Послесловие
Карибский кризис затихал медленно. Американские войска, переброшенные в районы, расположенные в оперативной близости к Кубе, нехотя возвращались к местам постоянной дислокации. Корабли Атлантического флота продолжали рыскать в Карибском море, словно волки, настигшие жертву и уже собиравшиеся ее растерзать, но упустившие ее в последний момент, когда, казалось, уже должна была свершиться кровавая вакханалия. Стая все же продолжала двигаться в выбранном направлении, озлобленная тем, что все ее усилия оказались напрасными.

За всеми перестроениями военных порядков частей и подразделений американской армии, военно-воздушных и военно-морских сил США непрерывно и неустанно следили разведчики ГРУ. По существовавшему в те году регламенту, все сведения, которые добывали резидентуры военной разведки, направлялись в Генеральный штаб, где готовились проекты донесений министра обороны СССР маршала Р. Я. Малиновского в ЦК КПСС. Вначале ежедневно, а затем еженедельно он докладывал высшему политическому руководству СССР об активности американских войск на территории США, в бассейне Карибского моря и в Европе.

Начиная с 5 ноября 1962 года министр обороны направлял в ЦК КПСС доклады «О военно-политической обстановке в мире». Знакомясь с содержанием этих еженедельных докладов, можно судить о том, как неохотно американские войска снимали доспехи и возвращались в обычное состояние.

В докладе о «Военно-политической обстановке в мире с 5 по 16 ноября 1962 года» на основе сведений, добытых ГРУ, указывалось, например, что «войска НАТО в Европе продолжают находиться в повышенной степени боевой готовности. С 11 по 13 ноября в районе Бремен, Ольденбург, Мюнстер (ФРГ) проводились учения частей ФРГ под условным наименованием «Марафон». В учениях участвовало свыше 15 000 человек личного состава, до 250 танков и до 3000 автомашин»274.

Особое внимание в докладе министра обороны уделялось освещению состояния группировки стратегической авиации США. Разведчикам ГРУ пришлось немало потрудиться, чтобы в докладе министра обороны было скупо отмечено: «На передовых авиабазах США находилось ежедневно до 216 стратегических бомбардировщиков, в том числе: в Европейской зоне — до 178 самолетов Б-47; в Дальневосточной зоне — до 36 самолетов Б-47 и два самолета Б-52. По операции «Хромированный купол» отмечались ежедневные полеты 74 стратегических бомбардировщиков Б-52»275. Эти сведения говорили о том, что интенсивность полетов стратегических бомбардировщиков США, несущих атомные бомбы на своих могучих крыльях в направлении Советского Союза, не уменьшилась. Не снизилось и количество разведывательных полетов одиночных самолетов ЦРУ над нейтральными водами Балтийского, Черного и Японского морей, а также вдоль государственной границы ГДР, Чехословакии, вдоль советско-турецкой и советско-иранской границы.

В докладе министра обороны была отражена активность ВМС США. Малиновский докладывал членам ЦК: «атомные подводные лодки-ракетоносцы США в Европе 16 ноября находились: 5 — на боевом патрулировании в Норвежском море, 2 — в базе Холи-Лох и 1 — в базе Чарльстон (США)»276.

Оценка военно-политической обстановки вокруг Кубы занимала особое положение и тоже базировалась на донесениях резидентов ГРУ. В докладе отмечалось: «Военно-морские силы США продолжают блокаду Кубы. В зоне Карибского моря количество боевых кораблей США 5 ноября равно 97 и продолжало увеличиваться...»

Судя по содержанию доклада Малиновского, к 10 ноября 1962 года количество американских кораблей в акватории Карибского моря достигло максимума — то есть 102. Несокрушимую военно-морскую армаду дополняли 9 кораблей из состава ВМС Венесуэлы, Аргентины и Доминиканской республики. Наращивание группировки ВМС США и их союзников в Карибском море продолжалось и после 28 октября, когда кризис, судя по посланиям Кеннеди и Хрущева, был блокирован. Это наращивание могло спровоцировать несанкционированное применение оружия в любой момент.

Продолжалось увеличение и количества нарушений воздушного пространства Кубы американскими самолетами. За период с 5 по 15 ноября 1962 года кубинскими силами ПВО было зафиксировано 121 нарушение. Создавалось впечатление, что эти нарушения осуществлялись с единственной целью — спровоцировать кубинские силы ПВО на вполне законное применение средств защиты, чтобы, воспользовавшись этим, нанести бомбовый удар по военным и другим объектам Кубы. Фидель Кастро и его ближайшие военные соратники проявили максимальную выдержку и не поддались на эти явно провокационные действия США.

