Хроника Смутного времени. Передача 9-я.

Тема передачи - жестокость и бесчеловечность Смуты. Рассказывается о невиданном размахе насилия и бандитизма, а также об Иване Болотникове.

Видео располагается на стороннем видеохостинге, оно может быть удалено без нашего ведома.
Если видео отсутствует, напишите об этом в комментариях.


Краткая биографическая справка


Болотников Иван Исаевич — активный участник гражданской войны нач. XVII в. Боевой холоп кн. А. А. Телятевского- Хрипуна, он в молодости бежал на Дон, но в одной из многочисл. схваток казаков с татарами был захвачен ими в плен и продан в рабство к туркам на галеры. После разгрома тур. флота итальянцами попал в Венецию, откуда направился через Польшу на родину. В г. Самбор он встретил дворянина М. Молчанова — одного из убийц семьи царя Бориса Годунова. Этот дворянин, поначалу представившийся Б. чудесно спасшимся от гибели в Москве царём Дмитрием (позже он оставил эту идею, т. к. было много людей хорошо знавших, кто он на самом деле, и стал помогать др. самозванцу — Лжедмитрию II), поближе познакомившись с отважным казаком, решил использовать его в интриге с Лжедмитрием. Молчанов пытался найти людей, крые были бы всецело обязаны его милостям и, кроме того, искренне верили, что имеют дело с прирождённым государем. Б. оказался в Польше после многолетних скитаний по Европе, поэтому плохо представлял себе политич. ситуацию в России после событий 1604—1605 и никогда не видел в лицо Г. Отрепьева. Самозванец долго беседовал с казачьим атаманом и под конец» отправил его в Путивль к своему сообщнику — кн. Г. П. Шаховскому — с письмом, назвав в нём бывшего холопа своим «большим воеводой». Шаховской встретил его как цар. посланника, и уже летом 1606 Б. оказался во главе вспыхнувших на юге волнений, переросших вскоре в гражданскую войну, охватившую огромную территорию. Б. перешёл границу России в нач. лета 1606 и вскоре предпринял неудачный поход под Кромы, где был разбит воеводой М. А. Нагим. Воспользовавшись тем, что войска Шуйского в течение длительного времени бездействовали под Ельцом и Кромами, повстанцы реорганизовали свои силы. Б. вернулся в Путивль и сформировал там новое войско. Его гл. помощником стал сотник Ю. Беззубцев, возглавлявший путивльских самопальников. На помощь Б. прибыли новые отряды вольных казаков с Дона. Б., укомплектовав свои отряды, через Комарицкую область двинулся к крепости Кромы. Шуйский послал против взбунтовавшегося Ельца воеводу кн И. М. Воротынского, а против Б.— кн. Ю. Трубецкого, но Б., имея всего 1700 чел., наголову разбил под Кромами 5-тыс. войско Трубецкого, бежавшего в Калугу. Узнав, что Б. стремительно движется туда же, Шуйский направил против него почти все наличные силы. 23 сент. 1606 Болотников попытался переправиться через р. Угра под Калугой, но был остановлен воеводами. Однако воевода кн. Шуйский не смог воспользоваться результатами победы: жители Калуги восстали в тот момент, когда Б. был отброшен от города. Воеводы, выиграв битву, повернули к Калуге, чтобы дать отдых войскам, но в «Калугу их не пустили, заворовали и крест целовали вору». В показаниях судьям Разрядного приказа дворянин кн. Г. П. Борятинский впоследствии рассказывал следующее о том, как Б. расправлялся со служилыми цар. людьми, к-рые отказывались переходить к нему на службу: «Как колужане заворовали, царю Василью изменили, а пришол в Колугу Ивашка Болотников и отца ево велел, повеся за ноги, рострелять ис пищалей, а ево-де, князя Григорья велел посадить в тюрьму, и он сидел в тюрьме год», после чего его послали под конвоем к лжецаревичу Петру в Тулу. Усилившись отрядами дворянской