Заключение о действиях артиллерии 10-й армии

1. Артиллерийские средства должны быть в полном соответствии с поставленной задачей; иначе говоря, задача должна быть соразмерена с теми предельными артиллерийскими средствами, какие возможно сосредоточить на данном участке операции.

Ко времени составления в штабе 10-й армии оперативных соображений по поводу задуманной операции в распоряжении армии имелись крайне ограниченные артиллерийские средства, недостаточные ввиду обширности и важности намеченной операции.

Увеличение артиллерийских средств происходило уже во время подготовительного периода, причем у армейского командования не имелось точных данных ни о числе, ни о калибрах прибывавших батарей до самого начала операции. Между тем заблаговременное прибытие артиллерийских частей для участия в операции имеет большое значение, так как запас времени необходим батареям, особенно крупных калибров, для надлежащего оборудования позиций, а командному составу — чтобы тщательно изучить задачи и цели, определить пристрелочные данные по важнейшим целям и пр.

2. Подготовительный период должен быть достаточно продолжительным; продолжительность его должна быть установлена заблаговременно.

В данном случае продолжительность около 4 месяцев помогла артиллерии преодолеть все трудности, встретившиеся при исполнении предварительных работ в создавшихся неблагоприятных условиях. При нормальных условиях продолжительность подготовительного периода желательна вообще не менее 2 месяцев.

3. Управление. Объединение в бою управления всей артиллерии, легкой и тяжелой, работающей на участке каждой дивизии, в руках одного артиллерийского начальника принесло большую пользу. Работа артиллерии тесно связана с задачами дивизии; путем подчинения начальникам дивизий не только легкой артиллерии, но и тяжелых артиллерийских групп разрушения достигалась более прочная и близкая связь артиллерии с пехотой.

Во время подготовительного периода вся тяжелая артиллерия подчинялась инаркору, на обязанности которого лежало как распределение батарей соответственно задачам корпуса и дивизий, так и руководство всеми подготовительными работами артиллерии.

Для достижения полной планомерности в артиллерийской подготовке к операции крайне необходимо подчинить инаркорам, на время подготовительного периода, не только тяжелую, но и всю легкую артиллерию во всем, касающемся выполнения предстоящей операции.

4. Задачи корпусам и дивизиям должны быть поставлены общевойсковым командованием своевременно, имея в виду, что в зависимости от этих задач намечаются задачи артиллерии и соответственно этому распределяются и размещаются батареи.

Изменения деталей задач неизбежны, но существенные изменения вызывают необходимость перегруппировки. Если же задачи существенно изменяются, когда перегруппировки уже невозможны, то нарушается соответствие артиллерийских средств с задачами.

Задачи, назначенные для выполнения в период артиллерийской подготовки, должны быть немногочисленны, определенны и распределены так, чтобы переносы огня с одной цели на другую не требовали значительного поворота орудий.

Каждой батарее все задачи и порядок их выполнения должны быть точно указаны в плане действий артиллерии. Чем подробнее и точнее разработаны планы действий артиллерии и чем меньше отступлений будет при исполнении, тем успешнее будет артиллерийская работа разрушения.

Результаты артиллерийской подготовки показали, что количество артиллерии разрушения было достаточно. Все задачи разрушения были выполнены настолько удачно, что даже нестойкая русская пехота того времени заняла в короткий срок несколько укрепленных линий противника. Тем не менее чувствовалось отсутствие свободных батарей в руках начальников групп.

Для выполнения тех задач, которые выяснились во время боя и не могли быть предусмотрены заранее, а также для стрельбы по требованию пехоты, приходилось отрывать батареи, исполнявшие свои определенные указанные в плане задачи. Приходилось даже переносить наблюдательные пункты.

Необходимость иметь свободные батареи или, еще лучше, иметь резерв времени в батареях касается не только тяжелых, но и легких батарей.

Помощь соседей в смысле переноса работы батарей одной группы на другой (соседний) участок при правильном и хорошо продуманном распределении задач может быть лишь как редкое исключение. Помощь соседей на стыках дивизий и корпусов следует понимать в том, чтобы участки, имеющие важное значение, но находящиеся в районе другой дивизии (корпуса), непременно были включены в число задач разрушения у соседа.

