Соотношение сил и группировка

В феврале 1916 г. на французском фронте германцы начали атаку на Верден, что требовало от русских оказания помощи французам, как это было обусловлено в декабре 1915 г. на конференции в Шантильи. В русской ставке 24–25 февраля 1916 г. состоялось совещание главнокомандующих фронтами для выработки плана наступательных операций.

Верховное русское командование в целях отвлечения на себя германских сил с французского фронта решило провести наступательную операцию в широких размерах левым флангом Северного фронта и правым флангом Западного в районе г. Двинска, оз. Нароч, оз. Вишневское (схемы 16 и 19). Главной операции должны были содействовать второстепенные операции Северного фронта со стороны Якобштадта на Поневеж и Западного фронта со стороны Сморгони 810 на Вильно.

Оперативное направление русского наступления не только прикрывало пути на Петроград и на Москву, но при успехе прорыва германского фронта удачное наступление от Двинска, оз. Нароч на Ковно могло отрезать виленскую группу немцев от переправ через р. Неман, а концентрическим ударом по сходящимся направлениям на Поневеж, Свенцяны, Вилькомир (на схеме 16 показан под новым названием — Укмердже) создавалась серьезная угроза сообщениям противника: мог быть опрокинут весь северный участок германского фронта в России.

Соотношение сил складывалось благоприятно для русских, в особенности в отношении живой силы пехоты и конницы, как это видно из нижеследующих данных:

  Северный фронт Западный фронт
русские германцы сравнение русские германцы сравнение
Батальонов 363 181 + 187 917 382 + 535
Штыков 266 400 159300 + 107 100 642 700 336 200 + 306500
Эскадронов 263 128 + 135 526 144 + 382
Сабель 32700 19200 + 13500 65100 21600 + 43500

Но если в отношении числа штыков и сабель русская армия на Северном и Западном фронтах превосходила почти вдвое противостоящую армию противника, то в отношении технических средств, главным образом по числу и могуществу тяжелой артиллерии, германская армия и ко времени мартовской операции 1916 г. оставалась значительно сильнее русской.

На всех русских фронтах к марту 1916 г. насчитывалось лишь 440 полевых тяжелых орудий современного типа калибром не свыше 152 мм; кроме того, имелось 516 тяжелых орудий устаревших систем из крепостей. Даже полевых легких 122-мм гаубиц, которые приходилось применять для разрушения вместо тяжелых, состояло тогда на вооружении лишь 585.

Генерал Алексеев, сообщая генералу Жоффру о бедности русской армии тяжелыми орудиями, заканчивал свое письмо: «...Отсюда понятны те трудности, с которыми приходится иметь дело нашей пехоте при атаке укрепленных позиций противника».

Не богата была в то время русская артиллерии и снарядами как в отношении их наличия, так и в отношении работы снарядной русской промышленности, а именно:

  Снарядов на единицу оружия
наличие готовилось в день
На 76-мм пушку 1270 12
На 122-мм гаубицу 540 5
На тяжелое орудие 685 15 на пушку и 4 на гаубицу

Словом, технические артиллерийские средства, имевшиеся в то время в распоряжении русской армии, далеко не соответствовали поставленной русским командованием грандиозной наступательной задаче прорыва сильно укрепленной позиции противника.

Наконец, климатические условия, с которыми вообще мало считались, не давали на этот раз русскому командованию надежд на удачное выполнение широких замыслов оттеснения германцев за пределы России.

Операцию предполагалось начать тотчас же после завершения войсковых перегруппировок, которые могли закончиться лишь к 18–20 марта. Между тем в районе Двинска и Вильно, представляющем собой лесистые, болотистые низменности с множеством рек и озер, нельзя ожидать успеха от наступления в широких размерах в марте вследствие препятствовавшей этому весенней распутицы. Это было известно командованию, об этом доносили войсковые начальники.

Главкозап генерал Эверт сообщал 13 марта генералу Алексееву, что по предположениям обсерватории и по климатическим данным за прошлые годы можно ожидать весенней распутицы в середине марта, если не раньше, и что тогда район бывает крайне тяжел или вовсе непригоден для военных действий: «большие болотистые пространства становятся непроходимыми, многие озера, выходя из берегов, сливаются вместе в непрерывную цепь, почва растворяется настолько, что передвижение становится почти невозможным».

Но у русского верховного командования нехватало характера отказать в немедленной помощи англо-французам, и оно не решилось отложить операцию. Напротив, стали торопиться начать операцию не позже 18 марта, чтобы оттепель не отодвинула ее на 1 1/2–2 месяца.

Атака началась во 2-й и 1-й армиях 18 марта, а в 5-й армии 21 марта, несмотря на то, что к этому времени еще не было закончено сосредоточение и не вся артиллерия была подтянута к фронту. Для надлежащей подготовки атаки было мало времени, хотя предварительная подготовка фактически началась еще в первых числах марта. Далеко не все необходимые мероприятия, которые должны предшествовать прорыву укрепленной полосы, были полностью осуществлены к началу атаки.

Фактически главный удар наносился на Западном фронте 2-й русской армией, занимавшей десятью корпусами участок Медзины — оз. Вишневское протяжением свыше 90 км, из которых до 25 км приходилось на береговую полосу больших озер (схемы 17, 18 и 19).

Согласно директиве Алексеева, на 2-ю армию возлагалась задача: сосредоточить главные силы на флангах и перейти ими в решительное наступление с целью разбить противника, находящегося перед фронтом армии, а затем наступать далее на фронт Свенцяны, Михалишки, Гервяты811.

Одновременно вспомогательный удар справа должна была нанести 1-я армия своим левым флангом. Остальные армии Западного фронта должны были сковать противника перед собой и в случае успеха 2-й армии перейти в общее наступление.

Штабу 2-й армии было трудно управлять десятью корпусами, вследствие чего допущена была организация импровизированных групп без наличия особого органа управления в каждой группе, послужившая одной из главных причин провала операции. В боевых операциях следует вообще всемерно избегать импровизации, в особенности при организации управления. Если одному штабу 2-й армии действительно было трудно совладать с управлением десятью корпусами, то следовало образовать две армии — каждую со всеми органами полевого управления и обеспечения операции, не исключая устройства тыла каждой армии. Генерал Алексеев сознавал дефекты организации управления во 2-й армии, но высказал это генералу Эверту лишь 3 апреля, когда операция фактически уже закончилась полной неудачей.

