Глава вторая. Географическая структура внутреннего рынка России в 1750-1850-е гг.
Для получения полного представления о структуре внутреннего рынка необходимо анализ структуры в общероссийском масштабе дополнить если не погубернским, то по крайней мере порайонным анализом. Колоссальность территории страны и обусловленное этим обстоятельством своеобразие природных и экономических условий, в которых проходило развитие рынка в отдельных регионах, наложили глубокий отпечаток на процесс формирования российского рынка. Выяснение этих региональных особенностей внутреннего рынка наполнит конкретно-историческим содержанием процесс его развития и позволит ответить на ряд важных вопросов: на какой стадии в отношении уровня и доминирующей формы торговли находились отдельные регионы России в определенный момент? Проходили ли региональные рынки непременно одни и те же стадии эволюции, и если проходили, то одновременно или разновременно? Преодолевалась ли со временем региональная специфика торговых отношений и как быстро?

Как же изменялась географическая структура российского внутреннего рынка в исследуемый период? Ответ на этот вопрос можно получить, основываясь на данных табл. 3-5. Табл. 3, 4 содержат сведения об изменении периодической торговли по районам (данные обобщают результаты контентного анализа всего комплекса источников о внутреннем рынке второй половины XVIII - первой половины XIX в.), табл. 5 — сведения о стационарной торговле по районам за 1833 и 1856 гг. Кроме общей численности ярмарок, базаров и лавок по районам, в таблицах дана оценка относительного значения каждого района в географической структуре внутреннего рынка, осуществленная посредством подсчета удельного веса ярмарок, базаров и лавок каждого района в общей численности торговых единиц по стране.

Из приведенных данных следует, что развитие региональных рынков имело как общие, так и особенные черты. Общее заключалось в интенсивном росте плотности торговых центров во всех районах России в рассматриваемое время, следовательно, в повсеместном росте товарно-денежных отношений в стране. Повсеместность же указанных процессов свидетельствует о том, что отдельные районы страны находились в экономических отношениях между собой и развивались во взаимной связи.

Особенное же в развитии региональных рынков проявлялось прежде всего в различии темпов их динамики. Даже если брать только районы старого заселения, то прирост числа ярмарок за 1770-1863 гг. варьировал от 92% в Северном районе до 498% в Центрально-земледельческом районе, числа базаров за 1770-1857 гг. — от 61% в Северном районе до 350% в Северном Приуралье, числа торговых заведений за 1838-1858 гг. — от 9% в Северо-Западном районе до 56% в Северном Приуралье1.

К каким результатам для российского рынка привело различие в темпах роста торговой сети в отдельных районах страны? Существенно важным последствием неравномерного развития региональных рынков явилось очень сильное расширение границ внутреннего рынка страны. Если в середине XVIII в. сфера действия рынка ограничивалась преимущественно центральными, северными, северо-западными, северо-восточными и сибирскими губерниями, то к концу XVIII в. внутренний рынок в той или иной мере включал также и украинские, западные, прибалтийские, новороссийские, юго-восточные губернии, а к середине XIX в. торгово-экономические связи отдельных районов настолько окрепли, что в системе внутреннего рынка оказались вся Европейская Россия, Предкавказье и Сибирь.

Таблица 3. Ярмарочная сеть по районам России в 1770-1868 гг.а


Внутренний рынок, развившийся в течение второй половины XVIII - первой половины XIX в., стал связывать в единый народно-хозяйственный организм все регионы страны. Этот факт имел громадное значение для социально-экономического развития России. Складывание единого российского рынка способствовало успешной мобилизации материальных и природных ресурсов страны для повышения ее экономического потенциала, усиливало углубление общественного и, в частности, географического разделения труда, стимулировало развитие товарно-денежных отношений во всех регионах страны.

