Выводы из опыта войны 1914–1917 гг. на русском фронте в отношении тактики артиллерии

Опыт мировой войны 1914–1917 гг. указал на безусловную необходимость организованности боевых действий артиллерии, выражающейся прежде всего в объединении управления огнём большей части артиллерии в руках старшего артиллерийского начальника и в своевременном сосредоточении артиллерийского огня по важнейшим целям в решающем направлении.

Централизованное управление огнём артиллерии, необходимое для достижения сосредоточенного, массированного, уничтожающего огня, не должно, однако, ограничивать проявление личной инициативы артиллерийских начальников в пределах поставленной им задачи.

Мировая война началась на русском фронте встречными сражениями на границах России с Германией и Австрией. Широкие пограничные пространства, в общем мало стеснявшие действия войск, позволяли осуществить самые смелые замыслы маневренных боевых столкновений.

На русском театре войны маневренный период тянулся приблизительно до ноября 1915 г., когда обе стороны — русские и австро-германцы — истощились, зарылись в землю и перешли к позиционной борьбе в ожидании полного достаточного обеспечения боевого снабжения армий.

На французском театре войны краткий период маневренных действий, прерванный позиционной войной в октябре 1914 г., не дал определённых выводов о применении артиллерии в маневренном сражении. Наоборот, почти 15 месяцев маневренной войны на русском фронте должны были бы дать большой опыт и те или иные выводы для использования артиллерии в разнообразных условиях обстановки маневренных боевых действий. Но верховное командование русской армии не сочло нужным ни заменять, ни дополнять «Устав полевой службы» и «Наставление для действия полевой артиллерии в бою» 1912 г., которыми руководствовалась в то время действующая армия, считая их вполне отвечающими боевым требованиям, предъявляемым к артиллерии в маневренный период войны.

В этот период войны выявилось большое разнообразие боевых задач, выпадающих на долю артиллерии, потребовавших для их разрешения огромного числа орудий разных калибров, обладающих отлогой и крутой траекториями, обильно снабжённых различного типа снарядами. Опыт маневренной войны резко подчеркнул необходимость самой тесной увязки действий артиллерии с действиями пехоты и организованного планового использования артиллерийского огня, направляемого одной волей к достижению общей цели. Возросшая сложность боя потребовала от общевойсковых начальников и пехотных командиров знания свойств артиллерии, уменья ею распоряжаться и организовать её боевую работу в соответствии с её свойствами, а от артиллеристов потребовала не только уменья вести стрельбу, но и быстро оценивать тактическую обстановку и использовать своё мощное оружие в соответствии с этой обстановкой.

В общем опыт маневренного периода войны в отношении тактики артиллерии не был зафиксирован верховным командованием русской армии. Что же касается армейского командования, то оно издавало для руководства разные циркуляры, инструкции и наставления, лишь разъясняющие или дополняющие некоторые положения существующих официальных уставов и наставлений.

Высшее командование русской армии с первых дней войны и в течение всего маневренного периода войны, под тяжёлым впечатлением боевых неудач (гибель 2 1/2 корпусов 2-й армии Самсонова в Восточной Пруссии в августе 1914 г., неудачный штурм Перемышля осенью того же года), озабочено было прежде всего и больше всего острым недостатком в армии боевых припасов и винтовок, слабой обеспеченностью армии артиллерией вообще и тяжёлой артиллерией в особенности.

В маневренный период войны проводились мероприятия главным образом по организации, вооружению и боевому снабжению артиллерии, причём осуществлялись эти мероприятия по большей части импровизированным порядком, по крайней мере в первые годы (1914–1915 гг.) войны. Необходимые мероприятия по артиллерийской части, вызванные опытом мировой войны, в том числе и в отношении использования артиллерии в бою, получили более широкое и планомерное развитие лишь в 1916 г., т. е. уже в позиционный период войны, когда было создано при ставке главковерха управление полевого генерал-инспектора артиллерии (Упарт).

