Россия и международный рынок страхования, ХVIII-ХХ вв.

1. Российская империя и международный рынок страхования, XVIII - начало XX в.



Россия, как известно, принадлежала к числу государств «догоняющего» типа экономического развития, вступив на путь современного экономического роста позже ведущих стран Западной Европы и США. Роль государства в экономической жизни страны, в отличие от классической британской модели, была весьма велика, и потому именно правительство стало инициатором появления в России западных экономических институтов, в том числе и страховых учреждений. Однако нельзя недооценивать и фактор свободных рыночных сил, который особенно ощутимо проявился в экономике России после отмены крепостного права в 1861 г.

Американский историк экономики Александр Гершенкрон в свое время выдвинул концепцию о преимуществах исторической отсталости России, согласно которой государственное вмешательство сыграло решающую роль в индустриализации империи. Наряду с иностранными инвестициями экономическая политика правительства, нацеленная на создание, даже насильственное насаждение западных экономических институтов и целых отраслей промышленности, послужила, на его взгляд, компенсирующим фактором и позволила патриархальной империи за короткий исторический срок войти в число относительно развитых индустриальных держав. Частнопредпринимательский слой не рассматривался Гершенкроном в качестве сколько-нибудь значимой экономической и общественной силы1.

В действительности экономическая политика царского правительства носила противоречивый характер. С одной стороны, государство способствовало железнодорожному строительству, созданию тяжелой индустрии, росту банков, протекционистской защите отечественной промышленности и тем самым - развитию индустриального производства, а с другой - неуклонно и последовательно отстаивало систему государственного контроля и управления экономикой, соблюдало прежде всего интересы крупных землевладельцев - дворянства, ограничивало свободу предпринимательства, консервировало архаичные порядки в деревне.

Государство играло весьма активную роль в экономической жизни царской империи, но являлось не столько инвестором экономики (за исключением железнодорожного хозяйства, где казенные капиталовложения действительно были велики), сколько получателем дохода от экономического роста. Решающим фактором в экономике со второй половины XIX в. стали частнопредпринимательские силы. Можно согласиться с мнением американского экономиста Пола Грегори, что «экономический рост и структурные изменения царской экономики в 1885-1913 гг. соответствуют образцу современного экономического роста, который испытали на себе индустриально развитые страны»2.

Согласно расчетам, выполненным сотрудниками аппарата Лиги Наций в рамках сравнительного изучения процессов индустриализации и развития международной торговли, доля России в мировом промышленном производстве, составлявшая в 1885 гг. 3,4 %, возросла к 1900 гг. до 5,0 %, а к 1913 г. - до 5,3 %3 Темпы роста царской экономики были относительно высоки с точки зрения мировых стандартов конца XIX - начала XX в. Россия принадлежала к группе стран с наиболее быстро развивающейся экономикой, как США, Япония и Швеция4.

Заметного экономического прогресса Россия добилась в том числе благодаря заграничным инвестициям, которые сыграли существенную роль в деле индустриализации страны, облегчив ей первые шаги в этом направлении и подтолкнув создание ряда новых отраслей промышленности и транспорта. В акции российских акционерных компаний к 1913 г. было инвестировано около 785 млн долл, иностранных капиталов или 18 % от общего объема инвестиций. В этом отношении Российская империя принципиально не отличалась от других стран, вступивших на путь экономической модернизации с некоторым опозданием и пользовавшихся поддержкой более развитых соседей (например, Германии, в течение XIX столетия совершившей громадный скачок в индустриальном развитии).

Переплетаясь и сращиваясь с отечественным капиталом, иностранный капитал интегрировался в процесс индустриализации страны, подтолкнув создание целого ряда отраслей и промышленных регионов (например, угольно-металлургический район Донбасса на юге России)5. Интернационализация экономических связей вместе с тем способствовала вхождению России в мировое экономическое сообщество, в том числе и в страховом деле.

Страхование судов и морских грузов, XVIII - первая половина XIX в.

Морское страхование, связанное с международным товарообменом, является, как известно, старейшим видом страхования. Абсолютным лидером здесь в Новое время являлась Великобритания, оттеснившая прежних «владычиц морей» Испанию и Нидерланды. Операции морского страхования до XVIII в. велись исключительно единоличными страховщиками, затем и акционерными компаниями. Первыми были основаны в 1720 г. две английские компании (London Assurance Corp., Royal Exchange Assurance Corp.), которые до 1824 г. имели формальную страховую монополию (запрет на учреждение новых компаний). Однако действовать им пришлось в условиях острой конкуренции с единоличными страховщиками, объединенными корпорацией Ллойда с его системой «подписчиков» (underwriters), ведущих операции через брокеров6. Единоличные страховщики под влиянием конкуренции акционерных компаний с конца XVIII в. утратили позиции везде в Европе, кроме Англии, где успешно продолжала действовать единственная в своем роде страховая ассоциация Ллойда, сохранявшая лидерство в морском страховании по крайней мере до конца XIX в.

Пионерами страхового дела в России являлись голландцы, в царствование императора Петра I (1682-1725) ставшие основными агентами внешней торговли России. Петр I, приверженец политики меркантилизма, всячески способствовал развитию внешнеэкономических связей страны и насаждению западных экономических институтов (банки, биржа и т. д.). Однако российские предприниматели в то время еще не могли сравниться со своими западными коллегами по уровню ведения бизнеса - главным препятствием являлось отсутствие собственного торгового флота. Поэтому внешнеторговые операции, в том числе импорт российских товаров в Европу из основных портов империи, осуществлялись исключительно западными коммерсантами, прежде всего столь любимыми Петром I голландцами7.

Морское страхование и страхование грузов в пути также было функцией иностранных страховых компаний, которые вели операции в России через своих агентов в основных российских портах. Правовое регулирование операций страхования велось на основе французского Морского ордонанса 1681 г. (Ordonance de la marine), основные нормы которого действовали в России вплоть до конца XVIII в.8 Голландские коммерсанты занимались страхованием морских грузов и судов в столице империи -С.-Петербурге, а также в Архангельске, порте на Белом море. Как и в других отраслях внешней торговли России, их место в страховании импортно-экспортных грузов на рубеже XVIII-XIX вв. заняли британцы.

Британские банкиры, предоставлявшие внешнеторговые кредиты своим российских партнерам, имели в своем распоряжении мощный рычаг, чтобы направить клиентов на тот страховой рынок, который они считали предпочтительным. Обычным условием, которым лондонский банкирский дом братьев Бэринг (Baring) сопровождал предоставление кредита, было требование, чтобы накладная на отгрузку товара составлялась по их приказу, а страхование груза совершалось в Лондоне.

Стандартная форма морского полиса, в основе своей применяемого и сегодня, была разработана страховщиками Ллойда в 1770-г гг. Российские страховщики заимствовали зарубежные юридические нормы и сложившиеся деловые практики (usages). В итоге система морского страхования была перенесена сначала голландцами, а затем британцами и в Россию, которая стала одним из главных внешнеторговых партнеров Великобритании в XVIII-XIX вв.9

Становление страхования в России, XVIII - первая половина XIX в.

