Становление высшего коммерческого образования: европейский опыт и его развитие в России на рубеже XIХ-ХХ вв.

В современных условиях необходимость модернизации российской экономики ставит новые задачи перед всей системой образования, в том числе и перед высшей школой, которая должна меняться вместе с обществом. Ее главная цель заключается в том, чтобы готовить кадры нового уровня, адекватные вызовам времени.

Формирование системы коммерческого образования в России на рубеже XIХ-ХХ вв. явилось важным фактором в решении проблемы, связанной с обеспечением кадрами экономики страны в условиях догоняющей модернизации. Необходимым условием успешного проведения реформ являлось решение кадровой проблемы. Для подготовки отечественных специалистов необходимого профиля министр финансов С. Ю. Витте считал необходимым совершенствование системы коммерческого и технического образования, поскольку сложившаяся в предшествующий период система народного образования удовлетворить постоянно растущий спрос на специалистов в области коммерции оказалась не готовой.

При формировании коммерческих учебных заведений в России активно использовался опыт западноевропейских стран. При этом надо отметить, что необходимость создания сети коммерческого образования как в Европе, так и в России была вызвана сходными причинами. Разница заключается в том, что если в Европе коммерческие учебные заведения высшего типа возникают уже во второй половине XVIII - начале XIX в., а устойчиво развиваются - с середины XIX в., то в России коммерческие вузы возникают только в начале XX в. Однако, используя западноевропейский опыт, российский коммерческий сектор развивается достаточно интенсивно. При этом коммерческие институты в России, как ранее государственные университеты, не стали копией сформировавшейся в Европе модели, а как отмечают исследователи, «смогли выявить свои самобытные черты, которые свидетельствуют о продуктивной адаптации и последующем развитии чужого опыта»1.

Отличительной особенностью российского образования в целом и коммерческого в частности, являлась доминирующая роль государства на всех этапах его становления и развития, что определялось особенностями российской политической системы. Однако формирование коммерческой системы образования явилось попыткой выйти из-под опеки государства, поскольку необходимость его создания диктовалась объективными потребностями развития экономики. Это обстоятельство сближало европейское и российское коммерческое образование и способствовало активному изучению европейского опыта в России.

Роль и место коммерческого образования в общей системе народного образования начинает исследоваться уже на рубеже ХIХ-ХХ вв. Его осмысление в дореволюционный период в России приобрело исключительно практическую направленность. Изучаются основные направления развития коммерческого образования, анализируются проблемы, возникающие в период формирования этой системы обучения, а также активно изучается существующий европейский опыт. Уже в этот период подчеркиваются самобытность и выгодное отличие российского образования от западного, прежде всего благодаря широкой общей и основательной специальной подготовке.

Одним из первых европейский опыт организации коммерческого образования в Европе и его значение для российской коммерческой школы проанализировал А. Остроградский2. Однако наиболее активно по проблемам становления коммерческого образования в России и в европейских странах высказывались: главный инспектор по учебной части Министерства финансов С. С. Григорьев3, а также общественный деятель и исследователь коммерческой школы начала XX в. М. В. Кечеджи-Шаповалов4.

С 1908 по 1916 г. в С.-Петербурге даже издавался специализированный журнал «Коммерческое образование», который рассматривал вопросы коммерческого образования, коммерческих знаний и практической коммерческой деятельности. Помимо статей, посвященных отдельным аспектам образования и коммерческой практики, в журнале печатались статьи, в которых анализировался европейский опыт функционирования высших коммерческих школ5.

В советский период история коммерческой школы рассматривалась крайне редко, в основном с точки зрения педагогической, при этом специализированные работы, посвященные анализу высшего коммерческого образования и его европейского аналога, в данный период практически отсутствуют.

В постсоветской историографии тема коммерческого образования, в связи с возрождением негосударственного сектора, вновь становится актуальной. В 1990-х гг. вышло несколько обобщающих работ по истории высшего образования в России, в которых коммерческому образованию, как правило, был посвящен отдельный раздел или глава6.

В 2000-е гг. появились диссертационные исследования7 и монографии8, специально посвященные истории коммерческого образования в целом. Отдельные аспекты становления, развития и регулирования (в том числе правового) коммерческой системы образования исследуются в публикациях в научных журналах9.

Однако специальные работы, анализирующие европейский опыт в сфере коммерческого образования, а также его использование и распространение в дореволюционной России, по-прежнему отсутствуют. Этот пробел и призвана исправить данная статья.

Основные причины появления коммерческих школ в Европе



В Европе необходимость создания коммерческого образования начинает проявляться уже в первой половине XVIII в. Его развитие шло в двух направлениях: с одной стороны, коммерческие дисциплины включаются в существующую систему образования (при университетах учреждаются новые кафедры); с другой стороны, со второй половины XVIII в. появляются специальные учебные заведения в целом ряде крупных промышленных и торговых городов.

Такие попытки были предприняты в Дрездене, Лейпциге, Брауншвейге, Магдебурге, Дюссельдорфе, Манчестере, Вене и других европейских городах. Однако все эти учебные заведения просуществовали недолго. Исключение составила только «Гамбургская торговая академия», основанная в 1768 г. Иоганном Бушем и просуществовавшая до 1800 г.10

Академия ставила своей целью не столько развитие в учениках специальных навыков в торговом деле, сколько сообщение им понимания механизма торговой и промышленной деятельности, что и придавало школе характер высшего учебного заведения. В числе преподаваемых предметов главное место занимали: история торговли, общая теория торговли, коммерческая география, бухгалтерия, коммерческие вычисления и иностранные языки. В академии обучались сыновья богатого купечества, в том числе и иностранцы.

Финансовую поддержку Академии оказывало купечество Гамбурга, однако этих средств оказалось недостаточно, чтобы она могла существовать и после смерти ее основателя.

На первом этапе большое участие в распространении коммерческих знаний принимало правительство. В 1751 г. в Вене была открыта коммерческая рисовальная школа, в которой кроме рисования преподавались: механика, физика, математика, бухгалтерия, корреспонденция, торговые и вексельные операции. Занятия проходили 3 раза в неделю, и каждый учащийся имел возможность выбрать те предметы, которые были ему необходимы в деле. В 1762 г. также в Вене были открыты курсы экономических и коммерческих знаний для служащих в государственных и торговопромышленных учреждениях. Объем преподавания на этих курсах приближался к университетскому.

Наконец, в 1770 г. в Вене была открыта торговая академия, которая в 1804 г. при участии правительства была преобразована в реальную академию, что привело к сокращению в учебном плане коммерческих предметов. В 1815 г. с учреждением венского политехникума реальная академия была обращена в подготовительное заведение, а собственно преподавание коммерческих наук было перенесено в сам политехникум, однако с развитием технического отделения в 1865 г. преподавание коммерческих наук было прекращено окончательно. Подобной ситуации не избежали коммерческие школы и в других европейских странах. Во всех этих случаях коммерческие отделения подавлялись техническими и в конце концов приносились в жертву быстрорастущим финансовым потребностям последних11.

Причиной сложившейся ситуации, типичной для Европы второй половины XVIII - начала XIX в., по мнению исследователя коммерческого образования С. С. Григорьева, было то, что европейское купечество очень медленно и с большой постепенностью освоилось с необходимостью теоретической школьной подготовки к торговому делу. Только под давлением очевидной необходимости оно пришло к убеждению, что ученичество в конторах и торговых учреждениях при наступивших условиях недостаточно для образования коммерсантов. Главнейшей причиной, побудившей купечество к устройству специальных учебных заведений, явился промышленный переворот, который наступил в Европе в начале-середине XIX столетия вследствие введения машин и пара и который внес радикальные изменения во все сферы экономической жизни12.

Благодаря машинам и механическим двигателям промышленность утратила свой прежний облик. Производство стало концентрироваться в крупных предприятиях с громадными капиталами, что вызвало возникновение множества банков, акционерных компаний, обществ, товариществ и т. п. Коммерческое дело усложнилось, везде потребовались люди со специальной подготовкой. Развитие железнодорожной сети и модернизация водного транспорта раздвинули пределы торговых операций, изменили условия транспорта и сформировали мировой рынок. Монополии отдельных стран пали и уступили место ожесточенной конкуренции со всеми ее последствиями. Кредит и денежное обращение приняли новые разнообразные формы. Почта, телеграф и телефон уничтожили расстояния и объединили самые отдаленные рынки; наступило время, когда в один день можно сделать закупки в одном конце мира и продать их в другом.

Произошедший переворот во всех условиях хозяйственной деятельности вызвал столь же коренные изменения в торговом деле, которые прежде всего отразились на крупной и главным образом внешней торговле. Это привело к пониманию, что ни практика, ни обычная общеобразовательная школа не дают тех знаний, которые необходимы для ведения бизнеса, что для подготовки коммерсанта должны быть созданы свои специальные школы, как это сделано для других профессий.

