Введение
В утверждении капитализма в России важнейшее значение имела промышленная революция, которая вызвала коренной переворот производительных сил. Этот исторический процесс утвердил фабрично-машинную систему капиталистического производства с гигантским обобществлением труда рабочего класса, который стал в ходе классовой борьбы ведущей социальной силой и главным фактором революционно-освободительного движения в стране. Научно-теоретические проблемы промышленной революции были впервые поставлены и разработаны в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса и В, И. Ленина. При исследовании этой важнейшей научной проблемы ими был рассмотрен вопрос о диалектической взаимозависимости всех ее главных сторон — технической, экономической и социальной. Марксистское учение подчеркивает, что революционный переход к крупной машинной индустрии, разрушая феодальные и низшие формы капиталистического производства, основанные на ручном труде, сопровождался широкой экспроприацией мелких производителей, массовой пролетаризацией трудящихся наряду с гигантским накоплением капитала и концентрацией промышленного производства в крупных индустриальных центрах. Этот радикальный переворот в развитии производительных сил начался с внедрением рабочих машин и паровой энергетики сначала в отраслях легкой промышленности, захватив затем все основные сферы материального производства — тяжелую промышленность, транспорт и в последнюю очередь сельское хозяйство. Причем машинизация проходила в различных формах: как путем замещения традиционных ремесленных или мануфактурных производств, так и в ходе создания принципиально новых отраслей капиталистической индустрии. Заключительная фаза промышленной революции — начало регулярного производства «машин машинами», обусловив доминирующий рост производства средств производства, завершала перевод капиталистической экономики на индустриальную основу. В результате промышленной революции была создана адекватная капиталистическому строю материально-техническая база1.

Обеспечив господство капитализма на современной индустриальной основе, промышленная революция сопровождалась радикальными переменами в производственных отношениях, вызвав коренные изменения в социальной жизни капиталистического общества. Становление фабрично-машинной индустрии вело к массовой пролетаризации трудящихся, лишенных всех средств производства, увековечивало существование пролетариата, «увеличило его численно и сделало его особым классом» в капиталистическом обществе. Ф. Энгельс подчеркивал, что «современный рабочий, пролетарий, — продукт великой промышленной революции, которая именно за последние сто лет во всех цивилизованных странах совершила полный переворот во всем способе производства, сначала в промышленности, а затем и в земледелии»2.

Центральное место в марксистском учении занимает вопрос о прогрессивной результативности и исторической перспективности промышленной революции, обусловленной формированием индустриального пролетариата как ядра рабочего класса, непосредственно связанного с передовыми и постоянно развивающимися средствами производства, представляющего собой величайшую производительную силу общества.

По мере развития машинно-фабричного производства прогрессировала жесточайшая эксплуатация женского и детского труда, массовая хроническая безработица, абсолютное и относительное обнищание пролетариата. Указывая на глубоко антагонистический характер технического прогресса при капитализме, Ф. Энгельс писал, что «всякий шаг вперед в производстве означает одновременно шаг назад в положении угнетенного класса, то есть огромного большинства»3.

Важнейшим фактором в противоборстве с варварской капиталистической эксплуатацией является классовая борьба пролетариата, ставшая объективным непреложным условием функционирования капиталистической общественно-экономической системы, основанной на классовом антагонизме. Объективно давление борьбы рабочего класса, его мощь и боевой потенциал вынуждали капитал идти на определенные уступки и уделять больше внимания технической модернизации и вопросам технико-экономической организации производства. Борьба наемных рабочих против гнета капитала способствовала росту их организованности и сплоченности, повышению самосознания как класса, призванного сыграть руководящую роль в революционно-освободительном движении угнетенных народных масс для свержения господства капитализма. Принципиальное значение для понимания сущности промышленной революции имеет кардинальный вывод марксизма, сформулированный Ф. Энгельсом в работе «Принципы коммунизма»: «Пролетариат возник в результате промышленной революции, которая произошла в Англии во второй половине прошлого века и после этого повторилась во всех цивилизованных странах мира. . .» Вследствие возрастающих бедствий пролетариата, роста его недовольства и возмущения своим невыносимым положением, в результате возрастания мощи и организованности рабочих «промышленная революция подготовляет социальную революцию, которую произведет пролетариат»4.

Классики марксизма придавали большое значение промышленной революции в России.

