Спецподразделение МВД СССР «Кобальт» и его оперативная работа на территории Афганистана

Причиной создания спецподразделения МВД СССР «Кобальт» послужила тяжёлая ситуация, сложившаяся в Афганистане с формированием новых правоохранительных органов республики. Подразделения полиции и жандармерии Афганистана, руководство которых во многом до 1979 года опиралось на советников из ФРГ, к 1980 г. практически перестали функционировать. Создание Царандоя (милиции) шло очень тяжело, поскольку пришедшая к власти Народно-демократическая партия Афганистана, разделённая на фракции «Хальк» и «Парчам», вместо укрепления кадрового аппарата правоохранительных органов занималось внутрипартийными склоками. В результате к 1980 году подразделения Царандоя находились в плачевном состоянии. Мало того, что в данных подразделениях не проводилась партийно – воспитательная работа, офицерский состав так же не весь внушал доверия, среди призывников, отправленных на службу в Царандой были не редки случаи дезертирства.

Работу по созданию силовых подразделения Царандоя советникам по линии МВД пришлось начинать с азов, поскольку срочники царандоевцы часто не знали материальную часть оружия, были проблемы со строевой подготовкой и не был налажен служебный быт. Сотрудников отрядов по борьбе с бандитизмом, местные афганские чиновники растаскивали для своей охраны, что резко подрывало возможности Царандоя в борьбе с банформированиями душманов разных мастей, так и просто с преступными бандами, промышлявшими грабежом на Афганских дорогах.

Так в начале октября 1981 года из 186 уездов Афганистана, государство контролировало 23 полностью и около 100 уездов частично. Только в провинции Нангахар к июлю 1981 года действовало 126 банформирований, общей численностью 2500 человек и только 15 банд имели чисто уголовную направленность, занимались грабежами на дорогах. Причём структурное формирование Царандоя завершилось только во второй половине 1981 года. Сотрудников Царандоя стали направлять на обучение в СССР.

Имея достоверную информацию от советников в Афганистане о реальном состоянии Царандоя и его неспособности самостоятельно вести реальную борьбу с банформированиями, руководство МВД СССР и советского правительства приняли решение о создании отряда «Кобальт» для ведения борьбы с незаконными вооружёнными формированиями на территории Демократической Республики Афганистан. В состав отряда подбирались в основном сотрудники уголовного розыска, имеющие хороший опыт агентурной работы, некоторое количество военнослужащих Внутренних войск, главным образом снайперы. Отбор поводился на всей территории СССР, включая и среднеазиатские республики.

Учёба отряда проводилась в Ташкенте, на базе учебного центра Внутренних войск. Уделялось много внимания общевойсковой подготовке милиционеров. Курировал подготовку сам заместитель начальника ВВ СССР генерал – майор А. Г. Сидоров.

Создание курировал отряда заместитель министра МВД СССР Елисов Борис Кузьмич. Перед отправкой в Афганистан первому набору кобальтовцев откровенно рассказали, что они направляются в зону ведения боевых действий и попросили последний раз подумать о своём решении поехать в командировку в ДРА. Лишь только 5 человек из 600 вышло из строя и передумало отправляться в эту командировку.

Афганистан делился на 29 провинций, но для работы советские силовые структуры для удобства поделили республику на 8 территориальных зон. Первые кобальтовцы командировались на 7 месяцев, а когда личный состав достиг 1000 человек, то срок командировки стал ровно год.

В ноябре 1980 года отряд «Кобальт» возглавил заместитель начальника ГУУР МВД СССР генерал-майор милиции Дзиов Бексултан Бесланович, при нём отслужило две смены кобальтовцев из трёх. После его назначения отряд стал получать боле конкретные и чёткие задачи для своей работы. Но сам «Кобальт» сразу попал в оперативное подчинение командиру отряда «Каскад» КГБ СССР Александру Ивановичу Лазаренко. Само спецподразделение «Кобальт» было поделено на 23 оперативно–боевых группы и одно резервное подразделение в столице Афганистана Кабуле. На одну провинцию приходилось примерно 30 сотрудников «Кобальта». Штат одной группы включал в себя до семи человек личного состава, 1 – 2 БТР и машину «Нива».

В первое время душманы мало обращали внимания на этот гражданский автомобиль, при поездке на «Ниве» часто кобальтовцы одевали гражданскую одежду и работали под видом гражданских специалистов из народного хозяйства. Но трёхдверная «Нива» при наличии трёх или четырёх пассажиров являлась ловушкой, для тех кто сидел на заднем сиденье. Затем старались выезжать на иномарках, чаще на «Тойотах».