До середины XIX столетия международные торговые отношения еще носили патриархальный характер. Каждое из государств, посредством таможенных пошлин и запретительных мер, стремилось оградить собственную внутреннюю торговлю от проникновения заграничных товаров и создать из собственных колоний замкнутый рынок для закупки сырья и для сбыта готовой продукции метрополии. По такому пути шли еще раньше Испания с Америкой, Португалия с Африкой, Голландия с Ост-Индией и т. д. Так делали впоследствии Франция и Англия в своих колониях. Это приводило к тому, что коммерсант не нуждался в специальном и всестороннем изучении экономических условий, поскольку каждое государство имело перед собой особое поле действий, на котором не встречалось препятствий в виде конкуренции с другими странами. Естественно, что при таких условиях как бы ни велики были познания у отдельного коммерсанта, ему вряд ли пришлось бы применить их на практике; эти познания могли лишь способствовать его умственному развитию, но отнюдь не являлись средством для практического, конкретного решения мировой торговли.

Развитие промышленности во всех государствах, вызванное распространением технических изобретений, уравняло эти государства в отношении индустрии и способствовало отмене прежних запретительных законов относительно мореплавания и торговли.

Изобретение телеграфа в 1844 г. и особенно прокладка первого подводного телеграфного кабеля между Францией и Англией в 1851 г. повысили скорость передачи информации к середине XIX в. почти в 100 раз13.

Также в XIX в. резко снизилась стоимость перевозки товаров - как сушей, так и морем. Революция в транспорте, как в железнодорожном, так и морском, где применялись все более быстроходные и экономически эффективные пароходы, колоссально усовершенствовала пути сообщения. В результате этих технических достижений реальная стоимость океанских перевозок существенно уменьшилась. К началу XX в. производство таких товаров, как хлопчатобумажные ткани, было осуществимо в любой точке мира вблизи от океанских портов14.

Именно отсюда возникла международная конкуренция, вызвавшая необходимость в соответствующей организации и подготовке.

Международные выставки в Лондоне (1851), Париже (1867) и Вене (1868) означали конец промышленной монополии Англии. Эти выставки показали, что началась новая экономическая эра. Развернулась экономическая борьба между государствами, стремящимися завоевать рынки сбыта. Как отмечалось в докладе Совета съездов представителей биржевой торговли и сельского хозяйства (1916), «именно с этого момента усилия европейских государств и США, вступивших на мировую арену в качестве промышленной державы, стали направляться на поощрение своих промышленников и коммерсантов в их попытках захвата колониальных и вообще заокеанских рынков, открытых для международной торговли, тогда как европейские рынки защищались от наплыва иностранных товаров высокими ввозными пошлинами. Именно в этот период при поддержке правительств стали возникать агентства, торговые музеи, экспортные союзы и общества и прочие учреждения, способствующие национальному экспорту.

Но все это оказалось недостаточным: отсутствовали опыт и торговая организация. Сразу почувствовалась необходимость в людях, умеющих направлять и руководить торговлей, могущих создать торговую национальную организацию и обладающих для этого, если не практической опытностью, то, по крайней мере, достаточным запасом технических познаний, столь необходимых в экономической борьбе за мировой рынок»15.

Новые условия торговой деятельности и последовавшее с чрезвычайной быстротой ее развитие подготовили почву и создали условия для возникновения и повсеместного распространения коммерческого образования, которое образовывалось первоначально для того, чтобы бороться с влиянием других государств, в особенности Великобритании, неограниченно господствовавшей не только в своих колониях, но и на всем заокеанском рынке. Поэтому главный расцвет коммерческого образования в Западной Европе падает на вторую половину XIX в., когда потребность в подготовленных кадрах для профессиональной торговой и промышленной деятельности сделалась безотлагательной. При этом необходимо отметить, что коммерческие учебные заведения во всех европейских странах создавались исключительно по частной инициативе.

Важным отличием европейского опыта являлось то, что коммерческое образование в Европе сразу формировалось как высшее, на что обратил внимание С. С. Григорьев, выделивший три резко очерченных исторических периода в его становлении.

Первый из них характеризуется устройством высших коммерческих школ, второй - появлением средних и низших, и, наконец, последний - третий, в рамках которого происходит устранение недостатков, проявившихся в предшествующие периоды. Это прежде всего недостаточность и неполнота сформировавшегося высшего коммерческого образования, что потребовало учреждения коммерческих учебных заведений нового типа, ни в чем не уступающих высшим учебным заведениям других специальностей16. По нашему мнению, С. С. Григорьев имеет в виду аналог современной бизнес-школы. При этом он подчеркивает, что усилия европейского купечества, направленные на первом этапе исключительно на учреждение высших коммерческих школ, а не средних и низших, объясняются инициативой со стороны крупных коммерсантов, которые сознавали, «что в больших торговых предприятиях необходимы люди с широким кругозором, обладающие, сверх того, обширными знаниями экономического положения и условий хозяйственной деятельности не только своей страны, но и всех других, с которыми они имеют более или менее близкие сношения. Только такие люди могли с успехом конкурировать на чужих рынках и пролагать новые пути отечественной торговле. Чем шире были торговые сношения, тем настоятельнее купеческий мир хлопотал об учреждении высших коммерческих училищ»17.

Стремление к высшему коммерческому образованию было всеобщим и проявлялось не только в Европе, но и в России, где первые коммерческие училища, такие, как Демидовское коммерческое училище - 1776 г. и Практическая академия коммерческих наук - 1810 г., функционировали как средние учебные заведения, в то время как российское купечество также мечтало об учреждении коммерческого образования высшего типа. В частности, Одесское купечество еще в 1850-х гг. усиленно хлопочет об учреждении в Одессе коммерческого института, имея в виду подготовить деятелей, которые могли бы усилить и развить экспортную торговлю этого города, получившего еще в 1801 г. статус порто-франко (открытый порт), по всему Средиземноморью.

В проекте устава, принятого в 1888 г., указывалось, что Одесское коммерческое училище, учрежденное в память императора Николая I одесским купечеством, преобразуется в высший коммерческий институт с целью давать общее и специальное образование, служащее к приобретению технических познаний по всем отраслям коммерции18.

С теми же целями и почти одновременно купцы города Риги учреждают у себя высшее коммерческое училище, которое тоже нельзя рассматривать как вуз в полном смысле слова. Скорее оно давало повышенный уровень средне-специального образования, поэтому не случайно одно из первых коммерческих отделений, которые были открыты при государственных вузах по решению С. Ю. Витте, было как раз при Рижском политехническом институте, поскольку для этого уже имелись соответствующие преподавательские кадры и сформировались соответствующие потребности в экономике региона.

Коммерческое образование, получаемое в этом учебном заведении, ничуть не уступало тому, какое давали высшие школы коммерческого образования в европейских городах. В нем преподавались только специальные предметы, т. к. в число учащихся принимались лишь окончившие 6 классов общеобразовательных учреждений. Наряду с высоким уровнем преподавания основательно велась и практическая подготовка учащихся к специальной деятельности. Рижское политехническое училище делилось на 8 отделений, из которых коммерческое имело трехлетний курс. Читались в нем: коммерческая география и статистика, коммерческая арифметика, конторское дело и счетоводство, политическая экономия, наука о финансах, энциклопедическая химия, история торговли, история народного хозяйства, торговое, вексельное, морское право, товароведение, энциклопедическая физика и коммерческая практика.

Если рассматривать Европу в целом, то формы коммерческого образования, которые возникали в разных странах, развивались самостоятельно и отличались разнообразием. В 1895 г. в Лондоне была основана школа экономических и политических наук, которая была организована в виде вечерних курсов главным образом для служащих в общественных и частных учреждениях и для коммерческих агентов. Отсутствие настоящей академической организации лишало школу почти всякого значения: слушатели не обладали одинаковой степенью подготовки, преподавание не было и не могло быть систематически организовано, по существу эта школа приближалась к типу народных университетов19.

По примеру Лондонской школы в 1904 г. был образован коммерческий факультет при Манчестерском университете, предназначенный главным образом к преподаванию экономических наук и получения технических сведений. В этом же направлении развивалось коммерческое образование в Швейцарии, где при Цюрихском университете в 1903 г. был образован «Факультет юридических, политических и коммерческих наук». Преподавание на коммерческом отделении носило чисто университетский характер и включало в себя экономические, юридические и собственно коммерческие дисциплины, а также курсы по специальным вопросам.

В Бельгии коммерческое образование учреждается специальным декретом от 11 мая 1901 г., когда на университеты в Льеже и Генте была возложена обязанность ввести коммерческие курсы и выдавать диплом бакалавра. В обоих университетах коммерческое преподавание было организовано при юридических факультетах на особых отделениях, называющихся в Генте - «Отделением политических, социальных, административных, консульских и коммерческих наук», а в Льеже - «Отделением высшего преподавания консульских и коммерческих знаний». При этом в течение первых двух лет на этих факультетах главное внимание уделялось юридическим наукам, а также технико-коммерческим20. По сути это было классическое университетское образование лишь внешне, а не по существу, обозначенное, как коммерческое.

