Начальные шаги машиностроения
Начало технического перевооружения текстильной промышленности вызывало настоятельную потребность в машинном производстве. Но в условиях отсталой феодально-крепостнической системы хозяйства создание отечественного машиностроения наталкивалось на объективные, сложно преодолеваемые трудности, связанные с требованием высоких капиталовложений в новую организацию производства, наличием инженерно-технических кадров и квалифицированной рабочей силы. Поэтому новая отрасль промышленности — машиностроение до середины XIX в. находилась в зачаточном состоянии. Изготовление машин и усовершенствованных орудий в этот период производилось на трех типах предприятий: на казенных заводах и мануфактурах, в механических мастерских при крупных частных мануфактурах и фабриках и специализированных механических заводах. Но на всех этих типах предприятий новые машины изготовлялись ремесленно-мануфактурными методами, что являлось общемировым явлением. «Машинное производство, — указывал К. Маркс, — первоначально возникло на не соответствующей ему материальной основе» 136.

Основным центром зарождающейся машиностроительной промышленности издавна был Петербург. Здесь в пригородном районе были расположены Ижорские Адмиралтейские заводы, оснащенные усовершенствованным оборудованием и квалифицированным контингентом рабочих. На этих заводах строились первые металлообрабатывающие станки, канатные машины и паровые двигатели. Здесь была изготовлена первая в стране самоходная паровая землечерпалка 137.

В первые десятилетия XIX в. паровые машины строились на казенном Петербургском литейном и механическом заводе (в будущем Путиловском). Этот завод был создан в 1801 г. на базе демонтированного оборудования старого Кронштадтского литейного завода в стратегических целях. После оборудования здесь специализированных «машинных» токарной и слесарной мастерских и установки парового двигателя в 50 л. с. в самом конце 10-х годов началось изготовление паровых машин и машинного оборудования для суконных и бумажных предприятий и пр. Здесь же в 1825—1827 гг. была изготовлена значительная часть рабочего оборудования и паровые двигатели для вновь выстроенного в Петербурге казенного Александровского литейно-механического завода. По тому времени этот завод был оборудован самой совершенной техникой. В 1828 г. в состав его оборудования входило 3 паровых машины общей мощностью в 86 л. с., паровая лесопилка и более 50 различных станков и машин. Завод непрерывно расширялся. К 1842 г. здесь уже имелось 6 паровых машин общей мощностью в 126 л. с., 4 лесопильные паровые рамы и 117 различных станков и машин, большинство из них действовало на механической тяге. Некоторые виды технического оборудования имели специальное назначение для изготовления частей и деталей паровых машин. При судостроительном доке имелся «паровой снаряд» для распорки корпусов. Необходимо отметить чрезвычайно низкий удельный вес импортного оборудования, на долю которого приходилось всего 9 станков и паровая машина. На заводе имелась внутризаводская конно-чугунная дорога для перевозки тяжелых форм к сушильным печам 138. Вместе со старым Петербургским литейным заводом новый Александровский завод был передан в распоряжение Горного департамента для «выполнения особых заказов с мест и частных лиц на коммерческих началах», т. е. для обслуживания запросов развивающейся капиталистической промышленности. При этом технические возможности этих заводов сравнительно с другими механическими предприятиями Петербурга и Москвы были несомненно большими. «Многие выполненные заводом заказы, — отмечалось в отчете администрации завода, — не могли быть исполнены частными предпринимателями до постройки Александровского завода, т. к. были огромны по размерам» 139. В 30-е годы основной продукцией Александровского завода были паровые машины для вновь развивающегося пароходства на Балтийском, Черном и Каспийском морях. Только за 1827 — 1837 гг. на заводе было изготовлено 45 паровых двигателей общей мощностью в 1,6 тыс. л. с. для частных пароходов и самоходных землечерпальных машин 140.

