Формы ремесла, работающего на монастырь. - Различные отрасли производства. - Закупка сырья и готовых изделий. - Данные приходо-расходных книг Дорогобужского Болдина монастыря. - Записи других монастырей. – Оплата ремесленников в денежной форме
Обращаясь к характеру промышленного труда, работающего на монастырь, мы можем заметить, что в одних случаях мастера получают от монастыря материал, и присоединяют к нему лишь свою работу, как что они вознаграждаются сдельно — "за дело" или "от дела". В других, напротив, они дают и материал; в последних случаях это специально указывается. Так, например, "переделывал 5 замков висячих да замок нутряной, дал от дела воем денег". Или "наваривал двои железа плужные, дано от дела пят денег". "Поделывая века повареново железного дано от него мастеру и за железо алтын"; "поделывал кта кашново дал от него за мед и от дела алтын". В одном случае мастеру дано за переплет ("от дела") 10 алтын, а в другом, напротив, "переплетал Апостол старый наново, дал мастеру за дело и за кожу от пего 5 алтын"1514.

В расходных книгах Болдина Дорогобужского монастыря второй половины XVI в. находим обе эти формы ремесла. Преобладают ремесленники, работающие по заказу из материала, полученного от монастыря.

Прежде всего изготовляются по заказу монастыря и из его материала разного рода предметы одежды для братии и детенышей и слуг монастыря. Для этой цели приобретается сукно и дается ремесленникам на выделку различной одежды. "Давал поделывати ряску ветчаную (ветхую), а прикупил к ней сукна на поделку и рукавы у ряски заставить, дано за сукно и за пояски 9 д."1515 Дал в вотчину детенышу Конею за колпак да у сермяги рукава заставить на сукно и за дело гривну ден."1516 В других случаях просто сказано: "Куплено сукно 10 арш. на монастырской обиход", "куплено сукно тонкое манатейное", "сукно 2 ½ алт... сукно 3 алт., сукно 10 д., сукно 2 алт."1517 Иногда оно закупалось сразу в большом количестве: "купили сукон монатейных ирясочных брацких 870 арш., а даны 28 руб." "Ездил дьякон Феоктист в Можаеск купит и сукон на братию монатейных и рясочных и свиточных 50 концов, а мерою 1195 арш., дано денег за сукна 40руб. и 3 д."1518 Из этого сукна изготовлялись, как видно из приведенных примеров, рясы, сермяги и свитки, но также кафтаны, епанчи и другие вещи. Ремесленникам давались разнообразные заказы на выделку одежды из купленного монастырем сукна. "Да Михаилу же поделал кафтан его ветчаной, а прикупили ему кафтану на поделку сукна ветчаново, да за дело дал мастеру 2 1/2 алт."1519 Иногда и мастер давал часть своего материала: "Переделовал детенышом в вотчину Омельянку да Худячку да Шюбе в их сермяжен в вотчаных кафтанишко к лету, а дали мастеру в 3 кафтанишков за дело и за нити гривну ден"1520 Для выделки этих одежд существовали в монастыре швали, которые получали полугодовое жалованье, так что работали, очевидно, постоянно за повременную, а не поштучную оплату. В расходных книгах каждый раз читаем: "Слугам и швалем и детенышем и конюхам дано им: ... швалю Позняку дано за полгода полтина... Ивашку швалю Глупогорскому дано ему за полгода 4 гривны"1521. В этих книгах упоминается не менее 14 различных швалей, некоторые из них по несколько раз.

Кроме сукна закупается и холст. "Холст купил, дал алтын", "куплено холстов посконных 90 аршин", "куплено крашенины ровной синей 20 без полу аршина, дано 10 алт. 5 д., куплено посконины ровной 21 арш., дано 5 алт. 2 д." — крашенный (синий) холст ценился вдвое дороже, чем обыкновенный (посконный) холст1522. Иногда прибавлено, что холст куплен на рубашки: "Купил 2холстины посконные ребятом на рубашки в вотчину". "Купил холстину посконную детине Худячку па рубашки да на портки"1523. По-видимому, эти "ребята" сами и выделывали для себя рубашки, ибо о "поделке" их, о заказах на рубашки или на портки не упоминается.

Во всяком случае, приобретается готовое сукно или холст, гораздо реже упоминается об изготовлении пряжи1524 или тканей из льна, пеньки или шерсти. Часто встречается лишь раздача шерстяной пряжи для тканья: "Ткали сукно монастырское, дали 2 гр."1525, "дано 10 алт. ото тканья от сукон", "дано казначею платяному Насону полтина, гито наймовал сукон ткать". Тогда как о выделке пряжи и тканей из льна или пеньки ничего не узнаем. Между тем пенька закупалась в большом количестве: на 26, на 32 и даже на 35 1/2 руб. сразу, т.е. на 2 тыс. руб. и более на современные деньги1526. Очевидно, она предназначалась для раздачи монастырским крестьянам, которые ее пряли и ткали для надобностей монастыря.