К. Маркс рассматривал первые два десятилетия после падения крепостничества в России как переломную эпоху, когда в стране все более полно и необратимо проявилась тенденция «стать капиталистической нацией по образцу наций Западной Европы»5. Широкий комплекс материалов, используемый Марксом, позволил ему сделать вывод, что Россия, используя опыт капиталистического Запада, сократила «долгий инкубационный период развития машинного производства», способствуя введению машин, пароходов, железных дорог, и «весь механизм обмена (банки, акционерные общества и пр.), выработка которого потребовала на Западе целых веков»6. Быстрое преодоление барьера восприятия современного фабрично-машинного производства экономикой пореформенной России Маркс связывал также и с активной ролью государства, которое «оказало свое содействие ускоренному развитию технических и экономических средств, наиболее способных облегчить и ускорить эксплуатацию земледельца, т. е. наиболее мощной производительной силы России, и обогатить ,,новые столпы общества"»7.

Особенно важным фактором, формирующим развитие промышленной революции в России, Маркс считал крупномасштабное железнодорожное строительство. В письме к Н. Ф. Даниельсону от 10 апреля 1879 г. он сформулировал ряд важнейших теоретических положений о значении железнодорожного транспорта в развитии капитализма, подчеркнув, что в экономически отставших государствах, имея в виду Россию, создание железных дорог явилось мощным толчком к разрушению докапиталистических форм производства, форсировало рост крупной капиталистической промышленности и «ускорило социальное и политическое размежевание»8.

Пристальное внимание Маркс уделял вопросам ломки общественных отношений в связи с бурным развитием крупной капиталистической промышленности. В работе «Заметки о реформе 1861 г. и пореформенном развитии России» он показал картину невиданного разорения российского крестьянства, поставленного царской реформой 1861 г. в тяжелейшие условия существования. Развивавшийся промышленный капитализм в России вел повсеместно к «экспроприации крестьян, т. е. широких народных масс»9. Во втором томе «Капитала» Маркс остановился на русском варианте экспроприации мелких производителей, отмечал факты постепенного уничтожения самостоятельности домашней крестьянской промышленности под губительным влиянием конкуренции фабричной индустрии и превращения ее в придаток к фабрике10.

Новые материалы о развитии промышленной революции в России, полученные Ф. Энгельсом уже после смерти К. Маркса в 1883 г., позволили ему значительно расширить характеристику этого исторического процесса, уточнить хронологические рамки и его особенности. Наибольший интерес представляют его многочисленные суждения и замечания в работах, относящихся к началу 90-х годов. Внимательно следя за социально-экономическим развитием пореформенной России, Ф. Энгельс констатирует магистральную тенденцию капитализма, связанную с утверждением в стране «огромных производительных сил современной промышленности». В ответном письме к Даниельсону от 22 сентября 1892 г. Энгельс обстоятельно объясняет, что представляет собой современная капиталистическая индустрия, победно прокладывающая себе дорогу в России. Он указывает, что «промышленное производство в наше время означает крупную промышленность, пар, электричество, сельфакторы, механические ткацкие станки и, наконец, машины для производства машинного оборудования. С того дня, когда Россия ввела у себя железные дороги, введение этих современных средств производства было предрешено. . . С того момента как военное дело стало одной из отраслей крупной промышленности (броненосные суда, нарезная артиллерия, скорострельные орудия, магазинные винтовки, пули со стальной оболочкой, бездымный порох и т. д.), крупная промышленность, без которой все это не может быть изготовлено, стала политической необходимостью. Все это нельзя производить без высокоразвитой металлообрабатывающей промышленности, а эта промышленность не может существовать без соответствующего развития всех других отраслей промышленности, особенно текстильной»11.

В то же время Энгельс настоятельно подчеркивает, что промышленная революция наряду с коренными технико-экономическими преобразованиями ввергла страну в глубочайший социальный переворот. В статье «Внешняя политика русского царизма», написанной в 1890 г., он дает емкую характеристику этого исторического процесса в России. «Социальная революция, — указывает он, — сделала гигантские успехи; Россия с каждым днем становится все более и более западноевропейской страной; развитие крупной промышленности, железных дорог, превращение всех натуральных повинностей в денежные платежи и разложение вследствие этого старых устоев общества — все это происходит в России с возрастающей быстротой. Но в той же мере все больше обнаруживается и несовместимость царского абсолютизма с новым обществом, находящимся в стадии становления»12.

