шпик и мясо.................................................33,0
Сало..........................................................126,6
Свиная щетина..............................................25,6
Поташ........................................................120,0
Икра...........................................................30,0
Воск...........................................................15,7
Москательный товар........................................14,8
Ткани.........................................................23,0
Прочие товары..............................................30,0
Итого..........................................................887,6

К этому присоединяется персидский шелк, вывозимый раз в три года, третья часть
составляет....................................................13,5
Хлеб и льняное семя
(но хлеб вывозится не ежегодно,
а лишь при высокой цене)...................................264,4
Всего вместе..................................................1165,5

На первом плане стоят кожи, экспорт которых равняется почти 1/3 всего вывоза, весьма важны сало, поташ и меха. Вывоз этих четырех товаров составляет 715 тыс. руб., или 61%, т.е. почти 2/3 всего русского экспорта. Однако в состав кож входила и юфть, которая являлась единственным экспортируемым предметом промышленности1794. Остальные изделия, например холст, играли минимальную роль.

И Савари среди вывозимых из России во Францию товаров называет прежде всего меха — соболь и горностай, из которых делаются муфты и воротники, шерсть канадского бобра (который, как мы видели, из России вывозится), сбываемую во Франции шапочникам, далее кожи козлиные, медвежьи, волчьи, щетину свиную, которой пользуются сапожники, седельники, шорники и другие ремесленники, наконец, лен и пеньку, рыбу, рыбий жир, сало, деготь, воск и поташ для выделки мыла и других товаров1795.

Англичане придавали наибольшее значение вывозу из России товаров, необходимых для снабжения обширного создаваемого ими флота. Московская компания закупала в России пеньку, смолу, готовые снасти и крупные канаты и все это продавала в Англии казне для флота. Когда в 1604 г. в парламенте раздавались нападки на компанию, ост-индская компания не раз заявляла, что русские канаты самые лучшие. Но она покупала и сырую русскую пеньку для переработки — после 1649 г., по-видимому, закрылись английские канатные дворы в России и вывозились уже не канаты, а пенька. Вывоз смолы, необходимой для осмоления канатов, составлял первоначально привилегию английской компании, но позже монополия этой торговли перешла в руки голландцев, и англичане безуспешно старались отбить ее у них или, по крайней мере, добиться разрешения вывоза смолы. Зато сильно развился моржовый и китовый промысел англичан и добывание из китов ворвани, на которую предъявлялся большой спрос мыловаренными заводами. Хотя эта деятельность англичан сопровождалась кровавыми столкновениями на море с голландцами, компания все же ежегодно ввозила в Англию значительное количество ворвани и китового уса.

Много хлопотала компания о разрешении ей вывоза зерна, который в XVI в. являлся заповедным товаром, позже мог уже свободно экспортироваться, но только с уплатой пошлины; но это-то англичанам и не улыбалось. Помимо компании, неоднократно обращался английский король Карл I с просьбами о дозволении вывоза хлеба отдельным англичанам и даже не-англичанам. Такие рекомендательные грамоты к царю и патриарху король выдавал за деньги, и голландцы уверяли, что этот хлеб предназначается не для устранения голода в Англии, а для обогащения частных лиц. Это обстоятельство, как и заявление агента компании, что она к этим ходатайствам непричастна, вызывало отказ царя. Вообще на русский хлеб был большой спрос: шведская королева Христина и Нидерландские Штаты даже готовы были платить царю за зерно оружием и посылали ему в подарок пушки, мушкеты и снаряды — излюбленные предметы русских царей1796.

Действительно, не только англичанам, но и другим народам — шведам, датчанам неоднократно давалось разрешение вывоза хлеба из России1797, но только каждый раз особо и всегда с ограничением вывоза определенным количеством. Больше всего же хлопотали о вывозе хлеба голландцы, которые даже проектировали создать для этого специальную компанию и добивались монополии экспорта хлеба из Московского государства, а равно разрешения устроить в России нидерландские земледельческие колонии для распашки земель и производства необходимого Нидерландам количества хлеба. С этой целью и было отправлено посольство Бурха и Фелтдриля в 1630 г., которое, однако, не достигло никаких результатов. Было дано разрешение по-прежнему вывезти определенное количество хлеба, и только1798. Впоследствии же Нидерландские Штаты ходатайствовали лишь о дозволении вывезти то или другое число ласт зерна и обычно получали такое разрешение, хотя дозволенное количество и было нередко значительно ниже просимого. Так, мы знаем, например, что в 1675 г. нидерландскому послу фон Кленку было разрешено купить и за море вывезти 20 000 четв., а по челобитью амстердамских бурмистров и ратманов Фредерику Блуму — 10 тыс. четв., да в то же время по челобитью "голландские земли торгового иноземца московского жителя Вагромея Меллера, чтоб амстердамских жителей не допустить до конечной в хлебе скудости, и чтоб то дело заранее упредить", велено было "на хлебную ж покупку дать ему из... казны денег 15 тыс. руб. и велено ему на те деньги купить хлеба и за море везть безо всякого задержания"1799.



1784Торговая книга. С. 106.
1785Записки Отделения русской и славянской археологии имп. Археологического Общества. I. 1851. Временник ОИДР. Кн. VIII. 1850. Сборник Муханова. 2-ое изд. 1866. В дальнейшем излагаем по первому списку, изданному Сахаровым, наиболее полному и наиболее систематично составленному.
1786Тищенко, торговые книги как исторический источник // Тищенко. Его работы, статьи о нем. 1916. С. 35 сл., 38 сл.
1787Торговая книга. С. 118 сл.
1788Любименко. Торговые сношения России с Англией при первых Романовых. XII. 1916. С. 153.
1789Savary des Bruslon. Le parfait ncgociant ou instruction gen^rale pour ce qui rdgarde le commerce des marchandises en France et de pays Strangers. II. P. 188, 196 ff.
1790Бантыш-Каминский. Обзор внешних сношений России с державами иностранными. Т. I. 1894. С. 175.
1791Гурлянд. Иван Гебдон. Комиссариус и резидент. (Материалы). С. 10 сл., 14 сл.. 19—33. Прил. № 2, 5, 6.
1792Торговая книга. С. 129 сл.
1793Курц. Состояние России в 1650—1655 гг. по донесениям Родеса. С. 163 сл.
1794См. выше, с. 363.
1795Savary des Bruslon. Le parfait negociant ou instruction g^nerale pour ce qui regarde le commerce des marchandises en France et de pays Strangers. II. P. 190.
1796Любименко. Торговые сношения России с Англией при первых Романовых. XII. 1916. С. 157-175.
1797О вывозе хлеба датчанами см., например: РИБ. Т. XVI. № 121 (1629 г.).
1798Сборник ими. Русского исторического общества. Т. 116. С. CLXXXIII сл., CCXXV сл., CCXL., CCLVII, 123 сл.
1799Посольство Кунрада фан Кленка к царям Алексею Михайловичу и Федору Алексеевичу. С. LXXIX.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6421