Различные предметы одеяния изготовлялись кроме швалей также "полстовалами", которые из полученного материала выделывали епанчи, полости, войлоки и шляпы, причем имелась, по-видимому, целая группа (артель) таких мастеров, ибо говорится, что "дано полстовалом Стефану с товарищи от 22 епанеч да от 7 полстей, да от войлока малого, да от 2 шляп от дела 3 руб. 2 гр."1527 "Подкладывали мастеры епанчи монастырские, дано епанечником от 30 епанч от дела 3 руб. 20 алт., от 26 войлоков дано 39 алт., от 2 шляп дано 2 алт. 2 д." "Делали монастырских епанеч 22 да 4 полсти, да 10 войлоков подседельных, дано мастером от дела 2 руб. и 5 алт". Для этого также покупалось сукно: "Куплено сукно под войлоки"1528. Иногда "среди всякого мелкого расхода", произведенного за год, читаем об издержках на "портную поделку"1529 или, в другом случае, читаем: Меншику Давыдову "поделовали сермягу... да шапку поделали" и "за сермяженую и за шапочную поделку всего 6 алт. 3 д."1530 Встречается особый "платеный казначей".

Одежда выделывалась еще одной группой ремесленников — овчинниками. "Уплачено Мите овчиннику полтретья алт от дела", "овчиннику дано 5 алт от дела", "дано Юре овчиннику", "дано овчиннику Ивану Носу за 47 овчин за дело", ему же "от 10 овчин от дела дано 2 алт."1531

Здесь названы 3 различных мастера. В других случаях просто сказано: "От 20мерлушек да от 5 овчин дано от дела 10 д." или "от 10мерлушек от дела дано 8 д."1532

Другую группу составляют ремесленники, выделывающие кожи. Встречаются кожевники: "От кож кожевнику 4 алтына без денги"1533. Упоминаются и сапожные мастера Аркат и Андрей Фролов, получающие полугодовое жалованье1534. Для поделки закупаются кожи. "Ездил Козьма Радилов в Вязьму, купил на монастырской обиход 5 боранов красных (бараньих кож), да 13 опойков, да телятину" (телячью кожу). "Куплена кожа красная телятина", "два боранца, да две телятинки красных", "две кожи белые", "куплено десять охтей белый на рукавицы да боранец красной, дано полтина"1535. Кроме юфти, покупаемой на рукавицы, это все были, по-видимому, сырые кожи, подлежавшие еще переработке. Об обработке кож часто упоминается. "Дано Юре Кондратьему от трех кож от красных да от телятины от белой, да от 44 опойков 23 алт. 2д", "от Благовещенья Ламец делал 17 опойков да 2 кожи больших"1536.

Из обработанных кож выделывали затем различные предметы. О производстве сапог упоминается лишь в виде исключения: "Церковному мастеру Терентью делали сапоги, куплены подошвы, даны 7 д."1537 Однако и в этом случае подошвы покупались. О расходах на покупку подошв неоднократно встречаются записи: "Куплены подошвы, даны 9 д."1538 Деятельность сапожного мастера и сводилась, по-видимому, к подшиванью подошв, но иногда он поставлял и собственные подошвы: "Давал под сапоги подшивать подошвы, дано мастеру за подошвы и за дело 3 алт без 2 д.1539 Вероятно, для приколачиванья подошв и покупались сапожные гвозди: "Куплено 660 гвоздей сапожных"1540. Возможно, что и в следующем случае мастер давал не только свой труд, но и свой материал: "Ментику подшил под сапоги подошвы новые, дано за подошвы и за дело от сапогов 2 1/2 алт."1541 Из кожи изготовлялись и седла: "Дано от дела от седел", "мастеру седелному дано задатку па седла 10 алт" — были, следовательно, и особые седельники1542.

Много упоминается о разного рода работах по металлу, производимых по заказу монастыря. Закупается железо и сталь (уклад), медь, свинец. "Купили 4 связи железа прутового на монастырский обиход", "купили 5 связок укладу на монастырь", "железа на 11 алт.", "укладу на Вологде куплено на 40 алт.", "куплено 10 досок белого железа"1543.

Выделывались из меди в особенности котлы и колокола. "Дано от дела от котла от большого от квасоварного ото дна и за угар 6 руб., да меди прикуплено к тому же котелному дну пуд с четвертью дано 3 руб"', но работа была сделана плохо, пришлось ее повторить: "Дано от дела от котелного дна от квасного, что в другорядь делали, грех стался, испортили, и на угар 5 руб. 10 алт. Куплено меди пуд с четвертью"1544. Монастырь прикупал в обоих случаях медь для изготовления дна в котле. Но возможно, что в других случаях она принадлежала самому мастеру, ибо, например, записано: "Исаку котелнику за медь 45 алт."1545 Упоминается среди "мелких расходов" и "сковородочная поделка". Медник лудил котлы и прочую медную посуду: "дано от котлов и от братцких мер и от сковородок от полуды рубль 13 алт. 2 д."1546