Энгельс отмечал, что промышленная революция в России, являясь составной частью всемирно-исторического процесса, по своим объективным результатам ничем не отличалась от промышленных революций в странах Западной Европы и США. Он со всей решительностью подчеркивал в письме к Даниельсону в 1892 г., что «я не вижу, чтобы результаты промышленной революции, совершающейся на наших глазах в России, отличались чем-нибудь от того, что происходит или происходило в Англии, Германии, Америке»13. Вместе с тем Ф. Энгельс, указывая на свойственный России «тепличный процесс поощрения промышленной революции путем покровительственных и запретительных пошлин», отмечал, что эта «тепличная атмосфера в области промышленности» «втискивает в какие-нибудь двадцать лет процесс, который при других условиях занял бы шестьдесят лет или более»14.

Вслед за Марксом Энгельс отмечал противоречивость перехода в пореформенной России от первобытной земельной общины к капиталистическому индустриализму15. В письме к В. И. Засулич в 1885 г. он указывал, что Россия та страна, «где представлены все ступени социального развития, начиная от первобытной общины и кончая современной крупной промышленностью и финансовой верхушкой, и где все эти противоречия насильственно сдерживаются деспотизмом, не имеющим себе равного...» 16.

Синтезом основных положений Ф. Энгельса о характере развития промышленного капитализма в пореформенной России, предопределившего неизбежность социально-политической революции, явилось написанное в 1894 г. «Послесловие к работе ,,Об общественных отношениях в России"». Энгельс раскрывает здесь сущность промышленной революции в России, которая протекала во всевозрастающих масштабах на протяжении всей пореформенной эпохи. Он указывал, что благодаря внедрению фабрично-машинного производства и железных дорог «идет во все более ускоряющемся темпе превращение России в капиталистически-промышленную страну, пролетаризация значительной части крестьян и разрушение старой коммунистической общины»17.

В последние годы своей жизни Ф. Энгельс крайне напряженно работал над завершением и изданием последних томов «Капитала» Маркса, поэтому он отклонял многочисленные и настойчивые просьбы своих русских корреспондентов выступить с работой о «судьбах капитализма» в России. В ответ он призывал своих «русских друзей» из «Группы „Освобождение труда"» создать марксистский труд по этой важнейшей проблеме. Этот завет Ф. Энгельса был выполнен вождем российского пролетариата В. И. Лениным, который в новых исторических условиях обогатил теорию научного коммунизма, в том числе и по вопросу развития промышленной революции в России.

В. И. Ленин глубоко обосновал закономерности промышленной революции, подчеркивая ее главный социальный результат — окончательное становление промышленного пролетариата как самостоятельного класса, лишенного всех средств производства и призванного стать могильщиком капитализма. Всесторонний анализ диалектики общественного развития в эпоху промышленной революции России был дан В. И. Лениным в его труде «Что такое ,,друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? (Ответ на статьи „Русского богатства" против марксистов)». Развивая положение марксизма, В. И. Ленин подчеркивает здесь принципиальное различие по отношению к капиталу мануфактурных рабочих и промышленного пролетариата, выступающего в эпоху промышленной революции как социально стабильная, концентрированная общественная группа в системе крупнокапиталистического промышленного производства. «Маркс установил тот закон, — указывал В. И. Ленин, — что только крупная машинная индустрия окончательно экспроприирует рабочего»18. В результате «капитализм создает новую общественную силу, ничем не связанную с старым режимом эксплуатации и поставленную в возможность борьбы против него»19. С победой крупной машинной индустрии завершается окончательное становление капиталистического способа производства, усиливается действие его основных закономерностей — извлечение прибавочной стоимости, рост прибылей и капитала. В этих условиях, указывает В. И. Ленин, «эксплуатация фабрично-заводского пролетариата крупна, обобществлена и концентрирована... Это положение фабрично-заводского рабочего в общей системе капиталистических отношений делает его единственным борцом за освобождение рабочего класса, потому что только высшая стадия развития капитализма, крупная машинная индустрия, создает материальные условия и социальные силы, необходимые для этой борьбы»20.

Принципиальное значение имел вывод В. И. Ленина, что, поскольку борьба промышленного пролетариата направлена против «того самого класса, который не на одних фабриках и заводах, а везде и повсюду гнетет и давит трудящегося», «фабрично-заводской рабочий является не более как передовым представителем всего эксплуатируемого населения»21.