В отношении боевого использования артиллерии в условиях позиционной борьбы опыт мировой войны был всесторонне исследован верховным командованием русской армии, под руководством которого были составлены Упартом и штабом главковерха, изданные в 1916–1917 гг. «Общие указания» и «Наставление» для борьбы за укреплённые полосы и многие другие руководства, инструкции и указания по артиллерийской части (выше о них упоминалось):

Применение тактических положений вообще различно для каждого из способов ведения боя, в маневренных или в позиционных условиях, соответственно особенностям каждого из них. Позиционные условия войны, отличающиеся относительным постоянством, допускают такие методы применения и боевой работы артиллерии, которые невозможны в условиях быстрого развития и непрерывно меняющейся обстановки маневренных подвижных боевых действий.

Но в большинстве случаев основные положения тактики являются для данной эпохи справедливыми для всех видов боевых столкновений — как подвижных маневренных, так и в условиях позиционной борьбы.

В общем, как указал опыт мировой войны 1914–1918 гг. на русском фронте, при использовании артиллерии в бою руководящими основаниями, обеспечивающими успех, служили следующие:

1. Главным назначением артиллерии остаётся могущественная огневая помощь своим войскам, в первую очередь своей пехоту.

В довоенное время это основное положение носило характер общей идеи, без каких бы то ни было конкретных данных, определяющих род и количество средств, необходимых для оказания действительной помощи своим войскам в тех или иных условиях боевых столкновений.

Выявившаяся во время войны чрезвычайная мощность огня артиллерии, возросшая сила ружейного и особенно пулемётного огня, необходимость уничтожения проволочных и других заграждений, разрушения окопов и укреплений, поражения укрывавшейся живой силы противника — всё это потребовало от артиллерии борьбы за огневое превосходство, чтобы, нейтрализовав или ослабив огонь неприятеля, обеспечить своим войскам переход к удару живой силой.

Война подтвердила необычайную силу и могущество артиллерийского огня вообще и особенно силу действия полевых 76-мм пушечных батарей по открытым живым целям. Самая доблестная пехота не могла противостоять огню полевых 76-мм пушек, если она наступала открыто и была видна с артиллерийских наблюдательных пунктов.

В конечном выводе определилось, что в сфере сильного артиллерийского и пулемётного огня противника пехота и другие войска не могут двигаться и выполнять поставленные им задачи, что необходимо добиться огневого превосходства своей артиллерии над огнём неприятеля — путём ли уничтожения его живой силы и огневых средств или только путём нейтрализации живой силы. Причём за основу применения артиллерии в бою необходимо принять: важнейшим объектом артиллерийского огня является живая сила противника; разрушение и уничтожение его укреплений и прочих материальных средств необходимо лишь постольку, поскольку это. нужно для поражения его живой силы, а также для обеспечения свободного движения вперёд своей пехоты.

2. Успех боевых действий артиллерии основывается на внезапности применения сосредоточенного и массированного её огня.

Массовый сосредоточенный артиллерийский огонь, внезапно обрушивавшийся на войска противника, угрожавший уничтожением, ошеломлял неприятеля и лишал его возможности стрелять или даже воли к сопротивлению. Этим пользовался атакующий, чтобы выполнить свою задачу и овладеть намеченным объектом действий.

Внезапность применения артиллерийского огня была положена в основу в боях последнего периода мировой войны 1914–1918 гг. не только на русском, но и на всех других фронтах.

Массирование артиллерии заключается не только в массировании артиллерийских средств, но и главным образом в массировании или сосредоточении артиллерийского огня, достигаемого искусным централизованным управлением артиллерией, а также применением соответствующих наиболее мощных систем орудий при условии максимального их использования и вполне достаточного обеспечения их боеприпасами.

К концу мировой войны глубина расположения обороны достигала 10 км. Для подавления огневых средств обороняющегося, рассредоточенных в такой глубокой полосе, требовалась быстрая поддержка артиллерийским огнём продвигающейся вперёд пехоты атакующего. При этом для обеспечения более тесного взаимодействия артиллерии с пехотой приходилось часть артиллерии передавать в непосредственное распоряжение пехотных командиров, т. е. прибегать к переходу от централизованного к децентрализованному управлению артиллерией. Для такого перехода без особых затруднений и без потери времени необходима была достаточно гибкая организация управления артиллерийским огнём.