Кузнецу заказываются топоры, косы, сошники или отдаются ему в починку. "Дал слуге Марку к косам колец купить, да и за дело кузнецу ото всех кос 2 алт. и 3 д." "От кос от больших от дела 6 алт." Кузнец приобретает и материал: "Кличку кузнецу на уклады дано 3 1/2 алт."1547 В особенности при починках он дает свой материал: "Поделовали трое сошники ветчаные в вотчину, дано кузнецу от сошников за дело и за его прибавочное железо 2 алт. 5 д." Делал в Николской монастырь 7 топоров старых и науклаживал, дано кузнецу за дело от топоров и за прибавочное железо и за уклад 7 1/2 алт.". "Науклаживал топор ветчиной на домашний обиход, дано кузнецу за дело и за уклад"1548. Среди слуг и детенышей, получающих полугодовое жалованье, упоминаются и кузнецы: Трех, Ларка Офанасьев, Ларко Вязметин, Филипка. О том, что монастырь имел свои кузницы, свидетельствует и покупка частей раздувальных мехов — сопель: "Куплено в кузницу сопель на 2 гр", "куплено 10 соплей в кузницу". "Платеному казначею Боголепу дано за сопли, что дмут крицы (кричное железо) 4 алт. без деньги". Упоминается "кузнечный двор" в Вязьме, для которого покупается треска1549. Очевидно, он принадлежал монастырю и треска была предназначена для работавших там кузнецов.

Особые мастера существовали для литья и починки колоколов. Встречается "государев колокольный литец" Иван Офонасьев, который лил "благовестный колокол к Троице". Другому "литцу" Ивану Гладышеву "дано от колокольного чищепья 2 гр."1550 Под 2 декабря 1594 г. записано: "Выменил колокол благовестпой к Николе Чудотворцу в вотчину подмосковную на старой на троецкой колокол Еуфимьевы купли псковские. А меди в нем тянуло на московский вес 3 1/2 пуда, в новом колоколе потянуло меди 4 1/4 пуда. А дал промену от нового колокола колоколпику и за прибавочную за его медь, что потянуло перед монастырским колоколом меди в новом колоколе лишка, 2 руб. денег"1551. Колокольный мастер, следовательно, прибавляет и свою медь.

К этим же работникам по металлу можно отнести и "Гришу часовника", которому дана сравнительно очень высокая плата 1 1/2 руб. (до 100 руб. современных), "што он делал у часов колоса новые"1552. Встречаем и такие записи, как расход на починку мельницы по размалыванию перца — "дано от дела от перечной мельницы 2 алт", или "дано от дела от колес от прудовых", причем эти водяные колеса чинил (или ставил) особый мастер из Москвы — "Москвитип Максим"1553.

Особую группу составляли серебряники и иконники; возможно, что это были одни и те же мастера, ибо и серебряные мастера обкладывали иконы и кресты. Для тех и для других приобретался материал — сусальное золото, клей, мел, гвозди. "Тысяча гвоздей, что оклад к образам прибивают дано 7 д." "Куплено 250 листов золота сусалпого", "послано к Москве 3 руб. на золото на сусалное", "куплено пуд мелу икоником", "клею куплено па 10 ден", "обложили крест серебром кость рыбья дано за серебро и за позолоту 12 алт."1554. " Серебряные мастеры Омельян да Степан окладывали образ Сергия Чудотворца, дано им за дело 1 ½ руб: Те же два серебряных мастера упоминаются и в другом случае — "дано им на дорогу 10 алт" Один из них продает и сусальное золото: "куплено у серебяново мастера у Степана 2 тятрати золота"1555. "Дано иконнику Роману от 5 пядниц от Троиц от писма пол полтины да ему же дано на клей 8 д." В другой раз ему же дано "от пяти Троиц от писма 8 алт. 2 д." Такая же запись повторяется еще и в третий раз. Кроме Романа встречается и иконник Иосаф, которому "дано 5 алт", и иконник Степан Михайлов, которому "дано на краски рубль, как поехали в монастырь образов починивать". В другом случае иконник к Пиколину образу "сделол киот деревяной затворчетой местной да покрыт киот весь красками розными, да написано па киоте образ Троицы Живоначальные на золото и Деисус поясной, на золоте же, да крест на киоте золочен; дано от киота за дело, и за писмо, и за золото, и за краски всего 1 1/2 руб. з гривною"1556. В расходных книгах встречается раз шесть Василий золотарь, состоящий на постоянном жалованье; возможно, что это позолотчик, занимавшийся позолотой икон и крестов.