Наиболее полная и всеобъемлющая характеристика промышленной революции в пореформенной России была дана Лениным в его фундаментальном труде «Развитие капитализма в России». «Теория же Маркса, — писал он, — называет крупной машинной (фабричной) индустрией лишь определенную, именно высшую, ступень капитализма в промышленности. Основной и наиболее существенный признак этой стадии состоит в употреблении для производства системы машин. Переход от мануфактуры к фабрике знаменует полный технический переворот, ниспровергающий веками нажитое ручное искусство мастера, а за этим техническим переворотом неизбежно идет самая крутая ломка общественных отношений производства, окончательный раскол между различными группами участвующих в производстве лиц, полный разрыв с традицией, обострение и расширение всех мрачных сторон капитализма, а вместе с тем и массовое обобществление труда капитализмом»22.

В работах В. И. Ленина подчеркивалось важное значение в утверждении капитализма в России создания комплекса отечественных отраслей тяжелой индустрии. Стимулирующим фактором в прогрессе машинного производства являлось крупномасштабное железнодорожное строительство, которое обеспечило объективные потребности российского капитализма в массовом и непрерывном производстве, создавая широкие основы для развития тяжелой промышленности в стране. Особенно важную роль играла гигантская техническая революция в тяжелой промышленности в период 90-х годов XIX в., которая ускорила процесс концентрации производства, вызвав скачкообразный подъем производительных сил капиталистической промышленности страны. На примере бурного роста Южного горнопромышленного района в конце XIX в. В. И. Ленин указывал, «какая техническая революция происходит в настоящее время в России и какой громадной способностью развития производительных сил обладает крупная капиталистическая индустрия»23.

В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что именно победа машинной индустрии в России ознаменовала собой качественный скачок в процессе становления пролетариата в класс, ставшего главной социальной силой общества. Широко развернувшееся в середине 90-х годов рабочее движение, слившись с революционной социал-демократией, приняло организованный и общероссийский характер.

Основные результаты изучения проблемы промышленного переворота советскими учеными были подведены в опубликованных в журнале «Новая и новейшая истории» в 1984 г. материалах дискуссии, в которой приняли участие многие историки и экономисты24. Интерес к этой проблеме проявился давно. Ей посвящены работы С. Г. Струмилина, Н. М. Дружинина, М. Ф. Злотникова, К. А. Пажитнова, В. К. Яцунского, П. И. Лященко, П. А. Хромова, А. С. Нифонтова, П. Г. Рындзюнского, Б. Л. Цыпина25.

В 50 —60-е годы обстоятельно изучались проявления промышленного переворота в дореформенную эпоху и в первые пореформенные десятилетия, особенно на примерах хлопчатобумажной, сахарной промышленности, военного производства, машиностроения и транспорта26.

В 60 —70-х годах проведена плодотворная работа по изучению промышленного переворота на Урале и в Сибири историками этих регионов страны, где в ходе научных дискуссий выявились позитивные тенденции в решении этой сложной проблемы27.

Существенный вклад в советскую историографию промышленного переворота в России внесен историками национальных республик страны, особенно Украины, Белоруссии, Латвии, Литвы, Казахстана, Молдавии, Азербайджана и Грузии, для многих исследований которых характерен комплексный подход к решению проблемы, органическое изучение истории капиталистической промышленности и рабочего класса28.

Несмотря на значительную литературу, объектом оживленных научных дискуссий продолжает оставаться вопрос о хронологических рамках промышленного переворота в России. В историографии 20-х годов существовало мнение о раннем начале промышленного переворота в России. Так, Н. А. Рожков в своем труде «Русская история в сравнительно-историческом освещении» датировал «промышленный переворот в России» началом XIX в.29 М. Н. Покровский считал, что его исходный момент относится к 30-м годам XIX в.30 Но эти утверждения базировались, как правило, на отвлеченных соображениях, а не на анализе конкретного материала. Более детально занимался проблемой промышленной революции ученик М. Н. Покровского В. Г. Зельцер, опубликовавший статьи по этой тематике31. Этот автор хотя и принял датировку начала промышленного переворота с 30-х годов, но тем не менее подчеркивал принципиальную разницу в развитии фабричной индустрии в пореформенную эпоху по сравнению с дореформенным периодом, когда господствовала мануфактура. В книге С. Г. Струмилина «Промышленный переворот в России», изданной в 1944 г., доказывалась мысль о развитии и завершении в основном промышленного переворота в дореформенный период. Он полагал, что «исходным моментом промышленной революции было изобретение и внедрение в производство хлопчатобумажной пряжи целой серии рабочих машин, что завершение ее стало возможным лишь с применением в процессе использования этих машин парового двигателя»32. Именно такое узкое понимание сущности промышленного переворота и привело к утверждению, что промышленная революция в Англии завершилась в конце XVIII в., а в России к кануну 1861 г. Но это мнение не было принято научной общественностью.