15 ноября Фидель Кастро направил письмо исполнявшему обязанности Генерального секретаря ООН У Тану и предупредил его, что впредь самолеты-нарушители воздушного пространства Кубы будут сбиваться кубинскими средствами.

В Москве понимали опасность посткризисного периода, поэтому министр обороны СССР отдал указание тов. Павлову277 о запрещении открывать огонь по американским самолетам-нарушителям советскими средствами ПВО, даже если на этот счет будет приказ Фиделя Кастро.

В докладе министра обороны СССР в ЦК КПСС «О военно-политической обстановке в мире с 17 по 23 ноября 1962 года» указывалось, что «в войсках НАТО 21 ноября состояние особой боевой готовности было отменено». Европейцы, уставшие от грозившей им опасности, решили первыми ослабить напряженное состояние своих войск. Американцы, наоборот, продолжали играть военными мускулами. В докладе в разделе «Группировка стратегической авиации США» указывалось: «На передних авиабазах США находились ежедневно до 220 стратегических бомбардировщиков, в том числе: в Европейской зоне — 182 самолета Б-47; в Дальневосточной зоне — до 36 самолетов Б-47 и 2 самолета Б-52. По операции «Хромированный купол» до 21 ноября отмечались ежедневные полеты 72-74 стратегических бомбардировщиков Б-52, а с 22 ноября их количество уменьшилось до обычного и 23-24 ноября составляло 12 самолетов»278. Эти сведения говорили о том, что количество стратегических бомбардировщиков, ежедневно находившихся на боевом дежурстве, 24 ноября было уменьшено в шесть раз. Таким образом, можно считать, что именно 23-24 ноября 1962 года опасность возникновения ядерной войны между США и СССР была сведена к минимуму.

В последующих докладах Малиновского от 8, 15 и 22 декабря 1962 года указывалось, что количество стратегических бомбардировщиков, принимавших участие в дежурных полетах, не изменялось. В декабре уменьшилось и количество нарушений американскими разведывательными и другими самолетами воздушного пространства Кубы. По состоянию на 8 декабря 1962 года было отмечено девять нарушений.

В декабре значительно сократилось и количество американских кораблей в бассейне Карибского моря.

По данным кубинской разведки, за период с 6 по 13 декабря с военно-морской базы США Гуантанамо было вывезено 3000 солдат морской пехоты. А к 18 декабря — 6000 солдат морской пехоты и 50 танков. На базу возвратились члены семей американских военнослужащих и гражданского персонала, которые ранее были вывезены на территорию США в связи с Карибским кризисом. Возвращение семей военнослужащих на базу было отмечено советской военной разведкой и считалось признаком, который свидетельствовал о том, что опасная напряженность миновала.

Карибский кризис — апогей холодной войны. Он произошел потому, что, с одной стороны, США, используя свои экономические и военные преимущества, полученные в результате Второй мировой войны, хотели установить свое господство в мире; с другой — лидеры Советского Союза, обещавшие народам построить коммунизм, осуществляли широкое политическое наступление на Запад. Эти две непримиримые силы должны были столкнуться. И они столкнулись. Кризис мог произойти где угодно: в 1953 году во время войны на Корейском полуострове или в период венгерских событий 1956 года, в момент строительства Берлинской стены или в Лаосе, во Вьетнаме, или на Ближнем Востоке, где стали возникать опасные арабо-израильские конфликты.

Карибский кризис возник также из-за нежелания политических и военных элит США и СССР понимать друг друга. Это непонимание проявлялось и в годы войны против нацистской Германии. Пытаясь понять его природу, руководитель американской военной миссии в Москве генерал Д. Дин писал: «Мы вкладываем различный смысл в содержание слов. У нас дух соглашений играет решающее значение; русские признают только письменное изложение. Это одно из наших фундаментальных различий в подходах с обеих сторон защищается как откровенно, так и непримиримо»279.

Генерал Дин также пытался найти причины непонимания руководителей США и СССР в особенностях русского и английского языков. «В русском языке, — считал Дин, проще и легче выразить тончайшие нюансы понятий в словах. Таким образом, перевод с русского на английский может получиться очень откровенный и без необходимости оскорбительный, в то время как перевод с английского на русский легко допускает неправильное толкование»280.

