Глава шестая. Встреча на даче Любимова
Быть может, читателю интересно узнать, что случилось с Георгием Большаковым и его коллегами по службе в советской военной разведке, которые волею судьбы были вовлечены в Карибский кризис и стали героями этого повествования.

В 2000 году президент Российской Федерации наградил полковника Г. Н. Большакова орденом Почета255.

Таким же орденом был награжден военный разведчик капитан 1-го ранга в отставке Виктор Андреевич Любимов.

Участники Великой Отечественной войны, Георгий Большаков и Виктор Любимов длительное время работали в разведке, дружили и откровенно делились своими радостями и бедами. И тех, и других в их жизни было немало, но разделить с Виктором Любимовым радость награждения орденом Почета Георгий Никитович уже не смог. Он скончался в Москве в 1989 году, так что его награждение было произведено посмертно. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Орден Виктора Любимова его ближайшие друзья «обмыли» на его даче в подмосковной Ильинке. На эту знаменательную встречу собрались ветераны военной разведки. Среди них были Виктор Бочкарев, Иван Пупышев, Юрий Добролюбов, Владимир Рогалис и другие. В годы холодной войны они служили в военной разведке, часто, находясь в длительных зарубежных командировках, попадали в трудные ситуации.

Были провозглашены тосты. Один — за ордена, которыми были награждены Виктор Любимов и Георгий Большаков, второй — «за тех, кто в поле», то есть на боевой работе за рубежом. Третий, по традиции, — за боевых товарищей, которые покинули этот мир.

Каждому, кто присутствовал на этой встрече, было около восьмидесяти лет. Ветераны не думали о том, что эта их встреча может стать последней, как и последней была возможность пожать друг другу руки и сказать добрые слова. Никто из них никогда не пасовал перед трудностями на фронтах Великой Отечественной войны и на разведывательной работе. Они часто рисковали жизнями, спасая своих товарищей, иногда даже забывая о своих семьях ради выполнения заданий.

На встрече присутствовала и жена Виктора Андреевича, которая была вместе с ним во всех зарубежных командировках, понимала, что ее муж выполняет особое задание командования ГРУ, помогала ему и вырастила двоих замечательных детей: дочь и сына. Такие же самоотверженные боевые подруги были и у Владимира Рогалиса, Ивана Пупышева и Виктора Бочкарева. Эти женщины надежно обеспечивали тыл своим мужьям и вместе с ними радовались победам и переживали за их неудачи.

Вспомнили о Большакове и его Карибском кризисе. Лучше всех знал Большакова Виктор Любимов, которому Георгий Никитович, видимо, рассказывал о своих встречах с Робертом Кеннеди.

Любимов вспомнил, что в марте 1963 года Большаков получил из Вашингтона письмо от Роберта Кеннеди, а его жена Этель прислала супруге Большакова Анастасии модные туфельки.

Любимов рассказал своим друзьям и о том, что Большаков доложил о необычном письме из Вашингтона новому начальнику ГРУ генерал-полковнику Петру Ивановичу Ивашутину.

Что дальше произошло с письмом, Виктор Любимов рассказать не мог, а между тем судьба этого послания имела интересное продолжение. Вот как развивались события далее.

Начальник ГРУ П. И. Ивашутин доложил о письме Роберта Кеннеди новому начальнику Генерального штаба маршалу С. С. Бирюзову. Тот, видимо, заинтересовался и попросил Ивашутина подготовить докладную записку в ЦК КПСС.

В подготовленной записке сообщалось, что 19 марта 1963 года сотрудник ГРУ Г. Н. Большаков, работающий в агентстве печати «Новости», получил авиапочтой письмо от брата президента США министра юстиции Роберта Кеннеди, с которым, по решению ЦК КПСС, поддерживал в Вашингтоне неофициальные контакты с мая 1961 по декабрь 1962 года, работая заместителем главного редактора журнала «Soviet Life».

Начальник ГРУ сообщал, что в письме Кеннеди в завуалированной форме было выдвинуто предложение восстановить неофициальный канал связи с президентом США. Подчеркивалось, что в первый раз это предложение поступило от Кеннеди Большакову в декабре 1962 года.

Далее в докладе говорилось, что, с целью сохранения возможности в будущем принять предложение Кеннеди, было бы целесообразно направить ему от имени т. Большакова авиапочтой ответ.