В 50-е годы значительное внимание изучению начального этапа промышленного переворота в России уделял известный историк В. К. Яцунский, который поддержал старый тезис об истоках этого исторического процесса в 30-х годах33. В середине 60-х годов тезис о начале промышленного переворота в России в 30-х годах был оспорен рядом историков в ходе всесоюзной дискуссии о переходе России от феодализма к капитализму. Авторы коллективного доклада по этой проблеме справедливо отмечали, что «имеющее место в нашей литературе обособленное рассмотрение технико-экономического развития без достаточного внимания к общественным изменениям в какой-то мере несет в себе черты методологии экономического материализма»34.

В 60—70-е годы вышли труды П. Г. Рындзюнского, считающего возможным приурочить начало промышленного переворота в России лишь к середине 50-х годов XIX в.35 В отношении Украины тезис о более позднем начале промышленного переворота нашел свое подкрепление в фундаментальном исследовании Л. Г. Мельника36.

В литературе не решен вопрос и о времени завершения промышленной революции в пореформенной России. Здесь противопоставляются обычно две даты — рубеж 70—80-х годов и середина 90-х годов XIX в. Основным аргументом сторонников ускоренного завершения промышленного переворота является определение удельного веса фабричного производства продукции шести ведущих отраслей обрабатывающей промышленности (преимущественно легкой и пищевой), где главным критерием служит превышение свыше 50 % общего ее объема. Основным источником этих подсчетов является статистика «Указателя фабрик и заводов Европейской России», составленного П. А. Орловым, за 1879 г.

Одним из первых в историографии поставил вопрос о завершении промышленного переворота в 90-х годах XIX в. уральский исследователь Б. Л. Цыпин, который указал на необходимость учета «наиболее существенного и важного момента в социальной стороне промышленного переворота, чем является процесс окончательного складывания пролетариата как самостоятельного класса буржуазного общества. Завершение этого процесса и нужно рассматривать как окончательную победу промышленной революции»37. 90-е годы XIX в. как время завершения промышленного переворота в России принято в капитальном многотомном исследовании «Техника в ее историческом развитии38, а также в коллективном труде «Рабочий класс России от зарождения до начала XX в.»39

В середине 70-х годов в научной печати прошла интересная и плодотворная дискуссия между акад. Н. М. Дружининым и П. Г. Рындзюнским, где среди прочих обсуждаемых проблем были затронуты и вопросы промышленного переворота в России, его начальные хронологические границы, сущность, особенность. Общая направленность дальнейшего изучения этой проблемы в истории России XIX в. была определена Н. М. Дружининым, указавшим, что «очередная задача состоит в том, чтобы не только расширить фактический материал по этой теме, но и постараться точнее и глубже произвести его обработку. В частности, необходимо смелее применять сравнительно-исторический метод и всесторонний анализ накопленных статистических данных. С этой точки зрения приобретают большое значение обобщающие статьи, подводящие итог монографическим исследованиям»40.

В последние десятилетия особенно усилился интерес к разработке научной проблематики промышленной революции конца XVIII — XIX в. в мировой историко-экономической науке в связи с теоретическими и практическими требованиями современной научно-технической революции. Методологические и конкретно-исторические исследования по различным аспектам промышленной революции в отдельных странах стали объектом возросших дискуссий на международных научных встречах. Важным итогом этого является повсеместное принятие в международной научной литературе термина «промышленная революция». Крупным достижением зарубежной маркисистской литературы по этой проблеме является фундаментальный труд чехословацкого ученого Я. И. Пурша «Промышленная революция. Развитие понятия и концепции»41. В этой работе впервые с помощью математических методов исследования раскрываются историческая асинхронность и особенности развития промышленной революции в XIX в. в мировом масштабе как в технико-экономическом, так и социальном аспекте; убедительно показана взаимосвязь развития отдельных этапов промышленной революции с процессом формирования промышленного пролетариата в рабочий класс и рабочим движением. В развитии Марксистско-ленинской концепции убедительно звучит аргументированный вывод Я. И. Пурша, что «с 90-ми годами XIX в., характеризующими завершение промышленной революции в России, связано начало социал-демократического движения в главных русских промышленных центрах и политическое выступление русского пролетариата и рабочего класса других народов России в буржуазно-демократической революции 1905 — 1907 гг.»42.

