А. И. Комиссаренко. Хлебные ресурсы Вятки в середине XVIII в. (к вопросу о развитии купеческой винокуренной промышленности)
Исследование процессов включения экономики важнейших районов России в сферу товарных отношений давно уже составляет цель многих исторических работ, посвященных позднефеодальной эпохе. Намечены и изучены различные аспекты этой проблемы. Нельзя, однако, не отметить, что по ряду районов такое изучение еще только начинается. К малоисследованным областям относится обширная Вятская провинция — ведущая сырьевая база на Севере европейской части России по производству хлеба и продуктов животноводства1.

В настоящем сообщении мы попытались осветить историю развития винокурения в Вятской провинции, выделяя в первую очередь вопросы об объеме его продукции, о связи с крестьянским хозяйством. Основные материалы по этой теме хранятся в Центральном Государственном архиве древних актов (фонды Хлыновской таможни, Вятской провинциальной канцелярии, Хлыновской крепостной конторы, Камер-коллегии, Сената). Это таможенные выписи, рапорты винных подрядчиков о выкурке вина за год, записи в крепостных книгах о найме крестьян на работу в качестве транспортных работников, челобитные о разрешении курить вино и т. д.

К середине XVII в. Вятка наряду с Устюжским уездом стала крупным хлебопроизводящим районом, поставлявшим зерно в другие уезды Поморья и в Сибирь. В XVIII в. это значение края сохранялось, хотя отправка зерна в Сибирь была прекращена в связи с успехами в развитии местного земледелия. К середине XVIII в., по данным Сената, Вятская провинция входила в состав наиболее развитых районов Волжско-Камского бассейна, уступая по объему производства зерна лишь Пензенской, Свияжской провинциям и Казанскому уезду2. Важнейшим показателем уровня производства зерна может служить хлебная торговля. В 40-е годы XVIII в. на Север к Архангельску для продажи вывозилось хлеба почти на 100 тыс. руб. ежегодно3. Развитое зерновое хозяйство явилось почвой, на которой выросло частное (купеческое) винокурение. К 1753 г. в провинции насчитывалось около десяти купеческих винокурен.

Так, видному хлыновскому купцу и мануфактуристу А. Ф. Прозорову принадлежали два винокуренных завода (один в вотчинах вятского Успенского Трифонова монастыря, другой — в Бритовской волости Хлыновского уезда), Г. Прозорову — завод в деревне Корепановской, С. Прозоровой — в деревне Крутецкой, В. Прозорову — деревне Пахомовской, П. Прозорову — в деревне Варсеговской. В. Дряхлов — видный хлыновский купец — владел винокурней в деревне Минашевской4. С 1719 г. в Хлынове действовали две винокурни, принадлежавшие хлыновским купцам Рылову и Злыгостеву5. Имелись также казенные винокуренные предприятия в Хлыновском уезде — Талицкое и Никулицкое. Строительство винокуренных заводов продолжалось до начала 50-х годов XVIII в.

12 июня 1750 г. слободской купец Виссарион Андреев сын Шмелев подал челобитье в Слободскую воеводскую канцелярию с просьбой разрешить ему строительство винокурни «в Слободском у. Чистянского оброчного стана Зачепецкой волости в деревне Пихтовец, Нагорная тож, на речке Пихтовоц на купленной своей земле...». Челобитчик надеялся добиться от властей разрешения, так как «близ де того места годных к корабельному строению заповедных лесов и казенных оброчных земель и сенных покосов и в близости кабаков не имеетца и места де хлебородные...»6. В мае 1752 г. такое разрешение было дано Камер-коллегией7. В 1752—1755 гг. В. А. Шмелев производил на этом предприятии переработку зерна и поставлял вино по подрядам в города русского Поморья (до 5000 ведер в год). На винокурне работали 67 крестьян-половников. Подавляющая часть необходимых припасов для винокурения приобреталась на рынке. В 40—50-е годы XVIII в. такие закупки имели ярко выраженную тенденцию к росту (см. табл. 1).