Самым старым коммерческим институтом в Италии являлся Венецианский коммерческий институт, учрежденный в 1868 г., и Государственная высшая школа прикладных коммерческих наук в Генуе (1884). Выпускники этой школы в основном занимали административные должности в промышленности, на транспорте и в торговле - 37,7 %, а также являлись владельцами или совладельцами коммерческих фирм - 26 %, а в целом за 20-летний период существования Генуэзской школы (с 1886/87 по 1910/11) 86% выпускников было занято в коммерческой деятельности21.

В начале XX в. коммерческое образование в Италии приняло университетский характер с учреждением коммерческого университета «Луиджи Боккони», основанного в 1902 г. в Милане. Особенностью этого университета было то, что ему удалось совместить общее преподавание с возможностью для слушателя специализации в областях, составляющих главный объект его будущей деятельности. В программу университета, главным образом в течение первых двух лет, входят общие предметы, обязательные для всех слушателей. В течение следующих двух лет к ним присоединяются другие специальные курсы, по отдельным вопросам общего курса экономических наук, имеющих значение для практического применения знаний.

Специальные курсы посвящены рассмотрению отдельных экономическо-коммерческих учреждений и проблем, причем чтение ведется по строго научному аналитическому методу. Эти курсы обязательны для студентов в том смысле, что последние должны посвящать некоторым из них определенное число часов в неделю, но эти курсы также и не обязательны в том смысле, что каждый студент может выбирать из читаемых курсов те, которые покажутся ему более подходящими для его специальности. Это право выбора специальных курсов предоставлено слушателям отчасти из тех соображений, что прослушать их все каждому студенту представляется физически невозможным, а также потому, что в последние годы пребывания в университете юноша уже находится на пороге намеченного им жизненного пути. Для него будут поэтому, большой поддержкой специальные и профессиональные курсы, читаемые по строго научному методу22.

В число действительных слушателей университета с 1902 по 1912 г. записалось 818 человек, при этом за счет коммерческих фирм, банков, торговых палат и частных лиц в университете ежегодно учреждалось 175 стипендий, рассчитанных на 4 года, т. е. на весь период обучения23.

Таким образом, если в начальный период становления высшего коммерческого образования в Европе преобладающим являлось стремление сделать его частью университетского образования, что диктовалось, не в последнюю очередь, соображениями экономии средств как слушателей, так и спонсоров, то со временем в различных европейских странах начинает формироваться мнение, что высшая торговая школа, наряду с университетом и высшей технической школой, должна быть рассматриваема как самостоятельное образовательное учреждение, поскольку она преследует свои специальные цели.

Постепенно в Европе приходит понимание того, что коммерческая школа обладает исключительной спецификой. Отмечается, что высшая торговая школа «должна развивать торговые науки ради них самих, т. е. заняться высшим преподаванием торговых наук, давать лицам, работающим в различных областях торговли и торговых сношений, то высшее образование, которого до сих пор они не могли получить ни в средней, ни в высшей школе, ни тем более на практике»24.

Специфика коммерческого образования в Германии



Наибольшее распространение среди европейских стран высшая коммерческая школа получила в Германии. Хотя этот процесс, в отличие от других европейских стран, здесь начался сравнительно поздно, лишь во второй половине XIX в. Дело в том, что среди немецкого купечества долгое время преобладало мнение, что для успехов в торговле нужна лишь практическая школа жизни. Тем не менее постепенно в коммерческих кругах возобладала другая точка зрения: «Нельзя быть хорошим руководителем торгового предприятия, не зная сложного механизма финансовых и экономических организаций не только своей родины, но и других стран, не понимая значения законодательной регламентации, не умея следить за тенденциями развития, одним словом - необходимо быть человеком с широким образованием, сведущем и в праве, и в политической экономии, и в сфере технологии, соприкасающейся с торговой профессией»25.

Однако единого подхода относительно того, какой должна быть новая коммерческая школа не существовало. Эта идея обсуждалась не только непосредственно в торгово-промышленных кругах, но и в научной среде. Уже в самом конце XIX в. на конференции в Берлине, посвященной проблемам развития коммерческого образования, многие участники высказывались в том смысле, что «для купца важнее всего практическое ознакомление с его специальностью, основательная же научная подготовка - больше декоративный придаток. Другие соглашались, что расширение научных знаний полезно и для практической деятельности, но они не находили нужным создавать для этого особые учебные заведения: достаточно существующих университетов и технических школ, при которых можно учредить коммерческие курсы»26.

Отсутствие единых подходов к организации коммерческого образования привело к тому, что на рубеже XIХ-ХХ вв. в Германии сформировалось несколько типов высших коммерческих учебных заведений.

Первый тип был представлен курсами, функционирующими при высших технических учебных заведениях, где коммерческие науки преподавались в равной пропорции к техническим и естественнонаучным дисциплинам. Такого типа учебное заведение было открыто в Аахенском политехникуме и достаточно широко было представлено в России на примере Рижского политехникума, Киевского, Варшавского политехнических институтов и позднее - Санкт-Петербургского политехнического института, на базе которого С. Ю. Витте учредил коммерческое и техническое отделение.

Высшие учебные заведения второго типа, хотя и являлись юридически самостоятельными, но по сути были частью не технических вузов, а классических университетов. Коммерческие дисциплины в этих вузах преподавались специалистами из состава преподавателей коммерческих училищ, а общеобразовательные курсы, такие как история, философия и др., читались профессорами университета. Понятно, что это делалось в основном из соображений экономии, поскольку ряд предметов читался в университете или в политехникуме, а специальные - в самой школе. Однако позднее такое устройство высшей коммерческой школы встретило серьезную критику со стороны академического сообщества. В частности отмечалось, что подобное устройство, безусловно, может обходиться дешевле, но при этом значительно возрастает аудиторная нагрузка преподавателей и у них не остается времени для самостоятельных научных работ, да и сам метод изложения не может быть одинаковым в университете и в специальной школе27.

Ярким примером учебного заведения такого типа является Высшая коммерческая школа в Лейпциге, торжественно открытая в апреле 1898 г. Это было первое высшее коммерческое училище, открытое в Германии. Помимо того, что оно было открыто на базе Лейпцигского университета, еще одной важной особенностью данного учебного заведения являлось его финансирование.

Коммерческое училище было учреждено по соглашению Лейпцигской торговой камеры (палаты) с университетом, причем торговая палата принимала на себя на 2 года всю финансовую ответственность за это предприятие. Субсидии училищу также были представлены городом Лейпцигом и правительством, которые также в течение 2-х лет обязывались выплачивать ему ежегодно 3 и 5 тыс. марок соответственно28.

Целью высшей торговой школы являлось: а) давать законченное общее и специальное коммерческое образование молодым людям, готовящим себя к коммерческой деятельности; б) давать должную теоретическую и практическую подготовку готовящимся к преподаванию в торговых школах. При этом школа должна была заботиться также о доставлении лицам других профессий нужных им сведений по торговому делу. Сюда могли относиться юристы, лица, готовящиеся к службе в консульствах, торговых камерах и т. и.

Школа должна была управляться особым сенатом, в состав которого входили: представитель от правительства, представитель от города, представитель Лейпцигской торговой камеры и 2 члена от нее, 3 профессора университета, 3 представителя торговых кругов и директор школы29.

Надо отметить, что хотя председательство на заседаниях сената и принадлежало председателю торговой палаты, но назвать торговые круги, т. е. предпринимателей подлинными хозяевами школы вряд ли представляется возможным. Влияние правительства, городской администрации и университета не позволяет назвать Лейпцигскую торговую школу в полном смысле самостоятельным коммерческим учебным заведением.

Учебные заведения третьего типа - Франкфуртская академия, работали совершенно самостоятельно, но имели существенный уклон в сторону управленческих и социальных наук. Как правило, это были учреждения дополнительного образования, предназначенные для подготовки чиновников, заведующих отдельными отраслями государственного хозяйства.

Четвертый тип был представлен учебными заведениями Берлина и Кельна, которые также функционировали самостоятельно и главное внимание сосредотачивали на организации лекций и практических занятий применительно к потребностям коммерции.

По поводу сочетания коммерческого и университетского образования современниками высказывались различные точки зрения. В частности профессор Лейпцигского университета В. Штида в своей «Справке», посвященной анализу исторического развития и современного положения вопроса о высшем коммерческом образовании, подготовленной по поручению Министерства торговли и промышленности, отмечал следующее: «В пользу тесной связи высшего коммерческого учебного заведения с университетом можно привести тот довод, что коммерческие науки войдут в соприкосновение с целым рядом разнохарактерных дисциплин, в результате плодотворного взаимодействия следует ожидать расцвета тех и других». И еще: «Широкое общее образование должно предшествовать специальному, иначе грозит опасность запутаться в мелочах. Коммерсант, в качестве носителя культуры, должен вооружиться в университете знаниями, необходимыми для последующей победоносной борьбы. С высшими коммерческими учебными заведениями следует поступить так же, как и с сельскохозяйственными институтами, - перенести центр тяжести проблемы в университеты, не довольствуясь их изолированным положением. Университет разносторонен - он выпускает не только специалиста, но прежде всего человека и гражданина»30.

