Шестаков и Панов
Гаврила Данилович Шестаков происходил из дворянской семьи2, но очень бедной, и родители его сами работали в поле3. Детей у них было много; мать младшего ребенка посадит к себе одного «на закукры»4, как говорят в деревне, двоих ведет за руки, и со всех сторон окружена была детьми постарше, которые шли и бежали с нею. Гавриле Даниловичу необходимо было самому о себе постараться; он поступил на государственную службу и дослужился до чина бригадира. Это был важный чин, почти генеральский; людям этого чина дозволялось употреблять при выездах генеральскую упряжку: шестерку лошадей с форейтором впереди5. Слыхала я, будто он некоторое время служил и в Сибири, откуда вернулся в собственной карете, с гербами на дверцах и с моржового сбруей, а с собою привез немало драгоценных камней, более всего аметистов. Последнее время службы он провел в Москве в тамошнем Сенате6. Приехав на родину в сельцо Дворянкино, Любимского уезда Ярославской губернии, повидать родителей, он был ими сосватан.
В соседстве с бедными Шестаковыми жил богатый помещик Панов, Федор Федорович, которого земли тянулись верст на тридцать в длину7. Панов был женат на знатной особе, бывшей фрейлине при царском дворе, и была у них одна только дочь Феофания, красавица собой. Рано она вышла замуж тоже за красивого помещика Андрея Андреевича Мыльникова8. Жили они душа в душу, любовались на своего первенца Федю9, утешались его детским лепетом. Но счастье земное так непрочно: спустя немного лет неожиданно для всех умирает Мыльников, и молодая вдова с сыном возвращается в дом родительский. Мать у нее, болезненная женщина, помешалась в рассудке. Дочь начинает замечать, что она становится обузой для отца и что он начинает соблазнять ее молоденькую няню. В это время ей сватают бригадира Шестакова, и она решается за него идти по совету отца и всех родных, хотя немолодой, суровый и гордый Шестаков не мог внушить ей любви.
Панов же, выдав дочь замуж, стал решительно преследовать ее скромную няню, свою крепостную девушку, которая долго ему сопротивлялась, но в конце концов подчинилась его власти и силе. У них родился сын Петр. Она была прекрасная, добрая, кроткая, сердечная женщина. Всю ее родню Панов отпустил на волю и устроил им в Ярославле гостиницу. Когда же умерла его поврежденная в уме жена, он объявил, что сын его Петр законный10. (К сожалению, этот сын впоследствии оказался мучителем крепостных девушек и был сослан в Сибирь, оставив после себя красавицу жену и троих детей11.) Но зять Шестаков не мог примириться с последними действиями тестя. Заговорила в нем дворянская гордость. Каково! Женился на своей крепостной девке и усыновил ее сына, лишил наследства законную дочь. Через несколько времени Панов приехал в Ярославль и остановился в гостинице у родных своей второй жены. Узнав об этом, Шестаков явился к тестю и имел с ним горячее объяснение, вероятно, по поводу его недворянского поведения. Оттуда сильно взволнованный вышел он в общую залу гостиницы и потребовал чашку кофе. Быстро ее выпив, он вдруг почувствовал себя дурно и начал так громко икать, что перетревожил всех находившихся в доме. Панов распорядился немедленно отвезти заболевшего зятя домой. Домашняя прислуга сочла Шестакова умирающим и без его распоряжения позвала к нему священника, но больной отказался от услуг последнего и крикнул прислуге: «Зачем пустили сюда жеребцов? Гоните их!» Все думали, что ему почудились жеребцы в комнате, но, может быть, он так назвал членов церковного причта (нередко слышишь, как семинаристов называют жеребячьей породой)12. Вслед за тем несчастный Шестаков умер без покаяния, в страшных мучениях и ни с кем не простившись. Поговаривали, будто он был отравлен родными второй жены Панова, за свою угрозу возбудить дело о подлоге в метрических книгах; но возможно, что тут от гнева сделался сильный истерический припадок с громкою икотою.
После Шестакова осталась вдова, моя барыня Феофания Федоровна в тихом помешательстве, и две дочери (опекуном был у них Алябьев). Мать и меньшую дочь Александру Гавриловну взял к себе в усадьбу Мыльников, но держал их в подвальном этаже и в черном теле. Этот молодой человек, обладатель 500 душ и прекрасной усадьбы, по примеру прежних помещиков, завел псовую охоту, окружил себя приятелями, с которыми кутил и безобразничал. Бывало, запрется в спальню со своей любовницей, а бедная малютка Саша бегает без всякого призора в беспятых башмаках и худом платьице. Голодная, стучит она потихоньку в дверь его спальни и кричит: «Акулина Ивановна, мне есть хочется». Не скоро отворится дверь, и та с бранью сунет ей кусок черного хлеба; ребенок же ловит руку и с жаром ее целует. Малютка Саша заглядывает в переднюю: там так весело, собралось много дворовых мальчиков; играют в три листика и, заливаясь смехом, колотят друг друга по носу. Как ей хочется поиграть с ними, но боится братца; если он увидит, то наденет на нее овчинный тулуп, посадит на стул и привяжет ниточкой. О, как страшно ей такое наказание! Сидит, бывало, боясь пошевелиться.



