Г. А. Некрасов. Основные этапы гражданского, промышленного и культурного строительства в Петербурге (первая четверть XVIII в.)
История гражданского, промышленного и культурного строительства в Петербурге в первой четверти XVIII в.1 давно пробудила интерес историков; связанный с петербургским строительством комплекс проблем рассматривался подчас и в плане изучения субсидирования промышленности и строительства, финансовой реформы, государственного бюджета и финансово-экономической политики петровского правительства. До Октябрьской революции этими вон росами занимались Д. А. Толстой2, Д. П. Журавский3, П. Н. Петров4 и П. Н. Милюков5, а в советской историографии — д. В. Предтеченский, В. Г. Гейман6, В. В. Мавродин7, С. Я. Боровой8, Б. Б. Кафенгауз9, С. П. Лупнов10, С. М. Троицкий11, Л. Н. Семенова12 и др.

Преимущественное внимание историков было сосредоточено на рассмотрении государственного бюджета, его основных статей; подробно охарактеризованы ими источники доходной части бюджета. По сравнительно и неправомерно бегло изучались вопросы кредитования строительства, промышленности и культуры, а также расходные статьи бюджета, которые не менее ярко вскрывают классовую сущность российского абсолютизма XVIII в. и его социально-экономической политики. В результате исследований историки пришли к выводу, что главными статьями расходов петровского времени были военные издержки (армия и флот), дипломатия, центральное и местное управление; меньше изучались, однако, объемы и характер капиталовложений в гражданское, промышленное и культурное строительство. В частности, мало исследовано финансирование строительных работ в Петербурге, несмотря на то что он был важным градостроительным и промышленным объектом, куда направлялись крупные капиталовложения государственного и отчасти частного характера.

В Центральном государственном архиве древних актов (фонды «Кабинет Петра Великого», «Канцелярия правительствующего Сената», «Воронцовы» и др.) и в Центральном государственном историческом архиве СССР в Ленинграде (фонды «Канцелярия городовых дел» и др.) имеется внушительный комплекс материалов но истории петербургского строительства и его финансирования при Петре I. По изучение их представляет собой большие трудности.

Имеющиеся в источниках сведения о государственных расходах первой четверти XVIII в., в частности на городское гражданское, промышленное и культурное строительство, неполны и противоречивы по причинам отсутствия в то время единого бюджета, его секретности, неудовлетворительной постановки делопроизводства и отчетности. В табелях окладных и неокладных расходов содержится много неясностей в распределении расходов но отдельным статьям. Правительству Петра I удалось неполностью провести централизацию финансового управления: существовала раздробленность финансового ведомства, отсутствовал единый государственный контроль, за поступлением и расходованием средств бюджета13.

Расходы на строительство Петербурга как нового административного, промышленного и культурного центра не ограничивались сметой бюджета Канцелярии городовых дел, а шли и за счет других ведомств — военного, Адмиралтейства, дворцового, Сената, Синода, Александро-Невского монастыря, Главной полицмейстерской канцелярии и т. д. Некоторая часть строительных работ производилась и на средства /кителей города; привлекались частный капитал и частная предпринимательская инициатива при возведении жилых домов, мощении улиц, укреплен ни берегов рек, учреждении промышленных заведений и т. д.14. Раздробленность и распыленность капиталовложений по различным каналам и отсутствие удовлетворительного и полного учета и отчетности затрудняют выяснение общей суммы расходов на строительные работы и культуру в Петербурге.

Целью пашей статьи (в плане постановки проблемы) является определение основных направлений и этапов гражданского, промышленного и культурного строительства в Петербурге в первой четверти XVIII в. Нас интересуют при этом пе только характер и периоды строительства, но и источники финансирования отдельных строительных объектов, промышленности и нужд городской культуры, науки и просвещения.

* * *

Основание Петербурга открыло важную страницу в истории России XVIII в. К. Маркс подчеркивал исключительную смелость замысла Петра I, воздвигшего новую столицу «па первом завоеванном им куске Балтийского побережья»15. Благодаря внутренним преобразованиям и серьезным военно-дипломатическим успехам в Северной войне 1700—1721 гг. Россия превратилась из «континентальной страны» но всероссийскую империю, великую военно-морскую державу16. Россия получила кратчайшие и весьма удобные выходы на мировые торговые пути, вследствие чего расширились ее экономические, политические и культурные связи с Западной Европой; Петр шире, чем кто-либо из его предшественников, «открыл окно» в Европу17.

Петербург был не только любимым детищем и гордостью Петра I, который называл его «парадизом», но и символом царствования Петра, ярким выражением эпохи преобразований. Этот город был парадным фасадом российского просвещенного абсолютизма: Петр I стремился создать новую резиденцию, достойную стать столицей огромной и могущественной империи. Он уделял много внимания, СИЛ И денежных средств строительству этого города, который, но его замыслу, должен был превратиться в центр экономики, культуры, науки и просвещения18.

Петербург был городом нового типа с регулярной застройкой и архитектурными ансамблями. Город носил в общем светский характер, гак как преобладало гражданское строительство: общественных зданий, дворцов, жилых домов, промышленных предприятий; учреждений культуры (учебные заведения, библиотека, книжный магазин, музей, театр), церквей было очень мало19. Облик молодой столицы существенно отличался от вида старых русских городов.

Уже с начала закладки первых сооружений строительство в Петербурге велось не хаотически, а по единому плану и чрезвычайно быстрыми темпами20. Идея планировки и застройки Петербурга, ряд других ценных указаний по его строительству и художественному оформлению принадлежали лично Петру I21. Достаточно отметить, что он сам выбрал удобное место для закладки Петропавловской крепости22, по его проекту и рисунку были воздвигнуты кронштадтские укрепления, он вникал во все детали строительных работ, вплоть до собственноручных зарисовок декора проектируемых зданий. Историки искусства. Я. Курбатов и И. Грабарь высоко оценивали дарования Петра I как архитектора23.

Строительство Петербурга осуществлялось как отечественными, так и иностранными зодчими. Уже в 1705 г. Петр I направил в Петербург лучших русских архитекторов — Ф. Васильева, И. М. Матвеева (Угрюмонва), а позднее привлек к строительству Г. И. и И. Г - Устиновых, М. Г. Земцова и И. П. Зарудного24, а также выдающихся русских живописцев, скульпторов, граверов и мастеров прикладного искусства.

В Петербург пригласили и видных европейских архитекторов. Одним из первых прибыл швейцарец Д. Трезини, который стал главным архитектором Петербурга. По распоряжению Петра I и при его участии он составил первоначальный план застройки, отвечавший представлениям о создании «регулярного» города; Д. Трезини составлял и типовые («образцовые») проекты различных зданий25. Вслед за Д. Трезини в Петербург приехали архитекторы: итальянец М. Фонтана (в России с 1703 г.), в 1713 г. — немцы Г. Шедель и А. Шлютер, в 1714 г.— немец Г. И. Маттарнови, в 1710 г.— француз Ж. В. Леблон, в 1718 г,— итальянцы Г. Кьявери и Н. Микетти, в 1719 г.— швейцарец Н. Ф. Гербель. В Петербург были призваны также живописцы — саксонец И. Г. Танауер и француз Л. Каравакк, граверы — голландцы А. Схонебек и Н. Пикарт, скульпторы — француз П. Пино и итальянец К. Б. Растрелли26. Их привлекали грандиозный размах градостроительных работ в новой столице могущественной европейской державы и возможность приложить там свои силы.

