Сергеевич Василий Иванович
Историк права. Родился в городе Орле, получил домашнее образование и поступил прямо в Московский университет, на юридический факультет; окончил курс в 1857 г. Был учителем законоведения в первой московской гимназии. В 1862 г. получил заграничную командировку для приготовления к профессорскому званию; занимался преимущественно в Гейдельберге, под руководством Блунчли, Ценфля, Рено, Миттермайера и Вангерова. По защите диссертации на степень магистра государственного права назначен в 1868 г. доцентом по кафедре государственного права в Московском университете. В 1871 г. защитил диссертацию на степень доктора и в том же году назначен профессором, а в 1872 г. занял кафедру истории русского права в Санкт-Петербургском университете. В 1879—1884 гг. нес обязанности секретаря юридического факультета; с 1888 но 1897 г. состоял деканом, а с 1897 по 1899 г. — ректором университета. Как более крупные работы Сергеевича, так и небольшие журнальные статьи его одинаково отличаются свежестью и оригинальностью выводов, всегда строго обоснованных на тщательном изучении источников. I вписаны они образцовым по простоте, ясности и образности литературным языком. Первый большой труд Сергеевича "Вече и князь" впервые установил правильную схему государственного устройства древнерусских княжеств. Народоправства или веча оказались не только принадлежностью северных торговых республик, но общераспространенной формой быта всех русских земель; их повсеместность выяснена рассмотрением как документальных свидетельств, так и общих условий быта. Второй элемент в составе власти — князья определяют свои отношения к народу, к дружине и между собой на основании договоров. Договорным началом проникнут весь государственный быт: им же определялись и отношения между князьями. Сергеевич выступил одним из самых горячих противников теории родового быта. Идее родового старшинства, которым, по этой теории, определялись отношения между князьями, была противопоставлена идея равного достоинства князей. В противовес теории лествичного восхождения при распределении волостей между князьями выставлено совершенно новое начало: волости в Древней Руси не наследовались, а добывались. Как бы в подкрепление своих методологических приемов Сергеевич выпустил в свет свой блестящий этюд "Задача и методы государственных наук". Здесь подвергнуты беспощадной критике способы исследования немецких политических писателей, начиная с Канта, и непригодностью чисто философских или смешанных приемов объяснено неудовлетворительно состояние государственных наук в Германии. Вслед за этим впервые для русского читателя дано сжатое изложение основных приемов и задач положительного метода, поскольку он выработан Контом, Миллем и Льюисом. К методологическим вопросам Сергеевич возвращался и позднее, например, в статье "Право и государство в истории"; но внимание его главным образом привлекали отдельные вопросы истории права, как то: земские соборы, екатерининская комиссия, договоры с греками, образование государственной территории и прочие. По каждому из этих вопросов им высказаны мнения, с которыми необходимо считаться каждому исследователю и которые до сих пор во многих отношениях остаются не поколебленными: так, "Земские соборы в Московском государстве" остаются лучшим трудом по данному вопросу. Далекий от славянофильского воззрения, по которому наши соборы являются идеалом представительства, автор не разделяет и отрицательной точки зрения Соловьева и Чичерина. Он видит в соборах первую ступень развития представительных учреждений приводит аналогию их с подобными учреждениями во Франции и Англии. Несмотря на несовершенства в организации, соборы оказали великие услуги государству: "одной патриотической деятельности земских соборов начала XVII века уже довольно, чтобы Россия всегда вспоминала о них с благодарностью". Рассматривая вопрос о территориальном росте Московского государства, Сергеевич вопреки установившемуся взгляду, что оно выросло из вотчины московских князей, развивает мысль, что не московский удел, а великое княжество Владимирское послужило основной ячейкой для этого роста с той самой минуты, как Дмитрий Донской приобрел его в наследственное владение своего дома. Московские князья, начиная с Калиты и до Дмитрия Донского, вовсе не были создателями того порядка, который привел Москву к единовластию и величию. Калита — вовсе не основатель rocv-дарственного величия Москвы, как думали древние грамотеи и вслед за ними новейшие , а первый решительный проводник взгляда на княжение, как на частную собственность князя, со всеми противогосударственными последствиями такого взгляда. В 1883 г. Сергеевич издал все свои исследования по истории права, присоединив к ним конспективный обзор своих лекций в виде пособия для слушателей. В 1890 г. появился первый том капитального труда: "Русские юридические древности", представляющего собой начало новой переработки истории русского права до конца XVII в. Этот новый труд задуман в широких размерах: в вышедших двух томах (свыше 1100 страниц) рассмотрены лишь территория, население и власть (последняя — не вполне; отсутствует глава о земских соборах). Само изложение представляет ту особенность, что в тексте приведены характерные места из источников, которые и разъясняются. Почти по всем вопросам или предлагаются новые оригинальные выводы, или приводятся новые соображения в пользу прежде высказанных взглядов. Даже отделы, ранее исследованные автором, написаны вновь и но новому плану. Все это ставит "Русские юридические древности" (т. 1, 1890; т 2, вып. 1, 1893; т 2, вып. 2, 1896) в ряду самых выдающихся явлений русской исторической литературы. Не меньше внимания заслуживают "Лекции и исследования по истории русского права" (1883; в издания 1894 и 1899 гг. не вошла история права в империи и опущены отделы, обработанные в "Юридических древностях"). Журнальные статьи Сергеевича: "О служебных экзаменах в Пруссии" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", ч. 117), "Особенности французского кассационного суда" (ib., часть 118), "Очерк кассации в Пруссии" (ib., ч. 120), "Время возникновения германской поземельной общины" (ib., ч. 125), "Порядок отмены решений по новому уставу гражданского судопроизводства" (ib., ч. 127), "Об университетском преподавании" ("Московские Университетские Известия", 1865, № 2), "Земские соборы в Московском государстве" ("Сборник Государственных Знаний", т. 2, 1875), "Откуда неудачи Екатерининской законодательной комиссии?" ("Вестник Европы", 1878, № 1), "Государство и право в истории" ("Сборник Государственных Знаний", том 7, 1879), "Опыты исследования обычного права" ("Наблюдатель", 1882, № 1 и 2), "Греческое и русское право в договорах с греками" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1882, № 1), "Как и из чего образовалась территория Московского государства" ("Новь", 1886, № 1 и 2), "Вольные и невольные слуга московских государей" ("Наблюдатель", 1887, № 1—3), "О порядке приобретения ученых степеней" ("Северный Вестник", 1897, № 10). "Воспитание и обучение в наших университетах" ("Научное Обозрение", 1898, № 10), "Русская Правда и ее списки" ("Журнал Министерства Народного Просвещения", 1899, № 1). Важнейшие рецензии: "Задачи истории кодификации" (но поводу двух томов "Истории кодификации гражданского права" С. В. Нахмана ; "Вестник Европы", 1876, № 11); о сочинении В. Латкина "Земские соборы Древней Руси" ("Отчет о 29 присуждении наград графа Уварова", 1888); "Новые учения в области государственного права" (по поводу книги Н. М. Коркунова "Указ и закон", "Журнал Министерства Юстиции", 1894, ноябрь); разбор сочинений Дитятина, Латкина, Энгельма-на и других в "Юридической Библиографии", издававшейся юридическим факультетом Санкт-Петербургского университета в 1884— 1885 гг. Издания источников: "Исторические сведения о Екатерининской комиссии для сочинения проекта нового уложения", части 4 — 8; в "Сборнике Императорского Русского Исторического Общества", тома 32, 36, 43, 68 и 93.

М. Д.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3145