Настоящая монография носит обобщающий проблемно-исследовательский характер. Установление хронологических границ промышленной революции в России является одной из ее основных задач, так же как и анализ содержания этого явления, послужившего стартовым моментом индустриализации нашей страны. При этом проблема рассматривается как в технико-экономическом, так и в социальном плане. Анализ этих двух сторон промышленной революции в России сфокусирован на процессах становления машинного производства в двух главных для народного хозяйства страны отраслях промышленности, в первую очередь текстильной и металлической (включая металлургию, машиностроение и металлообработку). Причем особое внимание было уделено выявлению закономерностей роста паровой энерговооруженности и производительности труда, а также проявлениям главного социального результата промышленной революции — формирования рабочего класса.

Настоящая монография основана на изучении широкого круга исторической литературы, относящейся к проблематике развития капитализма в России и международным аспектам промышленной революции. Работа базируется также на использовании статистических материалов, опубликованных и архивных источников.

Понимая широту и многогранность избранной темы, охватывающей длительный исторический период и обширный круг вопросов, автор полагает, что в одной монографии нельзя с исчерпывающей полнотой осветить все ее аспекты. История промышленной революции в России как одна из важнейших и актуальных тем исторической науки должна стать предметом дальнейших и более детальных исследований широкого круга ученых.

Назначение данной монографии автор видит в том, чтобы, обобщив результаты осуществлявшейся ранее разработки истории промышленной революции в России, попытаться решить на основе собственных исследований спорные и слабоизученные ее проблемы.

Автор выражает благодарность коллегам за ценные советы и пожелания в ходе подготовки этой монографии.