Однако победила другая точка зрения на развитие коммерческого образования как образования специального. Отмечалось, что в университете предметы, знание которых весьма желательно для купца, едва затрагиваются; другие же, мало его касающиеся, наоборот трактуются чересчур подробно. Университетский курс политической экономии, например, уделяет слишком много внимания аграрной политике и слишком мало - промышленности и торговле; последняя иногда совершенно не затрагивается.

Примерно такая же ситуация с юридическими дисциплинами. Так, практические занятия по торговому праву рассчитаны прежде всего на юристов, а не на купцов, которые, конечно, затевая процесс, никогда не будут в состоянии обойтись без помощи профессионального юриста. В общем, как отмечалось, «цели научного преподавания не сходятся с целями практической коммерции»31.

В результате правильной была признана самостоятельная организация высшей коммерческой школы, поскольку только при этом условии школа может со временем выработать свой собственный профессорско-преподавательский коллектив и сможет подготовить как высших коммерческих деятелей для практической работы, так и теоретиков-ученых, занимающихся научной теорией коммерции.

В связи с этим представляет несомненный интерес постановка образования во Франкфуртской академии социальных коммерческих наук, открытой в 1901 г. Уже упоминавшийся профессор Лейпцигского университета В. Штида в своей справке отмечал, что: «Академия не только задается целью служить коммерции и промышленности, но действует по расширенной программе. Задачею ее является предоставить служащим в правительственных и общественных учреждениях, юристам и представителям других интеллигентных профессий возможность заняться изучением политико-экономических, юридических и социально-политических наук»32.

Под этой расплывчатой формулировкой подразумевалось, что Академия ставит перед собой 3 цели: прежде всего, познакомить купцов и промышленников со всем тем, что доступно теоретическому изучению в области коммерческого дела.

Далее, она ставит цель распространить политико-экономические и государственно-правовые познания среди государственных служащих и ученых.

И, наконец, академия стремится к тому, чтобы ввести слушателей в курс социальных отношений, и главным образом, рабочего вопроса.

Таким образом, Академия ставила перед собой целый комплекс задач, направленных на то, чтобы дать законченное образование во всех указанных направлениях. Поэтому она принимала в число слушателей не только молодых людей с общим 9-летним образованием, только что окончивших учебные заведения, но и людей, работающих в торговле и промышленности, т. е. практиков, а также женщин.

Подобный подход способствовал тому, что число записавшихся в слушатели постоянно увеличивалось. Если в первом семестре 1901/1902 г. в Академии обучалось всего 36 человек, то в 1905/1906 г. их число возросло до 169. Общее же число посещающих, включая вольнослушателей, доходило в летнем семестре до 400-480, а в зимнем - до 650-1660 человек33.

Одним из ведущих коммерческих учебных заведений в Германии являлась высшая коммерческая школа, открытая в 1906 г. в Берлине. Эта школа отличалась от всех других германских школ тем, что она существовала исключительно на средства купеческого сословия и не поддерживалась Министерством торговли и промышленности.

Таким образом, была признана правильной совершенно самостоятельная организация высшей коммерческой школы, поскольку только при этом условии школа может со временем сформировать свой собственный профессорско-преподавательский коллектив и сможет подготовить не только коммерческих деятелей для практической работы, но и теоретиков-ученых, развивающих научную теорию коммерции. В начале XX в. в Германии насчитывалось около 1 тыс. учебных заведений различных типов, в которых преподавались коммерческие дисциплины. Высших коммерческих школ насчитывалось 6: в Берлине, Кельне, Франкфурте на Майне, Мюнхене, Лейпциге и Маннгейме, в которых в 1911/12 учебном году обучалось 11 886 (в том числе 2496 женщин)34.

При этом необходимо отметить, что коммерческие школы в Германии открывались в основном за счет частной и общественной инициативы. Главную роль в этом процессе играл Союз коммерческого образования, основанный в 1895 г., в который входили многие представители торговых палат, купеческих обществ и городов. Особенно отмечались заслуги этого союза в области распространения и осуществления идеи высшего образования.

Становление коммерческого образования во Франции



Помимо Германии, прочное начало высшему коммерческому образованию в Европе было положено во Франции, когда в 1820 г. была открыта «Высшая коммерческая школа» (ecole supérieure de commerce), которая, тем не менее, до 1880-х гг. практически оставалась единственной, поскольку коммерческое образование не пользовалось вниманием правительства. Организация коммерческих школ была всецело делом частным и велась некоторыми купеческими палатами, частными обществами и отдельными предпринимателями. Изменения происходят только во 2-й половине 1880-х гг.

Поражение во Франко-Прусской войне заставило правительство обратить внимание на положение национальной торговли и промышленности. Мысль, что успехи национальной промышленности и торговли как на внутреннем, так и на внешнем рынках в значительной мере зависят от развития в стране промышленного и коммерческого образования, а также от правильной его постановки, становится руководящей мыслью правительственных действий в учебном деле35.

Главная задача коммерческой школы заключалась в том, чтобы дать молодым людям такой объем знаний, чтобы они могли с успехом применить их не только в организации торговых, но и крупных промышленных предприятий, причем не как инженеры, а, именно как администраторы и руководители торгово-промышленных предприятий, т. е. управленцы высшего звена.

Исходя из необходимости решения поставленной задачи принимались и соответствующие учебные программы, к разработке которых, помимо профессуры, активно привлекались представители промышленности и торговли.

В высшей коммерческой школе курс обучения был рассчитан на три класса по году обучения в каждом. В первый класс (подготовительный) принимались лица не моложе 15 лет, получившие образование в средней школе. В основу курса было положено изучение торговых операций и связанных с ними знаний. Теоретическое обучение дополнялось в значительной степени практическими занятиями и конференциями. Во втором и, особенно, в третьем классе преподавались предметы высшей школы по вопросам коммерции, а также экономическим, финансовым и юридическим дисциплинам. При этом главная задача преподавания заключалась не в том, чтобы дать полное изложение избранных наук, а развить, научно обосновать и разъяснить специфику торгово-промышленной жизни и связанных с ней учреждений. Теоретические отделы вводились лишь постольку, поскольку они были необходимы для установления общей логической связи изложения36.

Эта школа послужила образцом для открытия еще 6 новых школ, но только в 1890 г. она была официально признана правительством и ее выпускники получили право пользоваться государственными льготами, в частности отсрочкой по отбыванию воинской повинности.

Таким образом, назначение школы, согласно ее уставу, заключалось в том, чтобы давать необходимую подготовку и соответствующие знания будущим коммерсантам, банкирам, заведующим различными отделами торговых и промышленных предприятий, а также руководителям соответствующих консульских отделов. Особенностью школы являлось то, что преподавание в каждом классе носило законченный характер, поэтому ученики после окончания каждого класса получали не отрывочные знания по разным предметам, а образование определенного уровня, которое позволяло начать практическую деятельность.

Все коммерческие учебные заведения во Франции, как и в России, были подчинены исключительно Министерству торговли и промышленности37. При министерстве был создан Высший совет по техническому и коммерческому образованию и постоянная комиссия этого совета. Собственно, в недрах министерства и была разработана основная законодательная база по коммерческому образованию. В частности: Положение о новом типе практических коммерческих и промышленных школ; Положение о высших коммерческих училищах и о правах учащихся в них; Положение о преподавателях коммерческих и промышленных школ; Программы и правила экзаменов для лиц, желающих получить право преподавания в этих школах и т. д.

К концу XIX в. во Франции сформировались четыре основных типа коммерческих учебных заведений.

1. Коммерческие отделения при высших начальных школах.

2. Практические коммерческие и промышленные училища.

3. Профессиональные школы (близкие российским коммерческим училищам, но более специализированные и ориентированные на практические нужды).

4. Высшие коммерческие училища38.

При этом надо отметить, что всем окончившим высшие коммерческие училища правительство предоставляло льготы по отбыванию воинской повинности (1 год службы вместо трех) наравне с теми, кто заканчивал государственные высшие учебные заведения, а также устанавливало единый порядок приемных и выпускных экзаменов и контроль над ними. Это было важным отличием, поскольку в России закон о высшем коммерческом образовании, уравнявший в правах слушателей и преподавателей высших коммерческих учебных заведений с государственными вузами, вступил в силу только 3 июня 1912 г., когда Николай II подписал новые уставы Московского и Киевского коммерческих институтов. Отсутствие льгот для учащихся коммерческих вузов, безусловно, сдерживало развитие этого сектора высшего образования в России.