Несмотря на характерную для Петра I экономию в расходовании государственных средств, он платил по контрактам иностранным архитекторам, скульпторам, живописцам и граверам громадные деньги27. Например, русский архитектор И. Г. Устинов получал годовой оклад (в 1712 г.) в размере 136 руб. (жалованье архетектурного помощника), увеличенный позднее (в 1716 г.) до 180 руб.28 (жалованье русского архитектора)29, а зарубежным архитекторам выплачивали весьма крупные суммы: Н. Микетти полу, чал о тыс. руб. в год, Л. Трезини — 1 тыс. руб., Н. Ф. Кербель 750 руб.30. Если жалованье гравера Л. Ф. Зубова, прославлявшего в своем творчестве архитектурный облик Петербурга, составляло в конце 1710—1720-х годов 195 руб. в год, то жалованье голландского гравера П. Пикарта, также воспевавшего новую столицу, равнялось 325 руб.31

Непосредственное руководство и наблюдения за возведением важнейших казенных сооружений столицы и ее пригородов были поручены Канцелярии городовых дел, учрежденной, видимо, с момента основания Петербурга32. Она направляла и контролировала деятельность русских и иностранных архитекторов и строителей33. При ней группировались штаты архитекторов, мастеров, подмастерьев, учеников, выполнявших квалифицированные работы; из их числа организовывались специальные «архитектурные команды», состоявшие из архитектора и его учеников, а также из мастеров и учеников других строительных специальностей34. Постоянный штат Канцелярии насчитывал в 1725 г. 1649 русских и 54 иноземца, всего — 1703 чел.35

Строительство Петербурга было делом всего русского народа. По распоряжению Петра I ежегодно с населения страны взыскивалась значительная сумма денег, которая выдавалась Канцелярии от строений для закупки строительных материалов и оплаты строительных работ по найму и по подрядам36. Эта погодная сумма (лишь частично покрывавшая расходы на строительство Петербурга, осуществлявшееся и по бюджету других ведомств) не была постоянной и колебалась в зависимости от результатов сбора, числа плательщиков, правительственных распоряжений и т. д.; она составляла примерно 250—300 тыс. руб. в год37. Но в действительности эти средства, видимо, не полностью реализовывались Канцелярией; документы финансовой отчетности содержат более низкие показатели произведенных ею затрат на строительство: в 1720 г,— 138 969 руб., 1721 г.- 106 762 руб., в 1722 г.- 162 321 руб.38, в 1724 г.- 132 197 руб.39.

В строительстве Петербурга можно выделить три этапа в соответствии с изменением военной и политической ситуации, характера и форм строительных работ, а также объема их финансирования. Первый этап охватывает время с 1703 по 1711 г., второй — с 1712 по 1721 г. и третий — с 1722 по 1725 г.

Первый строительный этап был тесно связан с ходом Северной войны, он открылся 10(27) мая 1703 г. закладкой в устье Невы Петропавловской крепости. В начале главное внимание правительства Петра I было обращено на строительство в Петербурге оборонительных сооружений и военных предприятий с целью превращения его в сильнейший город-крепость на Балтийском побережье и базу военно-стратегических операций Северной войны. Первые годы Петербург непосредственно находился в зоне боевых действий, и только разгром шведской армии Карла XII под Полтавой (1709г.), означавший коренной перелом в ходе войны40, а также взятие Выборга, Кексгольма, Ревеля и Риги (1710 г.) обеспечили его безопасность и укрепили уверенность Петра I в том, что теперь устье Невы завоевано прочно41.

Наиболее крупными объектами на первом строительном этапе являлись сооружения военного и оборонительного значения, возводившиеся целиком на средства казны. Среди них — Петропавловская крепость. Она строилась спешно и напряженно с мая 1703 по апрель 1704 г. Для ее строительства были привлечены в основном солдаты (около 15 тыс. чел.), а также работные люди из разных городов; всего участвовало около 20 тыс. человек. За строительством наблюдал Л. Д. Ментиков; он был назначен петербургским губернатором. 29 нюня 1703 г. в крепости в присутствии Петра I была заложена деревянная церковь Петра и Павла42. Осенью 1703 г. на отмели в Финском заливе на о-ве Котлин приступили к строительству гавани и крепости Кроншлот, которая должна была прикрыть Петербург с моря. Петр I сам выбрал место для крепости и собственноручно набросал проект укрепления; руководил постройкой А. Д. Ментиков43.

Петербург с основания возникал не только как город-порт военного значения, по и торгово-экономического. Для соединения его с бассейном Волги с 1703 г. началось сооружение нового пути сообщения - Вышневолоцкого канала, по которому к 1709 г. было открыто движение44.

Уже в начальный период своего строительства Петербург становился промышленным городом, где большое внимание уделялось судостроению и военному производству. Ведущим производственным комплексом явилось Адмиралтейство, основанное целиком на государственные средства45. Главная Адмиралтейская верфь была построена в 1704—1705 гг.46. Она сооружалась не только как место строительства балтийского военного флота; укрепленная со стороны Невы валом и бастионами, на которых стояли пушки, она представляла собою и могучую крепость, готовую в любой момент защищать новый город47. В 1710 г. был заложен пороховой завод, пущенный в ход к 1714 г.48.

Одновременно шло строительство палат и жилых домов для знати. В конце мая 1703 г. был заложен Домик Петра I на Петроградской стороне (строительство его было закопчено в 1704 г.)49. В 1704 г. перед Петропавловской крепостью на Троицкой площади был построен дом генерал-губернатора А. Д. Меншикова (так называемый Посольский дворец), сгоревший в 1708 г.50. В 1706 г. выстроен дом коменданта Петропавловской крепости генерал-майора Р. В. Брюса, а в 1707 г.— каменные палаты А. В. Кикина (их строил И. М. Матвеев)51. В 1710 г. строились каменные дома князя К). Ф. Щербатова и канцлера Г. И. Головкина52.

Приступили и к строительству дворцов: в 1708—1711 г. Д. Трезини и И. М. Матвеев строили Летний дворец (перестроен в 1713—1714 гг. Л. Шлютером) ; в 1711 г. построен дворец сестры Петра I царевны Наталии Алексеевны53. В 1710 г. начато сооружение дворца А. Д. Меншикова по проекту М. Фонтана, законченного Г. Шеделем в 1710 г.54; строительство финансировалось самим А. Д. Меншиковым, который пользовался, кроме того, и государственной ссудой. В это же время на счет казны строились деревянные церкви: Исаакиевская (1707 г.) и Троицкая (1710—1711 гг.)55.