Таблица 1
Закупки сельскохозяйственных продуктов и топлива для винокурения, сделанные хлыновскими купцами



Источники: ЦГАДА, ф. 834, оп, 1, д. 366 , 30 , 319.

Общая стоимость закупленных припасов для винокурения выросла за это время почти в пять раз. Это прямое свидетельство бурного развития купеческого предпринимательства, роста частной винокуренной промышленности в Вятской провинции. Общий объем произведенной продукции был велик. В 1742 г., например, на одном Хлыновском кружечном дворе было продано купеческой выкурки около 15 тыс. ведер вина на сумму более 11 тыс. руб., а для продажи на 50 отъезжих «стойках» было поставлено более 10 тыс. ведер, принесших доход в 7440 руб. 70 коп. На Ошланском казенном винокуренном заводе ежегодно производилось 27 тыс. ведер вина8. Винокурни использовали сырье, покупавшееся в уезде у крестьян «цельем», а затем оно «готовлено и молото на их подрядчиковых собственных заводах». На купеческих предприятиях осуществлялась, таким образом, переработка скупленных сельскохозяйственных продуктов.

Транспортировка этих полуфабрикатов к винокурням производилась, как правило, на купеческих подводах, но для вывоза готового вина купцы прибегали к найму. В «ведениях» винных подрядчиков за 1746 г. имеются отметки о количестве закупленных в уезде у крестьян продуктов, стоимости закупок, количестве выкуренного вина, местах его вывоза, найме крестьян-извозчиков, суммах найма9. Как видно из этих документов, винокурением занималась группа ведущих хлыновских купцов. Среди них Григорий и Павел Прозоровы, Александр Прозоров, Стефанида Прозорова, Иван Толмачев, Иван Дьяконов, Михаил Злыгостев, Федор Дряхлов, Василий Хохряков и другие. Всего ими было выкурено более 22 тыс. ведер вина (более 264 тыс. литров), предназначенного к поставке в северные и уральские города. Из 10 подрядчиков 8 произвели свыше 1500 ведер вина (Григорий и Павел Прозоровы — 5870 ведер, или 26,15%, Александр Прозоров — 4050 ведер — 18,04%).

Для производства этого вина ими было закуплено в уезде у крестьян свыше 4500 четвертей муки и солоду ржаного, 2182 четвертей муки овсяной, 307 пудов 25 фунтов хмеля, 1745 саж. дров на сумму около 4000 руб. Если учесть к тому же стоимость оборудования и расходы на содержание рабочей силы (об этом нет сведений), то расходы на производство вина превысят эту сумму не менее чем на треть. К тому же на оплату труда извозчиков, нанявшихся к ним для вывоза вина к подрядным пунктам, было истрачено 977,5 руб. Следовательно, общие расходы на производство и транспортировку подрядного вина составляли не менее 6—7 тыс. руб. ежегодно. При этом надо иметь в виду то обстоятельство, что вятские извозчики доставляли вино не всегда до конечных пунктов. Если оно вывозилось в Архангельск, то гужом его доставляли только до Ношульской пристани, а оттуда до Архангельска уже водным путем. Вино по подряду в Верхотурье вятчанами вывозилось только до Соликамска. Из этого можно заключить, что действительные транспортные расходы оказывались несколько большими, чем указано выше.

Вывоз к Архангельску был основным (12 762 ведра, или 56,85%), несколько уступал ему вывоз в Верхотурье (8585 ведер, или 38,24%). К Екатеринбургу предназначались 1100 ведер (4,01%). Вятские крестьяне-извозчики, по нашим подсчетам, использовали для гужевого вывоза подрядного вина 473 подводы. Важнейшие перевалочные пункты — Соликамск и Ношульская пристань — забирали 85—91% вывезенного вина на наемных крестьянских подводах. К Ношули было направлено более 11000 ведер вина на 265 подводах. К Соликамску — перевалочному пункту на пути к Верхотурью — хлыновские крестьяне-извозчики доставили свыше 8 тыс. ведер (35,79%) на 170 подводах (35,96%), в то время как непосредственно к Верхотурью ушли только 17 подвод (3,59%), на которых было вывезено 550 ведер (2,45%). Если Архангельское направление было первенствующим по объекту вывоза, то по стоимости извоза оно уступало восточному. Лишь на оплату труда извозчиков, обслуживавших торговый путь Хлынов — Соликамск, хлыновскими подрядчиками было истрачено 505,5 руб. из 977,5 руб. всей наемной суммы (51,7%).