Основной задачей отряда являлся сбор информации и её реализация касающиейся мест дислокации бандформирований, выявление каналов поставок оружия бандитами, включая похищенное из афганских силовых структур, отработка главарей банформирований и их окружения включая родственников. Эта информация собиралась благодаря агентурной работе на местах. Так же велась подготовка сотрудников самого Царандоя, особенно подразделений по борьбе с бандитизмом. Например в Фарахе, «Кобольтовцы» помогали в создании специального батальона в 230 человек. Приходилось сотрудникам отряда и участвовать в охране советских специалистов.

«Кобальтовцы» не только занимались сбором информации, но и принимали прямое участие в ликвидации банд и задержании их главарей совместно с подразделениями 40 армии и Царандоя. Кроме того проводились и переговоры с полевыми командирами, так например в Фрахе в 1982 году, благодаря содействию одного из руководителей уголовного розыска Царандоя, Казаков Александр Николаевич провел переговоры с главарём банды численностью в 500 человек. Местные старейшины одобрили решения руководителя незаконного вооружённого формирования перейти на строну правительства Афганистана. Немаловажной причиной этому стало то, что старейшин лично пролечил фельдшер из группы Кобальт.

Район, который контролировала это незаконное вооружённое формирование и дальше контролировалось этими же людьми, перешедшими на сторону государства и вошедшими в структуры Царандоя. В это время в зоне контроля «Кобальта» находилось ещё от 10 до 15 бандформированй. Проводилась отрядом и фильтрация среди местного населения для выявления моджахедов. Иногда кобальтовцы сажали в БТР своего афганского агента, ставили блокпост, а агент указывал на членов незаконных вооружённых формирований и их пособников, проходящих через пост. Приметы для выявления боевиков были обычные: синяк на правом плече, опаленные волосы у правого виска и мозоль на указательном пальце.

Хорошо себя кобальтовцы показали во время вербовки агентуры и сбора оперативной информации. Психологически сотрудники отряда были уже готовы как к ведению допросов, так и к вербовке агентов, а, главное, имели нужный опыт. Неудивительно, что войсковые части 40 армии передавали задержанных моджахедов для проведения допросов в руки кобальтовцев.

Как и в СССР, сотрудники отряда начали «просев» задержаны в афганских тюрьмах. Как оказалось, в местах заключения находилось много случайных людей, не имевших отношения к незаконным вооружённым формированиям. Проведя вербовку среди задержанных афганцев, кобальтовцы попросили выпустить из тюрем невиновных людей и тех, чья вина не была доказана. Такая акция была проведена по всему Афганистану. Часто в афганских тюрьмах задержанных не вызывали на допрос месяцами, т.к. у местных органов следствия до них не доходили руки.

Среди завербованных в местных пенитенциарных заведениях были весьма удачные вербовки, таким людям проще было внедриться в банду. Проводилась и вербовка женщин. Информация из окружения Ахмад Шаха Масуда поступал от агента-женщины. После удачной реализации полученной агентурной информации были выявлены офицеры Генерального штаба армии Афганистана, которые снабжали информацией моджахедов. Много интересной информации давали беседы с людьми, направляемыми на учёбу в СССР. Также доверенных лиц кобальтовцы заводили и среди афганских чиновников и военных. Например, в Фарахе сотрудник местной почты давал много ценной информации. Среди агентуры не все соглашались работать за деньги, были и люди пришедшие по идейным соображениям.

Когда начались случаи, когда агенты сводили личные счёты со своими врагами, выдавая их за моджахедов, информацию стали проверять двумя или тремя источниками. При реализации информации, полученной от агента, самого информатора всегда брали с собой, на случай попадания в засаду. Обычно по получении информации о дислокации групп бандитов или их главарей, кобальтовцы запрашивали у вертолётчиков (БШУ) бомбово-штурмовой удар. Сотрудник Кобальта брал своего агента и они вместе находились на борту атакующих вертолётов в качестве наводчиков.

К началу 1981 года стало ясно, что сотрудников отряда целесообразно использовать на работе с агентурным аппаратом, а не гонять их по горам, как рядовых стрелков, с тех пор основной упор и делался в отряде на агентурной работе. При налаженной работе с агентами, информация о действиях моджахедов и начале движения каравана с оружием с территории сопредельных государств «кобальтовцы» получали заранее, обычно за несколько дней. Многие вспоминают сотрудника отряда из Таджикской ССР Зафара Икромова, который неоднократно проникал для встречи с агентами на территорию, контролируемую моджахедами. Тут надо отметить, что таджики, проживающие в Афганистане, это в основном потомки басмачей, поэтому иммигрантов советских таджиков они недолюбливали, но Икромов благодаря своему богатому оперативному опыту всегда возвращался на базу живой.