Помимо Канцелярии городовых дел, строительными работами занимался основанный в 1710 г. Александро-Невский монастырь, сам финансировавший строительство. Тогда ему был отведен участок земли и была предпринята закладка монастыря. В 1711 г. построена Благовещенская церковь. Главные же архитектурные объекты в монастыре осуществлялись в последующие строительные периоды.

В первое время на земляных работах при возведении крепости и кронверка, канала и доков на о-ве Котлин, Галерной гавани на взморье, каналов и проч. использовался труд солдат и отчасти местных крестьян56. Но с 1704 г. в связи с расширением строительства перешли к вербовке работных людей из крестьян и посадского населения57. Число работников, которые трудились на стройках в порядке отбывания государственной повинности, составляло десятки тысяч человек, но никогда не достигало 40 тыс.58. С различных категорий тяглого населения России стали взимать много чрезвычайных, или «запросных», сборов, в частности на жалованье и провиант мастеровым и работникам, отправляемым на петербургское строительство59; жалованье таких работников, посылавшихся на три месяца, составляло около одного рубля в месяц60.

Уже в течение первого строительного периода энергично проводилось заселение Петербурга, в том числе и рабочими. Так. в 1710 г. был издан указ о наборе по губерниям 4720 мастеровых для отправки их в Петербург «на вечное житие» с женами и детьми; среди них были работники строительных специальностей каменщики, кузнецы, столяры и др.61.

Труд был крайне напряженным, строительство велось в очень тяжелых условиях, все это усугублялось неблагоприятным сырым климатом; среди населения были часты заболевания, высока смертность. Правительство Петра I провело некоторые мероприятия по организации и финансированию медицинского обслуживания: I 1704 г. в Петропавловской крепости открылась первая казенная аптека62; на лекарства в Петербург тогда было послано 1233 руб.63. Позднее учреждена вторая казенная аптека («адмиралтейская», на Адмиралтейской стороне)64.

Второй этап строительства Петербурга укладывается в хронологические рамки 1712—1721 гг. Это десятилетие, проходившее еще в условиях и в обстановке продолжавшейся Северной войны, характеризуется тем не менее широким гражданским строительством дворцовых, административных, промышленных и культурных зданий.

Успехи России в войне и перенесение столицы Российского государства в 1712 г. в Петербург стали поворотным моментом в истории его строительства. С переездом в том году царского двора город стал официально столицей и главным административным центром государства. В 1713 г. туда был переведен Сенат65. Переезд дипломатического корпуса осуществился позднее, затянувшись на ряд лет. Но уже в 1711 г. Петербург посетило персидское посольство, в 1712 г. туда приехал английский представитель Ч. Витворт, в 1715 г.— французский консул Г. Лави, в 1716 г.— голландский посол Я. де Би, в 1718 г.— прусский посланник Г. Мардефельди ганноверский резидент X. Ф. Вебер66. Перенесение столицы на северозапад создало предпосылки для более тесного политического, экономического и культурного общения России с Западной Европой.

С 1712 г. в Петербурге началось интенсивное строительство, стянувшее сюда огромные силы67. Оно особенно возросло с 1716—1717 гг., когда ежегодно возводились сотни домов68. Ото позволило городу в скором времени занять выдающееся место среди городов Европы; не случайно французский архитектор Ж. Б. Леблон, примчавший в 1716 г., предсказывал,что Петербург будет «в неколиком времени величайшим и славнейшим паче всех городов в свете»69.

Центрами гражданского строительства в этот период становились Васильевский остров, где сооружались дома и сеть параллельных каналов, и левый берег Невы, на котором воздвигались дворцы знати и особняки иностранцев (ныне ул. Халтурина); к этому времени уже сложилась Адмиралтейская слобода и существовали кварталы в районе Кирочных улиц. Продолжалось и дальнейшее заселение города: в него переселялись на постоянное жительство дворяне. купечество и мастеровые. В 1712 г. Сенат утвердил список из 1212 бояр, дворян, генералов и офицеров, подлежащих переселению, а в 1714 г. с этой же целью предписывалось направить из всех губерний 300 семейств купцов и 300 семейств мастеровых70.

Главными объектами гражданского строительства этого периода явились: перестройка Летнего дворца (1713—1714 гг.)71, продолжение строительства дворца А. Д. Меншикова (1710—1710 гг.), дом А. В. Кикина (1712 г., на набережной, на месте теперешнего Зимнего дворца)72, дворец царевича Алексея (где он жил в 1713— 1715 гг.)73, дом П. П. Шафирова (1713 г.)74, дом П. И. Ягужинского (1715—1719 гг., архитектор Ф. Васильев)75, дворец генерал-адмирала Ф. М. Апраксина (1717—1723 гг., архитектор Ж. Б. Леблон)76 и дом Д. К. Кантемира (1721 г.). Некоторым своим любимцам Петр I строил дома за казенный счет (например, Н. И. Ягужинскому), по большинство их знать сооружала на собственные деньги77.

Развернулось строительство и загородных резиденций и парков. Сооружение дворца и фонтанов в Петергофе (начато в 1714 г.) было памятником победы России под Полтавой; в 1716—1719 гг. Ж. Б. Леблон спланировал петергофский парк. В 1716—1717 гг. в Стрельне возник парк, а строительство дворца началось там в 1720 г. Шло дворцовое и парковое строительство в Ораниенбауме, Екатерингофе и Дубках78. Эти работы осуществлялись за счет государственного бюджета. Так, для расплаты с трудившимися в Стрельне каменщиками, вольными людьми и солдатами, воздвигавшими там плотину, и «на дело кирпича» Канцелярия городовых дел затребовала у казны в конце 1721 г. от 10 до 13 тыс. руб.; в феврале 1722 г. Петр I указал выдать 10 тыс. руб.79.

Продолжалось, но в скромных размерах, казенное церковное строительство. В 1711 г. закончена и освящена Троицкая церковь (близ Петропавловской крепости), а в 1714 г. к ней пристроили приделы. В 1712 г. сооружена деревянная церковь Симеона и Липы на берегу Фонтанки. В течение длительного времени (1712— 1733 гг.) в Петропавловской крепости строился большой каменный Петропавловский собор с высокой шпилеобразной колокольней (проект Д. Трезини, при участии И. Г. Устинова и М. Г. Земцова), а в 1714—1718 гг,— Петропавловские ворота (архитектор Д. Трезини)80.

Крупные строительные работы проводил на свои средства Александро-Невский монастырь. В 1713 г. там были построены первые кельи81. В 1715 г. Д. Трезини составил общий проект монастыря, строительство которого завершилось в 1724 г. Т. Швертфегером82.