Печников, получающих полугодовую плату, не встречается, но сдельно они работают на монастырь. "Поделовал мастер в малой кельи да и обелил тое печь дано плотнику за дело от печи гривну ден." "Зделоли в кельи в Селивановской печь новую, дано печнику за дело от печи и за очелье и за отбел 5 алт" Иногда, когда речь шла, по-видимому, о крупных работах, добывали печника в Москве: "нанял печника на Москве в вотчину к Николе печь зделати большую для хлебного печенья, дано печнику за дело от печи 8 алт. 2 д."1557

Встречаются свечники, для которых закупается сало и воск: "Куплено сала говяжья на свечи 8 пуд.", "куплено 3 гривенки воску", "дано от дела от четырех свеч поставных от 8 пуд. и за краски 2руб."1558 Поделовали к Н иколе Чудотворцу большую свечу, причем "пересыкали ее все изнова" — и пришлось прикупить воску, который свечник доставил, почему "дали мастеру за прибавочной воск и за дело от свечи всего 21 алт и 5 д."1559

Упоминается о каменщиках, особенно же много о плотничьих работах и плотниках. Среди лиц, получающих полугодовое жалованье, встречаются 6 плотников, некоторые по два раза. Для плотничьих работ закупалось много досок, драниц, бревен, гвоздей для изготовления лавок и дверей, для крытия крыш, для постройки домов, мельниц, церквей, монастырских житниц, келий. "Бревен куплено на Вологде на 40 алт на 2 д." "Купили в вотчину же 9 досок сосновые на двери да на лавки, дано за доски 12 алт. 3 д.", "купили 100 драниц на монастырском дворе хоромы крыть", "купили в вотчину 600 драниц сосновых двусаженпых и полуторных", "купили в вотчину 3 доски двусаженные для лавок да 4 доски полуторы сажени для хоромного дела"1560. К этому прибавлено: "Купили гвоздья в вотчину прибойново и тесового". На кровлю для житницы куплено "40 лубков полуторысаженных", гвозди, "доски сосновые добрые па дверы да доски па ящик в житницу", "да 4 крюки да 4 поворины долгие, чем кровля на житнице прибита". Плотнику куплено "четверть ведра олифы"1561. "Дано плотнику Илье от мельницы от дела и от вала полтина". Но обыкновенно одного плотника было недостаточно, работало несколько человек — 2, 3 и более. "Нанял дву плотников делати ворота святые к Николе в вотчину", к воротам же "куплены сосновые доски и бревна, гвозди большие тесовые да две скобы луженые, одна с пробои, да щеколда к воротам же". В другом случае нанято 3 плотника "житницу большую срубить да и нутрь зделати и на месте поставить и покрыти". Встречаем плотника Пронку с товарищи, что крыли церковь или "плотника Гришу с товарищи в дву избах да в дву клетях монастырских в новых внутри делать во всех". Целая артель плотников нанята житницу строить: "дано от житницы плотников от дела Трофиму Анофриеву да Михайлу Иванову, да Осипу Гулидову, да Семену Федорову 26 алт. 4 д." "Тесали на церковь тес, Кличу да Мите дано им пятерым полтина". Несколько плотников наняты для работ "на поварне и па погребице и в избе" и куплено "желобов и прибойпиц и гвоздия"1562. Из приведенных 6 имен (Пронка, Гриша, Трофим и др.) ни одно не встречается среди плотников, которым выдается полугодовое жалованье. Очевидно, те и другие не совпадают, были постоянные мастера, получавшие жалованье, а сверх того привлекались к работам другие, которые получали сдельную плату.

Как видно из предыдущего, монастырь обращался к целому ряду ремесленников, которые но его заказу чинили те или другие предметы, но также изготовляли новые, получая при этом сырье и вспомогательные материалы, иногда при починке присоединяя и собственные. Для приобретения этих материалов ему приходилось, в свою очередь, пользоваться трудом других ремесленников, покупая, однако, их изделия уже в готовом виде. Как мы видели, из таких промышленных изделий закупались в качестве материала (или частей) холст, сукно, нити и пуговицы, подошвы, юфть, железо и уклады, кольца к косам, сопли для мехов, гвозди (для икон, для сапог, для окон, для плотничьих работ), крюки и скобы, иглы, сусальное золото, клей. По сверх того монастырь предпочитал во многих случаях заказам на выделку тех или других (упомянутых выше) вещей покупку их же в готовом виде, приобретая, например, сермяги, шубы, епанчи, кафтаны, рубашки, рукавицы, овчины, сапоги, котлы, топоры, колокола, иконы, свечи. Кроме того, он покупал другие вещи, которые, вероятно, трудно было заказать, а можно было получить лишь в таких городах, как Москва, Смоленск, Вязьма и др. Так, он покупал много предметов, нужных для церкви (подсвечники деревянные, скатерти для алтаря, четки, паникадила), для конюшенного двора (сани, телеги, колеса, попоны, хомуты и подхомутники), для кухни (сковороды, чаши, горшки, решета, сечки для капусты, кади, кувшины, чаны сосновые), для домашнего обихода вообще (замки и цепи дверные, ставни, блюда), для сельского хозяйства (плуги, сошники). Назовем еще такие предметы, как "колокольчик позыванной к кельи меден", "плеть с товолжаным батогом и с костми в казну". На каждом шагу встречается запись: "куплено на росход 40 ложек обычных", "куплено 20 ложек с костми", 10, 20, 30, 40, 50, 80, даже 250 сразу ложек, ложки белые, щепочные белые, благовещенские. Ложки были деревянные и, вероятно, быстро ломались, приходилось каждый раз заменять их новыми. Часто покупалась бумага: "старцом десть бумаги писщей", бумага "в росход для монастырских дел", покупалось мыло, оконное стекло, "окончины стеколчатые болшие в трапезу ", а также "малые окончины", "окончинки стекольчаты в ставни в келью игумену". Наконец, предметом покупки являлись косы пятцкие, косы литовки, бердыши немецкие, ножи уторские (венгерские); впрочем, эти предметы были частью иностранного происхождения; к последним относится и сукно "английское", шелк "на сударя".