Таблица 4. Базарная сеть по районам России в 1770, 1800 и 1857 гг.а


Будучи функцией общественного производства, достигшего в 1750-1850-е гг. достаточно высокой степени развития, российский рынок в свою очередь оказывал на него сильное обратное воздействие. Новые возможности сбыта товарной продукции, открывшиеся с возникновением единого широкого внутреннего рынка, способствовали расширению как промышленного, так и сельскохозяйственного производства, повышению производительности труда и его интенсификации. Вследствие более быстрого развития торговой сети на окраинах и во вновь осваиваемых районах должно было произойти определенное выравнивание плотности торговой сети, уровня развития торговли, а значит, и уровня развития товарно-денежных отношений во всех регионах страны. Из-за сильного различия в территории и количестве населения сравнимость районов в отношении торговли может быть достигнута только при условии учета их размеров и населенности посредством подсчета плотности торговой сети по районам.

Таблица 5. Сеть стационарных розничных торговых заведений в России 1838 и 1856 гг.а

Составлена по данным: Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи. СПб., 1840; Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи, Великого княжества Финляндского и царства Польского. СПб., 1842; Статистические таблицы Российской империи за 1856-й год. СПб., 1858, с. 3—203.


Наиболее объективным и вместе с тем наглядным показателем плотности торговой сети в районах может служить отношение доли (удельного веса) ярмарок, базаров и торговых заведений каждого региона в общем их числе по стране к доле населения данного района в общем населении страны. В целом по России это отношение составит 1; в тех районах, где оно будет меньше 1, плотность торговой сети, а значит, уровень развития торговли и товарно-денежных отношений будет ниже среднероссийского уровня, а где более 1, — выше среднероссийского; сама же величина отношения будет указывать на степень развития рыночных отношений в данном регионе. Результаты проделанных расчетов приведены в табл. 6.

Из данных табл. 6 видно, что плотность торговой «сети по районам России в течение второй половины XVIII - первой половины XIX в. выравнивалась. Если в 1760-е гг. различие между минимальной и максимальной плотностью ярмарочной сети достигало 120-кратного размера (в Юго-Восточном районе показатель плотности равнялся 0,05, в Новороссийском — 6), то в начале 1860-х гг.— только 4-кратного размера. Аналогичный процесс наблюдаем в отношении сети базарной и стационарной торговли. В целом по России различие в плотности ярмарочной сети в отдельных районах за столетие сократилось, как показывает коэффициент вариации, приблизительно в 2,4 раза (128 (коэффициент вариации на 1770 г.): 53 (коэффициент вариации на 1863 г.)), базарной сети — в 1,5 раза (52:34), сети стационарной торговли только за 1838-1858 гг. — в 1,3 раза (65:52).

Таким образом, в результате усиления единства всероссийского рынка происходило выравнивание районов в отношении плотности торговой сети, а значит, и в отношении развития рыночных отношений. Механизм подобного нивелирования хорошо виден при сопоставлении средних или среднегодовых темпов роста торговой сети в районах по отдельным периодам с плотностью торговой сети на начальную дату периода. Например, если берем период 1770-1800 гг., то сравнивать нужно средние темпы прироста ярмарок и базаров за 1770-1800 гг. с плотностью ярмарочной и базарной сети в 1770 г. и т. д. Провести сколько-нибудь удовлетворительно подобное сравнение 320 показателей на глаз невозможно. Эта работа более успешно выполняется с помощью корреляционного анализа, который выявил следующую закономерность: чем выше начальный уровень плотности торговой сети, тем меньше темпы ее роста в дальнейшем2.

Таблица 6. Плотность торговой сети по районам России второй половины XVIII - первой половины XIX в.а
<b>Таблица 6</b>. Плотность торговой сети по районам России второй половины XVIII - первой половины XIX в.<sup>а</sup>

Вместе с тем данные табл. 6 показывают, что полного нивелирования регионов в отношении торговли к началу 1860-х гг. все же не произошло. Только плотность базарной сети в большинстве районов унифицировалась (поскольку коэффициент вариации показателя плотности базарной сети по районам на 1857 г. составил всего 34%). Заметим, что различия в плотности базарной сети сравнительно с различиями в плотности сети ярмарочной и, по-видимому, стационарной торговли были невелики уже в 1760-е гг. Можно полагать поэтому, что потребность в местном торговом обмене уже в середине XVIII в. являлась одинаково настоятельной во всех районах, в то время как потребность в межрайонном обмене и стационарной торговле была в них различной. И это, вероятно, не случайно. Ведь потребность в местном торговом обмене, как правило, предшествует потребности в межрайонном обмене, а потребность в периодической торговле — потребности в стационарной торговле.