Особенность российского страхования заключалась в том, что на первом этапе, в XVIII - первой половине XIX в., оно не было результатом деятельности отечественных торгово-промышленных кругов, как в странах Западной Европы, поскольку в то время частнопредпринимательский слой в России был еще слабо развит, а возникало по инициативе государства.

Это относится к такой важнейшей для России сфере, как страхование от огня. Во второй половине XVIII в. значительное число домов аристократии в С.-Петербурге страховались за границей. Екатерина II при учреждении Государственного заемного банка в 1786 г. запретила страховать закладываемое в банке недвижимое имущество в иностранных компаниях. При банке была создана Государственная страховая экспедиция, однако в связи с неразвитостью страхового рынка в стране она была закрыта в 1822 г., поскольку за все годы существования ей удалось собрать всего 1,2 млн руб. премии.

На практике принцип государственной монополии на страхование не соблюдался. Потребность в огневом страховании удовлетворялась в тот период иностранными страховщиками. К концу XVIII в., когда заграницей, преимущественно в Англии, было застраховано российской недвижимости на сумму около 3 млн руб., сам Заемный банк стал официально выдавать ссуды под залог строений, застрахованных в иностранных государствах.

Активную деятельность развернуло созданное в С.-Петербурге агентство английской компании «Феникс» (Phoenix Insurance Company), созданной в 1782 г. для имущественного страхования за рубежом. К 1785 г. она имела страховых полисов в России на сумму 45 тыс. ф. ст. Значительную часть сделок в России фирма проводила через своего гамбургского агента Уильяма Хэнбери (Hanbury). При его содействии, в частности, в 1821 г. было застраховано на 50 тыс. ф. ст. новое здание С.-Петербургской биржи на стрелке Васильевского острова, один из архитектурных шедевров города.

Российский рынок обеспечивал «Фениксу» до 15 % сбора страховых премий и служил вторым по значимости регионом деятельности компании после французского (всего же к 1815 г. «Феникс» имел 42 агентства по всему миру)10. В С.-Петербурге имела также свое агентство специальная британская компания международного огневого страхования Imperial Fire Office.

Отток страховых премий за границу побудил российское правительство создать собственные страховые компании. В 1827 г. была учреждена первая собственная акционерная страховая компания - Российское страховое от огня общество, созданное при активном участии придворного банкира немецкого происхождения Людвига Штиглица (Stieglitz). Компании была предоставлена монополия сроком 20 лет на страхование в главных регионах империи, прежде всего в С.-Петербурге и Москве.

Успешная деятельность общества способствовала появлению других страховых компаний. В 1835 г. учреждается Второе Российское от огня страховое общество, в 1846 г. - компания «Саламандра». Деятельность страховых обществ курировалась высшими должностными лицами государства, которые были их соучредителями. Перечисленные выше три страховых общества, поделив сферы влияния на территории России, действовали на основе единых тарифов огневого страхования. Их уставы не допускали передачу имущества на страхование в зарубежные государства.

На этом этапе в России появились также первые компании страхования жизни (Российское общество застрахования капиталов и доходов, 1835). При страховании жизни выплаты денежных сумм производились при наступлении определенных событий в жизни застрахованного, а именно: достижении застрахованным определенного возраста, смерти в течение периода страхования, также болезни, получении травм, инвалидности застрахованного лица. В начале XX в. общество сменило название на страховое общество «Жизнь»11.

Возникла и компания транспортного страхования в области морской торговли (общество «Надежда», 1844). Ранее, как отмечалось, морское страхование и страхование грузов в пути было исключительной функцией иностранных страховых компаний, которые вели операции через своих агентов в основных российских портах. В 1846 г. был принят закон «О правилах морского страхования», действовавший до революции 1917 г. Закон позволял использовать иностранное законодательство при оформлении полисов в тех случаях, которые не предусмотрены российскими правовыми нормами. Обычно в этих случаях использовались Гамбургские правила морского страхования (Allgemeine Hamburgversicherungs Bedingungen), кодифицированные в 1867 г.12

Таким образом, второй этап становления страхования в России характеризовался заменой официальной государственной монополии на олигополию частных компаний огневого страхования с ограниченным сроком действия (существовала до 1847 г.). Появились первые учреждения в области морского страхования и страхования жизни, но говорить о свободном страховом рынке в России можно только со второй половины XIX в.

Российский страховой рынок и его международные связи, вторая половина XIX - начало XX в.

Структура и динамика российского страхового рынка

Пореформенный период характеризуется развитием национального страхового рынка в условиях свободной конкуренции. Отмена крепостного права в 1861 г., рост промышленности, строительство путей сообщения (железные дороги), развитие сети коммуникаций (телеграф и телефон) создавали предпосылки для ускоренного роста национального страхового рынка и его активного вовлечения в мировую систему страхования.

Образцом организации страхового дела для России стала Германия, ближайший сосед в Западной Европе, занявший одно из ведущих мест в мировом страховом деле. Немецкие страховщики приезжали в Россию, принимали российское подданство и становились активными учредителями и администраторами российских акционерных компаний. Иностранный «человеческий капитал» знакомил российских партнеров с западной технологией страхового дела (актуариат), способствовал налаживанию контактов с европейскими перестраховщиками. Так, на пост главного менеджера основанного в 1858 г. Московского страхового от огня общества из Германии был приглашен директор Магдебургского страхового от огня общества Иосиф Люкке (Josef Luecke), после смерти которого компанию возглавлял его сын Пауль Люкке13.

В царской России во второй половине XIX в. сложилась система страхования, включавшая российские и иностранные акционерные страховые компании, которые играли доминирующую роль на рынке страхования, а также взаимные страховые общества - городские и сельские (земские). Такие общества получали от органов местного самоуправления (земства или городской думы) ссуду на формирование основного капитала.

Для этого этапа характерно возникновение новых акционерных обществ без монопольных привилегий, в основном занимавшихся огневым страхованием. Большинство акционерных страховых обществ было сосредоточено в Петербурге и Москве. В 1913 г. из 19 акционерных обществ 13 с капиталом 297,7 млн руб. находилось в Петербурге, четыре с капиталом 76,4 млн руб. в Москве, два с капиталом 15,8 млн руб. - в Варшаве.

Общества городского взаимного страхования, более мелкие по масштабу по сравнению с акционерными компаниями (во взаимных обществах круг страхователей и страховщиков совпадал, роль акции выполнял страховой полис), организовывались обычно при городских муниципалитетах и занимались как страхованием от огня, так и другими видами страхования. Подавляющее большинство их участников являлись домовладельцами. Целью этих учреждений было противостоять диктату акционерных компаний путем более дешевых страховых тарифов. Возмещение выплачивалось прежде всего членам общества, причем при недостатке средств или для пополнения убытков проводилась дополнительная раскладка взносов между членами общества. В то же время, по мере накопления средств, страховые премии уменьшались, и у членов общества даже была возможность получить бесплатный (свободный) полис. К 1913 г. на долю городских обществ взаимного страхования, действовавших в 250 городах империи, приходилось около 7 % сбора всех страховых премий в России.

