Приложение 10. Мирный и союзный трактат между Российской империею и Ханством Крымским, учиненный 1 ноября 1772 года Ратификация трактата, заключенного В.М. Долгоруковым с Ханом Крымским, Екатериной II 29 января 1773 го да
   1773 года января 29.

   Мирный-и союзный трактат между Российскою Империею и Ханством Крымским.

   Божиею поспешествующею милостию Мы, Екатерина Вторая, Императрица и Самодержица Всероссийская, Московская, Киевская, Владимирская, Новогородская, Царица Казанская, Царица Астраханская, Царица Сибирская, Государыня Пскровская и Великая Княгиня Эстлянская, Лифляндская, Корельская, Тверская, Югорская, Пермская, Вятская, Болгарская и иных Государыня и Великая Княгиня Нова-города Низовския Земли, Черниговская, Рязанская, Ростовская, Ярославская, Белозерская, Удорская, Обдорская, Кондийская, и всея Северныя Страны Повелительница и Государыня Иверския Земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския Земли, Черкасских и Горских Князей и иных Наследная Государыня и Обладательница.

   Да будет всем известно.

   Бывшее Крымскаго полуострова и всех, принадлежащих к оному Татарских народов Порте Оттоманской подвержение, как несвойственное и совсем предосудительное для сих народов, служило всегда к Нашему сожалению; по чему, обратя Мы победоносное Наше оружие на Крым, по случаю происшедшей между Нашею Всероссийскою Империею и Портою войны, не искали мстить Татарам за нарушение мира сею Державою, поелику оная, превозмогши над ними в продолжение времяни властию своею, употребляла их, в произведении своих намерений, против собственной их воли и пользы, но охотно подали им, напротив того, способы постановить себя на степень свободной и ни от кого независимой области, правимой собственным своим верховным начальством, в лице Хана Крымскаго, в которое достоинство, по такой благополучной Татарских народов перемене их жребия, будучи избран добровольным соглашением и по праву породы и наследства, Светлейший и Славнейший Сагиб-Гирей, сын Ахмет-Гирей Солтана, торжественным и признан от Нас образом в качестве независимаго владетеля над свободною Татарскою областью, учиненным к Его Светлости и к сей области отправлением Нашего Полномочнаго, войск Наших Генерала Порутчика, лейб-гвардии Майора и кавалера Щербинина; сверх того распространяя Мы оказанное с Монаршей Нашей стороны татарским народам благодеяние и на все веки будущие, и чтоб всегда могли они пользоваться защищением Нашим и преемников Наших на Российском Императорском Престоле, при обстоятельствах, того требовать имеющих, восхотели Его Светлости, Хану Крымскому, и всему Татарскому обществу, чрез помянутого же Нашего Полномочнаго предложить и о заключении с Нами формальнаго трактата союза и дружбы, определяющаго со всею точностию и самыя средства и действия способствования, Какое от Нашей Империи Крымскому полуострову и Татарским народам на будущее время иметь нужным и полезным остается, для вечнаго охранения доставленной им, трудами и подвигами Нашими, вольности и настоящаго независимаго состояния. Ниже следующий Договор, совершенный и заключенный с Нашей стороны чрез вышеозначенного Генерала Порутчика, Лейб-гвардии Маиора и Кавалера, Евдоким Щербинина, по силе данной ему от Нас полной мочи, а с стороны свободной и независимой области Татарской чрез Светлейшего и Славнейшего Сагиб-Гирея, Хана Крымскаго, купно с уполномоченными от Крымскаго и Нагайскаго обществ, а имянно: от перваго с Ширин-Беем-Джаин-Гиреем, Великим Агою Бегадир-Агою, и Мансурскаго поколения с Шагпаз-Беем и Измаил-Беем-Аргиным, а от Нагайскаго общества от Эдишкульской орды с Карашаг-Мурзою, от Эдисанской с Темир-Шаг-Мурзою, от Буджакской с Катир-Шаг-Мурзою, а от Джамбулуцкой с Эль-Мурзаг-Мурзою, есть справедливое уважение Нашего о татарских народах неутомленнаго попечения, начальством сих народов, по собственному онаго удостоверению, полезным признаваемаго, и таким и явно подтверждаемаго; а в протчем сей договор, составляющий существенно и в самом деле меры нужныя к прочной безопасности Крымскаго полуострова, и к утверждению истинной дружбы между Всероссийскою Империею и областию Татарскою, кои как избраны, так и назначены, согласно по предшествовавшем взаимном и с достоверностию рассмотрении, от слова до слова гласит та ко:

   Во имя Господа Бога, Создателя неба и земли, и всяких благ источника.