1См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 326-329; Т. 23. С. 386-392, 498-512; Т. 47. С. 364-375.
2Там же. Т. 16. С. 67; Т. 21. С. 349.
3Там же. Т. 21. С. 177.
4Там же. Т. 4. С. 322, 328.
5Там же. Т. 19. С. 120.
6Там же. С. 405.
7Там же. С. 409.
8Там же. Т. 34. С. 290-291.
9Там же. Т. 19. С. 411, 430.
10См.: Там же. Т. 24. С. 272.
11Там же. Т. 38. С. 398.
12Там же. Т. 22. С. 47.
13Там же. Т. 38. С. 399.
14Там же. С. 398.
15См.: Там же. Т. 39. С. 129.
16Там же. Т. 36. С. 263.
17Там же. Т. 22. С. 452.
18Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 1. С. 214.
19Там же. С. 252.
20Там же. С. 310-311.
21Там же.
22Там же. Т. 3. С. 455.
23Там же. С. 489.
24См.: Промышленный переворот и его социально-экономические последствия: «Круглый стол» // Новая и новейшая история. 1984. № 2. С. 70.
25См.: Струмилин С. Г. Промышленный переворот в России. М., 1944; Он же. Очерки экономической истории России. М., 1960; Дружинин Н. М. О периодизации истории капиталистических отношений в России //Вопр. истории. 1949. № 11. С. 90—106; 1951. № 1. С. 56—85; Он же. Конфликт между производительными силами и феодальными отношениями накануне реформы 1861 г. //Там же. 1954. № 7. С. 56 — 76; Злотников М. Ф. От мануфактуры к фабрике//Там же. 1946. № 11/12. С. 31—48; Пажитнов К. А. К вопросу о промышленном перевороте в России // Там же. 1952. № 5. С. 68—76; Он же. Очерки истории текстильной промышленности дореволюционной России: Шерстяная промышленность. М., 1955; Он же. Очерки истории текстильной промышленности дореволюционной России: хлопчатобумажная, льно-пеньковая и шелковая промышленность. М., 1958; Яцунский В. К. Промышленный переворот в России: (К проблеме взаимодействия производительных сил и производственных отношений) // Вопр. истории. 1952. № 12. С. 48—70; Он же. К вопросу о проблематике и методике изучения истории промышленного переворота в странах Восточной Европы // Крат, сообщ. Ин-та славяноведения АН СССР. 1958. № 23. С. 3 — 19; Лященко П. И. История народного хозяйства СССР. М., 1956. Т. 1—2; Хромов П. А. Экономическое развитие России. М., 1967; Нифонтов А. С. Задачи изучения «промышленного переворота» в России//Из истории экономической и общественной жизни России. М., 1976. С. 140 — 152; Рындзюнский П. Г. Вопросы истории русской промышленности в XIX в. // История СССР. 1972. № 5. С. 40—58; Он же. Утверждение капитализма в России. М., 1978; Цыпин Б. Л. Некоторые особенности промышленного переворота в России. Свердловск, 1968.
26См.: Филимонова Л. В. К истории промышленного переворота в России: (Формирование кадров рабочих на хлопчатобумажных фабриках села Иванова в 30—50-х годах XIX в.) // История СССР. 1957. № 5. С. 86-111; Она же (Кошман Л. В.). Из истории промышленного переворота в России: На материалах ткацкого и ситценабивного производства Московской и Владимирской губерний // Вестн. МГУ. Сер. 8, История. 1969. № 2. С. 78—90; Она же. Из истории промышленного переворота в России: Применение паровых двигателей в хлопчатобумажной промышленности Московской и Владимирской губерний и зарождение отечественного машиностроения // Там же. № 5. С. 35—44; Тихонов Б. В. Развитие свеклосахарной промышленности второй половины 40-х и 50-х годов XIX в.: К истории начала промышленного переворота //Ист. зап. 1959. Т. 62. С. 126 — 169; Арсень-ева Е. В. К вопросу о завершении перехода мануфактуры в фабрику в хлопчатобумажной промышленности Московской губ. (1860—1870 гг.) // Науч. докл. высш. шк. Ист. науки. 1961. № 1; Исаев Г. С. Роль текстильной промышленности в генезисе и развитии капитализма в России. JI., 1970; Ашурков В. Я. К истории промышленного переворота в России: (Реконструкция гос. оружейных заводов во второй половине XIX в.) //Учен. зап. Тул. пед. ин-та. Ист. науки. 1967; Он же. Русские оружейные заводы в 40—50-х годах XIX в. // Вопросы военной истории России XVIII —первой половины XIX в. М., 1969; Сутырин Б. А. Роль машиностроительных заводов Среднего Урала в создании отечественного речного транспорта, 1861 — 1880 // Вопросы истории Урала. Свердловск, 1965. Вып. 6.