Покупки делались в городах. "С Ескою послано в Вологду па бумагу и на свечи 8 1/2 алт.", "колес на 20 алтын купили на Коломне", "па Вологде куплено... два десятка подошев да гвоздей черных 3 тысячи", там же укладу, образа, решета, в Смоленске тетрадь золота, в Костроме обувь, в Можайске сукно, "с Ызосимою послано к Москве на крашенину полтина", в другом случае на сусальное золото 3 руб.1563

В огромном большинстве случаев не указано, однако, где куплены те или иные предметы. Неизвестно также, приобретены ли промышленные изделия непосредственно у изготовляющих их мастеров или у торговцев. Лишь в некоторых случаях можно установить первое. Так, уже выше встречалась покупка укладу у кузнеца, сусального золота у серебряника. В других случаях читаем: "Иосафу иконнику дано за иконы полтина", "дано Харе Исакову сыну Пигилову за иконы 3 руб", "за образы дано Харе иконнику рубль". Здесь не сказано "от дела", так что речь идет о приобретении у этих иконников готовых образов, ими писанных и сделанных ими из собственных материалов. Такой же характер имеют и следующие записи: "Купил у Михалка у шваля епанчу пову", "куплено у мастеров тетрать золота", "Собаке плотнику дано за топоры 2 алт."1564

Под названием "дано слугам и швалем и детенышем и конюхом" перечисляются те, кто получил полугодовое жалованье. Среди них встречаются конюхи (14), повара (16), квасовары (2), рыболовы (3), мельник, истопник, бортник, но также ремесленники: не менее 14 швалей, среди них Сава шваль 6 раз, Первушка Федоров (он же просто Первушка) и Богдашка Горбунов по 3 раза, Ерка Горбунов и Неждан Москвитин (он же Нежданка) по 2 раза, далее 3 сапожника, 2 каменщика — Мина (он же Минка) 3 раза, Григорий Семенов (он же просто Григорий) 2 раза, 4 кузнеца, 1 золотарь (5 раз), 5 плотников, из них двое по два раза1565.

Однородные записи находим в расходных книгах казначеев Кирилло-Белозерского монастыря. И здесь встречаем самых разнообразных мастеровых людей, которым выдается материал и "за дело" уплачивается определенная денежная сумма. "Пряли бабы коноплянки 22 кирбилню, дал 4 алт. 2 д." В другом случае тем же бабам-коноплянкам, которые наняты были "лню прясти, нити шити", дано "на соль 9 д." Вероятно, они же "пряли... святильню на сальные свечи". "Рыжку от сукон от топтанья (за валяние сукна) 4 алт." Далее идут работы по шитью сермяг и шуб и по выделке сапог. "Мастером овчинником дал от дела от 600 и от 67 овчин дал 2р. без полт. — 3 алт." "От 30 сермяг отднарядныхдал от шития 8алт." "От сапогов от шития давал". "Лаптю Федку от дву рясок да от свитки от поделки". Весьма часто повторяются записи о найме плотников и кузнецов. "Плотники кореляне Третпяк с товарищи на Маурине срубили овин и поставили и покрыли, от дела дано им 20 алт." Плотники "покрыли келью и дровяпник и путно в дровянпике делали", они же церковь "разбирали и подрубали и собрали и покрыли", "плотники кореляне... колачпой амбар делали". Но они же изготовляли и мебель: "Плотник Юра делал дверь да три столы мастеровые". Наряду с ними упоминаются каменьщики и кирпичники. Первые производили каменные постройки, "делали... лестницу и келью служебную каменную", вторые производили кирпичи — "кирпищиком от 37 тыс. кирпичю дано от дела", "зделали две печи кирпичю 47 тыс. кирпичю".

Кузнецы выделывают разнообразные предметы по заказу монастыря: "Вологоцкой кузнец Чурило надил 25 топоров, от паду дал полтину", "воровскому кузнецу Семену от 4 буравов новых да от 5 буравов ветчяных судовых дано", "Заозерскому кузнецу Мите Глухому от 50 ножен шадровых от кузла (горна) дал 10 алт.", "Белоозерской кузнец Гриша Ушаков сковал 50 ножей репчатых". Как мы видим, везде — в Вологде, на Белоозере, в Заозерске, в Боровске — монастырь дает заказы кузнецам. Они же куют для него гвозди тесовые, выделывают буравы, кочерги, ключи к замкам, терпуги. Имеются, однако, и специальные котельники: "Ширяй котельник у котла у поваренного у середнего дно подставливал новое, да и полудил, да сковороду большую с помочю починивалу да кумчанец из нова делал", тот же котельник Ширяй "поделал котел большой квасной" и он же "котел новой зделал да ветшанои починил". Зато особого часового мастера, по-видимому, не было (хотя и упоминается старец Герасим часовник, но он не выделывает часов, а поручает их другому) — "дал от часов от келейных от дела", кому — неизвестно. Но в другом случае эту работу выполняет кузнец — "кузнецу Завьялу от часов от дела". Встречаются и другие мастера — горшечник, ложечник, крестечник, иконописец, который пишет образа, серебряник, который окладывает их серебром и золотом, "да чашу панахидную делал".