Кроме того, в России организовывались общества взаимного страхования отдельных групп предпринимателей, прежде всего в текстильной промышленности, где особенно высоки были пожарные риски. К 1917 г. насчитывалось 120 таких обществ. С 1913 г. действовала их представительная организация - Российский союз обществ взаимного страхования от огня.

Введение в 1860-х гг. органов местного территориального самоуправления (земств) сопровождалось организацией страхования в сельской местности, которое стало проводиться как в обязательной, так и в добровольной форме. Возникло земское (разновидность взаимного) страхование строений от пожаров и скота от падежа. На долю земского страхования в 1913 г. приходилось около 17 % всех страховых платежей в России14. Земские учреждения были введены в губерниях европейской части России, на остальной территории империи действовало обязательное правительственное страхование сельских строений. Земские страховые общества активно занимались перестрахованием ответственности друг у друга и в 1917 г. образовали с этой целью перестраховочное объединение - Земский страховой союз.

Формирование национального страхового рынка завершилось с созданием в 1881 г. страховой компании «Россия», которая одновременно вела операции страхования от огня, транспортного, жизни и др. Эта компания стала лидером акционерного страхования в России. В 1882-1909 гг. главным менеджером компании был австриец Роман Пенль (Pehnl), который ранее работал в австрийской компании Oestere Phoenix. С 1883 г. компания принимала перестрахования от российских, затем иностранных (прежде всего американских) страховых компаний.

Наибольшее распространение в дореволюционной России имело страхование от огня. С 1866 г. владельцам недвижимого имущества разрешалось страховать его не только в России, но и в иностранных государствах при отказе российского страховщика от заключения договора или когда страховщик требовал установить страховую премию в размере, превышающем 2,5 % суммы страхуемого имущества. На практике эта норма носила превентивный характер защиты национального рынка огневого страхования от перевода денег российских страхователей в иностранные компании, поскольку никто из русских страховщиков не повышал страховую премию до этого размера.

Параллельное развитие страховых учреждений разных форм собственности приводило к достаточно жесткой конкуренции, вынуждавшей акционерные страховые компании снижать тарифные ставки. Особенно сложной была ситуация в начале 1870-х гг., когда на ограниченном страховом рынке ощущался переизбыток учреждений. Акции обществ страхования от огня не приносили дивидендов, ставки упали до критического для благополучия компаний уровня. В этих условиях в 1875 г. был образован страховой синдикат, в который вошли 8 обществ страхования от огня, позже число членов синдиката расширилось. В соответствии с выработанной синдикатом «Конвенцией общего тарифа» страховые общества обязались действовать по одинаковым для всех правилам, условиям и тарифным ставкам.

Деятельность синдиката оздоровила страховой рынок. С 1875 г. до середины 1880-х гг. тарифные ставки возросли, равно как страховые премии, число клиентов, а также дивиденды компаний. Во второй половине 1880-х гг. синдикат в конкурентной борьбе с не вошедшими в его состав компаниями, а также с земским и взаимным страхованием несколько раз снижал ставки страховой премии. Однако конкуренция с городскими и земскими учреждениями не всегда была успешной из-за лучшей адаптации последних к местным условиям. На рубеже XIX-XX вв. ставки синдиката опять стали расти.

Второе место в имущественном страховании по сбору платежей занимало транспортное страхование судов и грузов. В 1870 г. в С.-Петербурге было учреждено страховое общество «Русский Ллойд» для морского и вообще транспортного страхования. В нем страховались как грузы, так и «транспортные средства» - суда, железнодорожные вагоны и др. Общество обслуживало главным образом экспортно-импортную торговлю России.

Страхованием жизни занимались 11 акционерных обществ (в том числе все три иностранных), государственные сберегательные кассы, которые с 1905 г. стали заключать договоры страхования жизни с вкладчиками, в 1912 г. введена система обязательного страхования рабочих. Более дорогим страхованием жизни в частных компаниях пользовались лишь 0,25 % населения страны, в основном состоятельные слои общества.

С конца XIX в. наблюдалась тенденция диверсификации деятельности российских страховых компаний, к страхованию от огня большинство добавило операции страхования жизни, транспорта, ценностей, пересылаемых по почте и др. Комбинированный характер деятельности придавал страховым компаниям большую финансовую устойчивость, поскольку способствовал снижению издержек15.

Государственное регулирование страховой деятельности

В связи с общим курсом министра финансов С. Ю. Витте в 1890-х гг. на усиление государственного вмешательства в экономическую жизнь было введено государственное регулирование страховых правоотношений и создана система страхового надзора. Имевшиеся ранее в руках государства рычаги воздействия (разрешительная система учреждения российских страховых компаний) были признаны недостаточными для контроля за страховой деятельностью.

В 1894 г. в России был установлен государственный страховой надзор за деятельностью страховых компаний с помощью правительственных инспекторов, устанавливалась обязательная публичная отчетность всех страховых компаний. Государством был определен размер акционерного капитала, необходимый для ведения одной страховой операции (500 тыс. руб.), и предельная норма дивидендов, которую компании имели право выплачивать до погашения организационных расходов (6 % от основного капитала) и до накопления запасного капитала в сумме не менее Уз от основного капитала (7 %). Контроль за всеми формами страхования возлагался на Министерство внутренних дел.

Закон 1898 г. «О порядке помещения и хранения средств акционерных страховых обществ и о покрытии их обязательств» регламентировал инвестиционные операции страховых компаний. Капиталы и резервы разрешалось помещать в облигации государственных займов и железнодорожных компаний, гарантированных правительством, а также в закладные листы земельных банков, в ссуды под залог этих ценных бумаг, городское недвижимое имущество и в ссуды под него (не свыше 40 % от общей суммы капиталов), в ссуды и авансы под полисы по страхованию жизни, на вклады и текущие счета в банки.

Приоритет отдавался инвестициям в недвижимость и ценные бумаги, к 1913 г. 45 % активов российских страховых компаний было размещено в ценных бумагах, недвижимости и на счетах в коммерческих банках. Тем компаниям, кто перестраховывал свои риски за границей, разрешалось часть средств вкладывать в иностранные фонды для обеспечения заграничных страховых операций16. Инвестиционная деятельность страховых обществ, протекавшая в рамках этого закона, приносила им высокий доход и позволяла выплачивать акционерам высокие дивиденды.

Иностранные страховые компании на российском рынке

Согласно закону 1871 г. в России разрешалось открытие зарубежных страховых компаний, но размер вносимого ими залога не был установлен и целиком зависел от усмотрения российского правительства. Кроме того, выданная компании лицензия могла быть отозвана без объяснения причин.

С 1880-х гг., когда эти ограничения были смягчены, в Российской империи начали операции три иностранные акционерные компании страхования жизни: «Нью-Йорк» (New-York Life, 1885, США), «Урбэн» (L’Urbaine, Франция, 1889) и «Эквитебл» (Equitable Life, США, 1889). Они открыли собственные отделения в форме дочерних фирм и вели операции страхования на внутреннем рынке страны. Кроме того, получили разрешение на ведение операций в России парижское общество L’Urbaine et la Seine и германское Victoria, но работу так и не начали.