Таблица 7. Сравнение уровней промышленного развития районов с плотностью сети ярмарочной, базарной и стационарной торговли в конце 1850-х начале 1860-х гг.
<b>Таблица 7.</b> Сравнение уровней промышленного развития районов с плотностью сети ярмарочной, базарной и стационарной торговли в конце 1850-х начале 1860-х гг.

Однако не кроется ли в различии темпов и уровней развития региональных рынков более глубокая причина: различие в темпах и уровнях общего экономического развития районов? Сравним плотность торговой сети с уровнем промышленного развития по районам (табл. 7)3. Для большей наглядности в таблице ранжированы показатели промышленного развития, плотности сети ярмарочной, базарной и стационарной торговли. Сравнение всех показателей свидетельствует о существовании как тенденции следующей закономерности: там, где промышленная специализация выражена сильнее, где более развита городская жизнь, там плотность сети ярмарочной и базарной торговли ниже, а плотность сети стационарной торговли выше4.

Из данных табл. 7 видно, что Северо-Западный и Центрально- промышленный районы с наиболее развитой промышленностью и городской жизнью являются первыми в отношении развития торговли стационарной и находятся в числе последних по степени развития торговли ярмарочной (в полном соответствии с указанной выше тенденцией); но вот Новороссийский и Юго-Восточный районы — преимущественно сельскохозяйственные — стоят первыми в ряду районов по уровню развития как ярмарочной, так и стационарной торговли. Почему? Потому, вероятно, что в Новороссийском и Юго-Восточном районах находились крупнейшие в России первой половины XIX в. порты — Одесса, Херсон, Таганрог, Астрахань и другие, — через которые в 1846-1850 гг. импортировалось около 34% и экспортировалось около 16% товаров от общего объема морского отпуска и привоза5. Для налаживания заграничного сбыта и привоза в больших масштабах требовалась более высокая стационарная форма организации торговли — отсюда и высокий уровень ее развития в приморских губерниях. С другой стороны, эти же районы являлись в рассматриваемое время крупнейшими поставщиками сельскохозяйственной продукции, как на внешний, так и на внутренний рынок. Сельскохозяйственная специализация как раз и обусловила высокий уровень развития в этих районах периодической торговли, которая соответствовала периодическому характеру сельскохозяйственного производства. Одновременное влияние двух факторов — внешняя торговля и земледельческая специализация — привело к половинчатому действию тенденции связи уровня экономического развития с уровнем развития торговли в Новороссийском и Юго-Восточном районах. К сходным результатам приходим при анализе состояния разных форм торговли и в других районах.

Чем можно объяснить выявленные выше особенности развития разных форм торговли на региональных рынках? Относительно большее значение постоянной торговли в районах с промышленной специализацией и относительно меньшее ее развитие в районах преимущественно земледельческих объясняется стационарным характером ремесленно-промышленного производства и периодическим, сезонным, характером сельскохозяйственного производства. Ремесло и промышленность нуждались в постоянном рынке сбыта и, следовательно, в стационарной форме торговли, земледельцы же могли удовлетвориться торговлей периодической. Потребность в постоянной торговле со стороны промышленников ремесленников усиливалась высокой товарностью их предприятий, поскольку почти вся их продукция шла на рынок, а также необходимостью постоянно иметь наличные деньги для поддержания непрерывного характера их производства. Напротив, земледельцы, в особенности крестьяне, по причине полунатурального сезонного характера их хозяйства нуждались и в рынке сбыта, в наличных деньгах периодически, когда приближался день уплаты налогов и повинностей, что случалось 2 раза в год. Совершенно закономерно поэтому, что вследствие преимущественно аграрного характера российской экономики второй половины XVIII — первой половины XIX в. в целом в стране относительно преобладали периодические формы торговли; но в тех районах, де промышленность развивалась особенно успешно, стационарная торговля получила более широкое распространение сравнительно с районами сельскохозяйственной ориентации.