На рубеже XIХ-ХХ вв. во Франции работали 7 высших коммерческих школ, в Италии - 3. Коммерческие учебные заведения были открыты в Австрии, Венгрии, Швеции и других странах Европы, но больше всего их было все-таки в Германии.

Проблемы финансирования коммерческого образования



Важным отличием российского коммерческого образования от Запада являлась проблема финансовой поддержки коммерческих школ. Даже после официального разрешения государство не очень охотно поддерживало частную и общественную инициативу по созданию независимых учебных заведений. Из массы предложений об устройстве неправительственных вузов, создаваемых полностью или частично на средства торгово-промышленных объединений, земств, городских органов самоуправления, частных лиц, правительство удовлетворяло далеко не все. Решение об открытии таких вузов выносилось на основе тщательной проверки дееспособности кредиторов (отвергались проекты, требовавшие государственных дотаций) и, как правило, сопровождалось указанием на то, что выпускники таких учебных заведений, помимо свидетельства о прослушании курса, не имеют никаких служебных и сословных прав.

Тем самым устанавливалась юридическая неполноценность высшего образования, полученного в частной и общественной школе. Его обладатели в большинстве как бы не включались в разряд дипломированных специалистов. На вопрос, заданный учредителю и ректору Высших коммерческих курсов в Санкт-Петербурге М. В. Побединскому: «Какие права дает заведение?» был получен ответ: «Никаких прав, кроме знаний». Поэтому проблема финансирования коммерческого образования являлась одной из основных при учреждении того или иного учебного заведения.

Главным источником финансирования коммерческого образования в России являлась плата учащихся за обучение, которая составляла более 50 % бюджета общественных коммерческих учебных заведений и более 90 % - частных39.

В подобной ситуации частному вузу было чрезвычайно сложно решить главный вопрос: создать адекватную задачам высшей школы материально-техническую базу, в первую очередь обзавестись собственными зданиями, что рассматривалось в качестве одной из самых неотложных потребностей всякой высшей школы.

Несколько лучше обстояло дело среди низших коммерческих учебных заведений, которые финансировались чаще всего общественными организациями. В 1897 г. в Киеве было организовано «Общество распространения низшего коммерческого образования» с целью открытия торговых классов для служащих и торговой школы для тех, кто еще готовится к соответствующей службе в торговых и промышленных учреждениях. Общество, кроме взносов действительных членов и запасного капитала, получило от фабриканта Н. А. Терещенко 100 тыс. руб. на содержание проектируемых классов и школы, что и позволило начать их деятельность. В Харькове торговая школа и вечерние курсы для торговых служащих содержались за счет Общества приказчиков, такая же ситуация была в Варшаве40.

Наиболее активно проблемами коммерческого образования занималось «Московское общество распространения коммерческого образования», образованное в 1898 г. по инициативе председателя Московского биржевого комитета, крупного предпринимателя А. С. Вишнякова. Уже к моменту образования Общества его действительными членами являлись около 200 человек, в основном предпринимателей. Это позволило сформировать капитал в 70 тыс. руб. На эти средства осенью 1898 г. сразу в 6 районах Москвы были открыты торговые классы, в которых читалось до 50 курсов по различным предметам. Для руководства Обществом был сформирован постоянный комитет, который состоял из 12 членов, главным образом купцов. Активная деятельность комитета по привлечению новых членов привела к тому, что на 1 января 1902 г. в Обществе состояло 821 лицо, из которых учредителей - 107, почетных членов - 11 (в том числе министр финансов С. Ю. Витте), действительных членов 424 и соревнователей (кандидатов в действительные члены общества) - 279. Это позволило значительно увеличить средства общества, которые достигли почти 400 тыс. руб.41

Основными учебными учреждениями общества являлись торговые классы, которые действовали в 18 районах Москвы. Всего читалось 132 курса, а число слушателей на 1 января 1902 г. составляло 4688 человек. В классах преподавался 21 предмет из различных отраслей знаний, включая иностранные языки (в основном немецкий). Иностранные языки изучали более 1 тыс. человек. Кроме языков, особой популярностью пользовались курсы, посвященные бухгалтерии, русскому языку и истории. Кроме того, существовали и подготовительные курсы, в основном для неграмотных, где преподавались чтение и письмо. Надо отметить, что курсы были в основном сориентированы на выходцев из крестьянского и мещанского сословий, которые составляли 72 % слушателей, а по роду занятий большинство слушателей занимало должности приказчиков и конторщиков (до 32 %). Более 63 % слушателей были молодые люди в возрасте от 15-25 лет, а по размерам заработка преобладали получающие от 100 до 400 руб. в год (до 29 %) и вовсе не имеющие постоянного заработка (26 %)42.

Понятно, что такой разношерстный контингент предполагал значительный отсев слушателей. Кстати, в Европе, где внешкольное обучение появилось значительно раньше российского, отсев достигал более 50 %, что касается классов Московского общества, то здесь отсев за 3 года составил в среднем 44 % и наблюдалась тенденция к его сокращению. При этом ряд слушателей продолжал обучение в течение 2-3-х лет. Это достигалось за счет двух факторов.

Во-первых, курсы максимально учитывали потребности обучающихся. При этом учитывался контингент слушателей и его возможность усваивать знания. С этой целью, например, курс товароведения был разделен на отдельные части, состоявшие из нескольких лекционных блоков (фактически было введено модульное обучение).

Во-вторых, важную роль играла плата за обучение, размер которой максимально учитывал возможности потенциальных слушателей. Так, обучающиеся на подготовительных курсах платили в год всего 5 руб., притом, что содержание торговых классов самому Обществу обходилось до 48 тыс. руб. в год и было для него дотационным43.

Главным источником финансирования курсов являлись спонсорские средства. Ежегодно таких средств только от частных лиц привлекалось до 40 тыс. руб., кроме того, Общество получало субсидии от разных учреждений, причем размеры этих субсидий были самыми разными. Например, Ремесленное и Мещанское общества перечисляли от 100 до 200 руб. в год, Московская городская дума - до 5 тыс. руб., правительство ежегодно выделяло до 10 тыс. руб., доход от членских взносов достигал более 11,5 тыс. руб., взносы почетных попечителей - до 18 тыс. руб. и т. д.44

Постановка низшего коммерческого образования в России получила европейское признание. Московское общество распространения коммерческих знаний на всемирной выставке в Париже в 1900 г. получило Гран-при за распространение коммерческого образования.

Однако, несмотря на достаточно активную работу по развитию системы коммерческого образования в Москве, число желающих получить хотя бы его основы значительно превышало возможности Московского общества распространения коммерческих знаний. В начале XX в. только в Москве числилось порядка 60 тыс. приказчиков и 36 тыс. так называемых мальчиков в торговле, из которых добрая половина была либо малограмотна, либо полностью безграмотна45.

Повышенный спрос на получение коммерческого образования, делал рынок образовательных услуг чрезвычайно привлекательным для разного рода дельцов. Как отмечал исследователь коммерческой школы М. В. Кечеджи-Шаповалов: «За ничтожный трехмесячный курс, во время которого на скорую руку преподаются счетоводство, коммерческие вычисления, коммерческая корреспонденция и конгломерат знаний в виде торгового законоведения, взимают по 100 руб. с человека, облагая его еще легализованным побором в 7-10 руб. за пресловутые “учебные пособия”. Такие “предприниматели” уже находят возможным, подобно продавцам различных патентованных средств, бросать десятки тысяч рублей в год на широковещательную рекламу, что ложится на каждого питомца школы налогом в 11-12 руб. В результате для иногороднего слушателя 4-х месячное пребывание в коммерческой школе редко обходилось ниже 500 руб.»46

Проблема финансирования касалась не только низшего, но и высшего коммерческого образования. В этом плане наблюдались существенные расхождения между российской и европейской практикой, что особенно наглядно проявлялось на примере организации высшего коммерческого образования.

По мнению Кечеджи-Шаповалова, «нормальное образование не может окупаться платой за право учения; применительно же к высшему образованию такое положение приобретает характер аксиомы: высшая школа, существующая исключительно на взносы слушателей - это чистейший абсурд, в лучшем случае, а в худшем - плохо замаскированная недобросовестность»47.

