Многоосные ракетоносцы
  С появлением принципиально новых видов сверхзвуковой авиации и ракетного вооружения в конце 1950-х годов началась самая ожесточенная фаза противоборства советского ВПК сразу со всеми странами членами НАТО во главе с Соединенными Штатами Америки. Именно на их достижения в последующие три десятилетия ориентировались советские ученые и конструкторы, создававшие собственные еще более мощные и эффективные ракетные системы РВСН для надежной обороны страны и потенциального ответного удара. Вместе с ними с 1960-х годов в секретных КБ проектировали специальные сверхмощные многоосные автомобили-шасси нетрадиционных конструкций, служившие для несения новых отечественных подвижных ракетных систем средней и межконтинентальной дальности поражения. Первые советские колесные стратегические ракетные комплексы (СРК) осуществляли боевое дежурство в пунктах постоянной дислокации, на маршрутах боевого патрулирования и на специально обустроенных полевых стартовых позициях. На появление мощных зарубежных разведывательных систем и спутников-шпионов Советский Союз ответил созданием принципиально новых грунтовых мобильных пусковых установок (ГМПУ) с межконтинентальными баллистическими ракетами, являвшихся главной ударной силой подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК), полную автономность которых поддерживали колонны многочисленных машин сопровождения и обеспечения их боевого применения. Обычно ПГРК хранились в закрытых металлических ангарах с раздвигавшейся крышей и несли боевое дежурство в постоянном движении по специальным замкнутым грунтовым трассам длиной в несколько сотен километров, причем наносить ракетно-ядерный удар такие мобильные системы могли с коротких остановок на любой точке маршрута и на любой местности, что делало их практически недосягаемыми для ответных действий противника.

   Пройдя короткую стадию создания поисковых пятиосных шасси для подвижных ракетных комплексов, в новых советских системах СРК и ПГРК применялись уже более совершенные и мощные серийные шести– и семиосные шасси повышенной грузоподъемности, разработанные в минском СКБ-1 (УГК-2) и выпускавшиеся на спецпроизводстве МАЗа. Эксплуатация таких машин на твердых, гладких и ровных дорогах с минимальными перепадами высот и постоянное наличие мобильных заправочных и ремонтных средств привели к сравнительно невысоким эксплуатационным качествам по проходимости, скорости и запасу хода, а также относительно малому гарантийному сроку работы основных агрегатов. При этом на первое место выходили требования по прочности, надежности, высокой полезной нагрузке и монтажным возможностям шасси, а также способность к оперативному развертыванию и эффективному боевому применению ракетного вооружения. В ходе дальнейшего совершенствования и повышения боевых, размерных и весовых параметров перспективных стратегических ракет параллельно возрастали все показатели опытных шасси для их транспортировки и пуска, что привело к появлению принципиально новых внедорожных колесных ракетоносцев уникальных конструкций мощностью свыше 1800 л.с. и полезной нагрузкой до 220 т, имевших до 12 ведущих мостов. На таких машинах применяли самые передовые отечественные дизельные, многотопливные и газотурбинные силовые агрегаты, электрический привод всех колес, автоматические трансмиссии, регулируемую гидропневматическую подвеску, самые редкие и дорогостоящие особо легкие и прочные материалы. Проектированием первых самоходных пусковых установок (СПУ) занималось ОКБ завода «Баррикады» под руководством Г. И. Сергеева. В 1973 – 1983 годах оно имело обозначение СКБ-1 и позднее – объединенное ЦКБ, которыми руководил главный конструктор В. М. Соболев. Сборку комплектных изделий и основных средств их обеспечения осуществлял завод «Баррикады», а все твердотопливные ракеты для них проектировал Московский институт теплотехники.



   Главное мобильное ракетное оружие РВСН СССР – межконтинентальный комплекс «Тополь»



   Так под прессом гонки вооружения и «холодной войны» в обстановке полной изоляции за «железным занавесом» гигантскими усилиями конструкторов секретных КБ, институтов, военных и автомобильных заводов в СССР были созданы самые передовые многоосные шасси серийного изготовления для подвижных комплексов «Пионер» средней дальности и межконтинентальных «Темп-2С» и «Тополь», равных которым не было ни в одной из самых развитых стран мира. Они были способны поражать объекты противника вплоть до территории США и создавали реальную угрозу войскам НАТО как в Западной Европе, так и за океаном. В этой узкой и сверхсекретной области незаметно для посторонних глаз Советский Союз многие годы являлся абсолютным мировым лидером как по мощи, точности и дальности действия своих ракетных комплексов, так и по совершенству конструкции и эффективности несших их автомобилей. Кроме «Тополя», такие системы никогда не появились на военных парадах, но иностранные спецслужбы располагали сведениями о них, которые в руководстве НАТО вызывали бессильную ярость и страх. В результате Запад был вынужден пойти на унизительные для него переговоры с Советским Союзом о прекращении производства подвижных СРК и их полной ликвидации, что само по себе являлось косвенным признанием военного превосходства СССР. Для достижения мирового военного паритета по международным договорам 1970 – 1980-х годов Советский Союз сократил несколько своих ракетных систем, многие из которых к тому времени уже устарели. Положение круто изменилось, когда в разгар перестройки в состав ликвидируемых комплексов зачастую «случайно» попадало самое передовое советское вооружение на мобильных шасси, причем параллельно с этим были заморожены разработки десятков других подобных уникальных систем.

   С началом безудержной многоступенчатой демилитаризации СССР вся эта мощная и отлаженная секретная система, находившаяся на государственном обеспечении, быстро развалилась, ознаменовав конец как невыносимой гонке вооружений и «железному занавесу», так и своему собственному ВПК, составлявшему одну из основ советской экономики. Последние восьмиосные ракетные шасси МАЗ, построенные за год до развала СССР, поначалу оказались невостребованными в демократической России, руководство которой надеялось на вечное мирное сосуществование с бывшими противниками. Этого не случилось, и только через много лет минские шасси стали мобильной основой самого мощного отечественного ПГРК «Тополь-М». Но время было утеряно: от бывшего советского военно-автомобильного комплекса уже почти ничего не осталось, а Запад тем временем успел уйти далеко вперед...



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8888