Столь ограниченное число компаний объясняется жесткими условиями, которые диктовало государство для компаний, желавших открыть свои филиалы в России. Для открытия действий в России требовалось предварительно внести в государственное казначейство залог в размере 500 тыс. руб. (50 тыс. ф. ст.) и резервировать 30 % поступавших страховых платежей на счете в Государственном банке. Право правительства на отзыв лицензии сохранялось. Помимо этих трех компаний, в стране действовали и другие иностранные страховые структуры, но вели они свои операции на рынке перестрахования и собственных фирм в России не имели (об этом см. ниже).

Создание дочерних компаний за рубежом являлось общемировой тенденцией страхового дела в тот период, поскольку таким путем «натурализованным» компаниям удавалось преодолеть барьеры государственного протекционизма (дискриминационное регулирование деятельности), расширить клиентскую базу и тем самым повысить массу прибыли, а также избежать излишнего налогообложения в стране пребывания17.

Операции иностранные компании были обязаны вести в русских рублях, а возможные судебные разбирательства проводить на основании российских законов. Управление осуществлялось через генеральные агентства, во главе которых стояли доверенные материнских фирм, а низовой аппарат (страховые агенты) подбирался на месте. Все эти компании специализировались только на заключении договоров личного страхования с населением. Первоначально они использовали метод тонтинного (tontine) страхования жизни, но в 1894 г. по требованию российских компаний, страдавших от активной конкуренции зарубежных корпораций, этот вид страхования в России был запрещен18.

Денежная реформа 1895-1897 гг., в ходе которой Россия перешла к золотому стандарту, создала благоприятные предпосылки для иностранных страховых компаний в России, поскольку русский рубль стал твердой валютой, обмениваемой на другие мировые валюты по золотому паритету.

К 1912 г. в портфеле трех вышеназванных иностранных страховых компаний в России находилось 56 тыс. договоров личного страхования на сумму около 240 млн руб. Они прямо конкурировали с 8 российскими страховыми обществами, у которых на ту же дату было 262 тыс. договоров страхования жизни на сумму 622 млн руб.19

Всего в 1913 г. в России было собрано по всем видам страхования 204,9 млн руб. страховых платежей. Российские акционерные страховые общества (19 компаний) собрали 129 млн руб. страховых платежей, три иностранные акционерные - 12, городские взаимные - около 14 млн руб. Доля операций земского страхования составляла около 15,5 млн руб.

На 1 января 1915 г., т. е. уже после начала Первой мировой войны, в области страхования жизни три иностранные компании имели 24 % от общей суммы (255 млн руб.) и собрали около 26 % страховых премий (12 из 47 млн руб.). Судя по размеру среднего договора страхования (4,3 тыс. руб. против 2,5 тыс. руб. у российских компаний), иностранные страховщики имели дело с наиболее состоятельными слоями населения Российской империи20.

Проникновение иностранных страховых обществ на национальный рынок втягивало Россию в систему международных экономических связей, что выразилось в бурном развитии перестраховочного рынка.

Российские компании на международном перестраховочном рынке

В 1851 г. российские страховые компании впервые заключили договоры перестрахования за рубежом. Перестрахование, заметим, в первой половине XIX в. еще не было необходимым элементом страхового дела, в Великобритании в 1746-1867 гг. даже действовал закон о запрете перестрахования21. Таким образом, начало перестраховочных операций российскими компаниями фактически совпало с бурным развитием этого сегмента международного страхового рынка.

Перестраховочные операции велись в двух основных организационных формах: 1) перестрахование рисков акционерными обществами друг у друга, на началах взаимности (старейшая форма); 2) перестрахование рисков в специальных компаниях перестрахования, появившихся во второй половине XIX в. Эти компании, крупнейшими из которых являлись германская Munich-Re и швейцарская Swiss-Re, стали играть ведущую роль на мировом перестраховочном рынке.

Российские компании, получившие право прямых страховых или перестраховочных операций за границей, могли с разрешения правительства помещать часть своих капиталов в иностранных фондах в целях обеспечения страховых операций. Русские страховые общества в 1863 г. выплатили заграничным партнерам по перестрахованию от 25 % до 40 % их страховой премии, в 1870-е гг. эта доля повысилась до 60 %22.

Первыми обществами, принимавшими перестрахования от русских обществ, были английские компании (наиболее активна была лондонская страховая компания «Феникс»). Ввиду постепенного роста конкуренции между страховыми учреждениями и понижения в силу этой конкуренции премии перестрахование начало давать убытки23. За 1868-1887 гг. чистая прибыль по огневому перестрахованию в России составила скромные 6,5 млн руб. в связи с высокими пожарными рисками24.

Место английских перестраховочных компаний, которые постепенно ушли с российского рынка перестрахования в связи с высокими рисками и понесенными крупными убытками, заняли преимущественно германские общества. К концу XIX в. Германия являлась мировым лидером перестрахования, тогда как по объемам прямого страхования занимала третье место после Великобритании и США. До 1880-х гг. с Россией работало лишь одно Магдебургское общество, к концу 1890-х гг. на российский рынок перестрахования наблюдается усиленный прилив германских обществ. В огневом перестраховании к концу XIX в. участвовало около 70 иностранных компаний. Лидирующими перестраховщиками для России выступали Мюнхенское, Кельнское, Швейцарское перестраховочные общества. Российские страховые компании подписывали соглашения о перестраховании с этими и другими западноевропейскими страховыми корпорациями, перестрахование за границей являлось общей практикой российских страховых обществ вплоть до революции 1917 г.

В 1882 г. около 50 % страховых премий, собранных русскими компаниями, были выплачены по счетам перестрахования иностранным корпорациям, главным образом, британским и немецким. В конце XIX в. доля иностранных перестраховщиков в русском страховом деле была ограничена правительством в пределах 40 % от всей перестраховочной премии (эта государственная лимитация отражала реальное положение вещей, поскольку в тот период российские компании уплачивали иностранным перестраховщикам до 40 % страховой премии)25. Так, в 1904 г. 35 % премии по огневому страхованию 13-ти российских страховых компаний было получено за счет перестрахования рисков в Западной Европе и США26. Все это обеспечивало интеграцию российского национального страхового рынка в систему мирового страхования.

Однако в условиях острого экономического кризиса начала XX в. германские перестраховщики понесли крупные потери (в 1896-1901 гг. от принятых в России обязательств потери составили около 20 млн руб.). Это заставило германских перестраховщиков объединиться в союз (Verband), с целью выработать новые условия перестрахования для России. В 1901 г. в Берлине состоялось совещание 48 заинтересованных иностранных обществ, представители которых прибыли в С.-Петербург и предложили российским партнерам ужесточенный вариант общего перестраховочного договора, ссылаясь на понесенные убытки по русским перестрахованиям. В переговорах участвовали в том числе представители ведущих германских перестраховочных компаний (Austrian Phoenix, Magdeburg, Aachen-Munich, Munich Reinsurance)27.