Крестьяне-извозчики, возившие вино в Ношуль и до Архангельска, получили 370 руб. (37,86%). Эта разница объясняется увеличением транспортных расходов в связи с большой удаленностью восточного перевалочного пункта — Соликамска — от Хлынова в сравнении с Ношульской пристанью. Доставка одной подводы с вином (35—45 ведер) в Ношуль обходилась в один рубль, транспортные издержки при вывозе к Соликамску превышали эту сумму в 3 раза, а в Верхотурье — в 6 раз10. Объем производства подрядного вина хлыновскими винокурами и поставки их в города Поморья и Урала показаны в табл. 2.

Таблица 2
Производство подрядного вина хлыновскими купцами и поставки его в города Поморья и Урала, 1746 г.



Источники: ЦГАДА, ф. 834, оп. 1, д. 366, л. 1—288; д. 30, л. 1—63; д. 319, л. 1-38.

Таблица 3
Участие вятских крестьян в вывозе подрядного вина, 1746 г.



Источники: ЦГАДА, ф. 834, оп. 1, Д. 30 , 319 , 366.

Большой интерес представляют для нас сведения об участии крестьян в обслуживании торговли. В подаваемых купцами рапортах о выкурке и продаже вина отмечены нанятые ими крестьяне. Особенно важно проследить географическое размещение крестьян-извозчиков в пределах Вятского края. В источниках мы учитывали: местожительство крестьян-извозчиков; количество нанятых в каждом районе подвод; сумму найма, полученную извозчиками каждого административного округа; пункт вывоза. Результаты анализа представлены в табл. 3.

Из таблицы видно, что существовала некоторая специализация станов и волостей при обслуживании торговых путей. Более трети всех подвод было нанято в волостях Спенцынского стана. Большинство их направлено в Соликамск и некоторая часть в Ношуль.

Спенцынские крестьяне получили также около трети всей наемной суммы. Крестьяне Великорецкого оброчного стана использовались исключительно при перевозе грузов к Ношульской пристани. Это понятно: они жили к северо-западу от г. Хлынова, в районе торгового пути на север — к Ношульской пристани. В Великорецких волостях были наняты 150 подвод, однако из-за дешевизны этого направления общая сумма найма едва достигла 168 руб. (17%). Крестьяне Бобинского стана использовались при вывозе вина к дальним пунктам — Верхотурью и Архангельску. Им заплачено за 38 подвод (8,03%) 207 руб. (21,17%). Почти 18% всех подвод (84 из 473) нанято у крестьян Слободского уезда Совьинской волости. Их конечный пункт вывоза — Соликамск. Слободским крестьянам была выплачена поэтому весьма значительная сумма — 252 руб. (25,78%).

Сохранившиеся сведения за 1751 г. позволяют провести сопоставления с данными 1746 г. Производством и подрядом вина занимались в основном те же купеческие фамилии, что и раньше. Прозоровы, Дьяконовы, Злыгостевы, Толмачевы доставляли в различные города тысячи ведер вина. Однако в составе подрядчиков произошли некоторые изменения: их, во-первых, стало меньше (8 против 10); во-вторых, во главе части купеческих семей стали новые лица (делом Ивана Дьяконова стала руководить его вдова Ксения Дьяконова, Михаила Злыгостева заменил Прокопий Злыгостев). Нельзя не отметить также увеличения подряда и расширения географической сферы подрядных операций. Если в 1746 г. по подрядам было поставлено 22 447 ведер вина, то к 1751 г. подряд возрос до 26 761 ведра. К прежним пунктам поставки (Архангельск, Верхотурье, Екатеринбург) добавились Великий Устюг, Тобольск, Кайгородок, Тюмень, Петербург. Соответственно этому возросли закупки зерна и дров в уезде и наем извозчиков. В 1751 г. винные откупщики израсходовали на приобретение хлеба и топлива около 6000 руб. против 4000 руб. в 1746 г. Для вывоза вина потребовалось нанять у крестьян 757 подвод против 473 и доплатить извозчикам более 1000 руб. (1995,75 руб. против 977,5 руб.)11.