Случаи наличия наблюдательных пунктов, с которых виден фронт атаки нескольких корпусов, встречаются редко, а потому создание армейской артиллерийской группы на большом фронте невозможно. Армейская артиллерийская группа может быть организована только для выполнения какой-либо специальной задачи (например, группа генерала Шихлинского на стыке 4-й и 10-й армий при подготовке весенней операции 1916 г. в районе Крево, Богушинский лес, имевшей задачей обеспечение операции армии со стороны Богушинского леса).

5. Борьба с неприятельской артиллерией. Опыт операции подтвердил несомненную пользу самостоятельных противоартиллерийских групп.

Выделение для этой цели специальных батарей дало возможность остальной артиллерии выполнять исключительно свои задачи. Так было в 20-м и в 38-м корпусах. В 1-м Сибирском корпусе противоартиллерийская группа оказалась недостаточно сильной; поэтому приходилось отрывать для борьбы с неприятельской артиллерией батареи группы разрушения, что неблагоприятно отразилось на успешности разрушения, и только продление артиллерийской подготовки на третий день помогло группе разрушения выполнить намеченные задачи.

В противоартиллерийских группах действовали легкие 76-мм батареи (преимущественно химическими снарядами), полевые тяжелые 107-мм и тяжелые осадные 152-мм (пушки Шнейдера и в 200 пуд.). По плану предполагалось, что по окончании артиллерийской подготовки часть 152-мм гаубичных батарей будет передана в противоартиллерийские группы, но это не удалось, так как многие орудия групп разрушения выбыли из строя, а остальные должны были разрушать цели, обнаруженные во время боя, и участвовать в заградительном огне.

Рассчитывать на успех в борьбе с неприятельской артиллерией возможно, только детально изучив места батарей противника и незанятых ими позиций, а также пристреляв по ним свои батареи.

Разведка неприятельской артиллерии (служба наблюдения) должна вестись не только перед операцией, хотя бы и заблаговременно, но и во все время, непрерывно. Для этой службы необходимо использовать все средства, особенно авиацию. Помощь самолетов необходима для корректирования пристрелки по батареям, невидимым с наземных наблюдательных пунктов. Требуемое «Наставлением для борьбы за укрепленные полосы»841 уничтожение неприятельских батарей, обнаруженных в подготовительный период операции, оказалось весьма трудно выполнимой задачей.

6. Авиационные и воздухоплавательные средства. Только подчинение авиасредств инспектору артиллерии корпуса обеспечивает прочную спайку летчиков и артиллеристов, необходимую для получения ценных результатов в деле разведки артиллерийских целен и корректирования стрельбы. Отсутствие прочной связи авиации с артиллерией служит причиной неналаженности этого дела.

Настоятельно необходима организация в каждом корпусе артиллерийского авиаотряда. В корпусные артиллерийские авиаотряды должны входить самолеты для разведок и фотографирования, для корректирования стрельбы и для охраны корректирующих самолетов.

Придание к корпусам постоянных воздухоплавательных частей значительно увеличивает продуктивность их работы совместно с артиллерией. Во время подготовительного периода число аэростатов должно быть увеличено, но подъем их не должен быть одновременным, чтобы не обнаружить противнику фронт намеченной операции. Во время операции число аэростатов желательно иметь по числу групп тяжелой артиллерии, причем аэростаты должны быть приданы к артиллерии не менее как за две недели до начала артиллерийской подготовки.

7. Артиллерийская подготовка. Продолжительность артиллерийской подготовки зависит от многих причин: протяжения фронта атаки, количества артиллерийских средств, численности противника, силы неприятельских укреплений и т. д.

Внезапное нападение требует короткой артиллерийской подготовки, причем значительного разрушения ожидать нельзя. Необходимость больших разрушений вызовет более продолжительную артиллерийскую подготовку. Однако чрезмерное затягивание артиллерийской подготовки даст возможность неприятелю подвести резервы и артиллерию в район и к моменту атаки.

Третий день артиллерийской подготовки, 21 июля, в данной операции был излишним, так как к концу второго дня разрушения окопов были настолько значительны, что атака обещала быть успешной без больших потерь.

Главнейшие условия сокращения продолжительности артиллерийской подготовки: достаточное количество артиллерийских средств, заблаговременное прибытие в соответствующие районы операции всех назначенных артиллерийских частей, своевременно и определенно поставленные задачи, тщательное изучение задач и целей842.