конницы И. Пашкова и П. Ляпунова, Б., нe мешкая, двинулся из Кром на Москву. Согласно «Карамзинскому хронографу», Пашков прибыл под Москву «с тулены, и с коширяны, и с веневичи... а с колужены и со олексинцы и с ыными городами Ивашко Болотников ». Т. е. после поражения на Угре Б. отступил в Алексин, где пополнил своё поредевшее войско алексинцами, а позже перешёл в восставшую Калугу, где к нему присоединились калужане, с к-рыми он и выступил к Москве. Переправившись через Оку, он разграбил Коломну. Молодой цар. племянник кн. М. В. СкопинШуйский разбил один из повстанческих отрядов на р. Пахрб, но зато гл. моск. рать, к-рой командовал кн. Ф. И. Мстиславский, потерпела полное поражение от мятежников в 80 км от Москвы. 28 окт. войско Пашкова заняло с. Коломенское в окрестностях Москвы. Несколько дней спустя туда же прибыл Б. со своими отрядами. По словам «Пискаревского летописца », «как Ивашко Болотников и Истома Пашков приходили под Москву из Серпухова и ис Коломны, а з другую сторону [на западе от Москвы] пошли ис Калуги атаман Солома Казак...». «Население Москвы, ошеломленное этой осадой войсками “царя Димитрия”, начало скоро терпеть нужду, и цены на хлеб страшно поднялись; в церквах стали служиться просительные молебны и был установлен покаянный пост по видению одного святого мужа; всем казалось, что царствованию Шуйского скоро наступит конец. Но его спасли нелады, поднявшиеся в стане осаждающих. Ляпунов, Сунбулов и Истома Пашков с приведенными ими дворянскими дружинами скоро поняли, с кем они имеют дело, сойдясь с Болотниковым. Последний не переставал рассылать грамоты, призывавшие чернь на грабежи и убийства всех, кто стоит выше ее по положению. Обсудив положение дел и решив, что выгоднее держаться “боярского царя” Шуйского, чем Болотникова и других сторонников неизвестно где скитающегося Димитрия, 15 ноября Григорий Сунбулов и Прокофий Ляпунов со своими рязанцами ударили челом Василию Ивановичу, сознав свою вину, и были, конечно, им прощены, причем Прокофий Ляпунов получил звание думного боярина. Шуйский послал затем уговаривать и Болотникова отстать от самозванца, но тот отказался. “Я дал душу свою царю Димитрию,— отвечал он,— и сдержу, клятву, буду в Москве не изменником, а победителем”». После разгрома крупного отряда болотниковцев у д. Заборье, располагавшаяся на р. Даниловка, недалеко от Данилова монастыря (2 декабря), полки И. И. Шуйского и М. В. Скопина-Шуйского атаковали армию Б. в Коломенском. Генеральное сражение под Москвой закончилось поражением повстанцев. По данным Буссова, воеводы окружили якобы 10 тыс. казаков, из крых Шуйскому стали позже служить 4 тыс. чел. По словам летописи, царь приказал разместить добровольно сдавшихся казаков на постой в Москве и «повеле им давати кормы и не веле их ничем тронуть, тех же воров, которые пойманы на бою, повеле их посадить в воду». Масса же добавляет, что остальные 6 тыс. пленных воеводы каждую ночь выводили сотнями, ставили в ряд и убивали ударом дубины по голове, а трупы спускали под лёд Яузы. Б. с остатками своего войска отступил в направлении Серпухова, затем добрался до Калуги и заперся в ней, т. к. жители города заявили, что будут кормить его рать в течение целого года. И. И. Шуйский несколько раз пытался взять Калугу штурмом, но всякий раз терпел неудачу. То же самое произошло и с гл. цар. силами во главе с князьями Мстиславским, Скопиным-Шуйским и Татевым. Б. удалось отбить все приступы несмотря на то, что в городе был страшный голод. Венёв и Тула тоже не сдавались. Провалилась и попытка Шуйского избавиться от Б. с помощью яда: он послал к нему немца Фидлера, который