Хипес - ограбление с помощью проституток

Как проститутке обокрасть клиента не применяя насилия и усыпляющих средств? В дореволюционной России была соответствующая технология, которая называлась "хипес". О ней и пойдёт речь в этой заметке. Текст взят из книги писателя Андрея Зарина "Кровавые летописи Петербурга".

---

Все, несомненно, слыхали про хипесниц, но могу поручиться, что совсем мало кто знает, что такое в действительности хипес и хипесницы.
Гулящая девица с улицы привела к себе пьяного или полупьяного гостя и обворовала, а то и ограбила его с угрозою при помощи находившегося в квартире здоровяка. Это совсем не хипес, а простой грабеж. Такие случаи творят всегда с пьяными и могут быть обнаружены тотчас.
Хипес совсем не то. Это правильная организация, это охота на богатых и очень трудно уловимых. Вроде охоты на котиков. Снимается судно, нанимаются охотники и едут в Японское море бить зверя. Так и тут.
Шайки организуются большею частью в Варшаве, иногда в Риге, иногда в Одессе. Организатором является антрепренер или антрепренерша, имеющие деньги, т. е. необходимый для предприятия капитал.

Этот антрепренер или антрепренерша приглашает с собою одну или две «хозяйки» и несколько — двух, четырех, шесть — хорошеньких женщин (понятно, проституток), которые называются «кошками». Шайка готова, но к ней еще присоединяются «коты», друзья «кошек». Эти «коты», пожалуй, неприятны антрепренерам, но они оберегают, каждый свою, «кошку», помогают ей и следят за правильностью расчета. В таком составе шайка отправляется на работу. Понятно, за счет антрепренера.
Едут они в Москву, в Петербург, в Киев или в Нижний на ярмарку.
Антрепренер останавливается в лучшей гостинце, «кошки» расселяются по гостиницам или меблированным комнатам, «коты» тотчас отправляются на поиски добычи, а «хозяйки» ищут и снимают на свое имя квартиры. Квартира снимается обыкновенно в большом доме; хорошо, если с проходным двором; выбирается квартира маленькая — в две, три комнаты, причем такие квартиры обычно все похожи одна на другую.
Затем совершается меблировка комнат. Все комнаты меблируются как попало: стол да стул; но комната для хипеса меблируется специально. Прежде всего избирается комната, имеющая две двери, причем одна, ведущая в соседнюю комнату, маскируется. Ее или завешивают ковром, или заставляют шкафом. Если она заставлена шкафом, то шкаф этот прикрепляется к половинке двери так, что бесшумно движется вместе с нею, когда открывается дверь. После этого пол комнаты покрывается ковром; вся комната кокетливо убирается, причем кровать огораживается высокими ширмами.
Самой яркой приметой хипесной комнаты по меблировке служит всегда один-единственный стул.
Все готово.
За это время «коты» уже высмотрели добычу. Они приглядели несколько несомненно богатых людей, которые не прочь поразвлечься. Этих людей они указывают «кошкам», и начинается охота.

Первым условием у них является — дневное время, между 1 ч. и 4 ч. В эту пору дворники дома, обыкновенно, обедают и отдыхают, а потому легче всего пройти в ворота незамеченными.
Вторым условием — непременная трезвость добычи, потому что, будь он пьяный, возможен всякий шум, скандал, а этого в «хипесе» боятся пуще огня.
«Кошка» охотится. Она не простая проститутка. Она одета скромно и с достоинством; она выдает себя за вдову соломенную или за разведенную жену. Она искусно заводит разговор, завлекает охотника до интрижки, ведет к себе, «пока нет мужа» или: «Пока ушла мамаша, тетка, дядя». Словом, не без опасения. Ведет его на снятую «хозяйкой» квартиру, от которой у нее есть ключ.
На языке воров этот гость называется «фраер», и его уже ждут в квартире «кот» и «хозяйка», один доверенный от «кошки», другая — вор и доверенная от антрепренера.
«Кошка» с напускной осторожностью подходит к квартире, отпирает дверь и вводит своего гостя.
Гость входит в предвкушении блаженства...
Как обольщает «кошка» своего «фраера», как доводит до состояния блаженства, это каждый может себе представить по-своему.
Ее дело побудить его раздеться и сложить одежду на единственный стул; ее дело увлечь его за ширмы и кашлем подать сигнал стерегущим в соседней комнате «хозяйке» и «коту».
Медленно, бесшумно отодвигается шкаф, и с ним открывается потаенная дверь. Осторожно, как мышь, босиком ступает по ковру «хозяйка» и уносит одежду.