8. Характер огня. Методический огонь с наблюдением каждого выстрела в период артиллерийской подготовки дал отличные результаты.

Требование более интенсивного огня выполнялось периодическим усилением огня в течение 12–15 минут с доведением огня в это время до наивысшего напряжения.

Разрушение выполнялось все время методическим огнем, так как усиление огня не увеличивает, а понижает успех работы разрушения.

Усиление огня до степени «ураганного» вывело из строя значительное число орудий. «Ураганная» стрельба была осуждена еще в маневренный период войны, а в 1916 г. запрещена распоряжениями наштаверха; опыт операции 19–22 июля 1917 г. подтвердил, что предъявление к артиллерии требований «ураганного» огня должно быть воспрещено навсегда.

Заградительный огонь также не должен носить характер «урагана». Необходима непрерывность разрывов артиллерийских снарядов на данном участке, и лишь в исключительных случаях и притом на короткий промежуток времени огонь может быть доведен до наибольшего напряжения. Однако последнее касается только легких орудий, тяжелые же орудия ни в коем случае не должны и не могут вести такой скорый, напряженный огонь.

При длительной артиллерийской подготовке нельзя вести огонь из всех орудий непрерывно — должны быть отдыхающие орудия. Порядок чередования стреляющих и отдыхающих орудий следует вводить в планы действий артиллерии, составляемые в подготовительный период.

9. Обеспечение и расход снарядов. Снарядами на операцию полевая артиллерия была снабжена в достаточном количестве: имелся возимый запас на 4 дня по норме «подготовки», на 2 дня по норме «развития успеха» и на 7 дней по норме «преследования противника» (нормы по «Наставлению для борьбы за укрепленные полосы» 1917 г.).

Оставшаяся после артиллерийской подготовки наличность снарядов давала возможность рассчитывать вести бой в течение 5–6 дней с расходом снарядов по норме «развития успеха», не считая 7-дневного запаса снарядов по норме «преследования».

Первый день атаки дал значительное превышение действительного расхода снарядов против установленной нормы. На второй день атака захлебнулась, и расход снарядов упал. Поэтому нет возможности сделать вывод ни о соответствии норм, ни о числе дней, в течение которых необходимо иметь запас снарядов по намеченной норме.

Однако расход снарядов в период артиллерийской подготовки, близкий к норме, и сильно превысивший норму расход во время атаки заставляет предполагать, что норма, установленная для «преследования», несколько мала. Если бы атака и развитие операции продолжались свыше 5 дней, то запас снарядов оказался бы недостаточным.

Легких 76-мм гранат с взрывателями без замедлителей, необходимых для проделывания проходов в проволоке, было дано по 200 на каждое 76-мм орудие армии. Этого достаточно при условии передачи таких гранат почти исключительно в те батареи, задачей которых было именно проделывание проходов в проволочных заграждениях.

Выделение 107-мм пушечных батарей в противоартиллерийские группы потребовало расхода преимущественно гранат. Недостаток 107-мм гранат стал ощущаться с вечера второго дня артиллерийской подготовки; пришлось спешно их направлять из армейских артиллерийских запасов в корпуса. Если бы операция продолжалась, то запас 107-мм гранат иссяк бы, и в самый решительный момент борьбы с неприятельской артиллерией 107-мм пушки оказались бы без нужных им снарядов. Выяснилась необходимость увеличения запаса 107-мм гранат, хотя бы за счет шрапнелей.

Батареи ТАОН — литерные и крупных калибров — имели совершенно недостаточный запас снарядов. Число тяжелых химических снарядов (исключительно 152-мм калибра) было крайне ограничено.

Для орудий всех калибров, имеющих боевые заряды отдельно от снарядов, оказалось необходимым иметь некоторый процент запасных зарядов на случай порчи их или уничтожения огнем противника.

Выяснилась необходимость иметь для старых орудий обр. 1877 г. запас вытяжных трубок, служивших для воспламенения боевого заряда орудий.

Питание артиллерии боеприпасами, несмотря на отсутствие корпусного огнесклада в 1-м Сибирском корпусе и удаленность огнесклада в 38-м корпусе, было налажено в общем хорошо. Задержек в подаче артиллерийских снарядов не было.