Государство не финансировало высшую коммерческую школу. Основными источниками поступления средств являлись спонсорская помощь и оплата за обучение. Так, Харьковским высшим коммерческим курсам финансовую поддержку оказывал Совет съездов горнопромышленников, а также Харьковское купеческое общество. Эти организации на совместном заседании приняли решение при преобразовании Курсов на основе Закона от 23 июня 1912 г. в Харьковский коммерческий институт производить ежегодный сбор с купеческих и промысловых (первых пяти разрядов) свидетельств для материальной поддержки вуза. В результате уже в 1913 г. первый сбор составил свыше 21 тыс. руб.48

Планировалось, что средства вуза будут формироваться в основном из двух источников: 1) сбора с купеческих и промысловых свидетельств - в размере около 22 тыс. руб., и 2) сбора за слушание лекций. В 1912 г. (первый год деятельности вуза) при среднем числе слушателей 1-го курса около 200 человек такого сбора было получено около 20 тыс. руб., а в 1913 г. от слушателей обоих курсов ожидалось около 34 тыс. руб. Таким образом, расходы за два года должны были быть ниже суммы полученного дохода. Свободный остаток должен был составить около 10 тыс. руб.49

Надо отметить, что частный бизнес в России не очень охотно нес расходы, связанные с финансированием коммерческой школы. В частности, в резолюции VII Съезда представителей биржевой торговли и промышленности (1913) подчеркивалось: «Находя, что учреждение и содержание такого количества коммерческих учебных заведений, которых было бы достаточно для существующей в стране потребности, является непосильным для общественных и частных средств... Съезд считает необходимым оказание материальной поддержки со стороны правительства коммерческим учебным заведениям общественным, а также тем из частных, которые будут признаны этого заслуживающими»50.

В отличие от России коммерческие школы в Европе активно пользовались субсидиями, представляемыми государством и муниципалитетами. Особенно это было характерно для Германии. Высшая школа в Лейпциге пользовалась субсидией от города в размере 10 тыс. марок и от государства - в размере 15 тыс. марок ежегодно, подобная ситуация сложилась в Кельнской школе и других крупных коммерческих учебных заведениях51.

В Италии правительство также брало на себя значительную часть денежных издержек на поддержание высших коммерческих школ. Исключение здесь составляла Франция, где коммерческие школы содержались в основном за счет различных обществ, городов, частных лиц, а правительство только в некоторых случаях давало субсидии.

Эту практику частично использовало и российское правительство, но только в отношении государственных учебных заведений, где были открыты коммерческие отделения. Активно пользовались государственными субсидиями коммерческие отделения, созданные при политехнических институтах. Политехнический институт в Риге и его коммерческое отделение получали ежегодные субсидии от казны, города и биржевого общества, что позволило институту построить обширные собственные здания. Петербургский политехнический институт (с экономическим и коммерческим отделением) вообще содержался на средства казны52.

Программы коммерческих школ в Европе и России



Еще одним важным отличием коммерческой школы Европы и России были программы обучения. Особенность российской коммерческой школы заключалась в том, что ее профессионально-образовательные программы должны были быть максимально приближены к потребностям развивающейся экономики.

Если низшая и средняя российская коммерческая школа по содержанию и срокам обучения практически соответствовала европейским аналогам, то при сопоставлении высшего образования, помимо общих подходов, имел место ряд существенных различий.

Коммерческие вузы в Европе к началу XX в. уже имели солидную историю и сформировавшиеся традиции. Одними из первых коммерческие вузы были созданы во Франции. Этот опыт активно изучался в России, тем более что все коммерческие учебные заведения во Франции были открыты и содержались или торговыми палатами, или купеческими обществами, фактически без участия государства, что было привлекательно для российского правительства, практически не выделявшего из казны никаких средств на финансирование коммерческого образования.

Несмотря на то что французское правительство также не финансировало коммерческую школу, тем не менее, и программы, и порядок экзаменов, а также количество мест для каждого училища устанавливались Министром промышленности и торговли. Выпускные экзамены производились особыми созываемыми министром комиссиями; в числе комиссий всегда были представители предпринимательского сообщества, т. е. будущие работодатели. Все эти меры позволяли правительству не терять контроль за деятельностью коммерческих школ, что также было близко российскому Министерству финансов, при котором даже был образован специальный отдел для руководства системой коммерческого образования.

Особенностью высших коммерческих школ Франции являлось и то, что каждое училище придавало предметам преподавания неодинаковое значение. Каждый предмет имел свой коэффициент (от 1 до 12), на который умножались баллы, полученные слушателями за эти предметы на экзаменах. Коэффициенты по одним и тем же предметам в разных школах были различны и имели важное значение для обучающихся, поскольку получение диплома об окончании курса было поставлено в зависимость от общей суммы всех отметок. Поэтому отметки, полученные по предметам с высоким коэффициентом, могли значительно увеличить общую сумму баллов. Таким образом, училище, назначая высший коэффициент тому или другому предмету, тем самым побуждало учеников тщательнее заняться именно этим предметом53.

Фактически это был первый подход к кредитно-балльной системе оценки знаний учащихся и выстраивания ими собственной образовательной траектории. Что касается российских коммерческих училищ а, позднее, и вузов, то они в значительной степени копировали государственный образовательный стандарт как по срокам обучения, так и по форме подачи учебного материала, при этом лекционные курсы, как правило, доминировали над практическими и лабораторными занятиями. Изучение организации учебного процесса в европейских коммерческих учебных заведениях и аналогичных российских предпринималось еще в дореволюционный период. Однако это сопоставление проводилось не совсем корректно, т. к. формально сопоставлялись программы коммерческих училищ. Но если на Западе училища фактически имели статус высших учебных заведений, то в России коммерческие училища, по определению, являлись средними учебными заведениями, при том что сроки освоения программ формально были одинаковые и составляли 2 года.

Здесь надо иметь в виду тот факт, что европейское высшее коммерческое образование представляло из себя, по сути, двухуровневое обучение и в высшие коммерческие школы принимались лица, уже закончившие колледж на уровне бакалавриата. Поэтому в европейских школах большее внимание уделялось специальным курсам, а в российских коммерческих училищах - общеобразовательным предметам. Что касается специальных предметов, то в российских коммерческих училищах упор в преподавании делали преимущественно на раскрытии общих понятий с тем, чтобы расширить кругозор и развитие учеников. Кроме того, преподавание велось людьми, как правило, далекими от реальной предпринимательской практики, поэтому такое образование носило в целом академический характер, а практическое ознакомление учащихся с предметами их будущей деятельности оставалось без должного внимания.

С. С. Григорьев, занимавшийся изучением опыта западных коммерческих школ, отмечал, что «во французских высших коммерческих училищах преподавание поставлено совершенно иначе. Теоретические научные сведения введены в курс настолько, насколько это необходимо для понимания устройства и деятельности торговых учреждений и общего положения торговли в стране. Главное же внимание во всех предметах обращено на ознакомление учеников с приложениями этих сведений в практике, а равно и в сообщении ученикам практических познаний, необходимых в торговом деле. По числу часов и по коэффициенту на экзаменах на первом месте поставлены торговлеведение и счетоводство. По законоведению весь курс сосредоточен на изучении уставов, имеющих ближайшее отношение к торговой деятельности; в политической экономии общие понятия теории этой науки проходятся весьма кратко, большая же часть уроков по этому предмету посвящена объяснению промышленных, торговых и финансовых учреждений»54.

Практическое направление в преподавании во французской коммерческой школе также поддерживалось большим объемом лабораторной и производственной работы. Почти во всех училищах имелись так называемые примерные коммерческие учреждения, например банк или торговый дом, проходя в котором практику, слушатель осваивал все операции. Поэтому при переходе из училища на службу в торговые дома, банки, правления акционерных обществ и т. п. ученики очень быстро осваивались с новой работой.

Дипломы, получаемые во французской коммерческой школе, не подвергались никакой дискриминации при приеме на работу, и ей не приходилось подстраиваться под программы государственных учебных заведений. Поэтому французские коммерческие образовательные учреждения в большей мере, чем российские, учитывали потребности национальной экономики и, следовательно, большее внимание уделяли вопросам практики.

Учебные планы германских коммерческих школ также были рассчитаны на 4 семестра, при этом учащимся рекомендовалось не перегружать себя лекциями по общеобразовательным предметам, ибо цель обучения заключалась не только в восприятии, но и в усвоении знаний. Практически все теоретические дисциплины читались в рамках первого года обучения. Эти дисциплины представляли собой комбинацию 3-х наук: экономических, юридических и коммерческо-технических. Причем учебный процесс был построен таким образом, что от общетеоретических дисциплин в первом семестре слушатель переходил к усвоению более конкретных с точки зрения будущей профессии курсов. Например, за курсом общей экономической географии следовали курсы географии Германии и других европейских государств. За общим курсом торгового права следовали вексельное и морское право с практическими занятиями по ним и т. д.

Лекции были организованы так, что поступление в школу было возможно в любое полугодие. При этом лекции по общеобразовательным предметам читались, как правило, в вечернее время, что позволяло привлекать на них не только студентов, но и других слушателей.

Роль юридических наук в системе коммерческого образования германские школы определяли следующим образом: «Изучение правовых дисциплин в коммерческой школе должно быть иным, нежели в университете, ибо коммерческая школа никогда не может задаться целью предоставлять своим питомцам - будущим купцам и промышленникам - законченное юридическое образование. Вместе с тем современная деловая жизнь так сильно проникнута правовыми мотивами и так тесно замкнута в рамки закона, что ориентироваться в ней можно, лишь ознакомившись с важнейшими отделами законоведения. Поэтому германская школа усматривает в юридической подготовке двоякую цель: во-первых, передать слушателям общие понятия о роли и значении права в современной хозяйственной жизни и в коммерческой деятельности, в особенности. Во-вторых, ознакомить слушателей с теми законоположениями, с которыми им придется на каждом шагу сталкиваться в последующей практической деятельности»55.