В соседней комнате вместе с «котом» она быстро производит ревизию кошелька и бумажника, берет часть содержимого, обычно две трети, несет вещи назад и укладывает, как они лежали.
Тем временем «кошка» осыпает своего «фраера» поцелуям объятьями зажимает ему уши и, наконец, слышит слабое мяуканье или глухой лай — знак, что все уже кончено и теперь над скорее спровадить гостя.
Она вдруг начинает торопиться; она вдруг вспоминает, что сей час вернется ее «муж», или «дядя», или «тетка». Она волнуется передает волнение и ему.
Он вскакивает, торопливо одевается, хочет заплатить, но она благородным негодованием отказывается от денег и выпроваживает его.
Он доволен интересным приключением. Она уходит почти следом за ним.
Едва они ушли, как — на всякий случай — вся мебель в комнате переставляется. Туалет был на правой стороне, переставляется на левую, кровать была налево, теперь направо; зеркало на другой стене, этажерка в другом углу и картина на стене совсем другая и в другой раме.
Это на случай: вдруг гость открыл бы пропажу и вздумал бы вернуться в квартиру. Ему отворила бы «хозяйка», и он не узнал бы комнаты.
Если бы гость хватился денег тотчас, как их похитили, то они бы их ему вернули, потому что в «хипесе» больше всего боятся скандала и огласки.
Оно и понятно. Следом за скандалом члены шайки должны разбежаться, и антрепренер несет большой убыток. Но этого почти не бывает.
Гость ушел и, если даже быстро сообразит, что он ограблен,— в редком случае пойдет жаловаться.
Более или менее он известен, солиден, часто семьянин. Для него такого рода скандал вовсе не желателен, и он всегда предпочтет молчание.
Дело сделано.
Из выкраденных денег «кошка» получает 40%, «хозяйка» — 10%, а остальные — антрепренер или антрепренерша — 50%, т. е. половину.

«Кот» при этом дележе следит за интересами своей «кошки». Эти «кошки» наживают очень большие деньги, антрепренеры же еще больше.
Так, была одна знаменитая «Марфушка», которая имела капитал в 40 000 р. Другая, с прозвищем Соньки Синички, собрала 25 000 р. и открыла модную мастерскую.
Особенной красотою среди них отличалась Перушкина, которая ездила всегда с собачкою, обученной подавать сигнал. Надо начать воровать — и она лаяла один раз; окончили кражу — и она подбегала к кровати.
Будь все дружны, работай все в согласии — и хипесники были бы неуловимы, потому что, ко всему прочему, их покрывают сами пострадавшие.
Обычно они попадаются благодаря доносам. Обманули «кошку» при дележке, обидели как-нибудь, и она доносит, но и тут доказать, что действовала «шайка», почти невозможно.
Выдают друг друга и в том случае, если вдруг в один город приедут две шайки, мешающие одна другой.
Тогда происходят комические сцены.
Одна шайка подсылает к другой своего человека под видом «фраера».
«Кошка» думает, что ловит богатого гостя, а в действительности ловит он ее. Приходит с нею, дает себя ограбить и поднимает скандал. У него украли 50 рублей, он требует 500, 1000. Поднимает шум, и если те не откупятся, то попадают в руки полиции, часто вместе с фальшивым гостем.
Таково в общих чертах мошенничество, носящее название «хипеса».
Оно старо как мир и живуче, потому что пресечь его чрезвычайно трудно, почти невозможно.


Просмотров: 30097

Источник: Полиция России. М.: АСТ: Полиграфиздат; Спб.: Астрель-СПб, 2010



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 2
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
Рыво 2018-11-24 15:03:50
интересно! Даже фильм такой помню - "Цена измены"
Валерия 2011-12-03 10:43:04
Дааа, тяжело было столько наличности с собой тягать :)
X