Организованы были три группы: генерала Плешкова — в составе 1-го, 27-го и 1-го Сибирского корпусов и 7-го кавалерийского корпуса; генерала Балуева — в составе 5-го, 36-го и 3-го Сибирского корпусов с Уральской казачьей дивизией; генерала Сирелиуса — в составе 34-го и 4-го Сибирского корпусов.

Решено было прорвать расположение противника одновременной атакой флангами: на участке Медзяны, Дуки группой генерала Плешкова и на участке в промежутке между озерами Нароч и Вишневское группой генерала Балуева. Группа Сирелиуса получила задачу: «демонстрируя энергично» (?) на участке Дуки, оз. Нароч, атакой на участке Черняты, Лотва «сковать противника», находящегося перед фронтом группы (схемы 17, 18 и 19).

Для развития успеха за правым флангом армии был расположен 15-й, а за левым — 35-й корпус, составлявшие резерв главкозапа.

2-я армия была в общем слабо обеспечена артиллерией, в особенности тяжелой. На 10 пехотных корпусов имелось лишь около 1 000 легких орудий, т. е. на 1000 штыков приходилось приблизительно 2 1/2 орудия, тогда как к тому времени уже выяснилась норма — иметь при атаке до 8–10 орудий на 1000 бойцов; тяжелых же орудий, и то не свыше 152-мм калибра, имелось лишь около 150, т. е. ничтожное количество для обширного фронта до 60 км (групп Плешкова и Балуева).

Что же касается плотности на 1 км, то она была достигнута довольно значительная для русского фронта — в среднем до 12–18, а на отдельных участках до 35 орудий разных калибров. Однако плотность эта далеко не достигала нормы, установившейся на англо-французском фронте — до 100 орудий на 1 км, и исчисляемой Эвертом после мартовской операции — до 100–120 орудий на 1 км.

На участке главного удара на Западном фронте были собраны в общем довольно внушительные силы русских, но если бы русское главное командование сосредоточило все усилия только на одном избранном решающем направлении, отказавшись от комбинированного удара с двух фронтов — Северного и Западного и сузив участок главного удара на Западном фронте, то оно могло бы сосредоточить на этом участке в 40–50 км до 40 пехотных и 5 кавалерийских дивизий и до 2 000 орудий, в том числе до 400 тяжелых. При таком почти четырехкратном превосходстве в живых силах и в артиллерии над противником возможно было бы при надлежащей подготовке и своевременном начале операции не. только обеспечить успех прорыва укрепленной полосы противника, но и окончательно раздавить его.

В зависимости от задач и условий местности, имевшаяся во 2-й армии артиллерия была распределена между группами следующим образом.

Группа генерала Плешкова

(схема 17)

1-й армейский корпус имел задачу: прорвать расположение противника на фронте Ковальтишки, Вилейты, захватив вторую линию Лодзеи, Ляховичи и тыловую — к северу от Годутишки. Участок главной атаки по фронту около 4 км.

Артиллерия корпуса под начальством инаркора генерала Масальского: 22-я артиллерийская бригада (36 орудий), 1-й дивизион 59-й артиллерийской бригады (18 орудий) и 1-й мортирный дивизион (12 гаубиц), всего: 76-мм пушек — 54 и 122-мм гаубиц — 12. После неудачной атаки 19 марта эту артиллерию усилили, добавив из группы генерала Закутовского две батареи 152-мм гаубиц (7 орудий) и одну батарею 107-мм пушек обр. 1877 г.

1-й Сибирский корпус получил задачу: прорвать противника на фронте Вилейты (искл.), Можейки, направляя главный удар на участок Бучелишки, Можейки. Участок главного удара — около 2,5 км, весь участок — 5,5 км. После прорыва захватить вторую линию обороны Интока, Свилели, Яржево и. тыловую — Мольдзевичи, Олься.

Артиллерия корпуса: 1-я и 2-я Сибирские артиллерийские бригады, всего 76-мм пушек — 72.

27-й армейский корпус должен был: после прорыва расположения противника войти в линию между 1-м армейским и 1-м Сибирским корпусами, атакуя участок Годутишки, Мольдзевичи и, далее, наступая правым флангом вдоль железной дороги на Лынтуны.

Артиллерия 27-го корпуса (45-я и 76-я артиллерийские бригады и 27-й мортирный дивизион) была передана в особую артиллерийскую группу генерала Закутовского. Вместо нее 22 марта 27-му корпусу были приданы 6-й и 14-й тяжелые артиллерийские дивизионы, всего 107-мм пушек — 8 и 152-мм гаубиц — 16. Затем, 20 марта, корпусу была возвращена 76-я артиллерийская бригада (36 легких 76-мм пушек).

Артиллерийская группа генерала Закутовского, подчиненная непосредственно генералу Плешкову, получила общую задачу содействовать прорыву, обратив особое, внимание на: а) интенсивный обстрел узлов Ковальтишки, Матишки; Голатыльцы, Вилейки; Микулишки, Бучелишки (общий фронт каждого из этих узлов около 2 км) ; б) подавление артиллерии противника на участках: Лоси, Лоздзеи; западнее Лапинского леса (в направлении Яржево, Олься); Литвинки, Дворочаны, Ананичи и Загач (общее протяжение участков до 16 км) ; в) фланкирование участков Вилейты, Ковальтишки; Можейки, Новый Двор, Дуки, Ширки (протяжение первого участка 3,5, второго — 9 км) ; г) образование «достаточного» числа проходов в проволочных заграждениях к пунктам атаки (это неопределенное задание было уточнено 14 марта указанием, чтобы на фронте Бучелишки — Можейки сделать четыре прохода по 40 м) ; д) подготовку к атаке второй линии обороны противника: Лоздзеи, Ляховичи, Интока, Свилели, Яржево (протяжением 7 км) ; е) непосредственную поддержку атаки 1-й и 2-й неприятельских линий (с выдвижением артиллерии вперед).