Среди дисциплин, изучаемых в германских коммерческих школах, центральное место занимала политическая экономия, но при этом германская школа не задавалась целью подготовить экономистов, а лишь экономически образованных коммерсантов. Поэтому они должны были обладать настолько солидной общей подготовкой, которая помогла бы им впоследствии самостоятельно оценивать возникающие перед ними хозяйственные вопросы.

Следующая группа дисциплин, изучаемых в германских высших коммерческих школах именовалась группой коммерческих знаний. Сюда входило прежде всего учение о торговле и торговой технике. При этом технически школы были настолько богато оборудованы, что у слушателей имелась реальная возможность избрать объектом своего изучения любую отрасль техники. Во всяком случае, изучение торговой техники, по мнению М. В. Кечеджи-Шаповалова, было организовано там таким образом, чтобы слушатель являлся подготовленным к самостоятельному применению ее основ на практике, т. к. предполагалось не чисто ремесленное изучение схемы, а ясное, сознательное отношение к различным системам, ввиду чего частности и индивидуальные особенности технических приемов могли быть изучены уже самостоятельно56.

В рамках этой группы дисциплин изучались в основном прикладные предметы: введение в изучение различных видов и форм предприятий (товарная торговля, фабрично-заводское дело, кредитные учреждения и т. д., единоличные и коллективные предприятия), различных систем счетоводства и отчетности, коммерческих вычислений, т. е. всего того, что расширяло профессиональный кругозор коммерсанта.

Наличие тесной связи коммерсанта с производством побудило германскую высшую коммерческую школу образовать еще одну, чисто техническую, группу предметов. Этот цикл предметов не ставил целью конкурировать со специальными техническими учебными заведениями, но исходил из того, что коммерческий руководитель какого-нибудь промышленного предприятия легче и успешнее осуществит совместную с инженерами работу, если сам будет сведущ в вопросах техники.

Последнюю группу предметов составляли в германских школах иностранные языки. Изучению их отводилось последнее место не потому, что это должно было соответствовать их практическому значению, а потому, что их роль в высшей школе не могла быть значительной, ибо они расценивались под чисто практическим углом зрения. Главное внимание здесь уделялось изучению деловой разговорной речи и коммерческой корреспонденции.

Наконец, учебный процесс в германских коммерческих школах в обязательном порядке дополнялся практиками в фирмах и торговых предприятиях, а также экскурсиями на фабрики и заводы.

Надо отметить, что германский опыт, безусловно, учитывался лучшими коммерческими вузами России, однако, как уже отмечалось, коммерческие вузы России были более академичны, чем германские или французские. Это происходило прежде всего потому, что сам учебный процесс был рассчитан не на 4, а на 8 семестров и поэтому включал большое число теоретических курсов. В этом смысле коммерческие вузы, по сути, копировали программы государственной высшей школы, в которых практическая часть не доминировала над теорией, но в этом и не было острой необходимости, поскольку государственное образование носило ярко выраженный академический характер и главный упор делало на фундаментальность.

По мнению М. В. Кечеджи-Шаповалова, в российской коммерческой школе, как средней, так и особенно высшей, в отличие от германской (и французской) не хватало конкретных торговых знаний, т. е. такого комплекса курсов, которые автор обозначает как «торговлеведение»57.

В учебных планах германских школ раздел торговлеведения включал порядка 10 предметов, тогда как в российской школе он заменялся по сути одним курсом, который назывался «Основы коммерческих знаний». В этом смысле можно говорить о том, что в российской школе были представлены только отдельные отрасли торговлеведения, что позволяет рассматривать ее, как структуру, еще не до конца оформившуюся.

Именно поэтому изучение теоретических основ торговли и ее реальности в российской коммерческой школе, с точки зрения Кечеджи-Шаповалова, совершенно игнорировалось. Он видит одной из ближайших задач - пропаганду в пользу, как он пишет, «приноровления» коммерческой школы к нуждам и запросам купеческого сословия. «Иначе создается крайне вредный антагонизм между ЖИЗНЬЮ И ШКОЛОЙ»58.

Профессорско-преподавательский состав



Решение проблемы кадрового обеспечения в системе коммерческого образования также являлось чрезвычайно важной задачей, от решения которой зависело качество обучения, а следовательно, и востребованность выпускников коммерческих школ.

Особую актуальность в России в начале XX в. приобрел вопрос о правах преподавания в высшей коммерческой школе для лиц, не имеющих ученого или профессорского звания. Уже упоминавшийся М. В. Кечеджи-Шаповалов предлагал вовсе отказаться от мысли требовать ученого звания от преподавателей всех специальных и прикладных дисциплин в коммерческом вузе, поскольку «иначе просто образованный, но не магистр и не доктор, и хорошо знающий свою специальность лектор не пойдет в коммерческую школу; его заменит патентованный ученый, и дело от этого, несомненно, проиграет»59.

Практика западноевропейских школ, в отличие от российских, именно в этом вопросе обнаруживала самую широкую терпимость, что позволяло привлекать к учебному процессу наряду с профессорами большое количество лекторов-практиков. Уставы российских коммерческих учебных заведений такой терпимостью не отличались.

Большая часть преподавательского состава в российских коммерческих вузах была представлена так называемыми совместителями, основным местом работы которых оставались государственные вузы. Это объяснялось тем обстоятельством, что в российском законодательстве не был урегулирован вопрос пенсионного обеспечения штатных преподавателей негосударственных вузов. Лишь после 1912 г. ситуация начинается меняться в лучшую сторону. Принятие в 1912 г. закона «О высшем коммерческом образовании» юридически уравняло выпускников и преподавателей высших коммерческих учебных заведений в служебных и сословных правах и льготах, в воинской повинности с выпускниками и преподавателями правительственных высших учебных заведений, что в Европе было сделано практически сразу после учреждения коммерческих учебных заведений. Вступление в силу этого закона сразу привлекло в коммерческую школу молодых ученых, выпускников Московского государственного университета, Петербургского политехнического института и других ведущих государственных вузов.

Сроки обучения



Важным отличием российской коммерческой школы от западной были сроки обучения. Так, в Германской высшей коммерческой школе в основном устанавливался трехлетний курс обучения для поступивших после окончания четырехклассной гимназии или реального училища. При этом в некоторых школах открывались даже одноклассные курсы для окончивших средние учебные заведения и желающих слушать курс коммерческого образования. Во Франции в высших коммерческих школах обучали всего 2 года.

По мнению М. В. Кечеджи-Шаповалова, на Западе смотрели на вопрос продолжительности обучения в коммерческой школе через призму профессионального девиза: «время - деньги», кроме того, считалось, что такой слушатель уже подготовлен к интенсивному восприятию высших коммерческих знаний, со многим он уже успел ознакомиться в течение своего практического стажа и поэтому вправе требовать сокращения обязательных сроков обучения60.

В этом смысле можно говорить о том, что западное коммерческое образование устанавливало некий минимум, обязательный для всех, но, вместе с тем, не препятствовало отдельным студентам выходить за пределы этого минимума и оставаться в школе дольше положенного срока, что делало такое обучение более свободным.

В России коммерческие вузы, как правило, обучали по обязательной четырехлетней программе, что позволяло дать слушателям более фундаментальную общую подготовку, но ущемляло слушателей в индивидуальном выборе траектории обучения, как с точки зрения его сроков, так и выбора специализации. По сути, это были проблемы роста высшей коммерческой школы в России.

Заключение



В заключение необходимо отметить, что развитие высшего, в том числе коммерческого образования в России, представляет сегодня не только исторический интерес. Коммерческое образование на рубеже XIХ-ХХ вв., вызванное к жизни потребностями экономической модернизации, сформировало новый тип учебного заведения, востребованный обществом.

Основные формы, методы, программы лучших коммерческих школ учитывали потребности экономики, поэтому важнейшей отличительной чертой системы коммерческого образования как на Западе, так и в России была его практическая направленность. Особенно ярко это проявилось в деятельности французских, германских и других европейских коммерческих учебных заведений, для которых главным являлось стремление подготовить специалистов, способных решать экономические проблемы общества и государства. В этом ключе развивалось и российское коммерческое образование, которое в общих чертах шло в русле европейских тенденций. Особенно это характерно для низшей российской коммерческой школы, которая получила признание на Западе.

Особенностью российской высшей коммерческой школы было стремление к академизму, что делало это образование более фундаментальным, нежели в Европе, но менее практико-ориентированным и свободным от государственного влияния. В то же время, надо отметить, что коммерческие вузы выступали пионерами в части экспериментирования и отработки новых форм как внутреннего устройства и структуры учебного заведения (выборность президента, ректора, коллегиальность руководства, активная деятельность попечительских советов, отмена всяких дискриминационных требований при приеме и т. п.), так и учебных планов специальностей.

