Описание газовой атаки, проводимой русской артиллерией в газете "Волгарь", 1916 г

24 декабря 1916 г. в газете "Волгарь" был опубликован репортаж корреспондента газеты "Русское слово" о том, как артиллерия русской армии произвела химическую атаку на позиции немцев во время Первой мировой войны.

На утро, было предложено атаковать немцев и заставить их отойти из захваченного ими накануне участка наших окопов.

В землянке полкового командира шло совещание. Хотелось достигнуть поставленной цели с наименьшими жертвами с нашей стороны, с наибольшими потерями для неприятеля. Обычный приём, - ураганный огонь и последующая за ним атака пехоты – был, конечно, надёжным средством, но сейчас он не удовлетворял командира: на пути к окопом лежало небольшое болотце, и было ясно, что переход через него без потерь не обойдётся. Это болотце и заставило офицеров ломать себе голову над вопросом, который при других условия не представлял бы затруднений.

Командир дивизиона уныло глядел на запотевшие окна землянки.
- Эх, если бы ветер, да на их сторону ! – в слух промечтал он, пуская из трубки густые кольца дыма.- Шарахнул бы немцев химическими снарядами, – вот это было бы дело !
Но, как назло, ветер упорно дул с северо – запада. Тут уж приходилось думать не о химической атаке, а самим остерегаться химической обороны неприятеля.
В результате было решено выполнить задачу обыкновенным способом.

Около двух часов ночи, в землянке полкового командира зажужжал телефон. Полковник не спал, сидя за исчерченной цветными карандашами двухвёрсткой, и сам вял трубку.
- Николай Дмитриевич, это вы ? – узнал он голос командира дивизиона. – Что скажите ?
- Ветер меняется – ответил дивизионный с наблюдательного пункта – кажется, будет восточный. Прикажите людям не торопиться, - может быть и без них обойдётся.
Полковник повеселел.
- Дай бог, Николай Дмитриевич, а то мне что то не по себе, проклятое болото мне всю музыку портит.

Ровно в пять часов утра над нашим расположением взвилась и огненным шаром загорелась красная ракета. И то - час же в ближайшем лесу послышался гулкий треск первого выстрела. С воем и визгом переметнулся снаряд на немецкую позицию и грузно раскололся на мелкие части, грохотом разрыва сразу наполнив и дремавшие поляны, и леса, и озёра.

Через полчаса окрестности уже шумели от бешеного артиллерийского огня. Бледный осенний рассвет застал бой в самом разгаре, а командира дивизиона на наблюдательном пункте, пристально наблюдавшим за результатом огня, и отдающим резкие, отрывистые приказания.
На немецкой линии чувствовалось нервное движение. Угадывая скорое наступление, немцы, не смотря на бешеный огонь, торопливо подсылали пехотные части к угрожающему участку. Видно было, как узкими ходами сообщения двигались отдельные фигуры, как накапливались они в блиндажах, хотя меткость нашего огня была изумительна, и снаряды то и дело ложились на самую линию укреплений, вздымая целые тучи дыма, земли, обломков дерева и камня.
Стихший была на заре ветер, снова задул на это раз напрямую на немца.

Командир дивизиона усмехнулся.
- Приготовить химические снаряды! – раздалась его команда. – Трубка 8…Стрелять по команде... Огонь!

Серое облако дыма и пыли, взметнувшись над окопом засвидетельствовало верность прицела. Офицеры, находившиеся на наблюдательном пункте, схватились за бинокли.

Пыль на месте разрыва осела, и было ясно видно, как над окопом располагается еле заметный сизый дымок. С каждой секундой редея, он расстилался на большее пространство, и нежный, полупрозрачный, он совсем не казался страшным или даже зловещим.

А между тем, там в немецких окопах, этот сизый дымок вызывал панику и ужас. До наблюдательного пункта доносились отчаянные голоса немцев, по ходам забегали суетясь и толкаясь солдаты. Кое - кто пытался даже выскочить из окопа, не опасаясь выдать себя и ни о чём не думая, кроме спасения.
- Шрапнель – раздался новый приказ командира. – Огонь!

Над бегущими фигурами жестко защёлкали разрывы шрапнели. Видно, как сразу поредели ряды бегущих, но и те, кто упал, помня о стелющийся сзади дымки, стараются отползти дальше.
Новый химический снаряд ложится как раз там, где замечено было накопление неприятельской пехоты. Снова ползёт над поляной голубой дымок, и снова бегут перепуганные, потерявшие голову немцы, настигаемые в свою очередь шрапнелями и один за другим падающие на землю, что бы сделаться достоянием этого нежного с виду, но рокового по последствиям дыма.

А батареи всё работают. Первая линия давно уже очищена и лежит в непробудном молчании. Уже снаряды бьют по второй линии, уничтожая всякую попытку неприятеля вернуться на невозвратно потерянную позицию. Грохочут неприятельские орудия, торопливо выколачивают дробь пулемёты, но всё молчаливее и мертвеннее окопы, с там и тут разбросанными по ним неподвижными фигурами.

Звякает в наших окопах оружие, слышаться командные слова, и на поляну выходят стройные ряды фантастических чудовищ в гуттаперчевых масках, с чудными жестяными коробками на груди. Бодро они идут к неприятельской лини, старательно обходят болото и ряд за рядом скрываются там, где ещё недавно ждали их немецкие штыки и пулемёты, а сейчас одно безмолвие пронёсшейся смерти.

Вот пробежали сапёры укреплять занятую позицию, санитары, подобрать тех, кто уцелел от действия химических снарядов и шрапнели.

На вышку поднимается командир полка. Лицо его светло и весело. Он крепко жмёт руку командиру артиллерийского дивизиона, и взволнованным голосом, едва в состоянии передать слова благодарности.

Артиллерия замолкает. Только одни фантастические чудища, словно им трудно остановиться сразу, продолжают наводить ужас на разбитых, разогнанных и попрятавшихся немцев, за свою случайную удачу, так жёстко сегодня поплатившихся.

Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 744

Источник: Газета «Волгарь» 24 декабря 1916 года, №353



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X