В соглашении предусматривалось обязательное повышение страховой премии, что для русских обществ означало потерю значительной части клиентов. Стремление союза монополизировать в своих руках значительную часть русского страхового дела вызвало отпор со стороны русских страховых обществ, и в итоге германские перестраховщики сократили свою активность по русским перестрахованиям28. Имея к 1901 г. перестраховочной премии свыше 25 млн руб., германский союз сохранил к 1914 г. не более 10 млн руб.29

К 1914 г. в России на перестраховочном рынке действовало 4 датских, 5 шведских, 5 норвежских, 21 английское, 24 германских страховых обществ, 6 австро-венгерских, 1 швейцарское. Российское страхование, особенно от огня, зависело в первую очередь от рынка перестрахования в Германии и Австро-Венгрии.

В то же время российские компании активно проникали на международный рынок. К 1900 г. в США действовали уже 4 российских компании. Так, ведущая компания в области огневого страхования «Саламандра» к 1913 г. имела представительства в Берлине, Буэнос-Айресе, Гамбурге, Константинополе, Лондоне, Нью-Йорке, Париже и Шанхае30. Крупнейшая страховая компания «Россия» имела свои отделения и многочисленные агентства в Александрии, Афинах, Белграде, Константинополе, Нью-Йорке, Берлине и других городах.

В начале XX в. российские компании вышли на американский перестраховочный рынок, что позволило им резко увеличить размер страховых премий. Компания «Россия» в 1902 г. по собственным полисам страхования жизни и от огня получила 7,8 млн руб. премии, а по перестрахованиям 0,5 млн, тогда как в 1913 г. соответственно 13,4 и 18,8 млн руб.

Взаимное перестрахование российских компаний

Все российские компании, занимавшиеся страхованием в значительных масштабах, практиковали и взаимное перестрахование, однако масштабы его были несравнимо меньше, чем международное перестрахование. В 1889 г. российские компании из 32 млн руб. премии по страхованию от огня передали в заграничное перестрахование более половины, и только 10 % премии пришлось на взаимное перестрахование между ними. Валовая же прибыль заграничных перестраховщиков от операций в России за десятилетие с 1883 по 1892 г. превысила 25 млн руб.

Время от времени предпринимались попытки наладить внутреннее перестрахование с тем, чтобы избавиться от платежей иностранным перестраховщикам. В 1889 г. было даже объявлено о создании Всероссийского общества перестрахования, но из-за противоречий между учредителями - страховыми компаниями общество не сумело начать деятельность31.

Вторая попытка относится к концу XIX в. и связана с введением в России «золотого стандарта», системы денежного обращения, основанной на свободном размене бумажных банкнот на золотую монету. В 1895 г. после введения золотой валюты по инициативе министра финансов С. Ю. Витте решено было для ограничения спроса на иностранную валюту внутри страны и тем самым улучшения платежного баланса создать отечественное перестрахование, чтобы ослабить отток золота за границу в виде перестраховочной премии в пользу иностранных компаний.

Акционерные страховые компании во главе с «Россией» в 1896 г. учредили Общество Русского перестрахования с капиталом 6 млн руб. для организации взаимного страхования. Иностранным перестраховщикам ими передавалось 40 % рисков, 36 % общество оставляло у себя, а остальные 24 % переуступало русским компаниям (по 2 % каждой из 12 компаний-учредителей). Таким образом, предусматривалась система внутреннего перестрахования наряду с внешним, иностранным. Интересы страхователей при этом не затрагивались, т. к. размер страховых премий оставался прежним32. Однако Обществу Русского перестрахования не удалось снизить долю иностранного перестрахования в российском страховом бизнесе. В портфель общества поступали самые плохие огневые риски, т. к. оно не имело права отклонять переданные ему перестрахования. В 1898 г. это положение отменено, но в условиях экономического кризиса начала XX в. из-за убытков основной капитал компании в 1900 г. был снижен до 3 млн, и в дальнейшем эта компания не играла заметной роли на рынке перестрахования.

В условиях экономического кризиса 1900-х гг. российскими фабрикантами было создано несколько страховых организаций для взаимного огневого страхования своих предприятий. Крупнейшим из них стал Российский взаимный страховой союз, созданный в 1903 г. по инициативе текстильных фабрикантов Центральной России. Союз был призван создать противовес акционерным страховым компаниям и уменьшить издержки по страхованию промышленных предприятий в связи с повышением в 1900 г. акционерными обществами страховых ставок на 30 %. При содействии члена правления Сиднея Гоппера (Sidney Hopper), англичанина по происхождению, союз установил контакты с английскими страховыми обществами, заключив с ними договоры о перестраховании.

Опора на внешних партнеров усилила позиции союза в конкурентной борьбе с российскими страховыми компаниями, отказавшими новой организации в подобных договорах. В итоге страхование в союзе обходилось промышленникам на 10 % дешевле, чем в акционерных страховых компаниях. К 1917 г. страховой портфель союза составлял свыше 1,2 млрд руб., в нем были застрахованы 594 предприятия. При содействии союза большинство заводов и фабрик были оснащены американской системой автоматического пожаротушения (спринклеры). Опираясь на британских и немецких перестраховщиков, союз представлял серьезную силу на рынке огневого страхования, где ему удалось потеснить прежних монополистов - группу акционерных компаний.

С началом Первой мировой войны в 1914 г., разрушившей международные страховые связи, объем страховой операции российских компаний резко снизился, поскольку оказалось невозможным компенсировать утрату внешнего перестрахования.

2. Страховое дело в советской России, 1917-1991 гг.



Установление государственной монополии страхового дела

После 1917 г. советским правительством была проведена национализация страхового дела, которая осуществлялась на фоне других крупных мероприятий - национализации банков, промышленности, транспорта, связи, установления государственной монополии внешней торговли, аннулирования государственных займов.

Декретом «Об организации страхового дела в Российской Республике» от 28 ноября 1918 г. была введена государственная монополия на все виды и формы страхования. Однако этим документом не была создана государственная страховая организация. Все частные страховые компании на территории советской России были ликвидированы, аннулированными объявлялись и все страховые договоры.

В условиях Гражданской войны и почти полного обесценивания денежных знаков страхование, предусматривающее выплаты страхового возмещения и страховых сумм в денежной форме, теряло свое значение. Советское правительство провозгласило политику «военного коммунизма», направленную на упразднение денежных расчетов и замену товарных отношений прямым распределением материальных ресурсов (в первую очередь продовольствия). Деньги почти полностью утратили свое значение как форма накоплений и сбережений, как средство обращения и платежного средства.

В этих условиях в 1920 г. государственное имущественное страхование в денежной форме было отменено. Вместо него оказывалась бесплатная государственная помощь (натурой или в исключительных случаях деньгами) пострадавшим от стихийных бедствий трудовым хозяйствам. Система страхования в России фактически прекратила существование.

Проблема регулирования деятельности российских страховых компаний за рубежом, 1920-1930-е гг.

