№ 98. 1877 г. августа 13. — Экстренное донесение командира парохода Великий князь Константин главному командиру Черноморского флота и портов о минной атаке турецкого броненосца на Сухумском рейде

г. Ялта.

Получив приказание отправиться к Кавказскому берегу и оказать содействие войскам Шелковникова, я решил ночью напасть на броненосцев, а днем отвлекать их от берегов. В ночь с 6 на 7 августа минные катера искали броненосцев между Гагрой и Сандрипш, но не нашли, а с рассветом отвлекли броненосец от Гагры в море, чем была спасена одна из колонн Шелковникова, которая была бы под огнем в течение трех часов. В ночь с 7 на 8 минные катера искали броненосцев у Гагры при сильной зыби и грозе. Броненосцев не нашли. Начинались лунные ночи, пошел в Новороссийск, решил напасть на броненосцев во время затмения луны. При выборе места нападения, хотя полагал в Сухуме боны, решил напасть на Сухум, так как легче будет поднять броненосцы после войны. Вечером одиннадцатого подошел к Сухуму и спустил минные катера: Синоп лейтенант Писаревский, волонтер мичман Подъяпольский, вольный штурман Беликов, пять нижних чинов; Чесма лейтенант Зацаренный, волонтер вольный штурман Максимович, вольный машинист Нагорский; Минер мичман Нельсон-Гирст, волонтер минный офицер лейтенант Королев, пять нижних чинов; Наварин лейтенант Вишневецкий и пять нижних чинов. Катера отвалили, как всегда, в полном боевом порядке, начальство над всеми катерами поручено было минному офицеру лейтенанту Зацаренному. Предложено было сперва взорвать бон, потом напасть на два броненосца одновременно. Катера подошли к рейду, как только началось затмение, вошли на рейд, освещенный пожаром госпиталя и большими кострами. На рейде нашли только одного броненосца типа Шевкет. Лейтенант Зацаренный послал все катера в атаку к правому борту броненосца. Катера пошли вперед в линии кильватера, ведя за собой крылатые мины. Каждый был уверен, что в резерве лучший катер с бравым офицером, который всегда выручит. Вслед за окликом неприятель открыл ружейный огонь, с берега посыпалась туча пуль и картечи. Первым шел и взорвал мину катер Синоп, вторым Наварин, третьим Минер. Лейтенант Зацаренный на катере Чесма кинулся вслед за катерами, чтобы помочь кому нужно, попал в кучу обломков и громадное волнение от раскачавшегося взрывами броненосца, но браво и благополучно выпутался. Через пять минут после начала атаки все катера были уже далеко от броненосца. По сборе не было катера Минер, лейтенант Зацаренный на своем быстром катере искал его, и когда все собрались, то направились к пароходу. Благодаря бога все целы, но оказалось, что катер Синоп сцепился с гребным катером, стоявшим у борта (броненосца). Произошла рукопашная схватка, турки дрались веслами, пробили лейтенанту Писаревскому голову и отпорным крючком почти стащили в воду, бравая команда спасла своего лейтенанта и меткими выстрелами отбилась от неприятеля. Все три взрыва были очень хороши; из них взрыв катера Синоп поднял столб черной воды, вероятно пришелся в угольные ямы. Взрыв катера Наварин был на глубине 30 фут. и потому сильно раскачал броненосец, взрыв катера Минер, где волонтером был минный офицер лейтенант Королев, был глубокий — хорошо прочувствованный (направленный) взрыв. Я убежден, что броненосец потоплен. Каждый взрыв сопровождался громкими криками «ура» на всех катерах. На броненосце поднялся ужасный крик, но слышна была чья-то отчетливая команда и тревога. Вообще он сопротивлялся слабо, тогда как с берега открыт был сильный огонь. Уже в 4 1/2 часа, когда значительно рассвело, лейтенант Зацаренный, распорядительностью которого я не могу нахвалиться, возвратился на пароход с катерами при громких криках «ура», которым мы от души отвечали. Прикрытием для катеров, которое к утру обязательно выслано генералом Оклобжио, воспользоваться, к счастью, не пришлось. Узнав, что все здоровы, я приказал, как можно скорее поднимать катера. В это время штурманский офицер крикнул, что видел в тумане рангоут с правой (стороны). Жалко было бросать катера. Люди утроили свои силы, и катера взлетели кверху один за другим. Когда три катера были подняты, показался рангоут и корпус с другой стороны. В это время четвертый катер отделился от воды, и машина работала полным ходом. Весь подъем продолжался около семи минут, и только благодаря этой быстрой работе катера были спасены. Потопление купеческих судов у самого Константинопольского пролива и вылазки, подобные тем, которые мы произвели, нападая на Батум, Сулин, Гагры и Сухум, можно делать безнаказанно только при той лихорадочной любви к делу, с которой все до последнего матроса исполняют свой долг на вверенном мне пароходе.

Лейтенант Макаров.

Ф. Штаб гл. командира Черн. фл. и порт. д. 9236, л. 112–120. подлинник.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3624