Как отмечалось выше, важную роль в техническом перевооружении российской текстильной промышленности в эти годы сыграла механическая мастерская при казенной Александровской мануфактуре в Петербурге. К концу 20-х годов здесь было занято 200 рабочих и действовал паровой двигатель. В мастерской изготовлялись почти все основные виды текстильных машин, которыми были оснащены крупные бумагопрядильные фабрики Петербурга, создаваемые во второй половине 30-х годов 141. Механическое производство этого государственного предприятия имело особое значение в период запрета вывоза машин из Англии. После отмены запрещения в 1842 г. заказы на Александровской мануфактуре резко сократились из-за губительной конкуренции дешевых английских машин.

С 1804 г. началась постройка паровых двигателей на первом частном машиностроительном предприятии заводчика Ф. Берда в Петербурге. К 1820 г. это предприятие имело 3 паровых двигателя общей мощностью в 42 л. с. и 70 металлообрабатывающих станков. Завод выпускал ежегодно до 10 паровых машин преимущественно для пароходов 142.

Промышленная революция в Англии сопровождалась экспортом английских механиков и инженеров, которые открывали в России первые механические мастерские и заводы. Так, в начале 20-х годов в Петербурге был открыт литейно-механический завод английских предпринимателей Броуна и Ильса, а в начале 30-х годов — небольшие заводы Ишервуда и Грейссона, оснащенные паровыми машинами. В конце 30-х годов начал действовать механический завод Ф. Торогута в Петергофе, его предприниматель ранее 15 лет работал главным механиком на императорской Петергофской писчебумажной фабрике. Имя Торогута фигурировало на дебатах в английском парламенте в 1825 г., когда один из его членов — Галловейт назвал его «искуснейшим механиком» в Комитете по рассмотрению вопроса о запрещении вывоза машин из Англии 143. Машинами с завода Торогута была оснащена писчебумажная Ярославская фабрика кн. Гагарина. Несмотря на высокое качество машинной продукции завода Торогута, предприятие оказалось малорентабельным и было ликвидировано. А предприниматель вынужден был перейти на службу на Луганский механический и литейный завод. Этот казенный завод в Екатеринославской губ., основанный еще в конце XVIII в., длительное время являлся убыточным предприятием из-за отсталой социальной структуры, базируемой на подневольном труде. Обстоятельное исследование Е. И. Дружининой свидетельствует, что в 30-е годы на Луганском заводе был проведен ряд мероприятий по его техническому и социальному подъему. Был упразднен архаический институт непременных работников. Заводские мастеровые были объединены в артельную организацию труда на сдельной оплате, что вызвало известную заинтересованность в работе, более бережном отношении к инструментам. В результате заводская продукция стала выпускаться более высокого качества при более низкой ее себестоимости 144. С 1841 г. на Луганском заводе стали изготовляться паровые машины «от 2 до 100 и более сил» по новейшим образцам по цене в 1 тыс. руб. 1 л. с. вместе с паровым котлом в 25 л. с. Завод принимал заказы на разного рода машины: гидравлические прессы, токарные, винторезные станки, оборудование для бумажных фабрик и пр.145 Однако принудительный труд казенных мастеровых даже в условиях усовершенствованной техники давал низкую производительность. По свидетельству одного зарубежного ученого-металлурга, «в Луганском заводе употребляют шесть рабочих на то, что в Силезии делает один» и рабочие «тогда только занимаются делом, когда видят над собой глаз начальства» 146. Это положение было характерным для всех казенных заводов, которые, несмотря на новейшую технику и паровую энергетику, терпели убыток из-за нерентабельности и низкой производительности принудительного труда.

В техническом оснащении текстильных предприятий Московского района, особенно паровыми машинами, большое место принадлежало Сноведскому литейному и механическому заводу, входившему в группу приокских Выксунских железоделательных заводов ген. Шепелева. В 20-х годах этот завод был реконструирован, оснащен паровым двигателем, изготовленным крепостными заводскими механиками Лукиным и Ястребовым, которые готовили и первые кадры механиков-паровщиков. За 1820—1850-е годы на Выксунских заводах было изготовлено 84 паровых двигателя общей мощностью в 3,2 тыс. л. с., из них 19 паровых машин (434 л. с.) было внедрено в заводские работы. По заказам текстильных фабрикантов Центра произведено 25 паровых машин в 800 л. с., для частного пароходства — 31 паровая машина в 1,7 тыс. л. с., остальные — по заказам казны. В частности, паровыми двигателями и водонапорным оборудованием выксунского производства были оснащены Московский (Мытищинский) и Нижегородский водопроводы 147.