Российские страховые компании, как отмечалось, имели многочисленные филиалы за границей, особенно в США и Великобритании. После революции, когда связи между центральными учреждениями российских страховых компаний и их заграничными филиалами были прерваны, последние продолжали функционировать на основании контрактов, заключенных до 1917 г. Поэтому русские страховые общества, порвавшие связь с Россией, существовали в США и Великобритании как автономные финансовые институты. В 1919 г. в США действовало 9 русских страховых обществ с общим капиталом почти 30 млн долл, во главе с компанией «Россия»33.

Несмотря на советские декреты о национализации, власти США признали законным существование русских компаний. После революции Североамериканское отделение общества «Якорь» продолжило операции под названием Anchor Insurance Со. of New York, все акции компании принадлежали норвежской корпорации Norske Yakor. Отделение компании «Россия» в США после революции продолжило операции под фирмой Северо-Восточной страховой компании Хартфорда (North Eastern Insurance Company of Hartford)34.

Такое положение сохранялось до 1925 г., когда американские власти приняли решение о ликвидации задолженности русских компаний американским кредиторам. После этого судьба оставшихся крупных капиталов стала предметом долгих судебных разбирательств. Вплоть до начала 1930-х гг. исход дел решался в целом в пользу русских обществ, правления которых могли распоряжаться своими капиталами. Большинство этих обществ обанкротилось в годы великой депрессии 1930-х гг.

Развитие советской системы страхования

В 1921 г., с окончанием Гражданской войны, советское правительство объявило о введении «новой экономической политики» (нэп), стержнем которой являлся частичный возврат к нормам рыночной экономики. Нэп пришел на смену политике «военного коммунизма», которая привела к полной дезорганизации экономической жизни. Под влиянием ряда крестьянских восстаний против насильственных изъятий хлеба из деревни советское правительство отменило бесплатные реквизиции и реставрировало денежно-кредитную систему. Была проведена денежная реформа 1922-1924 гг., покончившая с гиперинфляцией и укрепившая советский рубль, возрождена банковская система (правда, с контрольным пакетом акций в руках государства) во главе с организованным в 1921 г. Государственным (Народным) банком РСФСР.

В том же 1921 г. советское правительство приняло закон «О государственном имущественном страховании», который восстановил страховую систему в стране. Осуществление государственного страхования было возложено на Главное управление государственного страхования (Госстрах, образован в 1921 г.) в системе Министерства финансов. Госстрах был фактическим монополистом страхования в СССР. Помимо имущественного страхования, Госстраху предоставлялось право проведения добровольного страхования жизни и страхования от несчастных случаев. Госстрах осуществлял страхование и внешнеторговых сделок. 95 % его прибыли перечислялось в бюджет.

Декретом 1921 г. предусматривалась организация во всех сельских и городских местностях страхования частных хозяйств от пожаров, падежа скота, градобития посевов, а также аварий на путях водного и сухопутного транспорта в форме государственного добровольного страхования. По мере организации добровольного страхования и укрепления страхового аппарата вводилось государственное обязательное страхование, которое затем стало основным. Различие между обязательным и добровольным страхованием было условным, т. к. страховые премии в обоих случаях притекали в государственный бюджет и реальной конкуренции между ними не было35.

В соответствии с декретом 1921 г. предусматривалось параллельно с государственным развитие кооперативного взаимного страхования. В 1923 г. в стране развернулась дискуссия между противниками и сторонниками установления государственной страховой монополии. В условиях проведения политики укрепления общегосударственных структур, жесткой централизации финансовых ресурсов победу одержали сторонники установления твердой государственной монополии на страхование.

В 1925 г. законодательно было закреплено, что «страхование во всех его видах является государственной монополией Союза ССР»36. Тем не менее исключение было сделано для кооперативных предприятий (они страховали свое имущество в порядке взаимного кооперативного страхования). Однако со свертыванием нэпа в 1930 г. кооперативное страхование было ликвидировано и его функции переданы Госстраху. Государство, став монопольным собственником страхового фонда, использовало его для решения задач «строительства социализма».

В условиях сталинской индустриализации и коллективизации сельского хозяйства произошло резкое изменение государственной страховой политики. С 1929 г. было введено обязательное страхование в промышленности, которое распространялось почти на все имущество государственных учреждений и предприятий. В годы массовой коллективизации государственное имущественное страхование было ориентировано на осуществление политических целей создания крупного сельскохозяйственного производства и ликвидации кулачества как класса. Этим целям служила дифференцированная политика в определении страховых тарифов. Страхование имущества колхозов было возложено на Госстрах СССР. Условия страхования предусматривали более широкую ответственность и более высокое обеспечение по сравнению с условиями страхования индивидуальных хозяйств. Для колхозов устанавливались пониженные тарифы, тогда как единоличные хозяйства страховались по удвоенным и утроенным тарифам.

В 1930 г., в связи с проведением кредитной и налоговой реформ, система органов государственного страхования вообще была ликвидирована, все операции по внутреннему имущественному страхованию переданы финансовым органам, а по личному страхованию - сберегательным кассам. Эта реорганизация оказалась неудачной, и в 1933 г. органы государственного страхования были восстановлены.

Становление личного страхования в 30-е годы происходило противоречиво. В 1929 г. было введено коллективное страхование, получившее быстрое распространение. Страховая сумма выплачивалась только в случае смерти и при утрате трудоспособности. Договоры заключались с трудовыми коллективами. В 1936 г. было введено добровольное индивидуальное страхование жизни без ограничения страховой суммы. Важную роль в развитии добровольного личного и имущественного страхования сыграла созданная в 1936 г. сеть страховых агентов.

Этапом в развитии государственного имущественного страхования стало принятие в 1940 г. закона «Об обязательном страховании», который фактически до конца существования Советского Союза определял принципы обязательного имущественного страхования. К 1940 г. было коллективизировано 97 % крестьянских дворов. Важные изменения в экономике сельского хозяйства были учтены в новом законе. Повышался уровень страхования имущества колхозов и совхозов, одновременно отменялось страхование на приусадебных участках колхозников, как не имевшее экономической целесообразности.

В годы Великой Отечественной войны средства государственного страхования направлялись в первую очередь на нужды фронта. За 1941-1944 гг. Госстрах СССР передал в государственный бюджет в порядке приобретения облигаций госзаймов и в порядке отчислений от прибыли свыше 5,8 млрд руб.37 В годы войны, в связи с ростом цен на сельскохозяйственную продукцию, был повышен размер страхового обеспечения по обязательному страхованию посевов и животных.

В послевоенные годы в страховании имущества, жизни и страховании от несчастных случаев все более возрастала роль добровольного страхования. Наблюдался значительный рост операций личного страхования. В 1985 г. договоры личного страхования имели более 100 млн советских граждан, а показатель охвата населения личным страхованием возрос до 85 %.

Сильной стороной государственного страхования была система работы с населением по имущественному и личному страхованию. В конце 1980-х гг. в СССР работало 5765 инспекций государственного страхования. В 1989 г. поступление страховых платежей по этой системе составляло более 18 млрд руб., действовало почти 204 млн договоров добровольного страхования среди населения, в том числе в России число договоров составляло 121,5 млн при численности населения 148 млн человек, т. е. менее 1 договора на человека. Вместе с тем надо признать этот уровень невысоким, если учесть, что в странах с развитой системой страхования на одного человека приходилось 5-6 договоров страхования38.

