Очаровательные мошенницы
Женщины... и преступление. Сии понятия не хотят соседствовать — по крайней мере в головах мужчин. Прекрасные дамы этим пользуются и нередко бывают активными участницами криминальных драм. Хотя вообще представительницы слабого пола совершают преступлений почти в 10 раз меньше, чем представители пола сильного, но есть отрасли криминальной деятельности, неплохо освоенные праправнучками Евы. Один из самых характерных видов женской преступности — мошенничество. Так обстоит дело сейчас, так было и в царском блистательном Санкт-Петербурге. Вот три истории из жизни очаровательных мошенниц.
В мае 1869 года в Петербурге только и говорили, что о суде над генеральшей Генриеттой Хомутовой. Урожденная Собаньская, она принадлежала к знатному польскому роду; ее свойственница, красавица и шпионка Каролина Собаньская-Ржевусская, знаменита тем, что в нее были влюблены Пушкин и Мицкевич. Генриетта вышла замуж за блистательного гвардейца генерала А. Г. Хомутова, командира лейб-гвардии саперного батальона (под началом другого генерала М. Г. Хомутова, его брата, служил Лермонтов). Овдовев, сия великосветская и весьма обеспеченная дама сошлась с неким авантюристом-итальянцем. Хомутовой было за пятьдесят, ее возлюбленному чуть меньше. Хитрый итальянец выдавал себя то за политического изгнанника графа Боргезе, то за гражданина Вероны по фамилии Боргезани, то за... родного брата Хомутовой-Собаньской. Летом 1866 года на гулянье в Павловске Хомутова и Боргезани познакомились с пятидесятилетней помещицей Яниной Коссовой (полькой, как и Собаньская). Коссова влюбилась в неотразимого красавца. Как он утверждал на суде, «преследовала его взглядами, вздохами и встречами»; переехала на дачу, где он жил под видом брата Хомутовой. Сгорая от страсти, Коссова (опять-таки по словам Боргезани) предложила ему денег, чтобы только он ответил на ее чувства... И он не отказался. Более того, у Хомутовой и Боргезани возник план, как отнять у Коссовой все состояние. Ее уговорили отправиться втроем путешествовать за границу, а деньги — около 25 тысяч рублей — под предлогом удобства и надежности хранения отдать Боргезани. Теперь от ненужной спутницы пора было избавиться. Тем более что на пароходе Коссова страдала морской болезнью, и Боргезани, как сказано в обвинительном заключении, «находясь при, ней, получил такое отвращение, что решился немедленно отделаться от нее». Боргезани с Хомутовой инсценировали кражу, артистически разыграв сцену обнаружения пропажи денег. Бедная Янина вернулась в Россию без возлюбленного и без копейки.

Тогда за дело взялся ее сын и наследник Венцеслав. Он организовал погоню за мошеннической парой. Хомутова и Боргезани скрывались от него по всей Европе под разными вымышленными фамилиями, переезжая из города в город. Но Венцеслава в погоне за деньгами не так-то легко было сбить с пути. Впоследствии он утверждал, что, будучи в Берлине, добился аудиенции у самого Бисмарка и тот лично отдал приказ прусской полиции арестовать беглецов. Так это или не так, но беглецы были в конце концов арестованы и выданы российскому правосудию. На скамье подсудимых оказались немолодая светская дама «со следами былой красоты» и экзотический авантюрист, которого репортер «Судебного вестника» описывает как чернобородого атлетически сложенного красавца с прекрасными манерами. На суде выяснилось, что Боргезани еще в период «дружбы» с Коссовой склонял Венцеслава к участию в игорной афере. Он утверждал, что знает секрет, как наверняка выиграть в рулетку, но для этого ему нужны 100 тысяч франков и помощник, потому что Хомутова «женщина беспамятная и бесхарактерная». Тогда Коссов почему-то не стал сообщать об этом в полицию...
В этой мошеннической истории роль главной приманки играл красавец мужчина. А вот следующая целиком основана на действии женских чар. Героиня — вовсе не аристократка, а питерская мещанка Ольга Разамасцева.



В начале 1870-х годов в Петербурге был совершен ряд дерзких краж драгоценностей из домов высокопоставленных особ. Неуловимый похититель почему-то предпочитал обворовывать сановников либерального направления. Из дома военного министра, известного либерального реформатора Д. Н. Милютина, например, были похищены знаки высшей награды Российской империи, ордена св. Андрея Первозванного: золотые крест, звезда и цепь, украшенные бриллиантами, рубинами и изумрудами. Дальше — больше: у родного брата императора, великого князя Константина Николаевича, пропали золотые часы с бриллиантами. Часы были украдены прямо из кабинета его высочества в Мраморном дворце в то время, когда сам великий князь, по его словам и по свидетельству прислуги, «отдыхал и из своего кабинета не выходил».

