Первые жертвы
6 июня
   Во вторник, 6 июня, русские вместе с англичанами ходили брать два китайских орудия, поставленных на городском валу, при его пересечении с железной дорогой, идущей в Тонку. 200 английских матросов[56] с «Барфлера», под командою капитана Битти, смело бросились вперед на орудия, направленные на европейские концессии, но не выдержали перекрестного огня и принуждены были отступить. Когда подоспели русские, китайцы сняли оба орудия с вала и на время ушли. Потом на этом месте китайцы поставили большое 6-дюймовое осадное орудие, день и ночь поражавшее европейский город и пугавшее осажденных своими оглушительными выстрелами и протяжным воем гранат. В этом деле пострадали англичане. Храбрый капитан Битти был дважды ранен, но продолжал командовать своими людьми до последней возможности. Лейтенанты Стерлинг, Райти и Пуэль были ранены. Юный мичман Дональдсон умер от ран. С ними было ранено 13 матросов.

   – Сколько у вас осталось ружейных патронов? – спросил полковник Анисимов заведующего оружием поручика Глобычева.

   – 135 патронов на человека. Еще один такой бой, как вчера, и мы останемся без патронов, господин полковник, – ответил Глобычев.

   – Все патроны и снаряды спрятать в подвалах под китайской почтой. Выдавать на руки нижним чинам самое ограниченное количество патронов. Пусть они берегут патроны и отбиваются от неприятеля штыками, – приказал Анисимов.

   Гарнизон Тяньцзиня в тяжелые дни осады состоял из следующих войск:

   Русские: 12-й полк – 1225 человек; артиллерия – 4 орудия, 80 человек; 100 казаков; 58 саперов; моряки – 4 орудия, 44 человека. Итого: 7 рот, 1 сотня, 1 взвод сапер, 8 орудий – 1500 человек. Одна рота (175 человек) была послана на станцию Цзюньлянчэн.

   Англичане: 100 моряков; 2 десантных орудия и 12 человек обслуги; 2 орудия Гочкиса и 10 артиллеристов.

   Немцы: 50 моряков; 1 орудие и 9 артиллеристов; 3 пулемета.

   Французы: 1 орудие и 30 человек.

   Японцы: 30 человек.

   Американцы: 35 человек.

   Итальянцы: 35 человек.

   Итого: гарнизон Тяньцзиня состоял: из 9 1/2 рот, 1 сотни, 1 взвода сапер, 14 орудий, 3 пулеметов – 1800 нижних чинов.

   В русском отряде было взято: по 360 патронов на стрелка, по 270 патронов на сапера и 1200 артиллерийских снарядов.

   С этими силами полковник Анисимов должен был отстаивать европейские концессии Тяньцзиня.

   Сколько было войска у китайцев, очень трудно сказать точно. По словам китайцев, преданных европейцам, в Тяньцзине находилось 7000 регулярных войск, которыми командовал Не Шичэн. Кроме того, было несколько тысяч боксеров, вооруженных ружьями и снабженных несметным количеством патронов, которыми были переполнены магазины Тяньцзиньских арсеналов.

   6 июня китайцы с утра и весь день бомбардировали город и вокзал, но общей атаки, подобно начатой накануне, не решались делать. Видно, неожиданное появление Анисимова с новыми силами в самый разгар боя их ошеломило.

   Тем не менее они упорно обстреливали вокзал и громили стены вокзала гранатами до тех пор, пока не превратили в развалины. Китайцы несколько раз наступали из предместий, расположенных возле вокзала, и из-за соляных бунтов, расположенных по берегу Пэйхо, и напали на 7-ю роту Полторацкого, которая была поставлена охранять железную дорогу возле угольного склада.

   В этой схватке был смертельно ранен в грудь подпоручик Зиолковский. Он упал и умирая успел только сказать подбежавшему к нему Полторацкому:

   – Передайте поклон моей Оле!

   Это был прощальный привет его юной красавице-жене.

   В тот же день был ранен в ногу подпоручик Пуц. Убито 7 нижних чинов, ранено 34.

   Безвременная гибель молодого сердечного товарища и прекрасного офицера Зиолковского глубоко опечалила всех офицеров. Среди офицеров это была первая жертва – первая утрата. Удивительное предзнаменование: когда 12-й полк только что прибыл в Тонку и садился, чтобы ехать в Тяньцзинь в поезд, из толпы китайцев был брошен камень, который попал в плечо погибшего Зиолковского.

   Весь день китайские гранаты разбивают крыши и стены европейских зданий, пылают дома и целые кварталы, зажженные удачно пущенными китайскими гранатами.

   Жители концессий, застигнутые осадою, в смятении и отчаянии большею частью побросали свои дома и укрываются в подвалах английского муниципалитета Gordon-Hall, находящегося на улице Victoria-Road. Здесь же собраны все европейские женщины. Пища для них готовится в соседней гостинице Astor-House.

   Больной русский консул Шуйский с семьею также поместился в подвалах Gordon-Hall.

   Накануне, ночью, храбрый француз, инженер-механик с крейсера «D’Entrecasteaux» Монье отправился на катере по реке Пэйхо в Тонку, чтобы сообщить о тяжелом положении европейцев, осажденных в Тяньцзине. Ему удалось ночью благополучно проскочить между китайскими заставами, расположенными по берегам Пэйхо. 6 июня вечером полковник Анисимов вызвал казаков, желающих поехать в опасный путь в Тонку доставить донесение о бедственном положении отряда и европейцев, окруженных китайскими войсками.

   Три казака – Дмитриев, Каргин и Баньщиков вызвались доставить донесение. Проводить их взялся смелый молодой англичанин, лихой наездник Джим Вотс, несколько лет живший в Тяньцзине и часто ездивший верхом в Тонку и обратно. Он прекрасно знал все окрестности Тяньцзиня и служил в одной тяньцзиньской коммерческой конторе.

   В 8 1/2 часов вечера неустрашимые охотники, сопровождаемые пожеланиями и благословениями осажденных, тронулись в путь на свежих лошадках. Проехать было нужно около 40 верст. Каждому казаку было дано по одинаковому донесению. Надеялись, что хоть один из них доберется в живых до Тонку.

   Они пустили лошадей полным ходом, чтобы с рассветом прибыть в Тонку. Ехали по проселочным дорогам и встречали только китайцев-поселян. Полпути прошли благополучно, но ночью в темноте они наткнулись на китайскую заставу. Залегли в овраг, подле самой заставы и притихли. Китайцы услышали шум, но не могли найти их. Джим Вотс знаками показал казакам, что дальше нельзя ехать и лучше возвращаться в Тяньцзинь. Казаки рассердились, схватили Вотса за руки и знаками дали ему понять, что они ни за что не поедут назад и его тоже не пустят, но требуют, чтобы он вел их дальше. При этом они пригрозили своими винтовками. Нечего делать. Англичанину пришлось согласиться. Когда китайцы пошарили и уснули, всадники осторожно выбрались из оврага и помчались дальше. Китайцы встревожились, стали стрелять, но уже было поздно. Казаки с Вотсом пролетели вскачь несколько верст и были далеко. В 7 часов утра они прискакали в Тонку и совершенно обессиленные были сняты русскими матросами с взмыленных лошадей! Все три донесения были доставлены, а казаки впоследствии награждены Георгиевскими крестами.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3324