2 Существовало несколько старинных дворянских родов Шестаковых, записанных в шестую часть дворянской родословной книги Владимирской, Новгородской и Ярославской губерний. В родословном древе столбовых ярославских дворян Шестаковых Гаврила Данилович не значится. Он принадлежал, очевидно, к одному из нескольких поздних дворянских родов Шестаковых и был последним в этом роду.
3 То есть на закорки.
4 Бригадир — в 1722—1799 гг. офицерский чин, промежуточный между полковником и генералом.
5 То есть цугом (шесть лошадей в одной упряжке с двойным выносом). Так в конце XVIII — начале XIX в. осуществлялся в соответствии со специальным регламентом официальный выезд крупного чиновника. Ср. в «Горе от ума» А.С. Грибоедова: «покойник дядя <...> Весь в орденах, езжал-то вечно цугом» (д. II, явл. 2)
6 Имеются в виду московские департаменты Сената. Сведений о слУ* Г.Д. Шестакова разыскать не удалось.
7 дворяне Пановы внесены во вторую часть дворянской книги Ярославской губернии. Федор Федорович служил в наследниковом Кирасирском полку, вышел в отставку в 1763 г. поручиком (Гос. архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 213. ІОП. 1.ЕД.ХР. 2468. Л. 2).
8 Род Мыльниковых занесен в первую часть дворянской родословной книги. 0 ]794 г. Андрей Андреевич — коллежский советник (ГАЯО. Ф. 213. Оп. 1. ед.хр. 2111).
9 «Федор Андреевич Мыльников (1792 — ?), в 1826 г. титулярный советник в отставке, помещик Ярославской и Владимирской губерний, был женат на дочери гвардии прапорщика Андрея Каблукова Марье Андреевне.
10 В 1802 г. Петру Федоровичу Панову было 15 лет, в 1820 г. он прапорщик в отставке (ГАЯО. Ф. 13. Оп. I. Ед. хр. 2468. JI. 2). В родословном древе Пановых Петр Федорович не значится.
11 В Гос. архиве Ярославской области хранится секретное дело «О жестоком обращении любимского помещика Петра Панова с крестьянами, принадлежащими ему и жене его», начатое 21 марта 1831 г. в дворянском депутатском собрании по распоряжению ярославского губернатора и оконченное 25 октября 1832 г. Жалоба дворовых людей Пановых была признана справедливой (ГАЯО. Ф. 213. On. 1. Ед. хр. 2580).
12 Ср. упрек священнослужителя крестьянам в главе «Поп» из поэмы Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»:

Скажите, православные,
Кого вы называете
Породой жеребячьею? Чур!
Отвечать на спрос!

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 10318