Можно с достаточной уверенностью сказать, что почти все подрядное вино производилось из хлебных припасов, закупленных у вятских крестьян. Показателем этого служит приблизительное равенство процентных отношений производства вина и сумм, истраченных на покупку винокуренных припасов. Отсюда следует и другое, не менее важное соображение: размер выкурки зависел от количества товаров, закупленных у крестьян каждым откупщиком. Таким образом, крестьянское хозяйство, бывшее источником обращавшихся на рынке товаров, служило в значительной степени сырьевой базой местной винокуренной промышленности. Продукция сельскохозяйственного производства, втягиваясь через сферу торговли в промышленность и видоизменяясь там, снова попадала на рынок, в этом цикле она оказывалась тем резервуаром, из которого черпался торговый капитал12. Часть его, несомненно, опять обращалась на приобретение зерна и вкладывалась в винокурение. Так шел процесс превращения торгового капитала в промышленный, связывавший сельское хозяйство с промышленностью.

Как и раньше, в 1751 г. преобладающим направлением торговли оставалось восточное. На Урал и в Сибирь было отправлено свыше 45% изготовленного по подряду вина (в Верхотурье — 1000 ведер, Екатеринбург — 5143 ведра, Тобольск — 2293 ведра, Тюмень — 3915 ведер). Поморье также продолжало быть районом сбыта вятской винной продукции. Туда было вывезено около 42% произведенного вина (в Архангельск — 6862 ведра, Устюг —2812 ведер). Интересно, что вятские винокуры поставляли свою продукцию даже в Петербург, куда было вывезено 1600 ведер вина. В 1751 г. заметно возросли закупки купечеством различных припасов для винокурения у крестьян. Если в 1746 г. вятское крестьянство продало купцам 4541 четверть муки и солоду ржаного, то в 1751 г.— почти в 2 раза больше — 8402 четверти. Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. Винные промышленники старались покупать у крестьян муку, а не зерно, что свидетельствует о развитии мукомольного производства на Вятке. Необходимо признать, что закупки восьми хлыновских промышленников были очень велики. Партии в несколько тысяч четвертей муки и солода, других припасов — не редкость среди таких операций. Несомненно, такое количество муки и прочих товаров приобреталось не у тысяч разрозненных крестьян-производителей, а у более узкого круга крестьян-скупщиков.

Теперь рассмотрим другую сторону связи купеческого винокурения с крестьянским миром. Речь идет об использовании наемного труда крестьян-извозчиков при доставке готового вина к местам продажи. Всего для вывоза вина понадобилось более 700 подвод, это в 1,7 раза больше, чем в 1746 г.; в таком же объеме возросли и транспортные издержки. При сопоставлении полученных данных с данными 1747 г. нельзя не заметить некоторой закономерности. Как И раньше, значительное число нанятых извозчиков пришло из Спенцынских станов. Если в 1746 г. эти районы представляли около 33% всего числа нанятых подвод, то теперь — около 46%. Спенцынские крестьяне использовались на перевозке вина в восточном направлении — к Соликамску, Екатеринбургу и Верхотурью. Им было выплачено около 58% всей суммы найма. Жители Великорецкого оброчного стана составляли ту часть крестьян-извозчиков, которая специализировалась исключительно на обслуживании ношульского торгового пути. Ими было поставлено 185 подвод —это больше, чем в 1746 г. (168 подвод). Относительная величина великорецкого извоза в 1751 г. снизилась по числу подвод до 24% против 35% в 1746 г., хотя по сумме найма этого наблюдать нельзя (около 16% в 1746 г. и примерно столько же в 1751 г.). Указанные колебания в значительной степени объяснимы ростом извоза в спенцынских волостях. Среди крестьян, нанимавшихся к винным промышленникам на работу, мы опять встречаем жителей Бобинского стана, Совьинской волости Слободского уезда, Темеревской монастырской вотчины.