В 1989 г., с наступлением эпохи «перестройки» М. С. Горбачева, в СССР было введено добровольное страхование имущества любых государственных предприятий, работающих в условиях хозяйственного расчета и обладающих правом юридического лица. В стране объективно стали складываться условия для демонополизации страхового дела.

Участие в международном рынке перестрахования: обслуживание внешнеторгового обмена

С 1922 г. иностранное страхование в интересах развития советской внешней торговли начал осуществлять транспортный отдел Госстраха путем налаживания перестраховочных связей с иностранными страховыми компаниями и созданием собственной заграничной сети. Госстраху было поручено страховать весь советский экспорт, а также часть импорта из приграничных стран. В первые годы работы Госстраха значительное число страховых обществ разных стран объявило ему бойкот и не заключало с ним договоры по перестрахованию39. Только 11 марта 1924 г. был заключен первый перестраховочный договор с английской компанией London Insurance, размещенный на английском и германском рынке40.

К 1928 г. Госстрах имел свои представительства в 11 странах, в том числе в США, Персии, Китае, Монголии и Турции. Сбор страховых премий Госстраха в морском страховании вырос с 2,5 млн долл, в 1922/23 г. до 6,3 млн долл, в 1924/25 г.41

Торговлю в Европе и США поддерживала созданная в 1925 г. дочерняя страховая компания Black Sea & Baltic General Insurance Company, Ltd. (Blackbalsea) в Лондоне с капиталом 100 тыс. ф. ст. В 1927 г. основана Black Sea & Baltic Transport Insurance Company (Schwarzmeer und Ostsee Transport Versiecherungs AG, Hamburg, Sovag) в Гамбурге с капиталом 500 тыс. марок. Оба общества юридически являлись иностранными акционерными компаниями, но контрольный пакет акций обеих компаний принадлежал Министерству финансов СССР. Задачей обеих компаний являлось страхование импорта СССР из ведущих западноевропейских стран и США. В тех случаях, когда иностранный партнер отклонял страховой полис Госстраха, «Блэкбалси» или «Софаг» могли сами оформить страхование с соблюдением интересов советской стороны.

Таким образом, в страховании транспортных и огневых рисков внешней торговли СССР участвовали три страховые организации (Госстрах, «Софаг» и «Блэкбалси»). Кроме этих организаций, отдельные риски страховались в иностранных обществах, но постепенно страхование экспорта и импорта в СССР концентрировалось в указанных трех организациях. В Госстрахе сосредоточивалась работа по страхованию грузов, ввозимых в СССР из Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Греции, Турции, стран Востока. Каско советских судов также страховались в Госстрахе; в «Блэкбалси» осуществлялось страхование импорта в СССР из Великобритании и ее доминионов, Франции, Бельгии, Палестины и Египта; в «Софаге» - страхование импорта из Германии, Чехословакии, Австрии, Голландии, Дании, Норвегии, Швеции и других западноевропейских государств, а также из стран Америки.

Соглашение о распределении «страхового поля» между тремя указанными организациями не затрагивало и не изменяло существовавших соглашений с иностранными обществами по перестрахованию рисков. Проводя страхование от своего имени и за свой счет, каждая из трех организаций (Госстрах, «Блэкбалси» и «Софаг») оставляла на своей ответственности все риски, которые не превышали установленных максимумов; превышение максимумов передавалось в перестрахование иностранным страховым обществам42.

С 1947 г. из системы Госстраха было выделено Управление иностранного страхования (Ингосстрах) для обслуживания интересов страховых операций во внешнеторговом обороте (Госстрах отныне вел страховые операции на территории СССР). Это решение было вызвано ростом внешнеэкономических связей СССР после Второй мировой войны. Важную роль сыграло и решение Потсдамской мирной конференции 1945 г. о переходе к СССР в качестве репараций части активов германских страховых компаний и компаний государств - участников гитлеровской коалиции (Венгрии, Румынии). Впоследствии эти компании были возвращены правительствам этих стран43.

Ингосстрах осуществлял страхование морских грузов (marine cargo insurance), каско судов, страхование от огня, страхование ответственности и перестрахование. Дочерняя компания Ингосстраха - «Блэкбалси» (Великобритания) - открыла свои отделения во Франции, Египте (1956), Сирии (1958), Ливане (1961) и Судане (1964). В 1958 г. Ингосстрах совместно с австрийскими партнерами учредил дочернюю компанию Garant-Versiecherungs-AG в Вене44. С 1959 г. Ингосстрах вел операции страхования имущества иностранных граждан и фирм на территории СССР и личное страхование советских граждан за границей. За 1948-1971 гг. доходы Ингосстраха составили 631 млн руб., расходы 178 млн, суммарная прибыль составила 453 млн.45 75 % прибыли перечислялись в государственный бюджет.

Однако развитию операций мешала правовая форма государственного учреждения, поскольку подавляющая часть страховых компаний мира была организована на акционерной основе. В 1972 г. Ингосстрах был преобразован в страховое акционерное общество в связи с расширением внешнеторговых контактов государства, его страховой портфель являлся одним из крупнейших в мире. Компании было предоставлено монопольное право на все виды страхования, связанные с внешнеторговыми, научно-техническими, культурными и прочими контактами СССР с зарубежными странами. Впрочем, акционирование Ингосстраха носило формальный характер, поскольку частные, в том числе иностранные инвесторы не были допущены в число акционеров, которыми стали министерства и ведомства СССР.

В 1973 г. в Ингосстрахе страховалось 62 % советского экспорта, остальное в иностранных компаниях. На международном рынке перестрахования Ингосстрах действовал как активный и пассивный перестраховщик, уже в 1970-е гг. имел контакты в области перестрахования с 60-ю странами46. Ингосстрах являлся членом международных союзов страхования - Международного союза морского страхования, Союза авиационных страховщиков и др.

Для снижения издержек по международному перестрахованию Ингосстрахом в 1989 г. создано Совместное перестраховочное общество с участием стран восточного блока (Болгария, Чехословакия, Венгрия, Польша) как альтернативное западным рынкам. Но в связи с ослаблением и распадом «социалистического лагеря» общество в 1990 г. было ликвидировано47.

Законодательную базу правового регулирования страховой деятельности в современной России заложил закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации» от 27 ноября 1992 г. Им официально отменена действовавшая в советский период государственная монополия на страховые операции, однако развитие отечественного страхования, вновь ставшего частью общемировой системы, протекало в сложных условиях.

Страхование в России в международном сравнении пока развито недостаточно, доля страховых премий, собираемых всеми страховщиками, составляет в России менее 3 % от внутреннего валового продукта (ВВП), тогда как в странах Европейского союза этот показатель составляет 8-9 %48. Дефолт 1998 г. негативно сказался на внутреннем рынке перестрахования и, напротив, стимулировал связи России с иностранными перестраховщиками49. В 2006 г. объем операций на российском страховом рынке составил всего 1,4 % мирового50. Россия в международной классификации относится к «становящимся рынкам» (emerging markets), где сбор страховых премий в расчете на душу населения не превышает 500 долл.51

Крупные международные перестраховочные компании занимают значительную долю российского рынка перестрахования. На западном рынке российские компании активно сотрудничают с континентальными компаниями Munich Re, SCOR, Allianz, синдикатами Lloyds. В перестрахование внутри России передается 25 % премий, а 75 % - в перестрахование на международном рынке.

