Примеры действий немецких разведывательных групп

Там, где наши офицеры и бойцы бдительны и всегда готовы к инициативным, находчивым и решительным действиям, немецкая разведка не имеет успеха.

Так, разведывательная группа немцев численностью в 19 солдат (из них 4 сапера) под командой унтер-офицера имела задачу ворваться в наши траншеи, захватить пленного и подорвать несколько землянок и ДЗОТ.

В течение нескольких дней эта разведывательная группа тщательно и непрерывно изучала методом наблюдения пути подхода к нашему переднему краю.

Вооружение группы состояло из автоматов и гранат; кроме того, группа имела ножницы для резки проволоки и 10 противотанковых мин для подрыва наших землянок и ДЗОТ. При подходе к нашему переднему краю группа расчленилась на две фланговые подгруппы, по 6 человек в каждой, с задачей проникнуть в наши траншеи и своими действиями обеспечить действия третьей, центральной подгруппы в составе 6–7 человек (из них 4 сапера для подрыва ДЗОТ и землянок). Центральная подгруппа противника с тыла охранения не имела. Наша разведка, обнаружив разведку противника, пропустила ее, а затем внезапно атаковала с тыла. В результате противник потерял до 10 человек ранеными и убитыми и, бросив оружие и снаряжение, отошел на исходное положение. При этом нашими бойцами были захвачены в плен два солдата и взято 13 автоматов, ножницы, 10 противотанковых мин и документы.

3 января 1943 г., около 9 часов, группа противника в количестве 10 человек пыталась вести разведку нашей обороны. Немецкие разведчики были обнаружены нашим часовым, который доложил об этом командиру, не открывая огня. Последний предупредил о приближении противника соседнюю ОТ. Подпустив группу противника на 70–100 м, наша ОТ открыла по ней сильный огонь. Противник, понеся потери, стал в беспорядке отходить; одновременно в обход отходящему противнику командир взвода выслал группу с задачей захватить пленного. Преследуя противника и ведя с ним бой, группа захватила двух пленных, старших ефрейторов, и без потерь вернулась на исходное положение.

Утром 18 декабря 1942 г. взвод 5-й роты 6-й авиадесантной пехотной немецкой дивизии, только что прибывшей на великолукское направление, получил задачу: установить, занята ли деревня Литвиновка нашими частями. В 9 часов утра взвод выступил из Савина и стал продвигаться на Литвиновку. Впереди взвода, на удалении одного километра, двигался дозор из 7 человек во главе со старшим ефрейтором. Командир взвода, унтер-офицер, двигался со взводом и не выслал в стороны охранения, ограничившись назначением наблюдателей, которые продвигались в общем строю взвода. Дозор имел два 50-мм миномета, 5 автоматов, 2 пистолета и по 2 гранаты на каждого солдата. Связь дозора с ядром осуществлялась связными. Наши разведчики своевременно обнаружили движение противника, устроили засаду и захватили в плен весь состав головного дозора, а ядро ружейно-пулеметным огнем вынудили отойти.

Следующие примеры показывают, что противник, несмотря на требования командования, не всегда хорошо готовится к действию в разведке.

1 февраля 1943 г. в районе южнее Старый Белоостров разведывательная группа противника (в составе 18–20 человек) заняла исходное положение в 150–200 м от нашего проволочного заграждения и выслала к проволоке дозор из 3 человек, по-видимому, для проделывания прохода.

Оставшиеся приняли следующий боевой порядок: центральная группа (8 человек) продвигалась непосредственно за дозором и представляла, по-видимому, группу захвата. Вражеские солдаты двигались, имея интервал в 40–50 м. Справа и слева от центральной группы расположилось на месте по одной группе обеспечения (в 4–5 человек каждая), которые начали окапываться. За дозором был протянут телефонный провод.

При подходе к нашему проволочному заграждению дозор противника наскочил на минное поле, а наше боевое охранение открыло огонь по разведывательной группе противника, которая, бросив четыре катушки кабеля, поспешно отошла в свое расположение.

В районе Стар. Рынок перед ведением разведки противник с вечера разрушил артиллерийским и минометным огнем две наших ДЗОТ; в 6 часов он начал вести разведку в этом районе группой в составе 10 человек, действуя методом блокировки ДЗОТ с тыла двумя обеспечивающими группами (по 3 человека) и одной захватывающей (4 человека). В ДЗОТ, которую противник блокировал, никого не было. При встрече с нашим часовым разведка противника не предприняла никакого действия по захвату «языка» и залегла в траншее у ДЗОТ; только тогда, когда часовой стал забрасывать противника гранатами, немцы, забрав раненых, отошли на исходный рубеж, оставив на месте два фугаса весом по 5 кг каждый.

Если противник перед выступлением в разведку произвел тщательную подготовку и если наши подразделения несут боевую службу недостаточно бдительно, то противнику удается успешно выполнить свою задачу.

Так, например, 17 февраля 1943 г. в районе Залозье противник перед действиями своей разведывательной группы совершенно прекратил ведение огня. В 7 часов утра группа противника (15 человек) скрытно подошла к маскировочному забору на участке нашей обороны. При помощи лестниц противник преодолел забор и, разбившись на три группы, проник в глубь нашей обороны, где блокировал ДЗОТ и землянку.

