Жандарм Владимир Владиславлев и русские литераторы

Как известно, корпус жандармов (тайная полиция) помимо выявления неблагонадёжных элементов в обществе, курировал также русскую литературу. Одним из своеобразных посредников между литераторами и Третьим отделением был жандарм и литератор Владимир Владиславлев. Об этой его стороне деятельности и пойдёт речь в этой заметке. Текст взят из книги А.Г. Чукарева "Тайная полиция России. 1825-1855".

В 1836 году ротмистр В. А. Владиславлев (1807—1856), кавалерист, боевой офицер, участник польской и турецкой кампаний, был переведен из Бугского уланского полка в Отдельный корпус жандармов и назначен адъютантом к Леонтию Васильевичу Дубельту, начальнику штаба корпуса, а тремя годами позднее — управляющему Третьим отделением собственной его величества канцелярии.
С точки зрения Третьего отделения Владимир Андреевич Владиславлев имел много достоинств. Дворянство его было совсем свежим. Дед был священником, и лишь отец, дослужившийся по министерству юстиции до надворного советника, в 1807 году был «высочайше пожалован с потомством его на дворянское достоинство, приобретенное службами и чинами». Несмотря на стремление графа А. X. Бенкендорфа придать деятельности Третьего отделения благородный оттенок, создать ему репутацию благодетельного филантропического ведомства, утирающего слезы вдовам и сиротам, служба в тайной полиции не могла украсить потомственного дворянина. Владиславлев мог себе позволить не быть таким разборчивым.

И разборчивым он не был. В формулярном списке Владиславлева есть запись о начале его служебной карьеры. «В службу вступил дворянином 10 октября 1822 г. в департамент полиции исполнительной Министерства внутренних дел. 31 декабря 1825 г. коллежским регистратором, имея от роду 19 лет, в том же департаменте. 23 июня 1828 г. по прошению уволен от службы».
С 16 лет Владиславлев пошел служить в полицейский департамент и прослужил в нем шесть лет. Если вспомнить восстание декабристов и все с ним связанное, то время для полицейского ведомства было хлопотливое, работы было много, и Владиславлев за время службы успел усвоить нужные понятия. Дубельт, конечно, знал послужной список своего адъютанта и мог быть уверен в его благонамеренности и благонадежности. Он не ошибся.
Владиславлев, пишет о нем мемуарист И. И. Панаев, имел характер грубый, и беззастенчивость его в обращении доходила иногда до наглости. Написавший несколько сентиментальных и военных рассказов, почти никем не замеченных, он приобрел себе в литературе некоторую известность своим альманахом «Утренняя заря», завел знакомство с разными литераторами. Воспользовавшись местом своего служения, он распространял свое издание в довольно значительном количестве. Большинство приобретало этот альманах по предписанию жандармского начальства, которое, продолжает И. И. Панаев, в противоречие своим принципам, возбуждало таким образом интерес к литературе в русской публике.

Следует сказать, что это издание получило хорошую аттестацию в справочнике «Русская периодическая печать». В «Утреннем альманахе» (1839—1843), говорится в нем, публиковались художественные произведения многих русских писателей и поэтов, в том числе А. В. Кольцова, И. И. Панаева, В. И. Даля, Е. А. Баратынского, П. А. Вяземского, Д. В. Давыдова, В. Ф. Одоевского и менее известных литераторов. Большое значение имели первые публикации стихотворений А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова, не печатавшихся при жизни поэтов. Публиковались также переводы произведений Гёте, Шиллера, А. Шенье, Вергилия.
Касаясь содержания альманаха, В. Г. Белинский писал, что «в течение нескольких лет альманах г. Владиславлева может представить прекрасную галерею русских художественных произведений», хотя, замечал он в другой рецензии, «в нем много золотой посредственности».

И. И. Панаев по каким-то причинам невзлюбил Владиславлева. Большинство отзывов о нем у мемуариста отрицательные. Вот еще один из них: «Вместе с расширением своего тела и своих средств он (Владиславлев — А. Ч.) принимал все более важную осанку и обнаруживал крайнее самодовольство. Он даже начал посматривать на литераторов, способствовавших так бескорыстно к увеличению его средств, покровительственно. Это отчасти происходило, вероятно, от того, что он очень гордился своей должностью».
Несмотря на отрицательные черты характера В. А. Владиславлева, он сыграл определенную положительную роль в русской словесности, выступая как посредник между Третьим отделением и русскими писателями и издателями, когда возникали какие-либо цензурные коллизии, смягчая гнев Бенкендорфа и Дубельта. Тот же Панаев сообщает, что, близко сойдясь с владельцем «Отечественных записок» А. А. Краевским, Владиславлев «способствовал их распространению через Третье отделение». Это очень забавно, добавляет он, если справедливо, потому что впоследствии то же Третье отделение скупало «Отечественные записки» и предавало их ауто-да-фе.
Когда в начале 1838 года среди литераторов возникла идея устроить торжества по случаю 50-летия литературной деятельности И. А. Крылова, на что также требовалось высочайшее одобрение, они обратились к Владиславлеву. Бенкендорф представил программу торжества Николаю I, одобрение было получено, и более того, император почтил торжество своим присутствием. Так что иметь такого «своего» жандарма литераторам было чрезвычайно удобно."


Просмотров: 5814

Источник: Чукарев А.Г. Тайная полиция России. 1825-1855. М.: Кучково поле, 2005



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X