При этом находим, наряду с монастырскими портными, деревенских портных, деревенских сапожников, деревенских шубников, подмонастырских крестьян в качестве кузнецов, очевидно, все это крестьяне, работавшие на монастырь, быть может, и на других лиц. Неизвестно, работали ли они у себя на дому или в помещениях монастыря; у последнего, во всяком случае, была швальня, котельня, кузничная изба. "На шивальне ставили Щолковское сушило и мшили и кожевны и нутр зделали и чюлан кузнице поставили и покрыли", "на швальне в новой избе" делали дверь. Но здесь работали и постоянные мастера за годовую плату: "на швални оброчным мастером за платие годового оброку 33 человеком", годовой оброк выплачивается и котельникам, седельникам и иным мастерам, очевидно, постоянно работающим на монастырь.

Такие же данные находим и в записях расходов вологодского архиепископа Варлаама (за 1627 г.). С одной стороны, "дано пуговишнику Беля Павлову за нашивку за дело за 70 пугвиц и петель на ряску государю архиепископу" или "за архиепископлю теплую ряску от дела", а с другой стороны, "дано Филипу Иванову сыну, что он положил к архиепископлим сапогом да к ступнем сви подошвы и приклад" или "дано за дело от архиепископли свиточки и за торочки и за нити"; в одних случаях весь материал передается ремесленнику, в других он пользуется собственным материалом. Покупается шелк зеленый, золотно тонкое, но также сукно и холст: "Дано старцу Трифану за крашенину", "под ряску архиепископлю на подкладку"1566.

В приходно-расходных книгах Сийского монастыря значатся записи по постройке двух храмов, причем один сооружен был в течение б лет (1638—1644 гг.), другой же в течение 18 лет (1589—1606 гг.). Постройка производилась, главным образом, монастырскими людьми и крестьянами, на оплату которых во втором случае истрачено 1365 руб. Для постройки закуплены в Москве и в Холмогорах гвозди, кровельное железо, тес, ртуть, колокольная медь, драгоценные камни. И здесь плата сдельная — кузнецу от кузла, от окон, от решеток, от пробоев, плотникам от церковного дела, что храм крыли1567.

Из расходных книг Костромского Ипатьевского монастыря (около 1553 г.) можно усмотреть, что уже в середине XVI в. оплата ремесленников, работавших на монастырь, производится в деньгах. "Поделывал котел бражной да куб, да две трубы паял, дано от дела полчетверта алт." "Переделывал 10 ком наново, дал от дела гривну". Подобным же образом монастырь расплачивается за другие работы. "Варил пива на монастырь на братью и на гости 13 четвертей, дано от него мастеру 2 алт" "Переплетал Апостол старой на ново, дал мастеру за дело и за кожу от него 5 алт"1568. "Поделывал у детей (детенышей) печи в избе, дал от дела алтын".

Некоторые из постоянно работающих в монастырях людей снабжаются и натурой, но все же в этом случае приходится необходимые для них вещи закупать. "Купил ряску да сапоги, дал 6 алт., ряска дана старцу Савастиану поваренному, а сапогы даны поваренному же детенышу Пятку". "Купил 2 рубашки да сапоженки дано гривна, рубашка дана хлебенному Ларивону, а другая дана сторожу Олексею, а сапоженка даны трапезному малому Добрынке". "Купил свитку, дал 5 алт., дана нарядчику Ефрему старцу, купил сермягу, дал 4 1/2 алт., а дана коровнику Гаврилку... купил рубашку, дал алтын, а дана детенышу Олексию"1569. Но в других случаях выдача одежды или продуктов заменена деньгами. "Детенышу Гаврилку Федорову дано найму 7 алт., да ему же дано на рубашки и на рукавицы и на нагавицы на год 4 алт., на летние коровнику Гаврилку и з женою дано им на год на рубашки 6 алт., да им же дано за пуд соли 3 алт.без 2 д." " Чванку Першину дано на рубашки и на нагавицы и на рукавицы на летние 4 алт без 2 д." Точно так же "тиуну и доводчиком и людем его дано им за колачи и за рыбу 3 алт."1570