В общем эти довольно неопределенные задания не соответствовали силам артиллерии группы Закутовского и не были достаточно увязаны с обстановкой. Например, предусматривался обстрел «узлов», а о разрушении окопов между ними не упоминалось.

Группа Закутовского имела следующий состав: 76-мм легких пушек — 72 (45-я и 76-я артиллерийские бригады, из них 76-я была возвращена 27-му корпусу, как упоминалось, 20 марта), 107-мм пушек обр. 1877 г. — 12, 122-мм полевых гаубиц — 60, 152-мм пушек в 120 пуд. — 12, 152-мм гаубиц — 32 (из них 20 крепостных).

Артиллерия группы Закутовского была распределена, в свою очередь, на 5 малых групп: 1-я генерала Андреева (45-я артиллерийская бригада) — 36 легких 76-мм пушек; 2-я полковника Макшеева (76-я артиллерийская бригада) — 36 легких 76-мм пушек; 3-я генерала Руктешеля — 12 полевых 122-мм гаубиц, 8 тяжелых 152-мм гаубиц, 12 тяжелых 152-мм пушек в 120 пуд.; 4-я полковника Яковлева — 24 полевые 122-мм гаубицы, 12 тяжелых 152-мм гаубиц, 12 тяжелых 107-мм пушек обр. 1877 г.; 5-я полковника Надеина — 24 полевые 122-мм гаубицы и 12 тяжелых 152-мм гаубиц.

Подготовительные работы по выбору огневых позиций артиллерии и ее расстановке были начаты еще до получения указанных задач, причем генералом Плешковым было приказано давать исполнителям только частные задачи, не разъясняя общей обстановки. Впрочем, и сам Плешков при организации его группы, 27 февраля, не получил от командующего 2-й армией указаний о наступлении.

Генерал Закутовский к разработке задач, поставленных его артиллерийской группе, не привлекался. Состоявший для поручений по артиллерийской части при главкозапе известный в то время артиллерист генерал Беляев, прибывший в район группы Закутовского 4 марта, убедился к своему удивлению в полной неосведомленности Закутовского о предстоящих действиях. При таких условиях выбор позиций для артиллерии Закутовского не мог быть сделан в соответствии с теми задачами, которые ей были поставлены.

Мало того, задача, ранее поставленная группе Плешкова, была 12 марта несколько изменена. Так:

1-му армейскому корпусу атаковать на фронте Вилейты, Бучелишки, направляя главный удар на участок лес южнее Вилейты, Бучелишки. Общий фронт атаки — около 3,5 км, фронт главного удара — около 2 км.

1-му Сибирскому корпусу атаковать фронт Бучелишки, Можейки, направляя главный удар на участок Бучелишки, северный выступ Лапинского леса (северо-западнее Можейки) и удерживая фронт Можейки, Дуки. Весь фронт атаки — 3,5 км, фронт главного удара — до 2 км.

27-му армейскому корпусу, с приданным ему 6-м и 14-м тяжелыми артиллерийскими дивизионами, вести бой в направлении Поставы, на Олься, Оцковичи (в 4 км на юго-запад от Олься).

Артиллерийской группе Закутовского развить наиболее мощный огонь преимущественно по неприятельской позиции Вилейты, Можейки (фронт около 6 км), по артиллерийским группам противника и по тылу его позиции.

Известно, какое отрицательное влияние на успех операции имеет изменение задач. В данном случае первоначальной руководящей идеей Плешкова был разгром укрепленных узлов Голатыльцы, Вилейты, в соответствии с чем ставились задачи и размещалась артиллерия. В действительности же атака велась на район Микулишки, Папин на 2 км южнее, причем на соответственное перемещение артиллерии времени уже не было.

Перед началом операции Плешковым был издан ряд инструкций и наставлений, большинство указаний которых являлось «общими местами» с напоминаниями о необходимости «детальной разработки плана предстоящих действий» и даже с учетом «возможных случайностей боя и противодействия неприятеля», о необходимости заблаговременной организации надежной связи между частями артиллерии Закутовского и связи ее с частями артиллерии всех корпусов, о необходимости «непрерывного и целесообразного взаимодействия артиллерии и пехоты», заблаговременной разработки соображений для переезда артиллерии на новые позиции с целью подготовки атаки тыловой позиции противника и пр.

Предписанием 6 марта предлагалось артиллерии стать на позиции и быть готовой к открытию огня: всей тяжелой — к 10 марта, гаубичной — к 11-му, одной легкой артиллерийской бригаде 27-го корпуса к 10-му (заняв позицию к югу от м. Поставы), всей остальной легкой — к 12 марта. Предлагалось начать пристрелку немедленно по постановке батарей на позиции, ведя ее одиночными выстрелами и не одновременно, чтобы «не обнаружить себя противнику»; всем артиллерийским начальникам предлагалось представить по команде, немедленно после личной рекогносцировки, точные схемы расположения батарей с указанием секторов обстрела, связи и с перечнем полученных задач; инаркором предписывалось организовать «такое снабжение боевыми припасами, чтобы ни в коем случае не могло быть задержек в развитии артиллерийского огня» и т. д.

Кроме того, 16 марта Плешковым была дана «Инструкция инспектору артиллерии группы», в которой указывалось:

а) Начать артиллерийскую подготовку 18 марта с 8–9 часов, как только прояснится туман, и сначала демонстративно в течение трех часов обстреливать участок оз. Можейское, д. Новый Двор (участок этот южнее района атаки), «обстреливая одновременно с особым вниманием участок Матишки, Бучелишки, Лапинский лес812, особенно последний, и 2-ю линию обороны».

б) Затем перевести главную массу артиллерийского огня на участок главного удара Матишки, Бучелишки, Лапинский лес (фронт около 8 км), произведя перенос огня сразу после обстрела участка оз. Можейское, Новый Двор, не прекращая совершенно огня по последнему (фронт около 6 км).

в) Обстрел участка главного удара вести напряженно и непрерывно, прикрывая движение пехоты до ее приближения к неприятельским окопам; когда же будет опасность поражения своих, огонь перенести на фланги, на соседние и те тыловые участки, откуда можно ожидать подхода резервов и контратак.