Уже в ходе Северной войны Петербург превращался в один из важных центров национальной мануфактурной промышленности связанной с судостроением, военно-морским производством, строительством, кожевенным и текстильными предприятиями. В 1711—1720 гг. было построено здание первого Адмиралтейства, в 1712 г.— «скампавейный» (позднее Галерный) двор, в 1713 г.— верфь для малых судов (так называемое Новое Адмиралтейство); в 1720 г. возникло Охтенское поселение (для постройки малых судов) ; в 1721 г.—Гаванский порт («Гавань»), Адмиралтейство превратилось в крупнейшее предприятие, где работало в 1713 г. более 9370 чел.83.

Для нужд армии, правительства, населения и для строительства самого города были возведены на казенный счет Арсенал (Пушечно-литейный двор, 1711—1713 гг.)84, кирпичные заводы (1713 г.)85, шпалерная мануфактура (1717 г.)86, сахарный и пороховой заводы (1713 г.), восковой завод (1719 К), черепичные, гончарные и кожевенные заводы, пильные мельницы. И 1718 г. началась и в 1731 г. закончилась прокладка Ладожского канала; расходы на его строительство составили 2 139 900 руб87.

Проводя политику меркантилизма, правительство Петра I кредитовало и субсидировало частное промышленное предпринимательство. Например, шелковой мануфактуре в Петербурге компании Ф. М. Апраксина, П. А. Толстого и П. П. Шафирова казна предоставила в 1717 г. дом и денежное пособие в 30 072 руб. (кроме того, компанейщики вложили в эту мануфактуру и свои капиталы в размере 57 837 руб.)88.

На протяжении второго строительного периода Петербург стал превращаться и в крупный культурный центр России. Здесь развернулась просветительская, научная и художественная жизнь. За счет государственного бюджета в Петербурге содержались школы, типография, библиотека, музей, госпитали, аптеки, богадельни; некоторые суммы на содержание учебных заведений проходили и по штатам Военной, Адмиралтейской, Берг-коллегий и Синода89.

В Петербурге были открыты в 1712 г. гарнизонная школа (для обучения солдатских детей; в 1717 г. в пей насчитывалось 159 учеников) и артиллерийская школа (148 учащихся)90. В 1715 г. учреждена Морская академия — первое в стране высшее специальное учебное заведение; для нее отведен бывший дом А. В. Кикина, рядом с Адмиралтейством. Укомплектована она была частично учащимися старших классов Московской навигацкой школы; в академик было около 300 чел.91 В 1719 г. создана Инженерная рота — высшее специальное профессиональное училище92. В 1711 г. насчитывалось четыре частные общеобразовательные школы93. Для духовенства существовала семинария в Александро-Невской лавре и школа при новгородском архиерее.

В 1711 г. в Петербурге открылась первая типография, где стали печатать манифесты, указы, реляции, газету «Ведомости» и научные книги; она первоначально располагалась в доме цейх-директора М. П. Аврамова, а в 1712 г. для нее был выстроен мазанковый дом. С 1714 г. при типографии существовала книжная лавка, помещавшаяся в новом Гостином дворе94. Через несколько лет были заведены типография при Сенате (для печатания указов), а затем церковная типография при Александро-Невской лавре (она публиковала духовные и светские книги). В 1721 г. была открыта небольшая типография при Морской академии95. Типографское дело находилось в основном в руках государства96.

Налаживалось в Петербурге государственное медицинское обслуживание. Продолжали работать две казенные аптеки; в 1713 г. был заложен Аптекарский огород (превращенный затем в Ботанический сад). В 1716 г. на Выборгской стороне в деревянном здании открыли военный сухопутный госпиталь (с докторами и персоналом), а в 1719 г,— Адмиралтейский госпиталь97.

В 1714 г. в Кикиных палатах были организованы первый в России естественно-научный музей Кунсткамера (открыт для всеобщего бесплатного обозрения в 1719 г.), а в помещении Летнего дворца — первая в стране публичная библиотека, положившая основание книжным собраниям Академии наук СССР98. Новое здание Кунсткамеры для коллекций и книг строилось под руководством Г. И. Маттарнови в 1718—1725 гг.99

Даже в условиях войны, поглощавшей огромные средства, Петр I не скупился на затраты для нужд науки и при покупке музейных экспонатов. В 1716 г. он приобрел в Амстердаме за 15 тыс. голландских флоринов коллекцию животных, рыб, змей и насекомых, а в 1717 г. там же — анатомический кабинет Ф. Рюйша за 50 тыс. флоринов100. в том же году Петр I привез из Франции много книг, альбомов и чертежей, воспроизводящих виды дворцов и парков101. В 1719 г. для него в Италии была куплена знаменитая скульптура Афродиты Таврической102. Петру I была свойственна музейно-собирательская деятельность: он покупал ценнейшие произведения живописи — картины Рембрандта, Рубенса, Ван-Дейка, Стэна, Ван-Остаде и других художников, хранящиеся до сих пор в Государственном Эрмитаже103.

При дворце Наталии Алексеевны с 1711 г. функционировал первый в Петербурге театр (переведенный из Москвы), в нем играла труппа из 10 русских актеров и 16 музыкантов; часто там устраивались ассамблеи и маскарады104. В 1713 г. из Москвы был переведен и хор государственных певчих дьяков (позднее — придворная певческая капелла)105; расход на «государевых певчих» (в 1725 г.) составлял 1145 руб.106.

Третий строительный период петровского Петербурга охватывает небольшой, но важный отрезок времени с 1722 по 1725 г. Начальной вехой его явилось победоносное завершение Северной войны, позволившее в связи с наступившим миром на северо-западе и некоторым сокращением военного бюджета переключить больше материальных средств на гражданское, дворцовое и промышленное строительство, а также на финансирование культуры, просвещения и науки107. Петр I незадолго до смерти, передавая генерал-адмиралу Ф. М. Апраксину в январе 1725 г. инструкцию по Первой Камчатской экспедиции, сказал: «Оградя Отечество безопасностию от неприятеля, надлежит стараться находить славу государства чрез искусство и науки»108.

Крупнейшим архитектурным комплексом этого периода явилось административное здание Двенадцати коллегий (1722—1742 гг., архитектор Д. Тризини)109, в котором должны были разместиться высшие центральные учреждения — Сенат и коллегии. Среди отечественных архитекторов и скульпторов выделялись тогда И. П. Зарудный и М. Г. Земцов; по личному заданию Петра I И. П. Зарудный исполнил великолепный иконостас Петропавловского собора (1722-1727 гг.). В это время завершалось строительство ряда значительных объектов, начатых ранее. Это Кунсткамера (1718—1725 гг.), Петропавловский собор (1712—1733 гг.), Александро-Невская лавра (1711 — 1724 гг.), дворец Ф. М. Апраксина (1717 — 1723 гг.), пригородные дворцы и парки110.

Продолжалось и промышленное строительство111. В 17211723 гг. отстроен Сестрорецкий оружейный завод; в 1722 г. основана Петергофская гранильная фабрика112; в 1723 г. открыт Канатный двор; в 1718—1722 гг. возникли полотняная и каламянковая мануфактуры и т. д.

