Глава I. Основы боевого применения артиллерии

«Основное назначение артиллерии — содействовать в бою войскам других родов. Вся боевая деятельность артиллерии должна быть проникнута стремлением помогать другим. Поэтому артиллерия должна действовать в постоянном соответствии с целями и намерениями начальников войсковых соединений, коим она придана, и её боевая работа должна вестись совместно и согласованно с работой войск других родов». Так определялось боевое назначение артиллерии русским «Наставлением для действия полевой артиллерии в бою».

До издания указанного «Наставления» или почти до начала мировой войны 1914–1918 гг. русская артиллерия после окончания русско-японской войны руководствовалась главным образом указаниями бывшей офицерской артиллерийской школы, согласно которым основное боевое назначение артиллерии определялось следующими словами600: «Артиллерия назначается для содействия пехоте и коннице; своим огнём она подготовляет успех в выполнении общих задач боя».

«Роль артиллерии в бою сводится к огню по тем войскам противника, которые при данной обстановке имеют наибольшее значение для своей пехоты или конницы».

«Собственных конечных целей артиллерия в бою не имеет; лишь в исключительных случаях непосредственной самообороны она может временно направлять свои выстрелы против угрожающего ей неприятеля».

«Выбор целей для стрельбы артиллерии в бою всегда должен соответствовать тактической обстановке и обусловливается теми задачами, какие выпадают на долю артиллерии в бою».

«Наставлением» 1912 г. и указаниями офицерской артиллерийской школы подчёркивалась необходимость тесного взаимодействия артиллерии с другими родами войск, хотя эта основная мысль не была выражена столь чётко, как в германском уставе 1908 г., в котором говорилось, что боевые действия артиллерии ни во времени, ни в пространстве неотделимы от пехоты, что артиллерия всегда должна бороться с теми целями, которые наиболее опасны для своей пехоты.

При подготовке русской артиллерии в тактическом отношении офицерской артиллерийской школой обращалось большое внимание на необходимость взаимодействия артиллерии с другими войсками, на выполнение ею боевой работы исключительно в целях содействия своей пехоте и коннице, в результате которого был бы обеспечен общий успех в бою. Но указанное стремление школы парализовалось в значительной степени отсутствием на её практических занятиях мирного времени пехоты и конницы.

Во всяком случае, при подготовке русской полевой артиллерии к войне имелось достаточно руководящих указаний, подчёркивающих назначение артиллерии — быть могущественной помощницей других войск в бою. Если же во время войны достаточно полное и должное взаимодействие артиллерии с пехотой не всегда замечалось, то происходило это крайне нежелательное явление не от недостатка руководящих указаний при подготовке в довоенное время, а вследствие других, более глубоких причин — малого знакомства пехоты со свойствами и боевыми действиями артиллерии, отсутствия внутренней органической связи и содружества между родами войск, некоторой розни между ними, далеко не изжитой до начала мировой войны, незнания свойств современной артиллерии большинством общевойсковых начальников, неправильной постановки ими боевых задач и предъявляемых требований к артиллерии, отсталости в отношении военных знаний, замечаемой среди некоторых артиллерийских начальников, в особенности старших, и т. д.

Боевые свойства артиллерии выражаются её способностью: наносить поражение огнём с больших расстояний и притом внезапно и быстро — сильное открытым живым целям и сравнительно меньшее живым целям, защищённым закрытиями; разрушать и уничтожать прочные закрытия, разного рода постройки и сооружения; оказывать своим огнём сильное моральное воздействие на противника; действовать своим огнём по неприятельским участкам широкого фронта и значительной глубины; сохранять в бою материальную и моральную устойчивость; оставаться по введении в бой в руках своих начальников.

Боевые свойства, определяющие силу огня и подвижность артиллерии, делают её могущественным средством, дающим возможность оказывать энергичное огневое воздействие на противника, преодолевать его волю и сопротивление и таким образом «подготовлять, развивать и закреплять успех боевой работы своих войск».

«Наставлением для действия полевой артиллерии в бою» 1912 г. подчёркивалось, что боевые свойства артиллерии допускают: «а) введение её в бой в полном составе, без оставления в резервах; б) свободу её расположения в боевом порядке и широкое использование ею местности как для лучшего поражения противника, так и в видах лучшего предохранения от его огня; в) объединение работы артиллерии и, как следствие этого, целесообразное распределение огня и применение сосредоточенного огня многих артиллерийских частей, даже при широком или разбросанном их расположении; г) быстрые переносы огня для последовательного поражения различных целей».

Тем же «Наставлением» указывалось, что для наилучшего использования боевых свойств артиллерии требуется: правильная постановка ей боевых задач и объединение работы возможно большего количества артиллерии; постоянная и непрерывная связь артиллерийских начальников и частей между собой и тесная связь артиллерии с войсками других родов; широкое проявление старшими артиллерийскими начальниками инициативы и самостоятельности в действиях.

«Наставление» подчёркивало, что каждый артиллерийский начальник «обязан уметь принимать, не колеблясь перед риском ответственности, самостоятельные решения, когда этого требует быстрое изменение обстановки».

Ширина фронтов и глубина пространств, на которые может распространяться огневая работа артиллерии, и её способность к быстрым переносам огня в разных направлениях и к внезапному действию предоставляют много возможностей в бою для проявления инициативы артиллерийских начальников.

Проявление личной инициативы со стороны артиллерии имеет весьма важное значение, так как выгодные случаи для действия артиллерии представляются в бою иногда минутами, а свойства её позволяют наносить поражение огнём в самый короткий срок. В условиях боя маневренного периода первой мировой войны, когда обстановка быстро изменялась, создавая самые разнообразные и непредвиденные заранее положения, а управление боем было настолько затруднено, что приказания нередко было некогда, а подчас и неоткуда ждать, артиллерист не мог оставаться только исполнителем первоначально поставленной ему задачи, и, не ожидая распоряжения начальства, должен был сам избирать цели для своей стрельбы.

Офицерская артиллерийская школа настойчиво проводила ту мысль, что артиллерийские начальники, до командиров батарей включительно, обязаны принимать самостоятельное решение, когда требуется немедленная помощь соседним войскам или когда боевая обстановка изменилась, а новых соответствующих приказаний свыше не получено.

Для уместного проявления инициативы и для наиболее целесообразного направления огня артиллерийский начальник должен быть хорошо знаком со свойствами и тактикой всех родов войск, он должен был непрерывно находиться в курсе тактической обстановки, предположении и намерений своего общевойскового начальника и всех получаемых последним сведений.


599 «Наставление для действия полевой артиллерии в бою», утверждённое 28.11 1912 г., § 1–18, 76, 79. «Устав полевой службы», изд. 1912 г., § 444. «Пособие по стрельбе полевой артиллерии». Составлено группой артиллерийских офицеров (подполковник Добророльский, полковники Клейненберг 1-й, Барсуков, Гобято, Синеоков и Лукашевич) под руководством генерал-лейтенанта Краевского. С.-Петербург, 1911 г., стр. 129–141.

600 «Пособие по стрельбе полевой артиллерии», 1911 г., стр.. 134.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3982