г) Обстрел неприятельской артиллерии производить по мере действительной надобности, чтобы принудить ее к молчанию.

д) В первую очередь обстреливать те участки позиций противника, которые «грозят особым сопротивлением», и т. д.

Дальнейшие указания «Инструкции» являются избитыми общими местами о необходимости взаимодействия и связи, о наблюдении, о передвижении артиллерии вперед для подготовки атаки тыловых позиций противника, об артиллерийском обстреле ночью только тех произведенных разрушений, которые противник будет пытаться исправлять, о бесцельности чрезмерного расхода боеприпасов и пр.

Генерал Закутовский поставил своей артиллерии задачи следующим образом (см. схему 17).

1-я группа Андреева — 45-я артиллерийская бригада на позиции в районе Волохи, Поставы, растянутой почти на 5 км. Задача: обстреливать фронтальным, фланговым и косоприцельным огнем участок от Можейки до Загач и в глубину до Лапинского леса.

Наименьшая дальность для 1-го дивизиона 45-й артиллерийской бригады до окопов у д. Новый Двор — около 4 км, до Можейки — 7 км, до Загач — 6 км ; для 2-го дивизиона до Можейки — 4 км, до Загач — около 9 км, до Лапинского леса — от 5 до 7 км. На таких дальностях подготовка атаки для 76-мм пушек невозможна, т. е. задача, поставленная 1-й группе, была для нее невыполнимой, и участие этой группы в общем ударе свелось к нулю.

Сталь же невыполнимыми в общем были и другие многочисленные задачи, поставленные группе Андреева, как то: обстрел выходов из окопов на том же широком фронте, обстрел ходов сообщения, тыловых дорог, резервов, оборона позиций от авиации, даже «образование дымовых завес» и притом на участке, который атаковать не предполагали.

2-я группа Макшеева — 76-я артиллерийская бригада на позиции в районе Поставы, Ромельки, т. е. тоже на довольно растянутом фронте около 4 км. Задача: подавление огня неприятельской артиллерии на участке Литвинки, Загач, Дворочаны, Соловьи, Ананичи; фронтальный и косоприцельный огонь по окопам на участке Новый Двор, Загач; обстрел тыловых подступов подхода резервов; образование на участке дымовых завес; оборона от воздушных налетов.

Подавление огня артиллерии в указанном участке было непосильным, так как дальность до нее была около 7–8 км ; к тому же борьба с ней не имела значения, так как по дальности она не могла противодействовать атаке на главном направлении. До окопов Нового Двора и Загача была также значительная дальность от 4 до 6 км, а до «тыловых подступов», очевидно, было еще дальше.

Группа Макшеева, находясь в 10–11 км от района главного удара, не могла принять сколько-нибудь деятельного участия в поддержке атаки.

Включать в группу Закутовского 45-ю и 76-ю артиллерийские бригады, удаленные от района атаки, не следовало; к тому же батареи этих бригад были удалены на 2–9 км и от самого Закутовского, находившегося все время боя при штабе 2-й Сибирской дивизии в д. Сивцы. Напротив, в целях объединения работы легкой и тяжелой артиллерии следовало включить в группу Закутовского оставленные при своих дивизиях 1-ю и 2-ю Сибирские артиллерийские бригады, действовавшие по району атаки с малых дальностей.

3-я группа Руктешеля (122-мм и 152-мм гаубицы и 152-мм пушки в 120 пуд.) занимала растянутую почти на 8 км позицию от юго-западной опушки леса, что к северу от д. Поставы, до южной опушки леса, что к северо-востоку от д. Кашицы. Задача: обстрел неприятельской артиллерии в районе Загач, Литвинки, Соловьи, Ананичи, Новый Двор, Гары; обстрел фронтальным и косоприцельным огнем участка Можейки, Загач; обстрел тыловых позиций.

Дальности до окопов противника были от 3 до 9 км, а до района его артиллерии 5 и большей частью 6–7,5 км. Фронт окопов Можейкй, Загач, подлежащих обстрелу, около 9 км. Если бы все 32 орудия этой группы обрушились на такой участок окопов, то на каждое орудие пришлось бы приблизительно по 250 м ; чтобы «обстрел фронтальным, фланговым и косым огнем» подобного участка был действительным, надо было израсходовать колоссальное количество снарядов.

Группа Руктешеля не предназначалась для действия на участке главного удара (Бучелишки, Можейкй), да и стрелять туда она могла вследствие большой дальности лишь небольшой частью орудий. Сосредоточение огня батарей этой группы, разбросанных на фронте 8–9 км, по общим целям было крайне затруднительно.

4-я группа Яковлева (122-мм и 152-мм гаубицы и 107-мм пушки) располагалась на позиции в районе Волоцки, Сивцы, т. е. на фронте около 6 км. Задача: а) подавление огня неприятельской артиллерии в районе Интока, Яржево, Гары; б) стрельба по тыловым подступам и резервам; в) обстрел тыловых позиций в районе Яржево, Большая и Малая Олься; г) обстрел участка на фронте Дуки, Новый Двор; д) образование проходов в проволоке у Бучелишки, северный выступ Лапинского леса (два прохода по 40 м в левой половине участка); е) стрельба по змейковым аэростатам.

Основной задачей являлся обстрел участка главного удара Бучелишки, Можейкй, куда следовало бы сосредоточить огонь всей группы Яковлева и большинства остальных батарей артиллерии Закутовского, соответственно расположив их от целей на дальностях действительного огня. Между тем батареи группы Яковлева должны были решать основную задачу с дальности 5–6 км, недопустимо большой как для разрушения окопов, которое почему-то вовсе не было задано, так и в особенности для пробивания проходов в проволоке, не говоря уже о том, что разрушение проволоки не отвечало свойствам тяжелых орудий группы Яковлева и должно было быть возложено на легкие 76-мм пушки. До всех остальных целей, указанных группе Яковлева в задачах «а», «б», «в», «е», дальности были еще больше — от 6 до 7 км, а до змейкового аэростата свыше предельной. При этом задача фланкирования участка Задевье, Новый Двор являлась совершенно бесцельной, даже преступной: фланкировался второстепенный участок, к тому же прикрытый с фронта озером Задевьевским, и в то время, когда пехота гибла на главном участке на проволоке и под огнем из неразрушенных окопов.