Аграрный характер российской экономики привел еще к одному важному результату: в 1750-1850-е гг. различные формы торговли развивались параллельно, не конкурируя, не подавляя, дополняя друг друга. Во всех районах России наблюдался рост ярмарочной, и базарной, и стационарной торговли с той лишь разницей, что постоянные формы обмена несколько быстрее развивались в районах с промышленной специализацией. Получалось так, что там, где возникала соответствующая потребность, стационарная торговля просто дополняла торговлю периодическую, не вытесняя ее, а мирно сосуществуя с ней6.

Важно отметить, что совершенствование форм торговли, перевод от простых форм к более сложным во всех районах России происходили постепенно, хотя и не равномерно и не одновременно. По мере развития общественного разделения труда, увеличения товарности производства, роста промышленности и городов в районах старого заселения и хозяйственного освоения территории в районах нового заселения росли потребности крестьян и помещиков, ремесленников и промышленников как в расширении торговой сети и объема торговли, так и в совершенствовании форм последней. Поступательное экономическое развитие явилось движущей силой, изменявшей масштабы и формы обмена на региональных рынках.

Зависимость между уровнем экономического развития района и доминирующим в нем видом торговли, се объемом, степенью развития более совершенных форм обмена, постепенный и органический характер развития внутреннего рынка ярко проявились в том, что между уровнем развития в каком-либо районе торговли на разные даты, например в 1770-е и 1800-е гг., в 1800 и 1863 гг., существовала тесная связь. В районах, где в более раннее время торговля была более развита, и в последующем ее уровень оказывался выше. В общем виде данную зависимость можно выявить посредством корреляционного анализа между численностью ярмарок, базаров и торговых заведений на разные даты7.

Данные корреляционного анализа указывают на то, что прошлое района в торговом отношении на 70-90% как бы предопределяет его будущее. Следовательно, развитие торговли в отдельных районах осуществлялось постепенно, в органическом единстве с их экономическим развитием; только пройдя низшую стадию торгового развития, район переходил на более высокую стадию. Вместе с тем результаты проведенного анализа показывают, что «настоящее» района в торговом отношении не предопределялось полностью его прошлым, что оставалась некоторая возможность ускорения или, наоборот, замедления темпов развития торговли в районе, т. е. возможность для «отстающих» районов догнать «передовые», для «передовых» еще более опередить «отстающих».

Как показал анализ степени изменчивости уровней торгового развития районов в течение 1750-1850 гг. (см. табл. 7), из двух возможных вариантов развития региональных рынков реализовался следующий: происходило постепенное нивелирование районов в отношении торговли в ходе выравнивания уровней их экономического развития и развития всероссийского рынка, который все более тесными узами связывал отдельные регионы в единый народнохозяйственный организм.

В плане выяснения степени единства российского рынка представляет интерес анализ динамики региональных рынков по отдельным периодам, который обнаружил, что главные закономерности социально-экономического развития России одновременно и почти в равной степени проявлялись в отдельных регионах. Так, благоприятная экономическая конъюнктура второй половины XVIII в., вызванная быстро возраставшим экспортом, действием закона о свободной хлебной торговле, ростом цен, в особенности на земледельческие продукты, усилением экономической активности помещиков, одинаково благотворно повлияла на развитие торговли во всех районах. Наоборот, в целом вялая экономическая конъюнктура первой половины XIX в., связанная со снижением цен, со стагнацией экспорта, в особенности сельскохозяйственных товаров, и усугубленная кризисом крепостнической системы, привела к повсеместному сокращению темпов роста сети ярмарочной и базарной торговли соответственно в 4,4 и 3,7 раза (см. табл. 3-4). Темпы роста региональных рынков позволяют считать, что своеобразие их развития стушевывалось перед общей тенденцией к увеличению их единства и что центростремительные силы в развитии региональных рынков в исследуемый период превалировали над центробежными.

