Первые послевоенные планы


Демонстрационный фотопланшет с изображением тяжелого крейсера проекта 82 «Сталинград»


Еще до окончания Великой Отечественной войны, в январе 1945 года по приказу наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова из ведущих специалистов Военно-морской академии была образована комиссия, подготовившая на основе анализа опыта войны материалы по типажу и основным тактико-техническим элементам перспективных кораблей, рекомендуемых для включения в новую кораблестроительную программу. На этой основе летом 1945 года ГМШ разработал предложения ВМФ по десятилетнему плану военного судостроения на 1946–1955 годы. По этому плану ВМФ СССР на 1 января 1956 года должен был иметь в своем составе, в частности, следующие крупные боевые надводные корабли: четыре линкора, 10 тяжелых крейсеров с 220-мм артиллерией, 30 крейсеров со 180-мм артиллерией, 54 легких крейсера со 152-мм артиллерией, шесть эскадренных и шесть малых авианосцев.

Эти предложения предусматривали создание флота, способного, по представлениям того времени, эффективно действовать на всех морских театрах, включая открытые, но были утопичными с производственно-экономической точки зрения. Поэтому на состоявшемся 27 сентября 1945 года совещании у И.В. Сталина, с участием членов Политбюро ЦК ВКП(б), руководителей судостроительной промышленности и командования ВМФ, они были доложены Н.Г. Кузнецовым в несколько сокращенном виде. Сталин высказался за сокращение числа линкоров (построить один линкор довоенной закладки и заложить через три — четыре года два новых), предложил увеличить число тяжелых крейсеров, вооружив их 305-мм, а не 220-мм артиллерией, но потом согласился на предложенный ВМФ калибр. Он отверг крейсера со 180-мм ГК и рекомендовал сосредоточить усилия на тяжелых и легких крейсерах. С авианосцами генсек предложил подождать (потом согласился на два малых, которые, однако, в план не попали). Говоря об общей направленности развития флота, он сказал: «…в ближайшие 10–15 лет наши эскадры будут защищаться. Другое дело, если вы собираетесь идти в Америку…так как нам этого не нужно, то мы не обязаны перенапрягать нашу промышленность».

По результатам этого совещания с учетом корректив, внесенных НКСП, СНК СССР постановлением от 27 ноября 1945 года «О десятилетнем плане военного судостроения» утвердил программу строительства (сдачи) кораблей ВМФ и программу закладки линкоров и крейсеров, помимо уже предусмотренных к сдаче. Новая программа по сути являлась дальнейшим развитием довоенного плана создания «большого флота», однако ее доминантой стали уже не линкоры, а тяжелые крейсера. По 1955 год включительно намечалось сдать четыре тяжелых крейсера проекта 82 и еще три единицы заложить. Достройка линкора проекта 23 в план не попала. Об этом позаботилось руководство НКСП, предвидевшее, что из-за отсутствия толстой брони и многих комплектующих достройка даже одного линкора снова превратится в трудноразрешимую проблему. Закладка же двух линкоров проекта 24 предполагалась лишь в 1955 году.

Отсутствие недостроенных линкоров и тяжелых крейсеров довоенной закладки в плане сдач уже предопределило их судьбу. Тем не менее, для выработки предложений по судьбе недостроенных кораблей в августе 1946 года была образована комиссия под председательством заместителя министра судостроительной промышленности И.И. Носенко.


Корпус линкора «Советский Союз» на стапеле завода № 189. Снимок сделан американским военно — морским атташе в 1947 г.


Если в отношении корпусов «Советской Украины», «Советской России», «Кронштадта» и «Севастополя» ее рекомендация была однозначной — разобрать, то по головному линкору «Советский Союз» комиссия предложила два варианта: разобрать или достроить по корректированному проекту (как-никак Сталин рекомендовал один старый линкор достроить). В пользу достройки говорило наличие на Балтийском заводе сохранившегося с технической готовностью 19,5 % корпуса головного линкора, а в Молотовске — трех комплектов импортных ГТЗА, которые могли быть на него установлены после соответствующих переделок. Доводы против сводились прежде всего к тому, что разработанный в 1936–1939 годах проект 23 уже в значительной мере устарел.



Корпус линкора «Советский Союз» на стапеле завода № 189. Снимок сделан американским военно — морским атташе в 1947 г.

Но были доводы и более убедительные. Так, корректировка проекта и выпуск рабочих чертежей потребовали бы около трех лет работы ЦКБ-17 с освобождением его от других работ. Следовало учитывать и загрузку прочих организаций. Все это неблагоприятно отразилось бы на разработке проектов кораблей новой программы. Кроме того, комиссия отметила, что достройка одного линкора с индивидуальным оборудованием вызовет большие трудности с размещением заказов на его изготовление. В первую очередь это коснется поставок брони предельной толщины, изготовление которой до 1941 года освоено не было, следовательно, напряженное положение с броней еще более осложнится. Так же будет обстоять дело с изготовлением башен, ПУС и электротехнического оборудования. По трудоемкости достройка «Советского Союза» ориентировочно приравнивалась к постройке пяти — шести легких крейсеров проекта 68-бис (последнее комиссия сочла более предпочтительным). Эту точку зрения МСП поддержал и ВМФ.

Совет Министров СССР постановлением от 24 марта 1947 года «О недостроенных кораблях предвоенной и военной постройки» принял предложение главкома ВМС И.С. Юмашева и министра судостроительной промышленности А.А. Горегляда о разборке на металлолом ряда недостроенных кораблей, находившихся с 1941 года на консервации, в том числе линкоров «Советская Украина», «Советская Россия», тяжелых крейсеров «Севастополь» и «Кронштадт». Постановление Совета Министров, в котором выражалось согласие с предложением Министерства вооруженных сил и Министерства судостроительной промышленности о разборке недостроенного линкора «Советский Союз», состоялось 29 мая 1948 года.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4672

X