5-я группа Надеина (122-мм и 152-мм гаубицы) на позиции около 5 км по фронту лес западнее Волоцки, лес к востоку от д. Курты. Задачи: а) обстрел участка Бучелишки, Можейкй; б) обстрел Лапинского леса; в) образование проходов в проволоке между Бучелишки и Можейкй — два прохода по 40 м в правой половине участка; г) обстрел тыловых позиций в районе Интока, Яржево.

Для обстрела, или, правильнее, для разрушения, участка Бучелишки, Можейки в 2,5 км по фронту недостаточно 36 гаубиц, имевшихся в распоряжении Надеина, если даже отбросить все прочие задачи его группы.

Проходы в проволоке делались с большой дистанции 4–4,5 км из гаубиц, вместо того чтобы назначить гаубицы для разрушения окопов, что. отвечало их свойствам. Обстрел Лапинского леса, имеющего обширную площадь — до двух квадратных километров, являлся задачей, не обещающей серьезного результата. До тыловых позиций, заданных для обстрела, дальность 6–7 км.

Вследствие нецелесообразных распоряжений генерала Закутовского фактически, в окончательном выводе, из всей его артиллерии (188 орудий) для подготовки и поддержки атаки 18 марта на участке главного удара 1-го Сибирского корпуса между д. Бучелишки и перешейком Лапинского леса было привлечено лишь 44 орудия, в том числе: полевых 122-мм гаубиц — шесть батарей, или 46%, обстреливавших окопы с дистанций от 2,5–3,5 до 5–6 км ; тяжелой 152-мм артиллерии для обстрела окопов лишь одна батарея, или 10% всей 152-мм артиллерии (дальность 5–6 км) ; для разрушения проволоки две 122-мм и одна 152-мм батареи, (или 13% и 10% (с дальностей от 4 до 6 км) ; легкая 76-мм артиллерия вовсе не была привлечена.

Всего на фронт главного удара в 1,5 км для разрушения блиндажей и окопов усиленной профили было направлено лишь 28 гаубиц (24 полевые 122-мм и 4 тяжелые 152-мм), т. е. на одну гаубицу приходился фронт в 60 м. Столь широкий фронт сильных укреплений не мог быть достаточно разрушен за время подготовки 18 марта. Если же принять во внимание, что разрушение окопов и проволоки велось с дистанций в среднем около 5 км, то сомнительный результат подобной артиллерийской подготовки можно было предвидеть заранее. Участок главного удара не мог обстреливаться интенсивно и в период атаки, тем более что легкая 76-мм артиллерия в силу особенностей ее расположения и полученного задания не могла участвовать в главном ударе.

Аэрофотосъемки атакуемого участка ко времени начала артиллерийской подготовки не было. Фотографирование было выполнено лишь 20 и 26 марта, когда существенной пользы принести оно уже не могло; кроме того, фотоснимки так и не попали к артиллеристам. За неимением аэрофотоснимков была более или менее известна только первая линия неприятельских окопов, прочие «предполагались» и не могли быть обстреляны, как и оставшиеся неизвестными ходы сообщения и пути движения резервов противника; не могли быть выяснены и назначены к разрушению и фланкирующие его участки.

По данным о противнике, добытым рекогносцировками по 16 марта, была составлена схема расположения артиллерии группы Плешкова и позиции противника с нумерацией целей. Составлен был список целей, подлежащих обстрелу артиллерийской группой Закутовского. Всего 119 целей, а именно (см. схему 17):

№ целей Название целей
119 Дашки
120 Окопы на высоте южнее оз. Спорское
121 Дворочаны
122 Окопы с пулеметами к с. в. Соловьи у оз. Спорское
123 Соловьи
124 Вороновщина
125 Окопы ю.-в. Загач
126 Загач
127 Загач
128 Окопы ю.-з. Загач
129 г. дв. Загач, Литвинка
130 Окоп ю.-в. Загач
131 Роща вост. оз. Загач
132 Роща вост. оз. Загач
133 Окопы зап. оз. Загач
134 Опушка леса ю.-в. Дуки
135 Проволока перед (вост.) Дуки
136 Дуки
137 Окопы с.-в. Дуки
138 Окопы вост. Дуки
139 Кладбище с.-з. Дуки
140 Роща вост. Дашки
141 Взвод артиллерии ю.-з. Задевье
142 Взвод артиллерии зап. Задевье
143 Окоп у озера между Задевье и Дуки
144 Пулемет ю. костела в Залевье
145 Отд. дом с наблюдателем у озера южн. Задевье
146 Окопы в Задевье
147 Батарея с.-в. Литвинка
148 Окопы вдоль дороги с. Литвинка
149 Опушка рощи с.-з. Гары
150 Батарея против костела
151 Батарея у кладбища Задевье
152 Батарея ю.-з. Новый Двор
153 Кусты с.-з. Новый Двор
154 Малая Олься
155 Можейки
156 Пересечение дороги из Родзе в Гары с жел. дорогой
157 Костел в Задевье
158 Выступ леса между Вилейты и Микули
159 Пулеметный окоп между оз. Можейское и оз. Ксендзовское
160 Гаубичная батарея с.-в. Дашки
161 Задевье
162 Ю.-в. окраина Новый Двор
163 Ю.-з. окраина Новый Двор
164 Сев. окраина Новый Двор
165 Гаубичная батарея ю.-з. Гары
166 Гары
167 Большая Олься
168 Окоп южн. железной дороги и оз. Ковалевское
169 Окоп южн. железной дороги за оз. Ковалевское
170 Окоп между оз. Ксендзовское и оз. Ковалевское
171 Ходы сообщения за оз. Ковалевское
172 Окоп за оз. Ксендзовское
173 Наблюдательный пункт в лесу зап. оз. Ксендзовское
174 Редкая роща у железной дороги
175 Окоп между оз. Можейское и оз. Ксендзовское
176 Левый край редкой рощи ю.-з. оз. Можейское
177 Легкая батарея ю.-в. Ловкишки
178 Окоп зап. оз. Можейское
179 Проволочные заграждения зап. оз. Можейское
180 Окоп зап. левого края Можейки
181 Ловкишки
182 Окоп зап. середины Можейки
183 Окоп с.-в. правого края Можейки
184 Легкая батарея ю.-з. Можейки
185 Окоп на поляне у куста
186 Окоп «под лесом» южн. Лапинь
187 Легкая батарея за лесом южн. Целинь
188 Окоп вост. хут. Лапинь
189 Окоп южн. Лесн. Мудяр
190 Окоп с.-в. Бучелишки
191 Окоп зап. Лесн. Муляр
192 Бучелишки
193 Резервный окоп вост. Интока
194 Резервный окоп за зап. окраиной Бучелишки
195 Окоп между Бучелишки и Лесн. Муляр
196 Окоп с.-в. Бучелишки
197 Окоп между Бучелишки и Микулишки
198 Окопу кладбища с.-в. Еилейты
199 Заставы на южн. окраине Вилейты
200 Окоп ю.-з. Вилейты
201 Отд.. домик вост. М. Олься
202 Родзе
203 Дальний окоп между оз. Можейское и оз. Ксендзовское
204 Передовой окоп между оз. Можейское и оз. Ксендзовское
205 Окоп у леса за южн. краем Можейки
206 Окоп за серединой оз. Можейское
207 Окоп за правым краем оз. Можейское
208 Окоп левее Можейки
209 Ловкишки
210 Окоп правее Можейки
211 Окоп у леса
212 Окоп левее Бучелишки
213 Окоп правее Бучелишки
214 Окоп правее Вилейты
215 Окоп левее Голатыльцы
216 Голатыльцы
217 Выступ большого леса между Матишки и Голатыльцы
218 Взвод артиллерии на опушке леса у Матишки
219 Окоп левее Матишки
220 Окоп впереди Матишки
221 Матишки
222 Ближний окоп впереди Матишки
223 Окоп правее Матишки
224 Окоп между Матишки и Антоны
225 Окоп левее Антоны
226 Антоны
227 Окоп между Антоны и Аймуны
228 Аймуны
229 Окоп между Аймуны и Медзинь
230 Медзинь
231 Дв. Малюпе
232 Окоп Интоки, Свельми
233 Окоп Свельми, Уржево
234 Окоп у м. Годутишки
235 Батарея у Задевье
236 Окоп у Б. Олься
237 Окоп у М. Олься