Таким образом, развитие внутреннего российского рынка во второй половине XVIII — первой половине XIX в. происходило не только по линии увеличения численности торговых пунктов, ярмарок, базаров и лавок, по и в направлении роста стационарности торговли. Вторая линия развития рынка особенно заметно проявилась в увеличении общей и средней численности постоянных торговых заведений, приходящихся на один торговый центр. В наиболее значимых пунктах периодические формы торговли обнаруживали тенденцию к концентрации и перерождению стационарные формы. Этот процесс проходил по-разному: возрастало число ярмарок в пунктах и удлинялся срок их действия, ярмарки перерастали в базары, увеличивалось число базаров, которые постепенно заменялись постоянной торговлей. Так, например, в Костроме во второй половине XVIII в. имелись 2 ярмарки в 9-ю и 10-ю пятницу после пасхи и 2 торговых дня в неделю; к середине XIX в. ярмарки объединились в одну, которая стала продолжаться две недели, и число торговых дней возросло до трех8. В местечке Беликовке Киевской губернии в XVIII в. не было ярмарок, и 1820-е гг. их стало 10, в 1860-е гг. — 26 ярмарок и 2 торговых дня9.

Таблица 8. Количество ярмарок, базаров и постоянных торговых заведений, приходившихся на один торговых пункт по районам России во второй половине XVIII-XIX в.а
<b>Таблица 8</b>. Количество ярмарок, базаров и постоянных торговых заведений, приходившихся на один торговых пункт по районам России во второй половине XVIII-XIX в.<sup>а</sup>

В обобщенном виде усиление концентрации и увеличение стационарности периодической торговли и рост концентрации постоянной торговли можно выразить посредством оценки изменения за исследуемый период среднего числа ярмарок, базаров и постоянных торговых заведений, приходившихся на один торговый пункт (табл. 8). В 14 районах России имело место увеличение среднего числа ярмарок и базаров, приходившихся на один пункт, и только и двух районах (Новороссии и Сибири) вследствие усиленной колонизации наблюдалось их уменьшение. В целом по России в 1770 г. и одном пункте действовали 1,9 ярмарки и 1,3 базара, а в 1857 г. — соответственно 2,4 и 1,4; следовательно, и то, и другие стали собираться чаще. Особенно интенсивно данный процесс проходил начиная с 1820-х гг. При этом частота ярмарок и базаров в отдельных регионах, за исключением Юго-Запада, различалась несущественно и возрастала примерно одинаково, что свидетельствует о приблизительно равном во всех районах увеличении стационарности периодической торговли. Вследствие тесной связи между оборотами периодической торговли и числом базаров и ярмарок можно полагать, что торговые обороты в пунктах с периодической торговлей со временем возрастали; значит, соответственно поднималось и торговое значение этих пунктов.

Сосредоточение стационарной торговли в отдельных немногих центрах проходило еще быстрее. За 1838-1856 гг. общее число лавок в России увеличилось на 37%, а в одном городе — на 21%. Следовательно, рост стационарной торговли на 57% (21:37) обязан старым центрам. Этот процесс в равной мере наблюдался во всех районах. Отсюда следует, что рост стационарной торговли проходил преимущественно интенсивным путем, за счет расширения ее объема в старых торговых центрах, а не за счет ее появления в других пунктах. В периодической торговле процесс был иным. Там во всех районах рост числа ярмарок и базаров происходил в большей степени за счет их возникновения в тех пунктах, где их раньше не было. Это показывает, что периодическая торговля развивалась преимущественно экстенсивным путем, за счет возникновения новых торговых пунктов. Данный вывод вполне соответствует общему характеру развития российской экономики в рассматриваемое время, она в главной своей сфере, в сельском хозяйстве, развивалась экстенсивным путем. Не повышение производительности труда и урожайности являлись главными путями прогресса в земледелии, а расширение посевных площадей и увеличение числа рабочих рук10. Промышленность же в большей мере развивалась интенсивным путем, так как там рост производительности труда обгонял рост числа рабочих11, — отсюда и аналогичный характер развития стационарной торговли, которая имела дело в основном с промышленно-ремесленной продукцией. Однако, вследствие того что общее направление и темпы экономического развитии страны в 1750-1850-е гг. обусловливались все же состоянием сельского хозяйства, развитие внутреннего рынка в его торговом аспекте проходило главным образом экстенсивным путем, за счет увеличения числа ярмарок и базаров в новых пунктах. Российский рынок шел следом за крестьянином и новые районы, на новые земли, привязывая их к складывавшемуся в стране единому народнохозяйственному организму и помогая их освоению.