Подводя итог, следует отметить, что в целом развитие страхового дела в Российской империи сопровождалось переходом от государственной страховой монополии к страховому рынку, в советский период, напротив, была возрождена государственная страховая монополия. В дореволюционный период Россия была глубоко интегрирована в международный рынок страхования. Помимо инвестиций из Западной Европы, в страну притекал также «человеческий капитал» (менеджеры), позволивший организовать страховое дело в России в соответствии с мировыми стандартами. В советский период контакты ограничивались обслуживанием потребностей внешнеторгового оборота СССР, однако и в эти годы, особенно после Второй мировой войны, связи с международными страховщиками не прерывались. Крупные политические изменения, последовавшие в связи с распадом СССР, стали решающим фактором воссоздания национального страхового рынка в России, который стал сегментом мирового рынка страхований.

Петров Юрий Александрович - доктор исторических наук (директор Института российской истории РАН).



Публикуемый текст является частью материала, подготовленного для коллективного труда по истории мирового перестрахования: World Insurance: The Evolution of a Global Risk Network (Peter Borscheid and Niels Viggo Haueter, eds.). Oxford: Oxford University Press, 2012.
1 Gershenkron A. Economic Backwardness in Historical Perspective. Cambridge; Mass., 1962.
2 Gregory P. Russian National Income, 1885-1913. Cambridge Univ. Press, 1982. P. 193.
3 Россия. 1913 год: Статистико-документальный справочник / отв. ред. А. П. Корелин. СПб., 1995. С. 51. Табл. 8.
4 Gregory Р. Russian National Income, 1885-1913. P. 192.
5 См.: Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки / рук. проекта В. И. Бовыкин. М., 1997.
6 Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л., 1947. С. 105-106; Pearson R. Introduction: Towards an international History of Insurance. London, 2010. P. 2-5.
7 Захаров В. H. Западноевропейские купцы в России в XVIII веке. М., 2005.
8 Аленичев В. В. Страховое законодательство в России. T. 1. М., 1999. С. 464-470.
9 Томпстон Ст. Организация и финансирование российской внешней торговли до 1914 г. / пер. с англ. Ю. А. Петрова. М., 2006.
10 Trebilcock С. Phoenix Insurance and the Development of British Insurance. Vol. 1. Cambridge, 1985. P. 178-179,189, 229; Pearson R. Introduction: Towards an international History of Insurance. P. 11.
11 Рогозин И. И. История страхования в России. СПб., 1994. С. 20-21.
12 Аленичев В. В. Страховое законодательство в России. С. 139-140.
13 Ефимов С. Л., Акимов В. В., Борзых В. Н. Страховое дело в России: вехи истории. М., 1997. С. 62-63.
14 Рогозин И. И. История страхования в России. С. 22-23.
15 Подр. см.: Ефимов С. Л., Акимов В. В., Борзых В. Н. Страховое дело в России: вехи истории.
16 Аленичев В. В. Страховое законодательство в России. С. 161.
17 Pearson R. Introduction: Towards an international History of Insurance. P. 13.
18 Post Magazine and Insurance Monitor. May 1894. № 19. P. 329.
19 Ефимов С. Л., Акимов В. В., Борзых В. Н. Страховое дело в России: вехи истории. С. 58; Assekuranz Jahrbuch (Wien). 1913. S. 396-399.
20 Auslandspiegel. Monats-Beitraege zu «Versiecherung und Geld Wirtschaft». 1926. 4. S. 15-16.
21 Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. С. 142— 143.
22 Dickson P. G.M. The Sun Insurance Office, 1760-1960. London, 1960. P. 183-185; Pearson R. Introduction: Towards an international History of Insurance. P. 12.
23 Фейгин Я. A. Перестрахование, его история и современное положение // Страховое обозрение. 1915. № 10. С. 696-697.
24 Post Magazine and Insurance Monitor. Ост. 1894. № 43. P. 752.
25 Аленичев В. В. Страховое законодательство в России. С. 263-264.
26 Pearson R. Introduction: Towards an international History of Insurance. P. 12.
27 The Review. Dec. 1901. P. 752.
28 The Review. 27 January, 1905. 1901. P. 49.
29 Фейгин Я. А. Перестрахование, его история и современное положение. С. 697.
30 Саламандра // Экономическая история России с древнейших времен до 1917 г.: Энциклопедия. Т. 2. М., 2009.
31 Пояснительная записка к проекту учреждения в России общества перестрахования. СПб., 1887; Устав Всероссийского общества перестрахования, учрежденного в 1889 г. СПб., 1889.
32 Аленичев В. В. Страховое законодательство в России. С. 263-264.
33 Шацилло М. К. Российская буржуазия в период гражданской войны и первые годы эмиграции. 1917 - начало 1920-х годов. М., 2008.
34 Best P. J. The Origins and Development of Insurance in Imperial and Soviet Russia. Ph.D., New York Univ., 1965.
35 Steinlin P. Sowjetunion // Die Versiecherungsmaerkte der Welt. Zuerich, 1964. S. 144.
36 Тагиев Г. M. Развитие государственного страхования в СССР ( 1917— 1977). М., 1978.
37 Рогозин И. И. История страхования в России. С. 41-46.
38 Шахов В. В. Страхование. М., 1997. С. 153.
39 Тагиев Г. М. Развитие государственного страхования в СССР ( 1917— 1977).
40 Страховое акционерное общество Ингосстрах. 1947-1997: Исторический очерк к 50-летию деятельности. М., 1997. С. 27.
41 The Review. 13 January, 1928. 1901. P. 34.
42 Тагиев Г. М. Развитие государственного страхования в СССР. С. 57-59.
43 Аленичев В. В. Страховое законодательство в России. С. 431-432.
44 Steinlin Р. Sowjetunion. S. 150.
45 Страховое акционерное общество Ингосстрах. 1947-1997. С. 52-55.
46 International Insurance Monitor. July/August, 1977. P. 5.
47 Страховое акционерное общество Ингосстрах. 1947-1997. С. 67.
48 Новосельская Е. И. Деятельность страховых компаний с иностранными инвестициями на российском страховом рынке: реальность и перспективы // Лучшие страховщики России. Энциклопедия. Вып. 2. М., 2007. С. 238.
49 Страхование в Российской Федерации в цифрах в 1994-2001 гг. М., 2002. С. 6, 44.
50 Финансы. 2008. №2. С. 58.
51 Sigma. 2010. №2.


Просмотров: 253

Источник: Ю. А. Петров. Россия и международный рынок страхования, ХVIII-ХХ вв.//Экономическая история : Ежегодник. 2013. - М. : Политическая энциклопедия, 2014. С. 182 - 210



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X