Петербург становился главным портовым городом страны. Если в 1718 г. его посетили 52 иностранных корабля113, то за два года— 1725 и 1726 — 450 кораблей114. Экспорт из Петербурга к 1725 г. составлял более 1,5 млн. руб.; вывозили преимущественно железо, пеньку, лен, юфть, растительное масло, меха, холст, парусину, полотно и другие товары русского мануфактурного производства115. В 1725 г. в Петербурге было собрано портовых, акцизных и других поступлений на сумму 374 131 руб.116. Ввиду того что через Петербург поступала основная масса драгоценных металлов, он стал одним из центров монетного производства; в 1721 г. там учрежден Монетный двор117.

Росло значение Петербурга и как крупнейшего культурного центра России. Абсолютистское государство нуждалось в национальных квалифицированных кадрах; продолжали работать в Петербурге Морская академия, профессиональные учебные заведения, школы и т. д. Велась подготовка к открытию Академии наук, явившейся тоже детищем Петра I118. В январе 1724 г. был утвержден проект основания Академии паук и принято постановление о годовой сумме (около 25 тыс. руб.) на ее содержание119. Открыта Академия была уже после смерти Петра I, в 1725 г.; при пой существовали библиотека, Анатомии и Кунсткамера120. Общий государственный расход на культурные и медицинские учреждения столицы — Морскую академию. Академию паук, учебные заведения, школы, типографии, госпитали, аптеки, богадельни и т. д.— составлял в 1724- 1725 гг. около 75 тыс. руб. в год121.

Подведем итоги. В истории России первая четверть XVIII в. характеризуется крупными преобразованиями и реформами, затронувшими хозяйственную, социально-политическую и культурную жизнь страны. В этот период оформились абсолютная монархия, новый дворянско-бюрократический аппарат управления, были созданы регулярная армия и военно-морской флот, сооружались новые города, строились каналы, заводы и верфи. Войны (среди них долгая Северная) и внутренние реформы требовали огромных материальных средств, постоянных финансовых поступлений за счет роста налогов и сборов, прямых и косвенных, использования государственных регалии и др., а это означало усиление нажима на трудовое население страны.

Для строительства Петербурга, развернувшегося в грандиозных масштабах, переселялись и мобилизовывались (на постоянную или временную, сезонную работу) десятки тысяч работных и посадских людей различных строительных и производственных специальностей. Сюда были привлечены и лучшие как отечественные, так и иностранные творческие силы: зодчие, скульпторы, живописцы, ученые.

Основными направлениями строительства Петербурга как нового административного, промышленного, торгового и культурного центра являлись возведение жилых и общественных зданий, дворцов, промышленных предприятий, постройка каналов, верфей, гаваней, типографий, организация госпиталей, аптек, общеобразовательных и профессиональных школ и училищ, Морской академии, Академии паук, многих культурных учреждений.

Строительство в Петербурге гражданского, промышленного культурного характера контролировалось государством и финансировалось преимущественно казною за счет расходной части бюджета. Лишь небольшая доля строительных работ (некоторые жилые здания и промышленные заведения) осуществлялась титулованна знатью, дворянами и купцами либо целиком на собственные капиталы, либо с частичным привлечением государственных кредиты. Низведение новой столицы и превращение ее в центр национальной промышленности, культуры, науки и просвещения было величайшим подвигом русского народа, потребовавшим огромного напряжения людских, промышленных и финансовых ресурсов.