9 июня 1943 г. в районе Аннина разведывательная группа противника (18 человек) под прикрытием темноты подошла к нашему проволочному заграждению и замаскировалась. В 9 час. 30 мин. утра, когда наши бойцы, за исключением 3–4 наблюдателей в роте, легли отдыхать, разведывательная группа противника, быстро преодолев проволочное заграждение при помощи соломенных матов и плащ-палаток, ворвалась в наши траншеи. Младший командир и два наших бойца при этом были убиты; немцы, захватив их личные документы, через 15 минут без потерь отошли в расположение своих частей.

Когда противник ставит перед своей разведкой активные задачи, то он увеличивает боевой состав подразделения, назначенного в разведку, до роты пехоты.

Первый пример. В ночь на 1 мая 1943 г. рота немцев, частично переодетых в красноармейскую форму, с русским оружием, имела задачу — двумя группами обойти с флангов наш батальон, занимавший оборону на правом берегу р. Северный Донец (сев. Яшиково), и захватить пленных, при благоприятной же обстановке — отбросить батальон на левый берег реки. Одна группа противника в составе 70 человек имела задачу — обойти батальон с севера и нанести удар с тыла, вторая — в 50 человек — должна была обойти батальон со стороны Яшиково и ударить во фланг.

В это время на том же участке действовала и наша разведывательная партия (17 человек) под командой гвардии сержанта Пучкова, которая просочилась через передний край противника и организовала засаду на дороге Славяносербск, Свх. (балка Суходол).

В 500 м северо-восточнее Славяносербска в 1 час 40 мин. головной дозор группы гвардии сержанта Пучкова был окликнут на русском языке: «Стой! Пропуск!» Старший дозора смело направился к окликнувшим, будучи уверен, что это наши саперы, минирующие участок. Второй дозорный, следовавший за первым, был в упор обстрелян. Разведывательная партия, бросившись на выручку к дозору, открыла огонь из автоматов и забросала противника гранатами. Противник потерял убитыми 3 человек, ранеными 10 человек и, оставив один 50-мм миномет с 45 минами, отошел в исходное положение.

В результате смелых действий группы т. Пучкова план немецкой разведки был сорван.

Второй пример. Наш район обороны хорошо просматривался со стороны противника. Непосредственно перед передним краем нашей обороны протекала река, восточный берег которой был занят противником. Ночь на 12 февраля 1943 г. была темная. Разведывательная группа противника была одета в чистые белые халаты, все имущество и оружие ее было окрашено в белый цвет или обвернуто бинтами.

За 15 дней до проведения разведки противник ежедневно вел методический артиллерийский и минометный огонь с целью уничтожения нашего проволочного заграждения. В результате оно было порвано во многих местах, и для преодоления его уже не требовалось больших усилий.

12 февраля 1943 г., около 6 часов, группа противника (30–40 человек) перешла реку и преодолела проволочное заграждение. Наш часовой у пулемета заметил в 15 м сзади себя подползавших 4 немцев; он дал сигнал голосом и бросил в них две гранаты; противник огнем не ответил и продолжал лежать на месте. В это время основные силы РГ противника, разделившись на две части, углубились на 70–100 м в нашу оборону, причем одна группа (4–5 человек) была выделена для прикрытия в случае подхода нашего подкрепления из глубины обороны; эта группа выдвинулась на 150 м от восточного берега р. Нижний Верман и расположилась в 10 м от нашей траншеи. Основные две группы зашли с тыла: первая — к землянке отделения автоматчиков, вторая — к окопу автоматчиков.

Около 6 час. 05 мин. противник подал свистком сигнал, по которому все группы противника с криком «Русс, сдавайся!» начали бросать гранаты и вести по траншее огонь из автоматов.

После 15 минут боя противник сумел занять землянки пулеметного расчета и отделения автоматчиков. Наши окопы и СОТ не были подготовлены к ведению огня в тыл и поэтому попали в невыгодное положение.

После тридцатиминутной перестрелки противник дал сигнал красной и зеленой ракетами, по которому был открыт сильный артиллерийский огонь из двух артиллерийских и трех минометных батарей с целью окаймления действий своей разведывательной группы. Под прикрытием огня артиллерии и минометов противник отошел. Для прикрытия отхода разведывательной группы противник израсходовал до 200 снарядов и мин.

Вывод. Успешное действие группы противника объясняется:

— хорошим изучением объекта нападения;

— правильным распределением сил для блокировки наших землянок, уничтожения живой силы и обеспечения действий РГ;

— скрытностью действий;

— заблаговременным разграждением наших заграждений;

— хорошей маскировкой РГ.

На некоторых участках фронта немцы стремятся незаметно вклиниться в глубину обороны наших подразделений с целью нарушить связь, добыть документы и захватить пленного.

Например, 14 января 1943 г. до 20 немецких автоматчиков скрытно прошли огневые точки на нашем переднем крае обороны в районе северо-восточнее Сорокино и углубились на 2–3 км в нашу сторону, где установили место расположения КП 3-й роты одного из наших полков. Зайдя с тыла и флангов, противник атаковал жилые землянки 3-й роты и забросал их гранатами. В результате боя гарнизон КП роты понес потери.

24 июня 1943 г. в районе Задушное командир взвода лейтенант Иванов отошел на 50 м от землянки без оружия. В это время на него напали немцы в количестве трех человек. Лейтенант Иванов ударом кулака сбил одного немца и поднял крик. Немцы, увидев, что их затея не удалась, скрылись в лесу.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5647

X