Пристрелка батарей в группе Закутовского была начата за три дня до начала операции, причем было пристреляно не 119, а 237 целей, распределенных по фронту до 25 км и как в передовой, так и в последующих линиях позиции противника и в районах его артиллерии. Такая пристрелка давала ясные указания противнику на район предстоящего удара. Обширность пристрелянного района и множество пристрелянных целей в значительной степени исключала возможность точного указания целей и затрудняли управление огнем.

Вся артиллерия группы Закутовского действовала на фронте 1-го Сибирского корпуса. Оставленная в распоряжении корпуса артиллерия располагалась на позициях: 1-я Сибирская артиллерийская бригада в районе Курты, Волоцки (1-й дивизион приблизительно в 4 км от первой линии неприятельских окопов, 2-й дивизион несколько впереди, юго-западнее 1-го и ближе к противнику, около 3 км от первой линии его окопов); 2-я Сибирская артиллерийская бригада к юго-востоку от 1-й в районе Русаки, Курты на восточном берегу р. Мяделка (оба дивизиона почти в одну линию в 2–3 км от окопов противника, расположенных на западном берегу оз. Можейское).

1-й Сибирский корпус занял район, который прежде занимал 1-й армейский корпус. Для выяснения расположения противника и его артиллерии 1-й армейский корпус сделал немного; поэтому 1-му Сибирскому корпусу пришлось почти всю разведку делать снова, но за недостатком времени и так как туман не допускал пользоваться аэропланами, тыл противника и его артиллерия остались неизвестными.

1-й армейский корпус, выполнявший столь же серьезную задачу, как и 1-й Сибирский, был предоставлен самому себе со своей легкой артиллерией — 54 полевых 76-мм пушки и одним мортирным дивизионом — 12 полевых 122-мм гаубиц. С этими бедными артиллерийскими средствами группе генерала Масальского предлагалось разрушать окопы и рвать проволоку на всем фронте атаки Вилейты, Бучелишки протяжением около 3,5 км, т. е. на каждую гаубицу приходился фронт атакуемого и подлежащего разрушению участка около 300 м. Такая задача для 122-мм гаубицы невыполнима. Что же касается пробивания проходов в проволоке из легких 76-мм пушек, то при обстреле окопов, расположенных по опушке леса, деревья, опутанные проволокой, падали и загромождали сделанные проходы.

Б 1-м армейском корпусе расстановка артиллерии на позиции встретила большие затруднения вследствие лесисто-болотистой местности в обширном районе между реками Камайка и Мяделка к северу от линии Бучелишки, Курты (см. схему 17). Батареи пришлось ставить на случайных лесных полянках, устраивая для орудий помосты из бревен; окопов нельзя было возвести ни для артиллерии, ни для пехоты; наблюдательные пункты приходилось выбирать на опушке леса в линии своего сторожевого пехотного охранения и в непосредственной близости к противнику; наблюдательные пункты сильно обстреливались и постоянно перебивались телефонные провода, вследствие чего командовавший артиллерийской группой Масальский вынужден был во время боя с наблюдательного пункта на передней опушке перейти несколько в глубь леса.

Отсутствие воздушной разведки и аэрофотосъемок, неблагоприятно сказалось в 1-м армейском корпусе, как и в других частях группы Плешкова.

Задачи артиллерии в группе Масальского были поставлены общевойсковым командованием, как это бывало обыкновенно в царской армии, в общих, неопределенных выражениях; даже время открытия огня для начала артиллерийской подготовки было назначено первоначально неопределенно — «с рассветом»; вечером, в ночь на 18 марта, пришло приказание открыть огонь в 8 ч. 15 м. утра.