Вознаграждение как многочисленных ремесленников, состоявших на постоянном (полугодовом) жалованьи у Болдина Дорогобужского монастыря, так и тех, которые получали сдельную плату за каждую работу, делаемую по заказу этой обители, производилась в денежной форме. Лишь "колоколному литцу государеву Ивану Офанасьеву как он лил в Троице в пустыню благовесной колокол", куплено "сукно зелено английское середние земли", но остальное — корм и кафтан ему не выданы натурой, а за их уплочено деньгами: "на кофтан рубль денег", "да ему же на корм дано 8 алт. 2 д."1571 Трем плотникам, которые в подмосковной вотчине житницу рубили, на месте ставили, покрывали и внутри отделывали, дали 2 алт. и 4 д., а кроме того "купили в потешенье боран живой" и "к посным дням вандышев ко штям, да селдей", их, следовательно, кормит монастырь1572. В других случаях натурой оплачиваются слуги и детеныши, коровники — им покупаются рубашки, кафтаны, сермяги, портки, шапки, рукавицы, саноги, сарафаны, косголоны, ножи1573. Иногда встречается запись: "Купил полтора каравая сала ветчинного батраком в вотчину, как оне лес спели на хоромы", "куплено для детенышей и для косцов к сенокосу 2 коровая сала ветчинного", "купили в вотчину пуд соли на росход для прибылных деловых людей в вотчине"', упоминается о "детине", который, "в вотчине живучи", на старцев и на наемных людей в сенокосе "ести варил"1574. Эти наемные, не живущие постоянно в вотчине (прибылные) деловые люди кроме денежного вознаграждения получали, таким образом, и пропитание, тогда как никаких других получений натурой не встречается. По во многих случаях и о харчах для них не упоминается, а читаем просто: "Нанял 5 человек батраков в вотчину в подмосковную ржи молотити на семя... дано батракам от молотбы на месяц... по 4 алтына человеку на неделю". О покупке продуктов для их пропитания в противоположность приведенным выше случаям ничего не сказано; "чистили двор монастырской дай у 3 келей на дворе же, дали батраком от дворового чищенья 4 алт.", и здесь все сводится к денежной плате, хотя, конечно, во всех этих случаях нельзя поручиться за то, что, несмотря на неупоминание о харчах, они не питались во время работы на монастырском дворе.

Гораздо характернее, однако, другое обстоятельство, тот факт, что даже слуги и детеныши нередко не получали продуктов и одежды натурой, а взамен этого им выдавались денежные суммы на покупку соответствующих предметов. Это обусловливалось, очевидно, тем, что таких вещей в монастырском хозяйстве не производилось, так что и монастырю приходилось бы покупать их. "Володе да Юде, да Мите Засыкину дано им по 10 д. на рубахи", "на рубахи дано Беляю и Костину гривну денег", "коровнице на сапоги алтын", "келарю Иасафу 10 алт на ряску", Михайлу Рожнову куплены две овчины бараньи на шубу, но взамен прочей одежды и ему дано деньгами: "на сермягу на шапку да на сапоги рубль денег"1575. Наконец, на каждом шагу встречается в записях монастыря следующее: "служил неделю священник Hemp (Варлам, Ермак, Игнатей, Дмитрей, Илинарх и другие), дано ему 5 алт." — 5 алт. являются, по-видимому, установленной таксой. Нечего говорить, что на поездки в Москву, в Смоленск и другие города каждый раз даются деньги (а не продукты) на харчи, на корм лошадям и на другие расходы.

Кирилло-Белозерский монастырь, как видно из расходных книг конца XVI и половины XVII в., также заменял вознаграждение натурой денежной платой, хотя это совершилось, по-видимому, лишь недавно, ибо еще указывается, взамен чего выданы деньги: "Зарождствянскиерубахи", "за великоденские рубахи", "рубашешные деньги за три празники", "8 человек дано им за тюбы", "слугам на жалованье и дворовым людем дано за шюбы и за сермяги денег". Обычно идет длинный список "слуг" и "людей", которые получат деньгами вместо рубах и шуб. В 1608 г. названо таких 239 человек, получивших от 8 до 1 алт. Также оплачиваются и постоянные мастера: "роздал оброку годового за платие портным мастером и крестечником, и ложешником, и токарем, и сапожником, и кожевником 31 руб. 30 алт., да малым ребятам учеником их роздал за рожественские рубахи 20 алт с деньгою"1576.

Приведенные данные указывают на то, что в XVI—XVII вв. имелось ремесло как городское, так и деревенское, работавшее как для городских жителей, так и для вотчин, вынужденных приобретать на рынке полуфабрикаты для отдачи их в обработку или же готовые изделия; существовали и промыслы, производившие для более широкого, частью даже для иностранного рынка. В вотчинах лишь часть потребности в промышленных изделиях удовлетворялась безвозмездно, путем оброка, остальная же либо посредством обращения к рынку, либо наймом людей, получавших повременное, в особенности годовое или полугодовое, жалованье, или сдельную плату за каждую определенную работу; материал большей частью доставлялся самим вотчинником. Оплата труда производилась обычно деньгами, лишь отчасти к денежному вознаграждению присоединялось и натуральное, но уже к концу XVI в. обнаруживается стремление даже для постоянных работников, живущих в вотчине, заменять и последнее по возможности денежной платой. Так что развитие менового и денежного хозяйства идет рука об руку.



