Второй штурм крепости

План второго штурма крепости, разработанный в штабе армии генерала Ноги, предусматривал прорыв в глубину обороны через Водопроводный и Кумирненский редуты на севере и в направлении гор Длинная и Высокая на западе, при отвлекающих атаках на остальных участках. Решение прорываться в крепость через редуты объяснялось тем, что на этом направлении, по мнению японцев, оборона была слабее. Кроме того, прорыв в глубину давал японским войскам возможность сразу выйти в тыл русских основных укреплений на восточном участке. Захват редутов облегчался еще и тем, что японские параллели к тому времени находились от них на расстоянии не более 100 шагов. Направление Длинная — Высокая, по данным противника, было слабо укреплено. Это отвечало действительности.

Для атаки Водопроводного и Кумирненского редутов нацеливалась 9-я дивизия, а против Длинной и Высокой — 1-я дивизия с приданной ей 1-й резервной бригадой.

На передовых позициях Северного фронта крепости к началу штурма находилось 16 рот из разных полков, 12 отдельных взводов и три охотничьи команды. Из них на главном направлении, т. е. на Водопроводном редуте, оборонялись три взвода и справа от редута в траншеях тоже три взвода; в траншеях между редутами — одна рота, охотничья команда и отдельный взвод; на Кумирненском редуте — рота; в траншеях слева — две охотничьи команды и полторы роты. В резерве передовых позиций было две роты, одна из них морская.

На Западном фронте Длинную гору обороняли пять рот из разных полков, 5-я рота Квантунского флотского экипажа и охотничья команда. Из огневых средств на горе были два 6-дюймовых, семь малокалиберных орудий и два пулемета. Гора Высокая оборонялась тремя ротами из разных полков и 6-й ротой Квантунского экипажа, огневые средства которой составляли четыре пулемета, два 6-дюймовых, два батарейных и три малокалиберных орудия. Дивизионную гору защищали шесть рот и охотничья команда 5-го полка, имея три пулемета и четыре орудия Барановского. Кроме того, в тылу Высокой и в резерве фронта находилось до восьми рот и 14 полевых орудий.

Общий резерв крепости составляли 10 рот, из которых шесть были десантными с кораблей и одна — Квантунского флотского экипажа.

Следовательно, людские силы неприятеля на главных направлениях предполагаемого удара превосходили силы обороны примерно в 3 раза, а на отдельных участках и в 10 раз.

Утром 19 сентября позиции Восточного фронта подверглись сильному артиллерийскому обстрелу. В двенадцатом часу начался огонь по Северному фронту и главным образом по Водопроводному и Кумирненскому редутам. Одновременно стреляли 40 осадных и 48 горных орудий: гаубицы били по внутренним частям укреплений, морские орудия — преимущественно по брустверам, а полевые пушки поражали шрапнелью войска.

В течение шести часов обстрела в районе Водопроводного упало до тысячи снарядов, которые превратили его в груду камней и балок: брустверы и блиндажи были срыты, разбиты две пушки и пулемет, порваны телефонные провода. Гарнизон понес серьезные потери.

Во время бомбардировки на подступах к редуту сосредоточилась бригада неприятельской пехоты с четырьмя полевыми орудиями и 24 пулеметами. После того как смолкла артиллерия, в атаку бросилась пехота. Ее встретили огнем с форта № III, укрепления № 3, с Курганной, Перепелиной и других батарей. Японцы немедленно укрылись в траншеях.

Следующая атака началась в 6 часов вечера. 100 человек, оставшихся на Водопроводном редуте после артиллерийской бомбардировки, отбивали противника огнем и штыком. От пулеметного огня в упор три батальона противника залегли, но скоро японцы, подтянув полевое орудие, подбили русский пулемет и взобрались на бруствер редута. Оставшиеся в редуте 30 человек под командой унтер-офицера Трофима Бирюкова бросились в штыки и сбили японских солдат в ров. В это время на усиление подошли две роты из резерва. Они сразу же пошли в контратаку, намереваясь окончательно очистить ров от противника, но сделать этого им не удалось. Тогда ввиду серьезности положения командование крепости направило на редут новые подкрепления.