   Когда открылась война настоящая, Ее Императорское Величество, Самодержица Всероссийская, воспряв дарованное Ея Величеству от Всевышняго оружие на отражение неприятеля, тем одним удовольствоваться не изволила, но человеколюбивое сей Монархини сердце подвиглось в то ж время употребить способы к избавлению Крымскаго полуострова и всех Татарских народов и от по нос наго порабощения, в какое они коварством и насильством низвержены были. Благодарение Всевышнему на всякое время! Теперь все, Крыму принадлежащие, Татарские народы, полу ча древнюю свою вольность и независимость, составляют уже особливую область под собственным своим правительством, благополучие, которое, при Божием покровительстве, произошло единственно от велико» душнаго Ея Императорскаго Величества пособия. Но чтоб оное в роды и роды вечно осталось безвредно, твердо и прочно, и новая Татарская область время ОТ времени в лутчее установление приходить могла, Ея Императорское Величество, дозволяя ей свое покровительство и ручательство в охранении и защищении всех Татарских, оную составляющих народов, в настоящем их состоянии, кроме собственнаго своего верховнаго правительства, ни от кого независимым, соизволила отправить к Светлейшему Хану Крымскому, Сагиб-Гирею, избранному в сие достоинство по праву породы и наследства, и к протчим Крымским и Татарским начальникам, полномочным своим Генерала Порутчика, гвардии Майора и Кавалера Евдокима Щербинина, для постановления с Его Светлостью Ханом и вообще всей Татарской области с именитыми начальниками, формального трактата, которым бы точнее определено было взаимство дружбы и союза между Всероссийской Империею и Татарскою областию, чему и с своей стороны Светлейший Хан с чинами правительства Крымскаго и Нагайскаго общества уполномоченными, а имянно: ФШирин-Беем Джанн-Гиреем, Великим Агою Бегадир-Агою, Мансуроваго поколения Шагпаз-Беем, Измаил-Беем-Аргиным, Эдишкульской орды Карашаг-Мурзою, Эдисанской Темир-Шаг-Мурзою, Буджацкой Катир-Шаг-Мурзою, Джамбулуцкой Эль-Мурзаг-Мурзою, с должным признанием и благодарностию соответствуя с помянутым Генерал-Порутчиком Щербининым, и о взаимным изъяснениям, согласились и на мере постановили следующия условия:

   1. Союз, дружба и доверенность да пребудут вечер между Всероссийскою Империею и Татарскою областию, без притеснения Вере, законов и вольности.

   2. Сей татарской вольной области верховное и нижнее начальство, то есть, все вообще законы и обряды в самовластном Крымском Хане быть имеют, избрание ж и постановление на предбудущие времена В Ханы зависит от общаго согласия сей области, в которое, как и во все выше сказанное в сем пункте, ни Российская Империя, ни Оттоманская Порта, и протчия посторонний, никто и ни один ни в чем вмешиваться да не имеют, но, по избрании и постановлении Хана, доносимо будет Высочайшему Российскому Двору.

   3. До войны настоящей бывшия под властью Крымскаго Хана все Татарский и Черкеские народы, Томанцы и Некрасовцы, по прежнему имеют быть во власти Хана Крымскаго, Большая же и Малая Кабарды состоят в подданстве Российской Империи.

   4. От Крымской области Российской Империи в помощь себе войск не требовать, равно Крымския и татарския войски противу России никому и ни под каким претекстом вспомоществовать не имеют.

   5. Ея Императорское Величество за себя и за своих Всероссийского Престола преемников обещает Татарскую область сохранять и защищать во всех ея правах и начальных положениях.

   6. Пока настоящая война между Всероссийскою Империею и Портою Оттоманскую продолжается, резоны военные требуют, чтоб укрепленные Крымские места заняты были Российскими императорскими войсками, но при всем том возможное старание употребится, чтоб сие обстоятельство ни в малейшую не было тягость Крымским обывателям.

   7. Как натуральное положение Крыма подвержено и всегда незапным непрязненным нападениям, а Российский силы, по заключении с Портою Оттоманскою мира, возвратясь в свои границы, великим рас-, стоянием отдалены будут от сего полуострова, то, дабы во всегдашнее время с стороны Всероссийской Империи надежные способы предоставлялись, перенимаемое торжественнейшим образом ручательство вольности и независимости Крымской и всех Татар, составляющих ныне свободную область под Собственным своим верховным правительством, действительно исполнить, поданием в нужных случаях немедленной помощи и защищения, в сем уважении содержаны да будут навсегда Российскою Империею крепости Яниколь и Керчь, на берегу пролива из Азовского в

   Черное море лежащие, с гаваньми и с околичною землею, то есть, начав от Чернаго моря по старой Керчинской границе до урочища Бугак, а от Бугака прямою линиею на север в Азовское море, оставляя в границах к Керчи и Яниколю все источники, довольствующие сии крепости пресною водою, чтоб в тех крепостях запасное войско и суда находиться могли для стражи и отвращения всяких противных на Крымский полуостров покушений, но только для коммуникации с живущими на Кубанской стороне народами, иметь Крымцам при Яниколе на собственных своих судах перевоз у особой пристани, равно в Яникольском и Керчинском проливе ловить рыбу Российским и Крымским людям беспрепятственно, исключая те места, кои заняты будут Российскою флотилиею.