При борьбе на широких фронтах также приходилось децентрализовать управление артиллерией, так как маневрирование огнём при широком фронте, особенно при слабой плотности расположения артиллерии, осуществить почти невозможно.

3. Наивыгоднейшее использование артиллерийского огня обеспечивается: целесообразной организацией огня, правильным боевым распределением артиллерии соответственно расчленению боевого порядка войскового соединения и взаимодействием орудий разных, калибров сообразно их боевым свойствам.

В начале войны, в маневренный её период, боевое использование артиллерии не носило организационного характера и происходило в большинстве случаев по инициативе командиров батареи и дивизионов. В первых маневренных сражениях на русском фронте из задач артиллерии обычно предусматривалась только борьба с пехотой на дальностях примерно 2–3 км и с артиллерией на дальностях до 6 км. Война выдвинула много новых задач для борьбы артиллерии: поражение живой силы укрывшегося противника, разрушение закрытий, поражение на больших дальностях артиллерии неприятеля и его тылов, борьба с воздушным флотом, пораженке броневых сил в виде броневых автомобилей и пр. (танки на русском фронте не применялись). Опыт войны указал на необходимость иметь на вооружении армии тяжёлую гаубичную и дальнобойную пушечную артиллерию, специальную зенитную артиллерию и облегчённую малокалиберную для непосредственного сопровождения и поддержки пехоты в бою, а также для поражения пулеметов, штурмовой артиллерии, миномётов и т. д. (см. т. I, вторую часть).

Опыт войны указал на необходимость разграничения (всех видов артиллерии по назначению и задачам: дивизионной — поддержка и сопровождение пехоты; корпусной — борьба с неприятельской артиллерией и поражение ближайших тылов противника, разрушение полевых укреплений; армейской (тяжёлой артиллерии особого назначения — ТАОН) — разрушение более прочных фортификационных построек и обстрел важных пунктов в дальнем тылу противника; малокалиберной и зенитной — их специальные задачи.

Словом, огонь артиллерии в целом, независимо от вида сражения — наступления, или обороны, должен представлять организованную систему, основанную, с одной стороны, на разделении труда между разными видами артиллерии, с другой — на взаимодействии в процессе боя артиллерийских групп между собой и с пехотой.

4. Достижение огневого превосходства при решении боевых задач, выпадающих на артиллерию, требует предварительного расчёта необходимых артиллерийских средств — род и количество орудий, боеприпасов и пр.; в особенности для обеспечения огневого превосходства в условиях позиционной борьбы, когда требуется не только борьба с артиллерией, поражение живой силы противника и решение других частных задач, но и разрушение неприятельских оборонительных сооружений, уничтожение заграждений и прочих препятствий.

В большинстве случаев нельзя предпринимать ту или иную боевую операцию, предварительно не подсчитав необходимое количество артиллерии и боеприпасов. План операции зависит от наличия артиллерийских средств, в особенности при атаке укреплённых позиций. Войска, наносящие главный решительный удар, должны быть обеспечены артиллерийскими средствами по определённому расчёту, основанному хотя бы на приблизительных данных, выясненных опытом войны, с учётом по мере возможности применения вероятных новых средств вооружённой борьбы.

Сила и могущество артиллерийского огня обеспечиваются наличием необходимого числа орудий соответствующего калибра и конструкции, снабжённых достаточно большим количеством снарядов, правильностью постановки огневых задач и умением вести стрельбу в различных условиях боевой обстановки, имея в виду неизбежную по большей части затрату огромного расхода выстрелов, особенно в легких пушечных батареях.

Борьба с неприятельской артиллерией с целью прикрыть от её губительного огня свои войска оказалась одной из главных задач артиллерии.

Успех борьбы с артиллерией обеспечивался наличием дальнобойной артиллерии и воздушным наблюдением с самолётов и привязных аэростатов, а также применением химических снарядов о некоторых случаях стрельбы.

5. Боевая деятельность артиллерии при всех условиях боевой обстановки и боевых столкновений неотделима от действий пехоты.

Необходима полная согласованность действий пехоты и артиллерии, т. е. самое тесное их взаимодействие, для обеспечения непрерывной и могущественной поддержки пехоты артиллерийским огнём.