В течение вечера и ночи русские еще несколько раз ходили в контратаки, чтобы уничтожить противника, охватившего редут справа и слева, но безуспешно. Положение было критическое: от редута остались лишь груды развалин. Защитников с каждым часом становилось меньше. В одной из рот, в которой было 84 человека, осталось в строю только шесть солдат, от полуроты пограничников — пять человек.

Подполковник Бутусов, руководивший обороной участка, обратился к генералу Кондратенко за разрешением оставить редут. Кондратенко ответил: «Если есть какая-нибудь возможность держаться с надеждой на успех, то представляется вашему усмотрению остаться на занимаемой теперь позиции» 137.

Но надежды на успех не было, и Бутусов, забрав с собой поврежденные пушки, патроны и проч., с остатками рот отошел. Оставление Водопроводного предрешило падение Кумирненского редута, который был занят противником утром 20 сентября после кровопролитнейших боев.

На направлении Длинной и Высокой гор наступали войска 1-й пехотной дивизии и 1-й резервной бригады, которым были приданы 30 тяжелых и 60 полевых орудий, 24 пулемета и 8 скорострельных пушек. В артиллерийской подготовке перед атакой участвовали также пять дальнобойных морских батарей, находившихся на Волчьих горах. Артиллерийский огонь начался в середине дня; крепостные форты и батареи энергично отвечали; канонада длилась свыше трех часов. Японцы стреляли очень плохо, и им удалось только повредить на Высокой несколько блиндажей, подбить одно орудие и два пулемета.

Под прикрытием артиллерии японские войска сосредоточились для броска; в шестом часу полк пехоты атаковал Длинную. На горе был получен приказ Кондратенко держаться до последнего. Безуспешные атаки противника продолжались весь вечер, а ружейная перестрелка и орудийный огонь не прекращались всю ночь. Отдельные группы японских солдат подошли на 70–80 метров к русским траншеям.

20 сентября бой продолжался непрерывно в течение всего дня; в ротах, оборонявших гору, осталось по 10–20 человек, которые вынуждены были отступить. 5-я рота Квантунского экипажа и взвод 6-й роты, прикрывая отход, залегли на открытой местности и вели залповый огонь. Японцы просочились в тыл: под угрозой полного окружения матросы отошли, потеряв в бою более половины своего состава.

Совершенно по-иному развернулись бои у Высокой горы. Ее значение для создания мощного оборонительного рубежа в свое время командованием крепости не было оценено должным образом 138. Полевые укрепления на горе начали возводить лишь в мае, и только после настойчивых требований генерала Кондратенко. К 19 сентября Высокую опоясывали две линии стрелковых окопов. Впереди них находились проволочные заграждения. На вершине горы стояли две батареи. Для укрытий войскам служили несколько блиндажей.

19 сентября в 6 часов вечера после артиллерийской подготовки гору атаковал полк пехоты, который сразу же попал под фланговый огонь матросов 5-й роты Квантунского экипажа, которая находилась на южной окраине Длинной горы. Японцы изменили направление атаки, продолжая, однако, подниматься по склонам Высокой. Несмотря на сильный огонь с фронта, они все же достигли проволочного заграждения и залегли перед ним; ночью японцы отошли на исходные позиции, оставив солдат для прорезания проходов в заграждении.

Рано утром 20 сентября бой возобновился, японцы снова ввели в действие полк и действовали очень решительно, но безуспешно. К 9 часам атаки прекратились, в бой вступила осадная артиллерия, сила огня которой нарастала до тех пор, пока гора совершенно не скрылась в облаках дыма. Вечером командующий здесь полковник Ирман донес генералу Кондратенко: «Высокая сильно бомбардируется с моря (с канонерских лодок противника. — А. С.) и с суши бризантными, лидитными бомбами и шрапнелью... Капитан Стемпневский 1-й 139 доносит, что он еле держится; я ему ответил: «Держитесь до последнего, как приказал комендант». Обещал на случай штурма поддержку. Есть две роты, но их нельзя взять; они обеспечивают линию. Прошу прислать помощь... Положение серьезное. Желал бы посоветоваться с Вашим превосходительством и доложить Вам лично. Отлучиться не могу, не найдете ли Вы возможным сегодня приехать к нам в штаб» 140.