1 Основой данной статьи является наш доклад на международной конференции но экономической истории, организованной Institulo intei nazionale di storia economica «Francesco Datini» в г. Прато (Италия) 22—29 апреля 1977 г. по проблемам инвестиций в экономику и культуру городов Квролы XIII —XVIII вв. См.: Nekrasov G. A. Die Ilauptrichlungen der Investitionen für den Aufbau von Petersburg als neues Kulturzentrum Russlands (erstes Viertel des XVIII. Jahrhunderts). Prato, 1977. См. краткое изложение этого доклада в журнале «Вопросы истории» (1978. № 2. с. 184—185).
2 Толстой Д. А. История финансовых учреждений России со времени основания государства до кончины императрицы Екатерины II. СПб., 1848.
3 Журавский Д. П. Статистическое обозрение расходов на военные потребности с 1711 но 1825 год. СПб., 1859.
4 Петров П. П. История Санкт-Петербурга. СПб., 188..
5 Милюков П. П. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. 2-е над. СГ16.. 1905, с. 638, 675-676.
6 Петр Иеликнй. М.; Л., 1947, с. 246—283; Гейман И. Г. Мануфактурные предприятия Петербурга,—И кп.: Петербург петровского времени: Очерки/Под ред. А. И. Предтеченского. Л.. 1948. с. 49—72; Очерки истории Ленинграда. М.; Л.. 1955. Т. 1.
7 Мавродин П. П. Петр I. Л.. 1945. 1919; Он же. Основание Петербурга. Л., 1978.
8 Боровой С. Я. Нонросы кредитования торговли и промышленности в экономической политике России XVIII века.— Пет. загк. 1950, т. 33. с. 92—122.
9 Кафенгауз Б. Б. Финансовая реформа и государственный бюджет.— 1? кп.: Очерки истории СССР: XVIII в. Первая четверть. М.. 1964, с. 381—395.
10 Лупнов С. П. Истории строительства Петербурга в первой четверти XVIII века. М.; Л.. 1957.
11 ТроицкийС.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII веке. М., 1966. с. 115. 223—226. 21(1—24.3.
12 Семенова Л. Н. Рабочие Петербурга в первой половине XVIII века. Л., 1974.
13 Троицкий С. М. Финансовая политика..., с. II. 21, 221: Некрасов Г. А., Ривкин Б. Б. Финансы России до Октябрьской социалистической революции.— Финансово-кредитный словарь. М., 1961, т. 2, с. 521—526.
14 Очерки истории Ленинграда, т. I. с. 166; Луппов С. П. История строительства Петербурга, с. 17(1—171: Троицкий С. М. Финансовая политика..., с. 211.
15 Marx К. Secret diplomatic history of the eighteenth century. London, 1899, [). 87.
16 Там же.
17 Некрасов Г. А. Русско-шведские отношения и политика великих держав в 1721—1726 гг. М.. 1864, с. 45—51; Он же. Международное признание российского великодержавия в XVIII в.— В кн.: Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе: Сб. статей, посвященный Льву Владимировичу Черепнину. М„ 1972. с. 381—388; Он же. Роль России в европейской международной политике 1725—1739 гг. М„ 1976, с. 3—19; Он же. Балтийская торговля России через эстонские порты в 20—60-е годы XVIII века: Но материалам эстонских архивов.— В кн.: Скандинавский сборник. Таллин. 1979. вып. 24, с. 171 — 181.
18 Пакланова П. А. Отражение идей абсолютизма в изобразительном искусстве первой четверти XVIII в,—В кн.: Абсолютизм в России (XVII— XVI11 вв.). М.. 1964. с. 497.
19 В Петербурге с населением около 40 тыс. чел. (См.: Семенова Л. И. Рабочие Петербурга..., с, 25) в 1725 г. насчитывалось только 19 церковных зданий (среди них: Александро-Невский монастырь, четыре собора, восемь православных храмов и шесть иноверческих кирок—лютеранская. шведская и две немецкие лютеранские, католическая, англиканской веры); кроме того, было 16 православных церквей в Санкт-Петербургском уезде. Следовательно, всего в Петербурге с уездом было 35 церковных зданий, включая один монастырь и шесть вышеупомянутых иноверческих кирок.— См. в кн.: Кирилов //. К. Цветущее состояние Всероссийского государства. М.. 1977. с. 50, 309.
20 Предтеченский А. В. Основание Петербурга,—В кн.: Петербург петровского времени, с. 25; Он же. Население и быт Петербурга.— Там же, с. 44—47. 128—140: Мавродин В. В. Петр I. Л., 1945, с. 56.
21 Иогансен .1717. Здание Двенадцати коллегий и его роль в формировании ансамбля на стрелке Васильевского острова в Петербурге (XVIII в.— первая треть XIX в.): Автореф. дис. ... канд. искусствовед, наук. Л., 1971, с. 9 Галерея Петра I. Государственный Эрмитаж: Путеводители но выставкам. М : Л.. 195.2. с. 19; Мавродин В. В. Основание Петербурга, с. 125—126.
22 ЦГЛДЛ, ф. Кабинет Петра Великого, отд. 1, кн. 2 (Гистории свойской войны), л. 65; Мавродин В. В. Основание Петербурга, с. 70. 125.
23 Курбатов В. Я. Петербург. СПб., 1913. с. 2. 17; Грабарь 7/. Э. Основание и застройка Петербурга.— В кн.: Русская архитектура первой половины XVIII века. М„ 1953, с. 112—113. 117.
24 Грабарь И. Э. Указ, соч., с. 94—95; Борисова Е. А. «Архитектурные ученики» петровского времени и их обучение в командах зодчих иностранцев в Петербурге.— В кн.: Русское искусство первой четверти XVIII века. М.. 1974, с. 68; Гаврилова Е. П. «Санкт Питербург» 1718—1722 годов в натурных рисунках Федора Васильева.— В кн.: Русское искусство первой четверти XVIII века, с. 129 -131.
25 История русской архитектуры. М., 1951. с. 148: Галерея Петра I. с. 19; Иогансен М. В., Кирпичников А. //. «Петровский Шлиссельбург».— В кн.: Русское искусство первой четверти XVIII века. с. 39.
26 Борисова Е. А. «Архитектурные ученики».... с. 68—69.
27 Taie, в 1724 г. расход на жалованье мастеровым «разных художеств» составил 10 715 руб. См.: Милюков П. П. Указ, соч., с. 076.
28 Чоганеен М. П., Кирпичников А. П. Указ, соч., с. 34—35, 48.
29 М. Г Земцов, будучи «архитектурным учеником» (в 1711 — 1715 гг.), получал 60 руб. в год, позднее (в 1715—1721 гг.) его жалованье было увеличено до 120 руб., с 1721 г. вместе со званием «подмастерья архитектурного художества» ему выплачивали уже оклад в 180 руб. См.: Семенова Л. П. Рабочие Петербурга..., с. 128; Борисова Е. А. «Архитектурные ученики»..., с. 70.
30 Семенова Л. П. Рабочие Петербурга.... с. 128.
31 Алексеева М. А. Братья Иван и Алексей Зубовы и гравюра Петровского времени.— В кн.: Россия в период реформ Петра 1. М., 1973, с. 354.
32 Окончательное оформление Канцелярии городовых дел относится к 1712 г.; в 1723 г. она была переименована в Канцелярию от строений. См.: Семенова Л. И. Рабочие Петербурга..., с. 37; Путеводитель по ЦГИА СССР в Ленинграде. Л., 1956, с. 263.
33 Только административный штат зтой Канцелярии насчитывал в 1720 г. 38 чел., а в 1722—1724 гг.— 44 чел. См.: Семенова Л. И. Рабочие Петербурга..., с. 37.
34 Борисова Е. А. «Архитектурные ученики»..., с. 68—69.