   8. Кроме крепостей Яниколя и Керчи, протчия вся Крымския, какого бы названия и имени ни были, крепости с пристаньми, гаваньми, жилищами, со всеми во оных жителями, доходами и соляными озерами, в ведомстве и распоряжении Светлейшего Хана и Крымского правительства быть имеют, в которых, по заключении с Портою мира, Российские войски пребывания иметь не будут, равно и за Перекопом Крымская степь, по границы Российской Империи бывшая до настоящей войны, то есть, начиная от вершин речек Берд и Конских Вод до устья оных, по прежнему во владении Крымских жителей оставаться имеет.

   9. Нагайским и Буджацкой ордам остаться навсегда обитать на Кубанской стороне под властию Его Светлости Хана, состоя, по древним их правам, обрядам и обычаям, на основании сего трактата и первоначальных их с Россиею положений.

   10. Подданные Ея императорского Величества, которые найтись могут в Крыме и у Татарских народов в плену и в неволе, да будут, в следствие союза и дружбы, без всякого выкупа возвращены и впредь возвращаемы, и есть ли кто, по самоизвольному желанию, приимет Магометанский Закон, те, для удостоверения о том, чрез словесное их обьявление разбираны будут Российским Резидентом, равно как и с Высочайшей Ея императорскаго Величества стороны Крымские, Нагайские и Буджацкие пленники также возвращаемы быть имеют.

   11. Все другие в Крыму и в Татарских ордах невольники не подданные Российские, хотя бы они и Христианскаго Закона были, когда прибегут к Российским войсками к местам, оными содержимым, приемлемы быть не имеют, но назад отсылаемы, а могут только, по добровольному соглашению с хозяевами, выкупаемы быть.

   12. Дозволяется взаимная торговля Российским подданным в Крыму, а Крымским в Российским местах, со всею безопасностию и выгодностями, какия другие дружественные народы имеют, но с платежем только по купеческим установлением надлежащей пошлины.

   13. Ея Императорское Величество, в вящщее засвидетельствование своего к Светлейшему Хану Крымскому уважения и доброжелательства и в поспешествование взаимной дружбы, соизволяет содержать при Его Светлости своего Резидующаго Министра, а Его Светлость обещает всегда и при всяких обстоятельствах сохранить в рассуждении его и всех, при нем быть имеющих, народные права, не дозволяя и не допуская никого, чтоб ему и людям его малейшее оскорбление учинено было, в противном же случае все, до него обидным образом касающиеся, жестокому подвержены будут наказанию.

   14. Сей трактат вечной дружбы и союза имеет быть от Ея Императоскаго Величества апрбован и ратификован, и ратификация письменная коль скоро возможно Его Светлости Хану и Крымскаго правительства чинам доставлена будет.

   Во уверения того я, Ея Императоскаго Величества Полномочной, подписав оной моею рукою и утвердя моею печатью, отдал Его Свеьтлости, Хану Крымскому, Сагиб-Гирею, и Полномочным, приняв от них единогласной экземпляр за подписанием и приложением их печатей.

   Учинено в городе Карасу 1772 года, ноября 1 дня.

   Мы выше означенной трактат союза и дружбы, заключенный Нашим Полномочным с Светлейшим и Славнейшим Сагиб-Гиреем, Ханом Крымским, и с свободною Татарскою областию, под его верховым начальством состоящею, сим за благо приемлем, подтверждаем, обещая Нашим Императорским словом за себя и наследников Наших, исполнять точно по силе и содержанию всех условий, в оном положенных. А для вящщего уверения того Мы сию Нашу Императорскую ратификацию собственноручно подписав, печатию Нашей Империи утвердить повелели.

   Дано в Санктпетербурге, Нашей резиденции, лета от Рождества Христова 1773, месяца генваря 29 дня, а государствования Нашего перваго на десять года.

   Подлинная ратификация подписана собственною Ея Императорскаго Величества рукою тако:

   Екатерина.



   Контрасигнировал: Вицеканцлер князь Александр Голицын.

   Утверждена Государственною большою печатью.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4984

X