Лишь много времени спустя полиции удалось выследить вора. Точнее, воровку. Тогдашний прокурор Петербургского окружного суда А. Ф. Кони описывает ее как «бойкую девушку двадцати двух лет, с миловидным лицом, большими живыми черными глазами и постоянной веселой усмешкой». На вопрос самого великого князя, как ей хватило смелости совершить такой поступок, Разамасцева (то была она) ответила: «Смелым Бог владеет. Кабы вы изволили войти до этих самых часов, так я бы сказала, что заблудилась по лестницам и попросила извинения, а если бы после часов, так то же самое сказала бы, да и ушла бы с часами. Может быть, даже лакея меня проводить послали бы...» То же самое «повторила она и в судебном заседании, постоянно посмеиваясь и весело поглядывая в публику», — заключает Кони. Понятно, почему она посмеивалась. Согласно полицейскому протоколу, великии князь находился в кабинете и когда «бойкая девушка» туда вошла, и после того, как она оттуда тихо вышла. Похоже, что это было свидание. Да и первое ли?



Заметим к слову, что добрый Константин Николаевич, генерал-адмирал, морской министр, председатель Государственного Совета, покровитель либералов и отец либеральных реформ, талантливый виолончелист-любитель, неоднократно страдал от наглости воров. Несколькими годами раньше из его стрельнинского дворца кражу денег и ценностей совершил отставной юнкер Ясинский. Другое дело, трагическое и темное, о пропаже бриллиантов с оклада его венчальной иконы, станет сюжетом отдельного нашего рассказа (см. гл. «Его высочество Искандер»), Что касается Ольги Разамасцевой, то суд дал обаятельной воровке полтора года заключения.

Но самыми масштабными «женскими хитростями» криминального характера следует признать деяния Людмилы Гулак-Артемовской, представшей перед судом в 1878 году по обвинению в подлоге векселей от имени покойного купца Пастухова.
Девица из хорошей семьи, выпускница Смольного института, Людмила рано вышла замуж; семейная жизнь не сложилась (как намекали на суде, из-за ее развеселого поведения); дошло до развода с мужем, что в те времена было делом дорогим и скандальным. Вслед за этим Артемовская, «пользуясь своими связями», как выразился ее защитник В. И. Жуковский, выхлопотала концессию на золотой прииск в Сибири; параллельно завела всевозможные светские знакомства в Петербурге, преимущественно с влиятельными сановниками из либерального лагеря и популярными в столице литераторами. Со своими знакомцами она вовсю кокетничала, обольщая их красотой и очаровательной непосредственностью поведения; когда было надо для дела — вступала с некоторыми из них в любовную связь. Вокруг нее собралось общество поклонников, среди которых попадались министры, сенаторы, члены Государственного Совета.

Жила Артемовская широко, зарабатывала неплохие деньги, по ее собственному выражению, «проводя дела». Например, от подрядчика, богатого промышленника, поступает «заказ» — поспособствовать получению выгодного подряда. Артемовская заводит роман с министром и, используя свои чары, добивается нужного решения. За что получает от заказчика крупный куш.
Одним из завсегдатаев ее салона был известный литератор П. Н. Полевой. Он некоторое время сожительствовал с Артемовской; он же и устроил знакомство с купцом Пастуховым. Артемовская быстро оценила ситуацию: слабовольный, скучающий кутила и богач Пастухов был для нее идеальной добычей. Она привлекает его к себе, пренебрегая дикой ревностью Полевого, обольщает, ведет дело к свадьбе, прознав, между прочим, что Пастухов опасно болен (после у него нашли опухоль мозга), а между тем на всякий случай обыгрывает в карты, в «дурачки», — на 170 тысяч рублей! В последние месяцы жизни Пастухов, однако, был ею отвергнут — по-видимому, из-за того, что состояние его оказалось не таким уж большим. Тогда у Артемовской и возникло намерение составить от его имени подложные векселя в надежде на то, что после его смерти подлинность подписи никто проверять не будет. Она не рассчитала степени мстительности Полевого. При его активном участии подлог был обнаружен. О свидетельском выступлении Полевого на суде мемуарист пишет: «Казалось, с уст его каплет дымящаяся пена и прожигает пол».

Дело вышло скандальным. Подсудимую приговорили к лишению прав состояния и ссылке в Иркутскую губернию. Сразу же после судебного процесса несколько сановников — директора департаментов и даже министры — подали в отставку, а некоторые были уволены без прошения.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3893

X