Первоначально паровое оборудование Сноведского механического завода было незначительным, к началу 50-х годов здесь имелось 3 маломощных паровых двигателя в 30 л. с. Постройка паровых машин осуществлялась здесь преимущественно мануфактурными формами труда.

В конце 30-х годов XIX в. значительное количество выксунских паровых машин было доставлено в Москву и размещено на текстильных предприятиях города. Так, в 1838 г. паровые машины в 17 л. с. и 24 л. с. были установлены на Трехгорной ситцевой мануфактуре Т. В. Прохорова на Пресне и на соседней с ней ситцевой фабрике бр. Прохоровых 148. Паровые машины совместно с паровыми котлами выксунских заводов были установлены на многих суконных предприятиях Москвы. Это были машины низкого давления с незначительной мощностью от 16 до 20 л. с. со слабой гарантией техники безопасности, что приводило нередко к взрывам котлов. Одним из условий покупки выксунских паровых машин и котлов было обеспечение их механиками из числа крепостных мастеровых с заводов Шепелевых. Так, в архиве сохранился «Список рабочим людям, находящимся при паровых машинах и котлах на фабриках, заводах и красильнях» г. Москвы за 1847 г., где большинство указанных механиков-паровщиков были из числа шепелевских крепостных крестьян-мастеровых. Например, на ситцевой фабрике бр. Прохоровых механиком при паровой машине состоял Никифор Гурьев, который «исправно знает свое дело, учился у Шепелевых» 149.

Однако рабочие машины для текстильных фабрик Центра Сноведский механический завод Шепелевых почти не производил, о чем свидетельствует «Журнал мануфактур и торговли», где сообщалось, что, изготовляя значительное число паровых машин, этот завод произвел «весьма малое число прядильных станков и других сложных машин» 150.

В 1833 г. в Москве был основан механический завод Е. Д. Макгиля. Последний являлся английским механиком, который с 1821 по 1832 г. работал мастером на казенной Александровской мануфактуре. Затем он переехал в Москву и организовал сначала ремонтную, а затем и механическую мастерскую по постройке технического оборудования и запасных частей к машинам на текстильных фабриках Московского района. Это предприятие было расположено на Пресне, в начале 40-х годов было оснащено двумя небольшими паровыми машинами собственного производства. Здесь было занято 80 рабочих, которые большинство машин строили вручную. Из сохранившейся в архиве «Выписки о сделанных машинах разным господам фабрикантам начиная с 1833 г. по декабрь 1842 г. механиком Макгилем» видно, что за этот период было изготовлено около 1 тыс. различных машин для хлопчатобумажных, льняных, суконных предприятий. В числе заказчиков числятся крупные фабрики капиталистов Гучковых, Прохоровых, Лепешкина, Алексеевых, Бабурина, Носовых, Щапова и др. Этот завод оснащал техническим оборудованием и вотчинные текстильные мануфактуры, такие, как кн. Голицына в с. Раменском, Римских-Корсаковых в Калужском у., бар. О. И. Миллера в Звенигородском у., Шепелевых для Выксунских заводов (прядильные машины) и др. Завод имел казенные заказы для оборудования водопроводной системы Кремлевского дворца, Медико-хирургической академии, Университета, Военного госпиталя, Кадетского корпуса и пр. Всего за указанный период было изготовлено машин на 1223,3 тыс. руб. Ассортимент рабочих машин был разнообразный начиная от прядильных мюль- и ватер-машин и кончая самоткацкими станками. Например, по заказу от купца Бабурина из с. Иванова завод изготовил 90 различных подготовительных (трепальных, чесальных, ленточных и пр. машин), прядильных и ткацких станков на сумму в 104750 руб.151

Начало массового импорта английских машин с середины 40-х годов в российскую хлопчатобумажную промышленность вызвало губительную конкуренцию для российских механических предприятий. Предприятие Е. Макгиля захирело и в начале 50-х годов было ликвидировано, а капитал предприниматель перелил в высокоприбыльное бумагопрядильное дело, основав хлопчатобумажную фабрику в Москве.