Опыта успешности и своевременности доставки снарядов из армейских огнескладов и более глубокого тыла в период данной операции не было, а потому нельзя сделать выводов по данному вопросу.

10. Оценка боевых действий русской артиллерии. Штаб 10-й армии признавал артиллерийскую подготовку операции блестящей. О действиях артиллерии в период атаки генкварт штаба 10-й армии своего заключения не высказал.

Более обстоятельную оценку боевых действий артиллерии дает инспектор артиллерии Западного фронта Шихлинский, имевший большой боевой опыт артиллерист, которого нельзя заподозрить в каком-либо пристрастии. К тому же его оценка подтверждается отзывами о действиях артиллерии как со стороны участников операции из рядов русской армии, так и со стороны высшего ее командования, в том числе со стороны главнокомандующего армиями Западного фронта, который, как упоминалось выше, не был удовлетворен действиями артиллерии в начале операции и под непродуманным впечатлением будто бы малой продуктивности методического огня 20 июля отдал приказ с требованием усилить интенсивность артиллерийского огня путем увеличения расхода снарядов и непрерывности одновременной стрельбы всей артиллерии, чтобы «совсем не было молчащих батарей». Давая оценку действий артиллерии по окончании операции, главкозап, очевидно, признал неправильными свои распоряжения от 20 июля (см. ниже).

Приведем выписку из письма инспартзапа Шихлинского 30 июля 1917 г., № 4608, к инспектору артиллерии 10-й армии Сиверсу:

«Артиллерия сыграла выдающуюся роль в последней операции 10-й армии. Ее отличная подготовительная работа имела блестящий успех и если не привела к полной победе над врагом, то по совершенно не зависящим от артиллерии причинам.

...Посещая штабы, наблюдательные пункты и позиции ударных корпусов как задолго до начала операции, так и во время операции — в дни огневой подготовки атаки и самой атаки, я на месте знакомился с подготовительной работой артиллерии, с планом ее действий и ее боевой деятельностью. Везде я видел неустанную целесообразную работу, вдумчивый, тщательно разработанный план действий и искусное проведение его в жизнь.

...Как и во всяком деле, в действиях артиллерии были, конечно, мелкие недочеты и пробелы... Не сомневаюсь, что все эти недочеты и пробелы замечены самими исполнителями и частью устранены во время боя, частью же послужили уроком для будущего.

...Если бы пришлось повторить операцию снова, я последовал бы тому же методу, который был положен в основу действий артиллерии 10-й армии...»

Главкозап издал 2 августа 1917 г. следующий приказ, характеризующий отличные боевые действия артиллерии 10-й армии:

«В минувшей 19–23 июля операции, на Виленском направлении, артиллерия ударной группы еще раз покрыла себя боевой славой.

...Неприятельская артиллерия, подавленная нашими, батареями, не могла развить действительного сильного огня по атакующим; огромные разрушения позиций противника, его нравственное потрясение и потери в людях настолько ослабили его ружейный огонь, что на некоторых участках по штурмующим не раздалось почти ни одного неприятельского выстрела.

...Такой выдающийся успех артиллерийской подготовки является результатом обстоятельной, продуманной до мелочей тактической и технической разработки артиллерийского плана операции и спокойного методического его выполнения в самом бою.

...Все артиллеристы... работали днем и ночью в течение 5 дней, пробив пехоте широкую дорогу к успеху...»

На совещании, состоявшемся в ставке главковерха 29 июля 1917 г., т. е. после закончившихся неудачей июльских операций на Юго-Западном и на Западном русских фронтах, главнокомандующий армиями Западного фронта по поводу действий артиллерии 10-й армии говорил, между прочим, следующее:

«Началась артиллерийская подготовка. За три года войны я не видел такой чудной работы артиллерии. Дух войск стал подыматься. Даже пехота, предъявляющая повышенные требования к артиллерии, осталась удовлетворенной. В 38-м корпусе пехота даже отказалась от дальнейшего продолжения артиллерийской подготовки, считая ее совершенно выполненной.

...Части двинулись в атаку, прошли церемониальным маршем две-три линии окопов противника, побывали на батареях его, принесли прицелы с орудий противника...»


841 Часть II, изд.,1917 г., § 190.

842 В современных условиях продолжительность артиллерийской подготовки зависит также от количества танков, участвующих в операции.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3011