Группа генерала Балуева

(схема 19)

В группе Балуева план операции был разработан заблаговременно, пользуясь данными воздушной фотографии; заблаговременно же были выбраны в соответствии с задачей позиции для артиллерии.

5-й армейский корпус получил задачу: нанести удар противнику на фронте д. Мокрицы, оз. Нароч (фронт около 4 км).

Приданная корпусу артиллерия подразделялась на три отдельные группы, объединение действий которых было поручено инаркору генералу Горбачевичу. Состав группы был следующий:

1-я группа (полковник Тихоцкий): 152-мм гаубиц — 4, 152-мм пушек в 120 пуд. — 4, 122-мм полевых гаубиц — 4, 107-мм пушек обр. 1877 г. — 4, 76-мм полевых пушек — 12.

2-я группа (генерал Скерский): 152-мм гаубиц — 5, 152-мм пушек в 120 пуд. — 4, 122-мм гаубиц — 8, 76-мм полевых пушек — 30.

3-я группа (полковник Велямович): 152-мм гаубиц — 5, 152-мм пушек в 120 пуд. — 8, 122-мм гаубиц — 12, 76-мм полевых пушек — 60.

36-й армейский корпус получил задачу: нанести удар противнику в направлении д. Балтагузы.

Состав артиллерии этого корпуса: 152-мм гаубиц — 13, 152-мм пушек в 120 пуд. — 8, 122-мм гаубиц — 20, 107-мм скорострельных пушек 1910 г. — 4, 107-мм пушек обр. 1877 г. — 8, 76-мм полевых пушек — 60. Артиллерия эта была роздана примерно поровну по дивизиям, тогда как активную задачу имела только 25-я пехотная дивизия, а 68-я дивизия получила задачу пассивную. При 25-й пехотной дивизии состояло: 152-мм гаубиц — 8, 122-мм гаубиц — 12, 107-мм скорострельных пушек — 4 (из них исправных только 2), 107-мм пушек обр. 1877 г. — 8, 76-мм пушек — 36, а при 68-й дивизии: 152-мм гаубиц — 5, 152-мм пушек в 120 пуд. — 8, 122-мм гаубиц — 8 и 76-мм пушек — 24.

Ближайшее руководство артиллерией было возложено соответственно на командиров 25-й и 68-й артиллерийских бригад, действовавших по непосредственным указаниям своих начальников дивизий. 3-й Сибирский корпус назначен был в резерв и должен был наблюдать болото в промежутке между 5-м и 36-м корпусами (между Мокрицы и Балтагузы).

В распоряжении этого корпуса находилась артиллерийская группа (4-я) полковника Зверева из 4 скорострельных 107-мм пушек и 12 полевых 76-мм пушек, поставленная на позиции, весьма удаленной от противника. Легкая 8-я Сибирская артиллерийская бригада была оставлена в резерве.

Для стрельбы по самолетам использованы были 38 полевых 76-мм пушек.

Для объединения действий артиллерии всей группы Балуева был назначен инспарт 36-го корпуса генерал Романовский, но назначение это было номинальным, так как артиллерия 5-го и 36-го корпусов, действовавшая в районах, разделенных болотом шириной 3–4 км, почти не могла оказывать взаимной поддержки. Кроме того, Романовский, одновременно назначенный для наблюдения за питанием снарядами, не мог, за недостатком времени, руководить артиллерией даже своего 36-го корпуса.

В группе Балуева задачи артиллерии давались, как и в группе Плешкова, в общих чертах, а если и ставились определенные требования, то не всегда отвечающие свойствам артиллерии и обеспечивающие успех в бою. Так, например, 122-мм и 152-мм гаубицам артиллерии 5-го корпуса приказано было сделать 18 марта в проволочных заграждениях противника четыре сплошных широких прохода по 100 м, вместо того чтобы поручить это легким 76-мм батареям, а на гаубичные батареи возложить разрушение окопов. Задача потребовала громадного расхода гаубичных боеприпасов, но не могла быть выполнена в полной мере. Сделанные же проходы в проволоке сыграли при атаке предательскую роль искусственных дефиле, в которых русская пехота несла огромные потери от неприятельского огня.

При артиллерийской подготовке 18 марта по окопам стреляла главным образом 76-мм полевая артиллерия и большей частью шрапнелью, так как гранат было мало (гранаты были доставлены в обычной пропорции — около 15% комплекта). Стрельба 76-мм шрапнелью не причиняла никакого вреда окопам и только вынуждала защитников временно укрываться. Вследствие ненадлежащего использования гаубиц не были разрушены фланкирующие участки окопов; между тем некоторые пункты атаки были избраны в неудобных, несколько входящих углах, сильно обстреливаемых с флангов.

В 5-м корпусе имела место дружная совместная работа пехотных и артиллерийских начальников, которые заблаговременно сговорились о деталях атаки; по местности были указаны участки для прорывов проволоки и разрушения окопов. Однако в действительности в некоторых случаях атака все-таки не нацеливалась на участки, разрушенные артиллерией, и атакующие части пехоты попадали на уцелевшую проволоку и гибли на ней. Это печальное явление наблюдалось при последующих атаках и в 3-м Сибирском корпусе, в котором, между прочим, артиллерийским разведчикам приходилось указывать пехоте путь к проходам в проволоке.

Остановимся на характерных задачах, полученных артиллерией 36-го корпуса, которые были распределены следующим образом.

На фронте 25-й пехотной дивизии — от м. Спягло до р. Роличи (около 5 км) : а) разрушение окопов на фронте до 800 м  — одна 122-мм батарея из 4 легких гаубиц; но она могла разрушить за короткое время, какое было дано на артиллерийскую подготовку, едва ли более 80 м ; для разрушения же 800 м окопов нужно было бы выпустить одной батарее не менее 12000 гранат при непрерывной стрельбе примерно в течение двух суток днем и ночью без перерывов; в действительности эта батарея стреляла по окопам лишь несколько часов; б) такая же задача разрушения окопов до 800 м была дана другой 122-мм батарее; в) одной батарее 122-мм гаубиц и двум батареям 152-мм тяжелых гаубиц задано было образование проходов в проволочных заграждениях, что совершенно неправильно и должно возлагаться на легкие 76-мм пушечные батареи; г) вместо того легкая 76-мм артиллерия привлекается к стрельбе по окопам; несомненно, что промерзшим окопам и их защитникам легкие батареи вреда не нанесли; д) борьба с артиллерией возлагается на 107-мм пушки, что правильно, но на них же частью возложено было фланкирование окопов, что мало отвечает свойствам этих пушек, так как разрушать фланкирующие постройки они не могут.