35 В штате Канцелярии числились тогда пить иностранных и три русских архитектора, сорок три иностранных и шесть русских мастеров, шесть иностранных и двадцать три русских подмастерья, сто двадцать пять русских учеников, остальные были представителями других строительных специальностей. См.: Кирилов П. К. Указ, соч., с. 61—62.
36 Булыгин П. А. Монастырские крестьяне России в первой четверти XVIII века. М.. 1977. с. 145—159.
37 Так, в 1716 г. сумма, собираемая с населении на строительство Петербурга, определялась в 256 тыс. руб. (1IC3-I. т. 5, № 3124; Очерки истории Ленинграда, т. 1, с. 165); и 1718 г. Петр 1 распорядился выдавать Канцелярии городовых дел 193 110 руб. (Петров П. П. История Санкт-Петербурга, с. 144: Лунное С. П. Указ. соч.. с. 177); в 1720 г. в распоряжении Канцелярии было 315 977 руб. (Петров П. П. История Санкт-Петербурга, с. 176; а у С. П. Лупнова указывается несколько большая сумма — 316 484 руб.; автор приводит также общую сумму платежей населения на строительство Петербурга в 1717—1721 гг. в среднем в размере 266 700 руб. в год IЛунное С. И. Указ, соч., с. 170).
38 Семенова Л. И. Рабочие Петербурга.... с. 52.
39 Милюков П. Н. Указ, соч., с. 675. С. М. Троицкий отмечает, что из оклада Канцелярии от строений в 1725 г. только на ремонт дворцовых сооружений шло около 66 тыс. руб.— Троицкий С. М. Финансовая политика..., с- 243.
40 Петр I непосредственно связывал победу при Полтаве со строительством Петербурга: он говорил, что этой победой «совершенно камень в основание Петербурга положен» (Галерея Петра I, с. 18).
41 Предтечеиский А. И. Основание Петербурга, с. 36.
42 Предтече некий А. Н. Основание Петербурга, с. 18, 22, 25; Мавродин В. В. Основание Петербурга, с. 71, 14.
43 Предтеченский Л. В. Основание Петербурга, с. 26—27; Мавродин В. В. Основание Петербурга, с. 75.
44 Лященко П. П. История народного хозяйства СССР. М., 1950, т. 1, с. 364.
45 Например, в 1704 г. в связи со строительством Адмиралтейства в Петербург были посланы деньги (5 тыс. руб.) наблюдавшему за строительством Ю. М. Апраксину «на расходы» и на Олонецкую верфь. См.: Милюков П. В. Указ, соч., с. 638.
46 Семенова Л. И. Рабочие Петербурга..., с. 60, 65; Мавродин В. В. Основание Петербурга, с. 82. В конце апреля 1706 г. был спущен отстроенный здесь первый корабль, вооруженный 18 пушками; позднее стали сооружать самые крупные корабли. См.: Некрасов Г. А. Военно-морские силы России на Балтике в первой четверти XVIII в.— В кн.: Вопросы военной истории России: XVIII и первая половина XIX веков. М., 1969. с 238—250.
47 Мавродин В. В. Петр I. Л, 1945, с. 56—57; Предтеченский А. В. Основание Петербурга, с. 29, 32.
48 Семенова Л. Н. Рабочие Петербурга..., с. 74.
49 Иогансен М. В., Лисовский В. Г. Ленинград. Л., 1979, с. 14—16; Петров П. П. История Санкт-Петербурга, с. 205.
50 Петров П. П. История Санкт-Петербурга, с. 205.
51 В Петербурге у А. В. Кикина было пять домов, расположенных в разных частях города. См.: Русская архитектура нерпой половины XVIII вена, с. 94.
52 Русская архитектура первой половины XVIII века. с. 99. П. П. Петров относил строительство дома Р. И. Головкина к 1711 г.: См.: Петров П. Н. История Санкт-Петербурга, с. 207.
53 Русская архитектура первой половины XVIII века. с. 94, 99; История русской архитектуры, с. 140; Шварц В. С. Ленинград. Л.; М., 1958, с. 29.
54 Шварц В. С. Ленинград, с. 45.
55 Русская архитектура первой половины XVIII века. с. 98; Петров П. П. История Санкт-Петербурга, с. 206.
56 Очерки истории СССР..., с. 216; Семенова Л. Н. Рабочие Петербурга.... с. 47.
57 Очерки истории СССР..., с. 216. 222.
58 Лунное С. П. История строительства Петербурга..., с. 77—98.
59 Троицкий С. М. Финансовая политика..., с. 115; Булыгин П. Л. Указ. соч. с. 151—156.
60 Семенова Л. Н. Рабочие Петербурга..., с. 129.
61 Очерки истории СССР..., с. 216.
62 Петербург петровского времени, с. 103.
63 Милюков И. И. Указ. соч.. с. 641.
64 Кирилов И. К.. Указ, соч., с. 52.
65 В 1716 г. для Сената были выстроены мазанковые палаты.
66 Предтеченский А. В. Основание Петербурга, с. 45—46.
67 Определенный вклад в строительство Петербурга внесли и тысячи шведских военнопленных, которых использовали наряду с русским работным людом на строительных работах в городе и в его окрестностях — Петергофе, Литве, на о-ве Котлин. Ижорах (ЦГДДЛ, ф. Кабинет Негра Пелнкого, отд. 1, д. 57, л. 41—42 «Описание строении, которые надлежит в будущем лете строить в Санкт-Питербурге. октября 12 дня 1715»), Любопытны хранящиеся в Стокгольме в Военном архиве (Кпд-агкт) наиболее ранние зарисовки Петербурга, выполненные пленными шведскими офицерами в 1708—1711 гг.; особый интерес представляет общий вид Петербурга с надписями на шведском языке (около 1710 г.), выполненный Паулем Бетюном (ВеНшп); в том же архиве имеется большая карта Петербурга (1721 г.), составленная пленным шведским офицером Карлом Фредриком Койе (Goyet). См.: Некрасов Г. Л. Русско-шведские культурные связи в первой четверти XVIII в.— В кн.: Скандинавский сборник'. ’Галлии, 1977, вып. 22, с. 192—193; см. также: Семенова Л. П. Участие шведских мастеровых в строительстве Петербурга (первая четверть XVIII в.).— В кн.: Исторические связи Скандинавии и России. IX—XX вв. Л„ 1970, с. 269—281.
68 Луппнов С. П. История строительства Петербурга..., с. 77—98; Павленко //. И. Петр Первый. М., 1974. с. 341.
69 Петров П. П. Генерал-архитектор Леблон,— Журнал Министерства путей сообщения, 1869.
70 Очерки истории СССР..., с. 216.
71 Русская архитектура первой половины XVIII века. с. 99; Шварц В. С. Ленинград. с 29.
72 Любименко И. П., Тонкова P. М. Культурная жизнь Петербурга,—В кн.: Петербург петровского времени, с. 98.
73 Петров П. П. История Санкт-Петербурга, с. 209.
74 Там же, с. 207.
75 Русская архитектура первой половины XVIII века. с. 94.
76 Калязина П. И. О дворце адмирала Ф. М. Апраксина в Петербурге,— Труды Государственного Эрмитажа. 1970, вып. 11, с. 131 — 140.
77 Русская архитектура первой половины XVIII века, с. 99.
78 Raskine A. Petrodvoretz (Peterliof). L.: Aurore, 1979, p. 9—12; Шварц R. C. Пригороды Ленинграда. Л.; M.. 1961, с. 15. 17, 19. 20.
79 Семенова Л. //. Рабочие Петербурга..., с. 52.
80 Бунин А. И.. Ильин Л. А., Поляков //. X., Шквариков R. А. Градостроительство. М., 1945, с. 223; Иогансен М. В., Лисовский В. Г. Ленинград, с. 20—25.
81 Предтеченский А. В. Основание Петербурга, с. 46.
82 Семенова Л. И. Рабочие Петербурга..., с. 53.
83 Мавродин В. В. Петр 1. Л., 1945, с. 56—57; Семенова Л. И. Рабочие Петербурга..., с. 60, 65; Преображенский А. А. Развитие мануфактуры в России (конец XVII —первая половина XVIII в.).— Ремесло и мануфактура в России, Финляндии и Прибалтике: Материалы II советско-финского симпозиума по социально-экономической истории, 13—14 декабря 1972 г. Л., 1975 с. 48—60.