страшной клятвой обязался отравить его. Однако, приехав в Калугу, Фидлер тотчас же открылся Б. и перешёл на его сторону. Весной 1607 к последнему подошли подкрепления: из Путивля в Тулу прибыл кн Г. П. Шаховской с северск. отрядами и казаки с Сейма и Днепра; туда же шёл лжецаревич Пётр (Илейка Муромец), ведя с собой казаков с Терека, Волги, Дона и Северского Донца. Услышав про солидное подкрепление, кн. Телятевский- Хрипун также выступил из Тулы на выручку Б. и у с. Пчельня наголову разбил войско Шуйского, к-рое должно было снять осаду с Калуги. В результате этой победы 15 тыс. цар. ратников перешли на сторону повстанцев, а остатки моск. войска отошли к Серпухову. Б. вскоре перешёл из Калуги в Тулу, имевшей более мощные укрепления, и соединился там с лжецаревичем Петром и др. своими сторонниками. Неудача заставила Шуйского напрячь все усилия для продолжения борьбы. Где угрозами, а где посулами ему удалось собрать 100-тыс. войско, и 2 мая он сам выступил во главе его «на свое государево и великое земское дело», как об этом говорилось в грамотах патриарха. 30-тыс. отряд повстанцев под началом кн. Телятевского-Хрипуна вышел из Тулы и обрушился на лев. фланг цар. рати, но 5 июня после упорного сражения на р. Восма под Каширой был наголову разбит и отброшен к Туле. За ними двигался Шуйский. На р. Воронья (ныне Воронка) под самой Тулой повстанцы потерпели ещё одно поражение, и «все воры» — Б., кн. Шаховской, кн. Телятевский-Хрипун и «царевич» Пётр, вынуждены были запереться в здешнем кремле. Началась мучительная 4-месячная осада, потребовавшая от осаждённых большого героизма. Несмотря на голод и нехватку боеприпасов, защитники тул. крепости часто делали вылазки и наносили ощутимый урон противнику. Заставляла их сражаться с отчаянной храбростью беспощадная жестокость Шуйского по отношению к попадавшим в его руки повстанцам. С самого начала осады Б. и его окружение начали слать «гонцов к Молчанову и к старой пани Мнишек в Польшу, чтобы они высылали скорее какого-нибудь Лжедмитрия для спасения их дела». Только в октябре цар. войскам удалось взять этот кремль, когда они перекрыли р. Упа плотиной. Вода стала стремительно прибывать, пошла в город и затопила кремль. Наступил страшный голод, и Б. с Лжепетром пошли на переговоры с царём. Защитники Тулы после долгого раздумья выдвинули Шуйскому условия своей сдачи. В ответ царь поклялся, что не причинит пленным вреда. 10 октября Б. прибыл в цар. стан, стал перед Василием Шуйским на колени, положил себе на шею саблю и сказал: «Я исполнил свое обещание — служить верно тому, кто называл себя Димитрием в Польше — справедливо или нет, не знаю, потому что сам я прежде никогда не видывал царя. Я не изменил своей клятве, но он выдал меня, теперь я в твоей власти, если хочешь головы моей, то вот отсеки ее этой саблей; но если оставишь мне жизнь, то буду служить тебе так же верно, как тому, кто не поддержал меня». У Б. в Туле было много противников, к-рые предали его, открыв ворота кремля цар. воеводам во главе с окольничим И. Ф. Колычовым-Крюком, пока Б. находился в царском лагере. После этого Шуйскому уже незачем было держаться своего слова, и он нарушил обещание помиловать сдавшихся: Б., «царевич Петр», князь Телятевский были схвачены. Многие из повстанцев были разосланы по разным городам в заточение, а почти все казачьи атаманы из окружения Б. были убиты. Б. держали сначала в Москве, но когда активизировал военные действия Лжедмитрий II, Шуйский отправил в февр. 1608 Б. в ссылку в Каргополь, где вскоре он был ослеплён, а затем утоплен.


Просмотров: 4501



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X