В 1847 г. по ходатайству Московского отделения Мануфактурного совета в Москве был открыт машиностроительный завод предпринимателей Риглея и Гоппера. В отчете Департамента мануфактур и внутренней торговли за 1847 г. отмечалось, что это новое механическое заведение «будет приготовлять большую часть машин, выписываемых доселе из чужих краев, и вместе с тем починять уже находящиеся на фабриках английские и другие иностранные машины» 152. Это предприятие, получившее денежное пособие от казны, возглавил английский инженер-механик Л. Риглей, который получил привилегию от правительства на беспошлинный ввоз в Россию машинного оборудования из-за границы. Первоначально на заводе было занято 115 рабочих и здесь же «безвозмездно» практиковались воспитанники Технологического института. Однако это предприятие оказалось малорентабельным. После 4-летнего действия завода его предприниматели в 1852 г. подали прошение в Департамент мануфактур и торговли о ликвидации его «по невыгодности и даже убытку» 153. Среди главных трудностей в организации отечественного машиностроения было сохранение в стране крепостного права. Господство принудительных форм труда в горнодобывающей и металлургической промышленности в сильнейшей степени тормозило внедрение машинного производства и развитие машиностроения. За 1830—1850 гг. число машиностроительных предприятий в России возросло с 7 до 25 заводов. Но в целом это были небольшие предприятия с общим числом рабочих в 1475 человек с производительностью в 423,4 тыс. руб. Несмотря на известный рост отечественного производства, в оснащении развивающейся капиталистической промышленности главное место принадлежало импорту машинного оборудования, который к 1850 г. почти в 2,5 раза превосходил отечественное производство.

Таким образом, в 30—40-е годы XIX в. общий рост продукции машиностроительных заводов по сравнению с бурным развитием хлопчатобумажного производства, особенно бумагопрядения, следует признать ничтожным, особенно учитывая возросший спрос на машиностроительную продукцию этой отрасли.

Подготовительный период промышленного переворота протекал в условиях разложения и кризиса феодально-крепостнической системы, что налагало свой отпечаток на этот исторический процесс.




136 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 393.
137 Виргинский В. С., Захаров В. В. Подготовка перехода к машинному производству в дореформенной России// История СССР. 1973. № 2. С. 86.
138 ЦГИА СССР. Ф. 37. Оп. 67. Д. 187. Л. 35-36.
139 Там же. Оп. 13. Д. 254. Л. 45.
140 Моренец Н. И. Петербургские казенные металлообрабатывающие заводы Горного департамента в первой половине XIX в. Л., 1955. С. 74. Рукопись.
141 Яцунский В. К. Формирование крупной промышленности... С. 199—208.
142 Карелин В. С. О русских паровых машинах. СПб., 1853. С. 52.
143 ЖМиТ. 1838. Ч. 1. № 3. С. 498-499.
144 Дружинина Е. И. Южная Украина в период кризиса феодализма, 1825 — 1860 гг. М., 1981. С. 128-130.
145 ЖМиТ. 1841. Ч. 1. № 2. С. 145-146.
146 Дружинина Е. И. Указ. соч. С. 131.
147 ЦГИА г. Москвы. Ф. 2199. Оп. 1. Д. 579. Л. 227, 274; Вестн. пром-сти. 1860. Т. 9. С. 65.
148 ЦГИА г. Москвы. Ф. 199. Оп. 1. Д. 9. Л. 7-8.
149 Там же. Ф. 16. Оп. 15. Д. 25. Л. 25.
150 ЖМиТ. 1837. № 10. С. 16.
151 ЦГИА г. Москвы. Ф. 2354. Оп. 1. Д. 8. Л. 7-14.
152 ЦГИА СССР. Ф. 560. Оп. 38. Д. 545. Л. 22.
153 Там же. Ф. 18. Оп. 2. Д. 1310. Л. 26.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5075

X