Кондратенко немедленно приехал и, лично ознакомившись с обстановкой, выделил Ирману три роты, сняв их со спокойных участков фронта.

Вечером генерал Ноги решил покончить с Высокой и бросил в атаку сразу 2 тысячи солдат. Сомкнутым строем, с офицерами впереди, под командой генерала Матсумура солдаты лавиной двинулись на гору.

Штурмовую колонну противника встретил шрапнельный дождь со всех южных батарей, и она понесла громадные потери. Однако около двух часов ночи японцам удалось прорвать первую линию окопов, и ожесточенный бой возобновился с новой силой на второй линии обороны.

В 6 часов 30 минут утра 21 сентября штурмовая колонна противника, пополненная резервами, снова бросилась вперед и, прорвав вторую линию, достигла юго-западного угла одного из блиндажей, у которого завязался отчаянный рукопашный бой. Японцы не выдержали и были отброшены на занятую ими в начале боя первую линию обороны горы. К этому времени они потеряли связь со своим тылом, в их подразделениях не осталось офицеров. Попытки японского командования подбросить подкрепления ни к чему не привели, так как все подходы обстреливались непрерывным артиллерийским огнем русских.

По японским данным, «находясь под орудийным и ружейным огнем неприятеля с фронта и с флангов, осыпаемая градом бомбочек, колонна была почти целиком уничтожена» 141.

Артиллерийский обстрел горы не прекращался; в девятом часу утра новые части противника снова пошли в атаку, но и на этот раз были сравнительно легко отбиты ружейным огнем.

В 11 часов Кондратенко получил очередное донесение от полковника Ирмана. Ирман сообщал, что на Высокой подбита 6-дюймовая пушка; хотя остальная артиллерия была в порядке, стрелять было нельзя, так как противник засыпал шрапнелью орудийные расчеты и стрелял по ним из пулеметов с Длинной горы; роты, обороняющие гору, понесли большие потери: во второй роте 5-го полка оставалось в строю 37 человек, в четвертой роте — 19, в первой роте 28-го полка — 23 человека, в седьмой роте 27-го полка выбыло больше половины солдат. Дальше сообщалось, что офицеры и солдаты не спали три ночи и что роты следует сменить.

Кондратенко приказал произвести смену гарнизона, и к вечеру на Высокую пришли новые, полного состава роты. Комендантом горы был назначен штабс-капитан Сычев. Чтобы убедиться, все ли его приказы выполнены, вечером на гору прибыл Кондратенко. Вскоре после смены гарнизона начался бой, не утихавший всю ночь. Кондратенко предпринимал все, что было в его силах, для усиления обороны горы: сюда везли гранаты 142, патроны, снаряды, мешки с землей для устройства укрытий и т. п.

Утром 22 сентября с. постов Голубиной бухты донесли о большом скоплении неприятельских войск на подступах к Высокой, очевидно, готовившихся для новой атаки. По приказу Кондратенко с Ляотешана к Голубиной бухте были переброшены полевые орудия под командой штабс-капитана Ясенского. Тщательно маскируясь, артиллеристы пробрались на передовую линию фронта, выкатили орудия на открытую позицию и внезапно открыли по скучившимся подразделениям противника шквальный огонь. Через несколько минут на месте трех японских батальонов остались только трупы. Английский корреспондент при армии Ноги — Норригаард по этому поводу в книге «Великая осада» писал: «Наиболее блестящий образчик артиллерийского искусства, какой я когда-либо видел, дала русская батарея 22 сентября. От картечи этой батареи не ушел ни один солдат из наступающего отряда».

На этом закончился второй штурм крепости.

Попытка японцев захватить Высокую гору окончилась полным провалом.