Недостаточное взаимодействие артиллерии с пехотой было крупным недочетом русской армии в сражениях первой мировой войны, в особенности в первый её маневренный период. Случалось, что пехота в наиболее тяжёлое для нее время боя оставалась без поддержки артиллерии, которая иногда стреляла не туда, куда требовалось пехоте, или не тогда, когда это было ей нужно; бывали случаи, правда редкие, что пехота попадала под огонь своей артиллерии.

Война резко подчеркнула, что для непосредственной ближайшей поддержки пехоты в наиболее опасный для неё момент атаки или отбития штурма необходима специальная, лёгкой системы, артиллерия сопровождения пехоты, а также штурмовые и траншейные орудия «ближнего боя» (так их называли).

Взаимодействие артиллерии с пехотой и другими войсками обеспечивается непрерывной и надёжно существующей связью с ними артиллерии, взаимной ориентировкой между ними, прочной организацией постоянного наблюдения и разведки, установлением общего языка для ориентировки и целеуказания и пр. Вернейшим же залогом взаимодействия служит внутренняя органическая прочная связь между артиллерией и другими войсками, достигаемая путём совместной работы и жизни ещё в мирное время, взаимного знакомства со свойствами и условиями боевого использования разных родов войск. Все это далеко не замечалось в старой русской армии в довоенный период её существования, как не замечалось и самого главного — необходимости правильного воспитания войск в духе единства понимания долга защиты своей родины, воспитания в каждом рядовом бойце, командире и начальнике единой высокой и сознательной дисциплины, инициативы, смелого и самоотверженного боевого порыва, решительности и непоколебимой готовности взаимной выручки.

* * *

В отношении использования артиллерий в различных условиях сражений мировой войны выводы тактики сводятся в общем к следующему.

В наступлении общая роль артиллерии, какая ей отводилась теоретически в довоенное время, подтвердилась, а именно: артиллерия; прикрытая своей сражающейся впереди пехотой, поддерживает последнюю своим огнём и пролагает ей путь для атаки противника, поражая его живую силу, уничтожая средства борьбы и разрушая закрытия, препятствия и укрепления, создаваемые неприятелем.

В сражениях мировой войны пехота, не прикрытая во-время достаточно сильным артиллерийским огнём с фронта и с флангов от огня противника, не могла выполнять поставленных ей задач и несла напрасные потери.

Атаке пехоты должна предшествовать предварительная подготовка огнём артиллерии. Артиллерийская подготовка атаки должна начинаться одновременно с развёртыванием в боевой порядок и началом наступления пехоты в сфере огня неприятельской артиллерии. Артиллерийская подготовка не является самостоятельным отдельным актом боя: непосредственным её продолжением должна служить атака пехоты.

При наступлении артиллерийская подготовка необходима на всю глубину района расположения обороняющегося, однако не в ущерб сосредоточению массированного артиллерийского огня на решающих участках атаки.

В артиллерийской подготовке атаки главную роль играют, особенно при атаке укрывшегося или укрепившегося противника, гаубицы и тяжёлые орудия, обладающие крутой (навесной) траекторией и сильным фугасным снарядом, необходимым для разрушения закрытий и укреплений. Тяжёлая артиллерия, стреляющая снарядами большой разрушительной силы и на большие дальности, недоступные для лёгкой артиллерии, получила огромное значение не только в позиционной, но и в маневренной борьбе.

Действие тяжёлой дальнобойной и мощной артиллерии, особенно при искусном использовании ею внезапности открытия огня, производило ошеломляющее впечатление на пехоту. Та же артиллерия при помощи воздушного наблюдения справлялась в полной мере с задачами: гаубичная — с разрушением укреплений, опорных пунктов и закрытий, дальнобойная пушечная — успешно боролась с неприятельской артиллерией и обстреливала тылы противника.

Внезапность служит лучшим средством подготовки атаки, обеспечивающим её успех. Поэтому прежде всего, и особенно в маневренных условиях боя, необходимо всемерно стремиться к осуществлению принципа внезапности как в отношении поражения неприятеля артиллерийским огнём, так и в отношении самой атаки, а также к воздействию артиллерийского огня преимущественно на живую силу противника, и затем уже иметь в виду разрушение фортификационных и прочих сооружений неприятеля.