Письмо Роберта Кеннеди Большакову — загадка. Для непосвященного это самое обыкновенное письмо, на самом же деле — это важный дипломатический сигнал. Начальник ГРУ увидел в нем предложение восстановить конфиденциальный канал связи между Кеннеди и Хрущевым. Возможно, администрация президента снова нуждалась в нем.

Кеннеди, несмотря на допущенные в отношении Кубы ошибки, совершенные под влиянием доставшихся ему в наследство планов администрации Эйзенхауэра, видимо, хотел найти пути, которые бы позволили снизить напряженность в советско-американских отношениях. Начать холодную войну было просто, завершить ее оказалось значительно труднее.

В ЦК КПСС внимательно изучили предложение о поддержании инициативы Роберта Кеннеди, но сочли восстановление канала связи нецелесообразным. Несколько позже эта идея была оформлена в виде «горячей линии», которая напрямую соединила советского и американского руководителей.

Виктор Любимов не мог не рассказать своим соратникам о том, что Георгий Большаков послал Роберту Кеннеди ответное письмо, которое 25 марта международной авиапочтой отправилось в Вашингтон.

О чем писал Георгий Большаков Роберту Кеннеди? В Советском Союзе и США это письмо никогда ранее не придавалось гласности. По мнению автора, оно должно быть достоянием общественности и принадлежать истории. Вот оно.

«Уважаемый Роберт!

Ваше письмо получил и, признаться, был рад узнать, что Вы по-прежнему являетесь членом клуба «ангелов». Не этим ли можно в какой-то мере объяснить, что на Земле сохраняется мир?!

Вы интересуетесь моими рассказами о Соединенных Штатах. Да, приходится много выступать перед различными аудиториями. Но где бы я ни выступал, всюду всех волнует один вопрос: можем ли мы с Вами жить в мире? И у всех, с кем я встречался, только один ответ: не только можем, но и должны. Вы не должны, Роберт, сомневаться, что у нас делается все для того, чтобы сохранить мир. Скажу откровенно, известные надежды возлагались на Вашего брата. Сейчас эти надежды ослабевают.

Я сейчас по-прежнему работаю в агентстве печати «Новости» и занимаюсь «новыми горизонтами» в области телевидения. Друзья даже в шутку перекрестили меня в «Телестар».

Передайте привет Фрэнку. Не увеличилась ли у него семья? Если произошло прибавление в его семействе, то поздравьте его и передайте ему гаванскую сигару.

Анастасия шлет привет Этель и Вам и благодарность за подарок. Привет и наилучшие пожелания Вам от Майи. Мы разделяем Ваше пожелание повидаться. Почему бы действительно не сделать это? Надеюсь, что у нас еще будет повод встретиться и побеседовать о том, о сем, вместе спеть, а кому положено — то и станцевать.

Передайте от меня привет Этель и всему Вашему большому семейству. Мы были рады узнать, что в июне оно увеличилось, так что мы с большим удовольствием пришлем Вам еще одну русскую матрешку для нового члена семьи.

С наилучшими пожеланиями,

Георгий»

Менее разговорчивым на той памятной встрече ветеранов военной разведки был подполковник Юрий Добролюбов. Он знал Георгия Большакова, встречался с ним в Нью-Йорке, сталкивался и по работе в ГРУ. Но встречи в ГРУ были крайне редки. Большаков работал в агентстве печати «Новости», а Добролюбов — в «Совэкспортфильме».

У Юрия Добролюбова тоже была интересная личная история, связанная с его работой в военной разведке, отношениями с Ким Новак и указаниями ЦК КПСС. Он никогда и никому ее не рассказывал. Вряд ли он вспомнил о ней и летом 2000 года на даче у Виктора Любимова. Но в 1963 году эта история могла получить интересное продолжение. Дело в том, что о контактах с Ким Новак он доложил начальнику ГРУ П. И. Ивашутину. Ким Новак не являлась носителем секретных сведений и поэтому для военной разведки интереса не представляла. Однако новый начальник ГРУ и бывший первый заместитель председателя КГБ, Ивашутин, видимо, увидел в знакомстве Добролюбова с ней некие оперативные перспективы и подумал, что его стоило бы продолжить. Для развития такого контакта требовалось, как говорилось в те времена, решение Инстанции, то есть ЦК КПСС. Ивашутин написал письмо в ЦК, но получил отрицательный ответ на свое предложение.



255Ранее упоминавшиеся сведения о том, что Г. Н. Большаков награжден орденом Дружбы, оказались ошибочными.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2452

X