Прямая и словесная пропаганда
Практически никаких партизанских листовок, обращенных непосредственно к немецким военнослужащим, не обнаружено. Даже на более поздних этапах войны, когда партизаны иногда использовались советским руководством для распространения пропагандистских материалов на оккупированной территории, они не действовали в качестве посредников для распространения призывов, подобных тем, которые делала Красная армия от имени комитета «Свободная Германия» и других групп немецких военнопленных в СССР1.
Однако время от времени партизаны распространяли составленные на немецком языке листовки, сбрасываемые с советских самолетов, и проводили более похожие на шалости мелкие пропагандистские операции. В основном этим занимались члены городских подпольных групп, а не боевые партизанские отряды, поскольку немецкие военнослужащие, главным образом, находились в городах. По воспоминаниям одного находившегося в Брянской области политработника, одна из таких безобидных операций заключалась в том, что в салфетку начальника Трубчевской полевой жандармерии была подложена записка следующего содержания: «Рано ты празднуешь победу фашистской армии, собака. Гитлеру придет капут. Партизаны». Записки подобного содержания, по утверждениям того же автора подкладывали в карманы немецким солдатам и сотрудничавшим с немцами лицам во время просмотра кинофильмов2. Ещё в одном случае листовки разложили на стульях перед началом киносеанса, в другом — тайком доставили в казармы немецких солдат в Новозыбкове. В двух последних случаях речь, скорее всего, идет о листовках, сброшенных с советских самолетов и распространенных отдельными «агитаторами».
Лишь в самые первые и последние месяцы войны партизаны обращались с прямыми призывами к немецким солдатам. В первые недели войны, еще до того, как психологическая война вышла за рамки догматизма, когда листовки Красной армии все еще содержали призывы к «рабочим и трудовому крестьянству» в рядах немецких войск, появилась, по всей видимости выпущенная в Красной армии, листовка, в которой делалась попытка «объяснить» природу партизанского движения немецким войскам:
"КТО ТАКИЕ ПАРТИЗАНЫ?
Немецкие солдаты! Вам говорят, что партизанская война, которую ведут русские, бесчестная и что партизаны стреляют вам в спину. Немецкие суды считают их бандитами...".
Далее в ней объяснялось, что партизаны являются патриотами, следующими традиции немецких и австрийских героев, оказывавших сопротивление Наполеону. «Партизаны — это те люди, которые стремятся защитить свои дома и свою родину от тирана Гитлера. Русские партизаны — не враги немецких рабочих и крестьян». Русский труженик, говорилось в листовке, не для того освободился от царизма и капитализма, чтобы сдаться немецким «Юнкерсам» и плутократам. В заключение шли строки, призывавшие «немецкого солдата переходить на сторону Красной армии».

Москве потребовалось совсем немного времени, чтобы понять всю бесплодность подобных усилий. Нет свидетельств, что такие листовки использовались после октября 1941 года. Лишь на завершающих, победных этапах борьбы, когда немцы отступали, а партизаны действовали в качестве вспомогательной силы, координировавшей свои операции с частями регулярном армии, вновь появились партизанские листовки, призывавшие немецких солдат сдаваться. К примеру, такие листовки распространились в декабре 1943 года, когда часть немецких войск покинула Могилев.
В ряде случаев партизаны отправляли по почте или распространяли письма, адресованные чиновникам оккупационных властей. Написанные по-русски, такие письма, высмеивавшие противника и обличавшие его трусость или жестокость, в основном были призваны произвести впечатление на местное население3, хотя, несомненно, оказывали воздействие и на немцев.
Еще меньше партизаны прибегали к устному общению. Словесная пропаганда и распространение слухов, столь подходящие в отношениях с населением, практически не могли быть пригодны для немцев; хотя, несомненно, доходили и до них. Нет и свидетельств использования партизанами громкоговорителей во время боевых действий против немцев4.



1 Существует ряд неподтвержденных свидетельств, что в нескольких случаях партизаны могли участвовать в такой работе, когда находились вблизи от линии фронта и могли распространять материалы в воюющих немецких частях.
2 Андреев В. Указ. соч. С. 257.
3 Так, например, в районе Брянска, по всей видимости, одному из чиновников немецкой администрации было адресовано послание на русском языке: «Вы еще помните, господин Хайнрот, как во время боя у Первомайска вы бросили свои очки, карты и схемы и кричали: «Мои ноги! Мои ноги! Спасите меня от партизанских пуль!»?»
4 В одном из советских источников упоминается скорее напоминающий розыгрыш, чем серьезную пропагандистскую операцию, случай, когда один из подчиненных С. Ковпака подключился к немецкой телефонной линии. Партизан позвонил в местное отделение гестапо с угрозой нападения. Ковпак, по всей видимости, остался недоволен этой выходкой, способной выдать близость нахождения партизан, и наказал провинившегося (Вершигора П. Люди с чистой совестью. С. 145).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4622

X