Таким образом, приведенные в главе материалы о географической структуре внутреннего рынка России 1750-1850-х гг. показывают, что развитие региональных рынков происходило повсеместно, но неравномерно распределялось прежде всего уровнем экономического развития районов и во вторую очередь начальным, т. е. на 1750-е гг., уровнем развития рыночных отношений в соответствующих районах. Несмотря на заметное нивелирование в течение 1750-1850-х гг. районов в отношении уровня развития в них торговли, все же те региональные рынки, которые шли в торговом отношении в середине XVIII в. впереди — Центрально-промышленный, Северо-Западный, Прибалтийский, Центрально-земледельческий, — так и остались в числе самых развитых в отношении торговли л в середине XIX в. Те же регионы, где в 1750-х гг. торговля была развита гораздо меньше — Приуралье, Предкавказье, Сибирь, Юго-Восточный регион, — и к 1860-м гг., несмотря на большой прогресс, оставались по уровню ее развития позади старых, центральных регионов. Это позволяет предполагать, что в своем развитии региональные рынки последовательно проходили определенные стадии: от низкого — к высокому уровню развития торговли периодической, от высокого уровня развития периодической торговли — к торговле стационарной. Ускоренное развитие менее развитых региональных рынков позволяло им быстрее пройти те или иные стадии, но вообще их миновать не удавалось. По-видимому, отдельные экономические районы России соответствовали не только определенным стадиям в общей экономической эволюции страны12, но и стадиям в эволюции торговли и развитии российского внутреннего рынка второй половины XVIII — первой половины XIX в.