Опыт позиционного периода войны показал, что артиллерийская подготовка по методу разрушения позиции противника и уничтожения его артиллерии исключала использование внезапности и не могла дать большого, особенно ощутительного результата. Метод разрушения, требуя огромных артиллерийских средств и много времени, позволял живой силе неприятеля покинуть разрушаемые окопы и встретить атаку либо контратакой, либо губительным для атакующего огнём с новой, хотя бы и наспех построенной, оборонительной позиции. Артиллерийская подготовка с заменой разрушения позиций нейтрализацией: живой силы противника приводила к лучшим результатам. Метод нейтрализации, соединённый с внезапностью, позволял сосредоточивать в желаемом решающем участке неприятельского расположения массированный артиллерийский огонь такой силы, который был недостижим при методе разрушения, требовавшем рассредоточения огня артиллерии во времени и пространстве по отдельным задачам.

В условиях позиционной борьбы метод нейтрализации в сочетании с внезапностью действий признан был основным, хотя и требовал наличия богатых артиллерийских средств, оборудования различными специальными приборами, широко поставленной метеорологической службы и довольно длительного времени для подготовки артиллерии ко вступлению в бой. При этом обязательным условием обеспечения успеха являлось соединение нейтрализующего артиллерийского огня с частичным разрушением проволочных заграждений (так как танков тогда не было на русском фронте) и тех фланкирующих пулемётных гнёзд, которые представляли опасность для атакующей пехоты.

Атака пехоты, своевременно не поддержанная достаточно сильным артиллерийским огнём, не обещает успеха и легко может превратиться в собственное поражение. Поэтому при наступлении артиллерия, под прикрытием продвинувшейся вперёд пехоты и под защитой своего огня, должна постепенно продвигаться вперёд, чтобы занять новые позиции, отвечающие новым задачам пехоты и позволяющие своевременно поддержать её огнём в целях обеспечения общего успеха.

Решающий удар главных сил во всех случаях наступательного боя должен быть поддержан сосредоточенным огнём подавляющего количества артиллерии, превосходящей неприятельскую во всех отношениях, в том числе и в отношении могущества орудий.

При наступлении управление артиллерией должно быть настолько гибким, чтобы обеспечивать объединение действий в руках старшего артиллерийского начальника в период огневой подготовки атаки и в начальный период её развития, а при развитии наступательного бой в глубине расположения противника допускать переподчинение частей артиллерии пехотным подразделениям.

В обороне успех основан на наивыгоднейшем использовании артиллерийского и всех прочих видов огня, а также местности, фортификационных и других средств борьбы в сочетании с активными действиями и последующим переходом в наступление.

Задачи артиллерии обороны во все периоды боярешительное поражение пехоты (при современных условиях и уничтожение танков) и борьба с артиллерией противника.

Артиллерия обороны должна: дальним огнём поражать наступающего в период сближения, решительно бороться с неприятельской артиллерией, стремясь к нейтрализации её огня с целью воспрепятствовать ей поражать обороняющуюся пехоту и разрушать укрепления; своим огнём остановить и стремиться уничтожить атакующую пехоту (теперь и танки противника), помочь своей пехоте выбить неприятеля, если он ворвётся в расположение обороняющегося; содействовать своим огнём переходу в контратаку.

Необходимо эшелонированное размещение артиллерии обороны, разбросанное не только по фронту, но и в тыловом районе в глубину. В связи с глубоким расположением обороняющейся пехоты успех обороны обеспечивается глубоким расположением артиллерии, если такое расположение позволяет вести не только непрерывный огонь по атакующему, ворвавшемуся в район оборонительной полосы, но и уничтожающий огонь на достаточную дальность перед фронтом позиции обороны.

Успех артиллерийского огня обороны основывается на искусном огневом маневрировании с использованием сосредоточенного, флангового и косоприцельного огня.