27См.: Кривоногое В. Я. Некоторые вопросы историографии промышленного переворота в горнозаводской промышленности Урала (40—80-е годы XIX в.) // Историческая наука на Урале за 50 лет. Свердловск, 1967; Он же. Внедрение фабричной техники в горнозаводской промышленности Урала в XIX в. // Вопросы народного хозяйства СССР. М., 1962; Цыпин Б. Л. Из истории промышленного переворота на Урале // Вопросы экономической истории и экономической географии. Свердловск, 1964; Черныш М. И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. Пермь, 1959; Козлов А. Г. К вопросу о предпосылках технического переворота в горнозаводской промышленности на Урале // Вопросы истории Урала. Свердловск, 1970. Вып. 10; Промышленный переворот в горнозаводской промышленности Урала XIX в.; ТрефиловаЛ. А. Технический прогресс на посессионных заводах Урала в период промышленного переворота, 30 —90-е годы XIX в. // Исследования по истории Урала. Пермь, 1976. Вып. 4; Горовой Ф. С. Развитие негорнозаводской промышленности, городов и торгово-экономических связей в предреформенной Пермской губ. // Учен. зап. Перм. ун-та. 1964. № 108; Мухин В. В. Внедрение фабричной техники на металлургических предприятиях вотчины Всеволожских в дореформенный период: К истории начального периода технического переворота в черной металлургии Урала // Там же. 1966. № 158; Злобин Ю. П. Частная горнозаводская промышленность Южного Урала в 40— 90-х годах XIX в.: К вопросу о промышленном перевороте. Пермь, 1977; Карпенко 3. Г. Горная и металлургическая промышленность Западной Сибири, 1700—1860 гг. Новосибирск, 1963; БочановаГ. А. Обрабатывающая промышленность Западной Сибири: Конец XIX—начало XX в. Новосибирск, 1978; Комогор-цев И. И. Очерки истории черной металлургии Восточной Сибири. Новосибирск, 1965; Хроленок С. Ф. К вопросу о промышленном перевороте в золотодобывающей промышленности Восточной Сибири (1860 — 1900) // Сибирь периода капитализма. Новосибирск, 1965. Вып. 2; Зиновьев В. II. Горная промышленность Сибири и формирование горнорабочих, 1895 —1917 //Промышленность и рабочие Сибири в период капитализма. Новосибирск, 1980.
28См.: Лось Ф. Е. Формирование рабочего класса на Украине и его революционная борьба. Киев, 1955; Парасунько О. А. Положение и борьба рабочего класса Украины (60—90-е годы XIX в.). Киев, 1963; Мельник Л. Г. Технический переворот на Украине в XIX в. Киев, 1972; Он же. К вопросу о начале промышленного переворота в России: На материалах Украины //Проблемы генезиса капитализма. М., 1979; Гуржий И. О. Развитие товарного производства и торговли на Украине. Киев, 1962; Нестеренко О. О. Развитие промышленности на Украине. Киев, 1959; Деревянкин Т. И. Промышленный переворот на Украине. Киев, 1975; Абез-гауз 3. Е. Развитие промышленности и формирование пролетариата Белоруссии во второй половине XIX в. Минск, 1971; Болбас М. Ф. Развитие промышленности в Белоруссии (1795—1861). Минск, 1966; Он же. Промышленность Белоруссии, 1860 — 1900. Минск, 1975; Гросул Я. С., Будак И. Г. Очерки истории народного хозяйства Бессарабии, 1861—1905 гг. Кишинев, 1972; Жуков В. И. Города Бессарабии, 1861—1900. Кишинев, 1975; Очерки экономической истории Латвии, 1860 — 1900. Рига, 1972; Нетесин Ю. Н. Промышленный капитал Латвии, 1860—1917. Рига, 1980; Меркис В. Ю. Развитие промышленности и формирование пролетариата Литвы в XIX в. Вильнюс, 1969; Лооне Л. А. Из истории промышленного переворота в Эстонии // Вопр. истории. 1952. № 5. С. 77—96; Анте-лава И. Г., Орджоникидзе Г. А., Хоштариа Э. В. К вопросу о генезисе и развитии капитализма в сельском хозяйстве и промышленности Грузии. Тбилиси, 1967; Хоштариа Э. В. Очерки социально-экономической истории Грузии: Промышленность, города, рабочий класс, XIX—начало XX в. Тбилиси, 1974; Сумбат-Заде А. С. Промышленность Азербайджана в XIX в. Баку, 1964; Бекмухаме-тов Е. Б. Цветная металлургия и горное дело дореволюционного Казахстана. Алма-Ата, 1964.
29Рожков Н. А. Русская история в сравнительно-историческом освещении. М., 1920. Т. 2. С. 22.
30Покровский М. Н. Русская история в самом сжатом очерке. М.; Пг., 1923. С. 174.
31Зельцер В. Г. Ленин и проблема промышленной революции в России // История пролетариата СССР. 1933. Т. 4 (16); Он же. Промышленная революция в России // Борьба классов. 1934. № 9. С. 80-88.
32Струмилин С. Г. Очерки экономической истории России. С. 392.
33Яцунский В. К. Социально-экономическая история России XVIII—XIX вв. М., 1973. С. 130.
34Переход от феодализма к капитализму в России: Материалы Всесоюз. дискус. М., 1969. С. 76-77.
35Рындзюнский П. Г. Утверждение капитализма в России. С. 24—27.
36Мельник Л. Г. Технический переворот на Украине. С. 10—27.
37Цыпин Б. Л. Указ. соч. С. 49-50.
38Техника в ее историческом развитии. М., 1979. Т. 1. С. 161.
39Рабочий класс России от зарождения до начала XX в. М., 1983. С. 169 — 170, 431.
40Дружинин Н. М. К вопросу о генезисе капитализма в России // Изв. Сев.-Кавк. науч. центра высш. шк. Обществ, науки. 1974. № 1. С. 3.
41Purs J. Pruimyslova revoluce: Vyvoj pojmu a koncepce. Praha, 1973.
42Там же. С. 693.

Вперёд>>  

Просмотров: 8845

X