Удачно сотрудника «Кобальта» использовали и слухи, которые в Афганистане разлетались мгновенно. Так, поступившая компрометирующая информация на одного из главарей банформирований сразу стала известна всему местному населению. Так же слухи применялись для сообщения моджахедам ложной информации о передвижении подразделений 40 армии и афганских силовиков.

По опыту борьбы с советским бандподпольем 40 – 50 годов, кобольтовцы создавали ложные формирования моджахедов, что весьма удачно помогало как в агентурной работе, так и в ликвидации самих бандформирований. До сих пор остаётся тайной, сколько денег и оружия было потрачено заокеанскими спонсорами моджахедов на снабжение таких ложных банд афганских моджахедов.

Приходилось сотрудникам отряда участвовать напрямую в крупных боестолкновениях с душманами. Так 7 июля 1982 года, город Кандагар остался без армейского прикрытия о чём узнали моджахеды. На тот момент в городе находились только бойцы отрядов «Каскад» и «Кобальт», оперативный отряд ХАДа (70 бойцов) и танковый батальон, защищавший аэропорт. Боевики проникли в город и начали продвигаться к дому местного губернатора, но понесли потери и ретировались. Как потом стало известно, боевиками были 2 роты пакистанских военных, переодетых в афганскую форму. В результате этого боя потери двух советских отрядов составили одного убитого военнослужащего из отряда «Каскад», одного тяжелораненого и одиннадцать легкораненых. Попытка захвата Кандагара была сорвана. Пакистанцы увезли с собой четыре машины убитых и раненых, есть данные о 80 погибших пакистанцах в этом бою.


Не обошли «Кобальт» и потери. 21 октября 1980 года при проведении совместной операции по ликвидации бандформирования Ахмад Шаха Масуда под Кабулом в районе кишлака Шиваки боевой дозор группы состоящей из 10 бойцов отрядов «Кобальта» и «Каскада» попал в засаду, потеряв 7 человек убитыми и двоих ранеными. Погибли два милиционера спецподразделения «Кобальт». Сотрудника «Кобальта» Михаила Исакова, который всю ночь вел бой с моджахедами в одиночку, представили к награждению орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза.

26 августа 1981 года погиб горьковчанин Лычагин Николай Алексеевич. Он возвращался из аэропорта и был расстрелян на ложном блокпосту моджахедами, одетыми в советскую военную форму. Всего сотрудников МВД СССР, командированных в ДРА погибло 28 человек.
К сожалению подготовка, которую получали кобальтовцы перед отправкой в Афганистан была явно недостаточной и многое для работы приходилось получать на горьком опыте. При подготовке двух дальнейших смен отряда много внимания уделялось обычаям разных афганских народов и племён.

Весной 1983 года отряд МВД СССР «Кобальт» был выведен на территорию СССР и расформирован. К этому моменту личный состав Царандоя достиг 96000 бойцов, и советское руководство решило, что эта силовая структура способна самостоятельно решать задачи, поставленные идущей в Афганистане гражданской войной. С поставленными задачами отряд «Кобальт» справился, в стране удержался просоветский режим, была проведена подготовка сотрудников МВД ДРА. Но для ведения полноценной оперативно – агентурной работы сотрудники Царандоя не были подготовлены на должном уровне и расформирование отряда «Кобальт» можно считать преждевременным.

Сотрудники подразделения «Кобальт» проходившие до этого службу в УВД Горьковской области:

Алимов Александр Витальевич
Будруев Николай Фёдорович
Втюрин Леонид Александрович
Дегтярев Сергей Анатольевич
Ерофеев Сергей Евгеньевич
Капалкин Владимир Юрьевич
Кошаев Сергей Васильевич
Липин Александр Николаевич
Лычагин Николай Алексеевич (погиб 26 августа 1981 года)
Шнитников Евгений Петрович
Асманкин Николай Иванович
Алейников Николай Андреевич
Греков Анатолий Иванович
Гридин Вячеслав Михайлович
Данилов Николай Яковлевич
Дегтярев Сергей Анатольевич
Зинин Александр Анатольевич
Казаков Александр Николаевич (две командировки)
Копалкин Владимир Юрьевич
Кучаев Дмитрий Николаевич
Смирнов Валентин Фёдорович
Царьков Александр Николаевич
Горьковская Высшая Школа Милиции:
Корнилаев Вячеслав Сергеевич

Источники:
Воины – интернационалисты органов внутренних дел и внутренних войск МВД СССР. Москва 2013 год. ФГУ «ЭПК МВД России».
Интернациональная миссия. Воспоминания советников МВД СССР об Афганских событиях (1978 – 1992 гг.) Москва 1999. МВД России.
Отряд специального назначения МВД СССР «Кобальт» в Афганской войне
Личные воспоминания нижегородских милиционеров — ветеранов отряда «Кобальт»


Просмотров: 281



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X