Планомерность, максимальное сосредоточение и массирование артиллерийского огня в требуемых направлениях легче всего достигается при централизованном управлении артиллерией обороны. Однако централизованное управление огнем артиллерии в оборонительном бою не должно ограничивать проявление личной инициативы, в пределах поставленной артиллерии задачи, артиллерийских начальников, начиная с командира батареи (отдельного взвода).

Во встречном бою задача артиллерии заключается, как это имелось в виду и в довоенное время, т. е. до 1914 г., в быстром достижении огневого превосходства над противником. Быстрота введения в бой подавляющей по силе артиллерии и решительность её искусных действий предрешают успех встречного боя.

Распределение артиллерии во встречном сражении должно соответствовать замыслу общевойскового командования. Большая часть артиллерии, включая часть дальнобойных 107-мм пушечных батарей, назначается в состав авангарда. Артиллерия авангарда должна поддержать вступление в бой пехоты (кавалерии) авангарда и обеспечить беспрепятственное развёртывание в боевой порядок и совершение манёвра главных сил.

Подтвердилось, что скоротечная, изменчивая обстановка встречного боя требует самых смелых действий со стороны артиллерийских начальников и особенно командиров батарей. Всем им должна быть предоставлена широкая инициатива, имеющая иногда почти решающее значение для успеха боя, однако при условии, что инициатива преследует цель достижения общей задачи боя и не нарушает тесной связи и взаимодействия с пехотой (конницей).

Действия конной артиллерии с кавалерией в маневренный период мировой войны подтвердили, что основной задачей конной артиллерии является быстрая огневая поддержка и содействие своей кавалерии. Однако конная артиллерия должна избегать преждевременного открытия огня, чтобы не выдать противнику плана своего кавалерийского начальника, а потому действия её должны быть согласованы по времени с действиями конницы.

В первую очередь конная артиллерия должна своим огнём, по большей части с маскированных, иногда с закрытых позиций, содействовать выдвинутой вперёд охраняющей кавалерийской части «сковыванию» противника и лишению его свободы маневрирования; затем, частично меняя в случае надобности позиции; содействовать своим огнём манёвру своих кавалерийских частей, направленных для нанесения решительного удара; наконец, заняв, если нужно, быстро и по возможности скрытно новую позицию, преимущественно маскированную или открытую — на флангах, а иногда уступом впереди или в тылу своей атакующей конницы, обратить самый интенсивный огонь против той части неприятеля, которая непосредственно представляет угрозу своей коннице, и прежде всего против неприятельской кавалерии. Во встречном кавалерийском бою конная артиллерия должна вести огонь по конным целям почти до столкновения своей конницы с неприятельской, после чего, во избежание поражения своей конницы, переносит огонь на резервы и на артиллерию противника.

Опыт мировой войны подчеркнул, что ввиду быстротечности кавалерийского боя, недостаточной ясности и изменчивости в обстановке начальник конной артиллерии должен: действовать быстро и решительно, чтобы подготовить успех конной атаки в кратчайший срок; тщательно наблюдать за полем боя, чтобы не упустить благоприятного случая нанести противнику поражение огнём и чтобы не поражать частей своей конницы, когда они при атаке могут закрыть огонь своей артиллерии; обладать инициативой, чтобы самостоятельно разрешать без малейшего колебания вопросы о выборе целей для стрельбы, времени их обстрела, о выборе и перемене позиций, причём разрешать эти вопросы как на основе задачи, полученной от кавалерийского начальника, так и по личному почину самостоятельно в случае неполучения задачи от начальника, что нередко может случиться вследствие скоротечности боя кавалерии.

Основные идеи тактики артиллерии: внезапность и массирование огня, глубина поражения и вытекающие отсюда сосредоточение огня и объединение действий артиллерии, к которым австро-германцы и французы пришли лишь в итоге мировой войны 1914–1918 гг., — русская артиллерия стремилась проводить в жизнь ещё в довоенное время в 1905–1914 гг.

Однако русские артиллеристы в полной мере освоили и стали осуществлять эти основные идеи только в последний период первой мировой войны, когда необходимость их осуществления война подчеркнула в более резкой и ясной форме. Что же касается общевойскового командования русской армии, то оно, в общем, оставалось до конца войны чуждым к указанным идеям.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2846

X