На участке 68-й пехотной дивизии — от Роличи до Спяглица (около 8 км) : а) легкие 122-мм и тяжелые 152-мм гаубичные батареи — борьба с артиллерией противника, тогда как борьба с артиллерией противника не является основной задачей гаубиц и при атаке укрепленной позиции они должны разрушать окопы и прочные укрытия в окопах; б) легкие 76-мм батареи — пассивная задача обстрела неприятельских окопов; вместо такой «пассивной» задачи и притом непосильной для 76-мм пушек следовало использовать легкую 76-мм артиллерию, продвинув ее поближе для пробивания проходов в проволочных заграждениях и для борьбы с артиллерией противника.

Наконец, всей артиллерии 36-го корпуса приказано было подготовить данные для стрельбы по своим окопам на случай занятия их противником. Подобное приказание деморализующе действовало на войска и вселяло в них не веру в свои силы, а, напротив, уверенность в превосходстве противника, не наступательный порыв, а мысль об отступлении.

Приказ о задачах артиллерии 36-го корпуса говорит сам за себя и заранее предугадывает безуспешность артиллерийской подготовки и тот печальный исход атаки, какой имел место в действительности.

Большинство батарей группы Балуева стояло на позициях в районе между озерами Нароч и Вишневское еще с осени 1915 г.; знали местность, окопы противника и имели пристрелочные данные. Вновь прибывшие батареи пристреливались по мере прибытия. Тяжелая артиллерия прибывала с большим опозданием; 10-я тяжелая артиллерийская бригада прибыла частью вечером 16-го, частью вечером 17 марта, накануне начала артиллерийской подготовки. Личный состав тяжелой артиллерии не успел ознакомиться с местностью и окопами; телефонная связь была закончена только утром 18-го, в день боя; одна из 152-мм батарей пристреливалась на рассвете 18-го, когда подготовка удара уже началась, а другая 152-мм батарея осталась даже непристрелянной и стреляла 18-го наугад «по тылам».

Несмотря на предварительную пристрелку большинства батарей, все же в 5-м корпусе только артиллерия 1-й и 2-й групп имела пристрелочные данные и могла действовать по общему участку, атакуемому 7-й пехотной дивизией, а для общего содействия 10-й пехотной дивизии (влево) достаточных данных пристрелки не имелось; 3-я артиллерийская группа могла работать в районе атаки 10-й дивизии и только случайное содействие могла оказывать направо, в район 7-й дивизии; 4-я группа Зверева из 76-мм и 107-мм пушек могла действовать только на участке 3-го Сибирского корпуса, между 5-м и 36-м корпусами, и только на больших дальностях, а содействия ближайшей 10-й дивизии оказывать не могла. Таким образом, расстановка артиллерии группы Балуева далеко не в полной мере обеспечивала получение перекрестного и сосредоточенного огня.

Группа генерала Сирелиуса

(схема 18)

Группа Сирелиуса (34-й армейский и 4-й Сибирский корпуса) имела назначением: а) противодействовать возможному прорыву немцев на фронте д. Дуки813, оз. Нароч (д. Занароч814), между активными группами Плешкова и Балуева; б) атакой и огнем на участке Черняты, Лотва (около 3 км) приковать силы немцев к занимаемой ими позиции.

Артиллерия группы Сирелиуса имела в своем составе: 12 легких батарей — 72 полевые 76-мм пушки, мортирные дивизионы 4-го Сибирского и 34-го корпусов — 24 легкие 122-мм гаубицы и приданные три тяжелые батареи — 12 тяжелых 152-мм гаубиц. Расположение этой артиллерии на позициях показано на схеме 18.

Приказами генерала Сирелиуса задачами для артиллерии ставилось: а) «периодически вести беглый артиллерийский огонь, сосредоточивая его по временам на участках, назначенных для прорыва...», «периодически возобновлять беглый огонь на всем фронте, чтобы тревожить противника, что продолжать и ночью», не давать противнику возможности исправлять повреждения в окопах и заграждениях; б) как и в 36-м корпусе, подготовить данные для стрельбы по своим окопам на случай занятия их противником.

Разрушать проволочные заграждения и делать в них проходы артиллерии не приказывалось.

В частности, главным объектом действий артиллерии в 4-м Сибирском корпусе был обстрел окопов и артиллерии противника, орудия которой приказано было «демонтировать», между тем артиллерия противника вовсе не была обнаружена.

В группе Сирелиуса все знали, что задача поставлена пассивная, а потому и артиллерия этой группы, повидимому, не особенно добивалась достичь результатов. В группе вообще не делалось даже попыток централизации управления артиллерией.


809 Источники: ЦГВИА, дела 369 (л. 10, 186, 187, 303–510), 332, 442, 443, 385–516, 385–517. ЦГВИА, личный архив Е. З Барсукова; Записка о действиях артиллерии во время операции на Западном фронте 5–15 марта 1916 г. Составлена Упартом, изд. штаба главковерха. Доклад полковника Гриппенберга «Мартовская не дача». А Зийончковский, Мировая война 1914–1918 гг., ГВИЗ, 1924 г. Е. Барсуков, Русская артиллерия в мировую войну, т. II, Воениздат, 1940 г. Людендорф, Воспоминания. Фалькенхайн, Верховное командование.

810 Сморгонь на схеме 16 не показана. Сморгонь на р. Вилия, в 70–75 км к югу от Поставы.

811 Медзины в 2,5 км к северу от Аймуны (схема 17). Михалишки и Гервяты к юго-западу от Свенцяны в направлении на Вильно до р. Вилия (схема 16).

812 Лапинский лес расположен к югу от Бучелишки и к западу от Можейки; лес имеет два выступа — северный и южный, между которыми перешеек.

813 См. схему 17.

814 См. схему 19.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3154

X