В учебных планах лучших коммерческих институтов были прописаны перечень основных и специальных дисциплин, объем часов, выделяемых на теоретическую и практическую работу, объем самостоятельной работы студентов и формы ее контроля со стороны преподавателей, а также компетенции, которыми должны были обладать выпускники коммерческих вузов.

Еще одним важным отличием коммерческой школы была ее финансовая независимость от государства, которая достигалась активной работой попечительских советов по привлечению спонсорских средств от общественных организаций и частных лиц. Финансовая независимость позволяла более эффективно развивать материально-техническую базу учебных заведений, а также привлекать к преподавательской деятельности лучшие кадры, как из ведущих государственных вузов, так и из реальной экономики.

Коммерческие школы, не только давали широкое общее образование, но и готовили специалистов, обладавших конкретными коммерческими знаниями, востребованными в бизнесе. Что касается высшей коммерческой школы, то она выполняла еще одну важную функцию - готовила кадры преподавателей для коммерческих учебных заведений среднего и низшего уровня.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что утверждение коммерческого образования в России, несмотря на ряд особенностей, было вызвано сходными с европейской традицией причинами и в целом развивалось в русле общеевропейских тенденций.

Бессолицын Александр Алексеевич - доктор экономических наук, профессор (Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации).



1 Маурер Т. Университет и (его) город: новая перспектива для исследования истории российских университетов / Университет и город в России (начало XX века). М.: Новое литературное обозрение, 2009. С. 5.
2 Остроградский А. Коммерческое образование, его современная организация на Западе и возможная постановка в России. СПб., 1895.
3 См.: Григорьев С. С. Коммерческое образование во Франции и постановления международных конгрессов по профессиональному образованию, развитию и распространению коммерческих знаний. СПб., 1895; Его же. Коммерческое образование в России и его нужды (исторический очерк) // Русское экономические обозрение. М., 1898; Его же. Высшие коммерческие учебные заведения в Западной Европе. СПб., 1900; Его же. Московское общество распространения коммерческого образования. М., 1902.
4 См.: Кечеджи-Шаповалов М. В. Современное значение коммерческого образования. СПб., 1905; Его же. Современная культура и высшее коммерческое образование. Речь, произнесенная 22 октября 1908 г. на торжественном праздновании 11-й годовщины Санкт-Петербургских высших коммерческих и счетоводческих курсов М. В. Побединского. СПб., 1908; Его же. О коммерческом самообразовании. СПб., 1910; Его же. Система построения высшего коммерческого образования в Германии. СПб., 1910; Его же. Коммерческое образование, его значение, задачи, методы и организация. СПб., 1911.
5 См., например: В защиту высшего коммерческого образования: Лекция проф. Макса Апта // Коммерческое образование. 1911. № 6. С. 266-270.
6 См.: Иванов А. Е. Высшая школа России в конце XIX - начале XX в. М., 1991; Воробьева Ю. С. Общественность и высшая школа в России в начале XX в. М., 1994; Высшее образование в России: Очерк истории до 1917 года / под. ред. В. Г. Кинелева. М., 1995; Солоницын В. А. Негосударственное высшее образование в России. М., 1998.
7 См.: Маслов Ю. Н. Коммерческое образование в России в конце XIX -начале XX в. Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. Курск, 2001; Костриков С. П. Становление и развитие коммерческого и управленческого образования в России. Конец XVIII - начало XX в. Автореф. дисс.... докт. ист. наук. М., 2012.
8 Разманова Н. А. Становление коммерческого и финансово-экономического образования в России (XIX - 20-е годы XX века). М., 2002.
9 См., например: Бессолицын А. А. С. Витте и создание системы коммерческого образования в России // Вопросы экономики. 2006. № 7. С. 140-147; Его же. Обеспечение качества образования в высшей коммерческой школе России в начале XX века // Экономическая политика. 2007. № 2. С. 196-205; Его же. Министерство финансов и формирование системы коммерческого образования в России на рубеже XIХ-ХХ веков // Экономическая история. 2012. №3. С. 16-23; Жолобова Г. А. Правовое регулирование в сфере коммерческого образования в пореформенной России (1881-1913) // История государства и права. 2005. № 2. С. 11-14; Костриков С. П. Положение о коммерческих учебных заведениях 1896 г. // Власть. 2009. № 7. С. 52-55; Его же. Русские либералы о коммерческом образовании // Вестник Новгородского государственного университета. 2011. № 63. С. 48-51.
10 Радциг А. А. Опыты создания высшего коммерческого образования в Западной Европе. СПб., 1915. С. 1-2.
11 Там же. С. 2.
12 Григорьев С. С. Высшие коммерческие учебные заведения в Западной Европе. С. 7.
13 Кларк Г. Прощай, нищета! Краткая экономическая история мира. М.: Изд-во Института Гайдара, 2012. С. 422.
14 Там же. С. 425, 427.
15 См.: Высшее коммерческое образование на Западе / Совет съездов представителей биржевой торговли и сельского хозяйства. СПб., 1916. С. 1-3.
16 Григорьев С. С. Высшие учебные заведения в Западной Европе. С. 8.
17 Там же. С. 9-10.
18 См.: Устав высшего коммерческого института в Одессе: Проект. Одесса, 1888. С. 3.
19 Высшее коммерческое образование на Западе. С. 4.
20 Там же. С. 6.
21 Мадей Г. А. Высшие коммерческие школы в Италии. Киев, 1917. С. 27.
22 Высшее коммерческое образование на Западе. С. 8-9.
23 Мадей Г. А. Высшие коммерческие школы в Италии. С. 41-43.
24 Там же. С. 14-15.
25 Иоллос Г. Высшие школы коммерческих наук в Германии. СПб., 1901. С 4.
26 Там же. С. 8.
27 См.: Апт М. В защиту высшего коммерческого образования // Коммерческое образование. 1911. № 6. С. 266-270.
28 Опыты создания высшего коммерческого образования в Западной Европе. СПб., 1915. С. 14.
29 Там же. С. 15.
30 Штида В. Историческое развитие и современное положение вопроса о высшем коммерческом образовании за границей. СПб., 1909. С. 54.
31 Там же. С. 54-55.
32 Там же. С. 25.
33 Там же. С. 26.
34 Обзор развития, организации и деятельности С.-Петербургских высших коммерческих, счетоводческих и железнодорожных курсов М. В. Побединского. СПб., 1914. С. 10.
35 Григорьев С. С. Коммерческое образование во Франции и постановления международных... С. 1-2.
36 Григорьев С. С. Высшие учебные заведения в Западной Европе. С. 14.
37 В России Министерство торговли и промышленности было выделено из Министерства финансов в 1906 г. и оно стало курировать все коммерческие учебные заведения, которые до этого находились в ведении Министерства финансов.
38 Григорьев С. С. Высшие учебные заведения в Западной Европе. С. 15.
39 Маслов Ю. Н. Указ. соч. С. 15.
40 Распространение образования среди торговых служащих: Доклады С. В. Курнина и С. С. Григорьева. М., 1897. С. 34-35.
41 Григорьев С. С. Московское общество распространения коммерческого образования. М., 1902. С. 1-4.
42 Там же. С. 12-15.
43 Там же. С. 10, 17-20.
44 Там же. С. 8-10.
45 Кечеджи-Шаповалов М. В. Современное значение коммерческого образования. С. 7.
46 Кечеджи-Шаповалов М. В. О коммерческом самообразовании. СПб., 1910. С. 4-5.
47 Кечеджи-Шаповалов М. В. Коммерческое образование, его значение, задачи, методы и организация. СПб., 1911. С. 91.
48 Записка по вопросу о преобразовании Высших коммерческих курсов Харьковского купеческого общества в Коммерческий институт. С. 4.
49 Там же. С. 9.
50 Обзор развития, организации и деятельности С.-Петербургских высших коммерческих, счетоводческих и железнодорожных курсов М. В. Побединского. С. 12.
51 Кечеджи-Шаповалов М. В. Коммерческое образование, его значение. С. 91.
52 Там же. С. 95.
53 Григорьев С. С. Коммерческое образование во Франции. С. 24-26.
54 Там же. С. 35-36.
55 Кечеджи-Шаповалов М. В. Коммерческое образование, его значение. С. 55-56.
56 Там же. С. 47.
57 Там же. С. 134-138.
58 Там же. С. 141.
59 Там же. С. 122.
60 Там же. С. 120-121.


Просмотров: 661

Источник: А. А. Бессолицын. Становление высшего коммерческого образования: европейский опыт и его развитие в России на рубеже XIХ-ХХ вв.//Экономическая история : Ежегодник. 2013. - М. : Политическая энциклопедия, 2014. С. 38-73



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X