Переработка избыточной зерновой продукции на частных (купеческих) винокурнях была прекращена в 1754—1755 гг. в связи с передачей винокуренного дела в России исключительно дворянству. Купцам предписывалось «винокуренные заводы вовсе уничтожить» и «впредь их, купцов, к поставке вина в подряды вовсе не допускать...». Вятское купечество не могло даже продать свои заводы дворянам, так как в провинции дворян было слишком мало. Следует думать, что к 1756 г. купеческое винокурение на Вятке прекратило свое существование13; абсолютистское правительство России нанесло удар той отрасли производства, которая связывала сельское хозяйство с промышленностью и содействовала как накоплению капиталов, так и углублению социальной дифференциации в деревне.

Заключая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы. Винная торговля являлась важным рычагом фискальной системы. Вместе с тем развитие винокурения, прежде всего частного, свидетельствует о вовлечении сельскохозяйственного производства в сферу товарно-денежных отношений. Общая зерновая направленность сельского хозяйства края, излишки зерна обеспечивали частное винокурение всеми необходимыми сырьевыми ресурсами. Известная простота технологии и перспектива высоких прибылей, быстрая оборачиваемость капитала толкали купцов на открытие своих винокурен. Частное вятское винокурение не испытывало трудностей в сбыте своей продукции: она расходилась по северным и восточным рынкам. Втягивание излишков зерна в товарооборот через посредство винокуренной промышленности, ускорение отрыва непосредственных производителей — крестьян от средств производства путем использования их на работах по транспортировке продукции винокурения — все это показывает пути развития новых экономических и социальных черт в сельском хозяйстве Вятского края в XVIII в.



1 1 Эммаусский А. В. Исторический очерк Вятского края XVII—XVIII веков. Киров, 1956; Комиссаренко А. И. Вятские крестьяне в 20—60-е годы XVIII в.: Автореф. дис. ... канд. ист. паук. М., 1966.
2 ЦГАДА, ф. 248 (Сенат), кн 3577, л. 719—722 об.
3 Комиссаренко А. И. Хлыновский городской рынок в 30—40-х годах XVIII в.— В кн.: Города феодальной России: Сб. статей памяти Н. В. Устюгова. М., 1966, с. 446—455.
4 В 1658 г. была основана винокурня хлыновским купцом Аверкием Тряпицыным. См.: Эммаусский А. В. Указ, соч., с. 37; Волков М. Я. О винокуренных заводах в Поморье и Приуральо в 30—50-е гг. XVIII в.— В кн.: Аграрная история Европейского Севера СССР. Вологда, 1970, с. 449—464.
5 Столетие Вятской губернии. Вятка, 1880, т. 1, с. 170.
6 ЦГАДА, ф. 273 (Камер-коллегия), он. 1, ч. 7, д. 30311, л. 1—3.
7 Там же. л. 57 об.
8 Там же, ф. 834 (Хлыновская таможня), оп. 1, д. 366, л. 1—287; Эммаусский А. В. Указ, соч., с. 84.
9 ЦГАДА, ф. 834, оп. 1, д. 366, л. 1-63.
10 Там же, д. 30, л. 20—45.
11 Там же, д. 109, л. 1—163.
12 Комиссаренко А. И. Хлыновский городской рынок..., с. 446—455; Он же. Крестьянская торговля на Вятке в первой воловине XVIII в. Труды Моск. гос. ист.-арх. ин-та, 1965, т. 21, с. 271—288.
13 ЦГАДА, ф. 273, on. 1, д. 30658, л. 1—20.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 112