1 Среднее различие (вариация) в темпах роста торговой сети в районах оценивается с помощью коэффициента вариации, который принимает любые значения и может выражаться в процентах; при значениях 0-0,35(0-35%) он считается низким, при значениях более 0,35 (35%) — высоким. Среднее различие в темпах прироста по районам числа ярмарок на 1770-1863 гг. составило 90%, базаров за 1770-1857 гг. — 206%, в то время как при более или менее равномерном росте торговой сети в отдельных районах коэффициент вариации не превысил бы 35%.
2 Зависимость между начальным уровнем развития ярмарочной торговли и прогрессом ее в последующим в 62 губерниях на различные даты выражается коэффициентами корреляции от (-) 0,51 до (-) 0,44, та же зависимость для базарной торговли - коэффициентами от (-) 0,50 до (-) 0,32, для стационарной - коэффициентами от (-) 0,52 до (-) 0,32 (все коэффициенты корреляции статистически значимы и существенны, поскольку их стандартная ошибка при 95% вероятности не превышает ±0,115; об определении стандартной ошибки см.: Езекиел М.. 310. - В последующем изложении будут приводиться только статистические значимые коэффициенты корреляции и их стандартные ошибки без комментариев). Знак минус при коэффициентах указывает на обратный характер зависимости темпов роста торговой сети от начального уровня развития торговли, а сравнительно небольшая абсолютная величина коэффициентов свидетельствует о том, что данная закономерность действовала как тенденция, не предопределяя множества случайностей и отклонений в отдельных губерниях и районах. Важно отметить также, что действие указанной закономерности со временем ослабевало вследствие постепенного выравнивания уровней торгового развития отдельных районов, на это указывает уменьшение значений коэффициентов корреляции.
3 Уровень промышленного развития районов определен на основании данных о стоимости продукции обрабатывающей промышленности на душу населения в рублях на 1863 г., помещенных в кн.: Статистический временник Российской империи. Вып. I. СПб., 1866, отд. 2, с. 54-62.
4 Еще четче эту зависимость выявляет коэффициент корреляции. Взаимосвязь между уровнем стационарной торговли и степенью развития промышленной жизни в районах в начале 1860-х гг. выражается существенным коэффициентом корреляции (+) 0,75 (стандартная ошибка коэффициента ±0,06), что указывает на преобладающее (хотя и не всецело определяющее) значение промышленной специализации района для формирования там стационарной формы торговли. Напротив, взаимосвязь между уровнем ярмарочной и базарной торговли и степенью промышленного развития в районах выражается коэффициентом корреляции, равным (-) 0,4 (стандартная ошибка коэффициента ±0,11), что свидетельствует о наличии обратной связи (знак минус при коэффициенте) между этими показателями: там, где промышленное развитие выше, периодические формы торговли развиты относительно меньше.
5 Сборник сведений по истории и статистике внешней торговли России. Т. 2. СПб., 1902, с. XXXVI.
6 Корреляционный анализ обнаруживает эту особенность развития торговли на региональных рынках очень четко. Коэффициент корреляции между численностью ярмарок и базаров по 16 районам в первой половине XIX в. составил 0,91, между числом ярмарок и лавок — 0,59, между числом базаров и лавок — 0,78 (стандартная ошибка коэффициентов равняется соответственно: ±0,03, ±0,08, ±0,09). Параллелизм в развитии разных форм обмена проявился в положительном знаке коэффициентов, тесная взаимосвязь между ними — в высоком абсолютном значении последних; а некоторая неравномерность в развитии стационарной и периодической торговли — в различии значений коэффициентов: корреляция между числом ярмарок и базаров оказалась теснее, чем между числом ярмарок и лавок, с одной стороны, и базаров и лавок — с другой.
7 Между численностью ярмарок по районам в 1770 и 1800, 1800 и 1830, 1830 и 1863, 1770 и 1863 гг. существовала тесная связь, выражаемая коэффициентами корреляции 0,85, 0,94, 0,90, 0,88 (стандартная ошибка коэффициентов не превышает ±0,036). Это означает, что относительно более высокий или более низкий уровень развития ярмарочной торговли в том или ином районе на определенный момент существенно определял более высокий или более низкий уровень развития ярмарочной торговли в данном районе (относительно других регионов) и в последующем. То же наблюдается в отношении базарной и стационарной торговли. Между числом базаров в отдельных районах в 1770 и 1800, 1800 и 1857, 1770 и 1857 гг. наблюдалась тесная зависимость, которую коэффициенты корреляции оценивали как 0,98, 0,86 и 0,82 (стандартная ошибка коэффициентов не превышает ±0,042). Это показывает, что уровень базарной торговли в районе на какой-либо момент во многом обусловливался степенью ос развития в предшествующий период. Связь между числом лапок в 16 районах России в 1825 и 1838, 1838 и 1856 гг. также выражается высокими коэффициентами корреляции — 0,95 и 0,98 (стандартная ошибка коэффициентов не превышает ±0,013), что свидетельствует о тесной зависимости между состоянием стационарной торговли в том или ином районе в разные периоды.
8 Чулков М. Д. Словарь учрежденных в России ярмарок. М., 1788, с. 94; Экономическое состояние городских поселений Европейской России в 1861-62 г. Ч. 1. СПб., 1863, Костромская губ., с. 4.
9 Список существующих в Российской империи ярмарок. СПб., 1834, с. 143; Волости и важнейшие селения Европейской России. Вьш. 3. СПб., 1885, с. 133-134.
10 Рубинштейн Н. Л. Сельское хозяйство России во второй половине XVIII в. М., 1957, с. 329-331, 355-356; Яцунский В. К. Изменения в размещении земледелия в Европейской России с конца XVIII в. до первой мировой войны. — В кн.: Вопросы истории сельского хозяйства, крестьянства и революционного движения в России. М., 1961, с. 135-136.
11 Дроюижев В. З., Ковальченко И. Д., Муравьев А. В. Историческая география СССР. М., 1973, с. 233.
12 Челинцев А. Н. Очерки по сельскохозяйственной экономии. Вып. I. СПб., 1910, с. 6-7.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3095