84 Гейман В. Г. Мануфактурные предприятия Петербурга, с. 77.
85 Для строительства этих казенных кирпичных заводов были собраны деньги по губерниям в сумме свыше 50 тыс. руб. и прислано из Адмиралтейства 530 чел. работных людей (Гейман В. Г. Указ. соч.. с. 71). Существовали в Петербурге и частные кирпичные заводы (например, А. Д. Меншикова на р. Ижоре), обслуживавшиеся трудом зависимых крестьян; часть продукции заводов поступала в продажу государству и частным лицам. (См.: Троицкий С. М. Хозяйство крупного сановника России в первой четверти XVIII в. (по архиву князя А. Д. Меньшикова).— П кн.: Россия в период реформ Петра I, с. 234).
86 На этой мануфактуре работали четыре парижских мастера гобеленового дела, которым платили по 400 руб. в год. См.: Гейман В. Г. Указ, соч., с. 63.
87 Троицкий С. М. Финансовая политика..., с. 241.
88 Гейман В. Г. Указ, соч., с. 70; Семенова Л. В. Рабочие Петербурга..., с. 04. С. Я. Поровой указывает размер государственной ссуды в 45 тыс. руб. (Тоновой С. Я. Указ. соч.. с. 94).
89 Троицкий С. М. Финансовая политика..., с. 241.
90 Кирилов В. К. Указ, соч., с. 52.
91 Петербург петровского времени, с. 98; Очерки истории СССР..., с. 659; Кирилов Я. К. Указ, соч., с. 51.
92 ПСЗ-1, т. 5, № 3330.
93 ПСЗ-1, т. 3, № 2389; Петербург петровского времени, с. 105.
94 Пекарский П. П. Наука и литература в России при Истре Целиком. СПб., 1862, т. 2, с. 656—657; Алексеева М. А. Указ. соч.. с. 348. Жалованье типографским служащим в 1711 г. составляло 3210 руб. и 461 юфть хлеба в год; директор типографии М. П. Абрамов получал 455 руб. и 25 юфтей хлеба в год (Пекарский П. П. Наука и литература в России..., Т. 2, с. 657— 658).
95 Пекарский П. П. Паука и литература в России... т. 2. с. 694; Очерки истории СССР..., с. 679; Кирилов П. К. Указ. соч.. с. 52—53.
96 В 1725 г. расходы на всех типографских служащих составили 1320 руб. См.: Кирилов И. К. Указ, соч., с. 348.
97 Петербург петровского времени, с. 101 —102; Кирилов И. К. Указ, соч., с. 52. Персонал военного госпиталя насчитывал в 1725 г. 86 чел. (Там же).
98 Основой Библиотеки Академии наук послужила личная рабочая библиотека Петра 1, а также книги из библиотек царевича Алексея Петровича. А. А. Виниуса, П. П. Шафирова. Я. В. Брюса, А. И. Остермана. Р. Я. Арескина и др. См.: Лебедева П. П. К вопросу о выявлении и изучении частных библиотек XVIII в. в фондах Библиотеки Академии наук СССР.— В кн. Книга в России до середины XIX века. Л., 1978, с. 210—216; Боброва Е. И. Библиотека Петра I: Указатель-справочник-. Л.. 1978, с. 5—13.
99 Очерки истории СССР..., с. 699—700; Лунное С. П. Книга в России в первой четверти XVIII века. Л., 1973, с. 166—183.
100 Пекарский П. П. Наука и литература в России при Петре Великом. СПб., 1862, т. 1, с. 53.
101 Бакланова П. А. Указ, соч., с. 495.
102 Кроме Афродиты, там же дли Петра I было приобретено скульптуры стоимостью более чем на 55 тыс. руб.; в 1717—1718 гг. один только русский агент II. И. Беклемишев закупил для цари в Венеции около 40 картин. См.: Шаркова //. С. России и Италия: торговые отношения XV — первой четверти XVIII в. Л., 1981, с. 12(1. 153—159.
103 Галерея Петра 1..., с. 28.
104 Очерки истории СССР..., с. 719.
105 Там же. с. 725.
106 Кирилов И. /Г. Указ, соч., с. 355.
107 Государственные окладные расходы на 1725 г. составляли (в тыс. руб.): армия—5119. флот— 1422. центральное и местное управление—675, Коллегия иностранных дел — 743, церковь— 109. царский двор — 351, строительство казенных заводов и выкуп государственных имуществ — 105, строительство— 592, Академия наук — 24,9. Всего — 9140,9 (Троицкий С. М. Финансовая политика.... с. 224. табл. 21). Из этой суммы государство тратило на культурные нужды около 100 тыс. руб., т. е. не более 1% всех средств бюджета (Там же. с. 226, 245. 266).
108 Майкова Т. С Верил только своим глазам...— Паука и религия, 1973, № 5, с. 61.
109 Иогансен М. В. Указ, соч., с. 10—II, 10.
110 На строительство парков в Дубках и Стрельне были отпущены большие средства. И 1723—1724 гг. там работал шведский садовник У. Удефельд, приглашенный в Россию в 1722 г. русским послом в Стокгольме М. П. Бестужевым (ЦГАДА, ф. 9, отд. 1, д. 7. л. 251; оп. 4, д. 59, л. 172, 174; отд. 2, д. 66, л. 37—38, 41—42; оп. 4, д. 62, л. 267; отд. I. д. 57. л. 304; Некрасов Г. А. Становление постоянных русско-шведских культурных связей в 20—40-х годах XVIII в.— И ни.: Международные отношения и внешняя политика СССР: История и современность. М., 1977, с. 191—192). Работой У. Удефельда в России были очень довольны, его жалованье составляло 120 руб. в год (Семенова Л. П. Участие шведских мастеровых..., с. 271).
111 И Петербурге в 1727 г. насчитывалось 38 разных заводов. См.; Кирилов П. К. Указ, соч., с. 309
112 Ферсман А. Е., Влодавец П. П. Государственная Петергофская гранильная фабрика в ее прошлом, настоящем и будущем. 11г.. 1921.
113 ЦГИА СССР, ф. 19. (Департамент гнешней торговли), оп. 4, д. 130, л. 99, ведомость о внешней торговле России в 1717—1718 гг.
114 Архив ЛОИИ СССР, ф. 36 (Воронцовых), on. 1, д. 572, л. 39, л. 39 об,—40 («Описание о точном состоянии и свойстве российского торга...»)
115 Там же, л. 40.
116 Мавродин В. В. Петр I. Л., 1945. с. 58. 61; Милюков П. П. Указ, соч., с. 497.
117 Спасский П. Г. Русская монетная система. Л., 1970, с. 164—165.
118 Пекарский П. П. История имп. Академии паук в Петербурге. СПб., 1870. Т. 1; 1873. Т. 2; Князев Г. А., Кольцов А. И. Краткий очерк истории Академии наук СССР. М.; Л., 1964; Борисова Е. А. О ранних проектах зданий Академии наук.—И кн.: Русское искусство XVIII века. М.. 1973, с. 56—65; Андреев А. Ч. Основание Академии наук в Петербурге.— П кн.: Петр Великий. с. 284—333; Копелевич Ю. X. Основание Петербургской Академии наук. Л., 1977. с. 55—62.
119 Кирилов П. К. Указ, соч., с. 344. Уже в 1724 г. фактические расходы на вновь учрежденную Академию составили 24 912 руб. См.: Милюков П. П. Указ. соч.. с. 675; Троицкий С. М. Финансовая политика.... с. 240: Копе левич 10. X. Указ. соч. с. 62—63, 79.
120 Кирилов //. К. Указ, соч., с. 51.
121 С. М. Троицкий приводит цифру в 100 тыс. руб. в качестве величины расходов в 1725 г. на культурные потребности всей России (Троицкий. С. М. Финансовая политика.... с. 226, 245, 266), следовательно, 3/4 отих расходов шли на культурные нужды столицы.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 103