Переводом занимаются профессиональные переводчики. Толкование — дело политиков и дипломатов. Если они не стремятся понять друг друга, они никогда и не поймут. Слова — это лишь одежда мыслей, которые могут изменяться под воздействием внешних обстоятельств. Поэтому важные договоренности должны оформляться в письменной форме, как это и принято у русских и во всем мировом сообществе.

В Вене Кеннеди и Хрущев не смогли услышать и понять друг друга. Встречаясь с А. Аджубеем, Кеннеди тоже сетовал на то, что лидеры США и СССР не вполне понимают друг друга, а поэтому и нет взаимного доверия.

Главные действующие лица книги «Армагеддон отменяется» — американские и советские государственные и политические деятели, военачальники, послы. Их имена: Никита Хрущев, Джон и Роберт Кеннеди, Андрей Громыко и Дин Раск, Родион Малиновский и Роберт Макнамара, Иван Серов и Аллен Даллес, Анатолий Добрынин и Ллуэллин Томпсон. Они представляли «высшие власти» США и СССР. Они играли решающие роли в тех событиях и несли полную ответственность за то, что происходило в мире.

Другими участниками событий, которые происходили в 1962 году, были: Ким Новак и Юрий Добролюбов, Виктор Любимов и Мюрат, Александр Феклисов и Джон Скалли, Майя Плисецкая и другие. Если представители «высших властей» говорили о мире, а готовились к войне, то киноактеры и разведчики пытались не допустить Армагеддона.

Сложнее всех было разведчикам. Они действовали, словно на минном поле. Кому-то из них удалось пройти это поле. Кому-то нет.

Особую роль в Карибском кризисе сыграл агент английской и американской разведок Олег Пеньковский Он передал в ЦРУ сигнал о том, что СССР готов нанести по США ядерный удар. К счастью, те представители западных разведывательных служб, которые руководили его работой, не поверили своему агенту281.

Предательство Пеньковского нанесло серьезный удар по престижу советской военной разведки, радикально изменило судьбы многих ее должностных лиц. 2 февраля 1963 года начальник ГРУ генерал армии И. А. Серов был освобожден от занимаемой должности. Через месяц за серьезные упущения в работе с кадрами он был разжалован до генерал-майора и лишен звания Героя Советского Союза. Должности лишился и первый заместитель начальника ГРУ генерал-лейтенант А. С. Рогов.

В историю Карибского кризиса вписаны имена не только политиков, но журналистов Георгия Большакова и Фрэнка Хоулмена. Ролею судьбы они оказались причастными к большой политике, с достоинством прошли по ее властным коридорам и оказались на высоте, активно способствуя решению тех проблем, которые были не в состоянии решить целые коллективы умудренных опытом политиков и дипломатов. Полковник Г. Н. Большаков и другие офицеры резидентуры ГРУ в Вашингтоне никогда не рассказывали о своем участии в событиях, связанных с Карибским кризисом. Они поступали так, как требовала их профессиональная этика. И только через пятьдесят лет стало возможным назвать их имена.

Была ли реальной та вселенская катастрофа, о которой написаны десятки книг в США и в России? Судя по всему, да. Об этом свидетельствует проект рассекреченного в конце 2012 года обращения Джона Кеннеди к нации. В октябре 1962 года этот документ имел гриф «Совершенно секретно». Президент США собирался заявить: «с тяжелым сердцем вынужден объявить о том, что я отдал приказ, и американские военно-воздушные силы его уже выполняют, о военной операции с целью предотвращения дальнейшего сосредоточения на Кубе ядерного оружия...».

Судя по содержанию этого документа, речь свою Джон Кеннеди должен был произнести 28 октября в тот момент, когда сотни американских бомбардировщиков уже должны были сбросить тысячи бомб на военные объекты на кубинской территории. Мир действительно находился на грани Третьей мировой войны.



274Малиновский Р. Я. Военно-политическая обстановка в мире с 5 по 16 ноября 1962 г. // Лавренов С. Я., Попов И. М. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М., 2003. С. 734-736.
275Там же. С. 735.
276Там же.
277Павлов — псевдоним командующего ГСВК генерала армии И. А. Плиева.
278Малиновский Р. Я. Военно-политическая обстановка в мире с 5 по 16 ноября 1962 г. // Лавренов С. Я., Попов И. М. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. М., 2003. С. 736.
279Дин Д. Странный союз. М., 2005. С. 267.
280Там же.
281Шектер Д., Дерябин П. Шпион, который спас мир. М., 1993. С. 153.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2121

X