У Высокой генерал Ноги потерял до 6 тысяч солдат и офицеров, в том числе командира 1-й бригады генерал-майора Яммато. В японской литературе говорится, что из 23 рот, участвовавших в боях, можно было сформировать всего две.

Русские потеряли убитыми 256 человек и ранеными 947.

Неудача у Высокой горы произвела тяжелое впечатление на японские войска. «Служба под Артуром тяжела, гоняют с одного места на другое, работы по горло, а успехов не видно; третий день берем какую-то горку и не можем взять, — из полка более половины выбыло, офицеров совсем нет» 143, — писал родным один из солдат 1-й бригады японцев.

Второй штурм крепости, как и первый, закончился бесславно для японцев. Генерал Ноги полностью повторил ошибки первой ускоренной атаки крепости. Японцам не только не удалось сломить силы обороны русских, но даже и вклиниться в основную линию укреплений крепости. Однако на Северном фронте, заняв редуты Водопроводный и Кумирненский, они приблизились к форту № III и укреплению № 3, что дало им возможность производить инженерные работы против этих пунктов, прокладывать сапы, траншеи, вести подкопы и т. п. Заняв Длинную гору, противник установил на ней наблюдательные пункты и смог корректировать стрельбу осадной артиллерии по местам стоянки флота.

После отхода русских с Длинной командование крепости обратило особое внимание на укрепление гор Плоской и Высокой, на которых сразу же после штурма начались инженерные работы. Особенно энергично шли работы на Высокой, значение которой в системе обороны было понято по-настоящему только теперь. Потеря Высокой грозила полным уничтожением флота, так как с горы наблюдался весь внутренний рейд Порт-Артура.

Об этом было известно контр-адмиралу Вирену, но он по-прежнему не принимал никаких мер для прорыва блокады.

Броненосцы ежедневно по согласованию с командованием крепости вели огонь по позициям противника, а миноносцы и тралящие корабли выходили в море. Последние изо дня в день тралили мины на внешнем рейде, миноносцы же изредка ходили для постановки мин в районах плавания кораблей противника. В сентябре — октябре таких выходов было семь. Миноносцы поставили свыше 100 мин, на которых впоследствии подорвались и погибли крейсер, два миноносца и две канонерские лодки противника: броненосец «Асахи», подорвавшийся на мине, был на длительное время поставлен в док.

Продолжалась установка на сухопутном фронте орудий, снятых с кораблей. За август — сентябрь моряки создали 38 новых батарей и 23 прожекторных поста. Всего было установлено 225 орудий, из них: 152-мм — 17, 120-мм — 5, 75-мм — 40 и остальные — мелких калибров. Для обслуживания этой артиллерии флот выделил 994 человека.


137 Русско-японская война, т. VIII, Оборона Квантуна и Порт-Артура, ч. II, стр. 328.

138 Высокая гора (высота 203 метра) находится приболизительно в 3 километрах от Нового города. Вершина ее разделена седловиной на два пика — северо-восточный и юго-западный, находящиеся друг от друга примерно в 100 метрах. Гора несколько выдавалась из линии крепостных укреплений в сторону противника и, будучи самым возвышенным пунктом в северо-западной части окрестностей Порт-Артура, господствовала над всей крепостью и внутренним западным бассейном, где стоял флот.

139 Комендант Высокой.

140 Русско-японская война, т. VIII, Оборона Квантуна и Порт-Артура, ч. II, стр. 340.

141 Описание военных действий на море в 37–38 гг. Мейдзи, т. II, стр. 119–121.

142 Для изготовления гранат были использованы гильзы от снарядов, главным образом 37-и 47-миллиметровых, которые начинялись сухим пироксилином; для воспламенения служил бикфордов шнур, при кустарном производстве в день изготовлялось до 300 гранат. Использовалось это оружие обычно в дни штурмов против атакующего противника. Ввиду большого веса (до 2 килограммов) гранаты применялись для ближнего боя (20–25 шагов). Граната давала много осколков и наносила неприятелю большой урон. Изготовление гранат и их применение началось в августе.

143 В. А. Апушкин, Русско-японская война 1904–1905 гг., 1910 г., стр. 153.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2743

X