1514Отрывок из расходной книги Костромского Ипатьевского моастыря (ок. 1553 г.). Изд. Лихачевым // Сборник Археологического института. VI. 1895.
1515Приходо-расходные книги Болдино-Дорогобужского монастыря. Столб. 83.
1516Там же. Столб. 65.
1517Там же. Столб. 96. 2, 150.
1518Там же. Столб. 93. РИБ. Т. II. С. 300.
1519Приходо-расходные книги Болдино-Дорогобужского монастыря. Столб. 43.
1520Там же. Столб. 65.
1521Там же. Столб. 97.
1522Там же. Столб. 5, 92, 96, 101, 104, 133, 135, 150, 152. 168.
1523Там же. Столб. 46, 61.
1524Там же. Столб. 1, 6, 9.
1525Там же. Столб. 92, 98, 137, 151, 192. РИБ. Т. II. С. 302.
1526Приходо-расходные книги Болдино-Дорогобужского монастыря. Столб. 78, 104, 105, 110.
1527Там же. Столб. 143, 96, 106, 175.
1528Там же. Столб. 134.
1529Там же. Столб. 47.
1530Там же. Столб. 59.
1531Там же. Столб. 2, 10,101, 105, 110, 135. РИБ. Т. II. С. 302.
1532Приходо-расходные книги Болдино-Дорогобужского монастыря. Столб. 49, 69, 72, 92, 139, 147, 150, 182.
1533Там же. Столб. 6.
1534Там же. Столб.99, 112, 159, 126.
1535Там же. Столб. 10, 96, 120, 130, 162, 173. РИБ. Т. II. С. 302.
1536Приходо-расходные книги Болдино-Дорогобужского монастыря. Столб. 7, 96, 102, 120, 137, 144, 147, 149, 152.
1537Там же. Столб. 117.
1538Там же. Столб. 1, 96, 101, 152, 159.
1539Там же. Столб. 82, 83.
1540Там же. Столб. 163, 174.
1541Там же. Столб. 40.
1542Там же. Столб. 139, 172.
1543Там же. Столб. 1, 2, 5, 6, 31, 88, 101, 118, 122, 142-143, 162, 125.
1544Там же. Столб. 120, 122.
1545Там же. Столб. 11.
1546Там же. Столб. 82, 127.
1547Там же. Столб. 6, 7, 43.
1548Там же. Столб. 3, 7, 82, 83, 85.
1549Там же. Столб. 112, ИЗ, 165, 168.
1550Там же. Столб. 68. 81.
1551Там же. Столб. 52.
1552РИБ. Т. И. С. 302.
1553Приходо-расходные книги Болдино-Дорогобужского монастыря. Столб. 173, 175.
1554Там же. Столб. 102, 107, 161, 162, 163.
1555Там же. Столб. 104—105, 113, 179.
1556Там же. Столб. 10, 104, 120, 130, 154, 177-178.
1557Там же. Столб. 52, 81, 83, 92, 98.
1558Там же. Столб. 121, 130, 162.
1559Там же. Столб. 53, 162, 64.
1560Там же. Столб. 5, 33, 34, 49, 76, 78, 150, 154.
1561Там же. Столб. 6, 66, 77, 157.
1562Там же. Столб. 7, 49, 57, 70, 76, 78, 86, 95, 96, 146, 150, 152, 177, 179.
1563Там же. Столб. 1 — 10, 103, 189.
1564Там же. Столб. 2, 4, 7, 103, 113.
1565Впрочем, точно установить число лиц невозможно, так как есть сходные имена, которые могут принадлежать и одному и тому же и разным лицам (например, Гриша и Григорий Федоров, Гриша и Гриша Пузырь, Кузьма и Куземка Яковлев, Гаврилка и Гаврилка Филипов).
1566Известия Археологического общества. Т. III. С. 219—220 (сообщение Суворова).
1567Иванов. Опись Сийского монастыря // Древности. Труды археографической комиссии Московского Археологического Общества. Т. II. 2. 1902. Столб. 379 сл.
1568Отрывок из расходной книги Костромского Ипатьевского моастыря (ок. 1553 г.). С. 5, 6, 7, 10, 12, 13, 14, 15.
1569Там же. С. 8,11,12,13,14, 15.
1570Там же. С. 7, 9, 15.
1571Приходо-расходные книги Болдино-Дорогобужского монастыря. Столб. 68, 81.
1572Там же. Столб. 70.
1573Там же. Столб. 12, 36, 37, 38, 40, 46, 47, 49, 50, 54, 57, 59, 63, 66, 83, 84, 107.
1574Там же. Столб. 24, 35, 39, 43. 69.
1575Там же. Столб. 5, 6, 7, 12, 22, 24, 30, 43, 46, 47.
1576Никольский. Материалы расх. кн. С. ХС, СХХХХ и др.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3455