Глава третья. Доклад начальника ГРУ маршалу М. В. Захарову
В ходе Карибского кризиса советская разведка своевременно информировала командование Вооруженных Сил СССР о военных мероприятиях, которые Министерство обороны США проводило по указанию Кеннеди. Наиболее важные разведывательные сведения начальник ГРУ направлял Хрущеву и Громыко, они изучались политическим руководством СССР и позволяли делать объективные оценки обстановки, отслеживать степень напряженности, царившей в высших политических кругах Америки, учитывать переброску частей армии США в район возможного конфликта, а также решать другие задачи.

После завершения Карибского кризиса в начале ноября 1962 года в ГРУ был проведен анализ работы всех резидентур и отделов, обрабатывавших добытые сведения. В деятельности зарубежных органов разведки были выявлены некоторые недостатки. В частности, серьезные упущения были отмечены в подборе и обучении кадров. Эти недостатки были детально проанализированы на совещании высшего командного состава ГРУ.

По указанию начальника ГРУ, 4 ноября был подготовлен итоговый доклад «Обобщенные данные о ходе подготовки к блокаде Республики Куба и последующих событиях в период с 19 по 31 октября 1962 года»225. Этот когда-то совершенно секретный доклад интересен всем, кто занимается изучением напряженных событий октября 1962 года. Доклад ГРУ был направлен начальнику Генштаба М. В. Захарову.

Важно отметить, что в 1962 году ГРУ являлось одним из главных управлений Генштаба ВС СССР, деятельностью которого руководил маршал Советского Союза Матвей Васильевич Захаров, человек уникальной судьбы, выросший в многодетной семье деревенского плотника, окончивший несколько военных учебных заведений, в том числе и Военную академию им. м. В. Фрунзе, участник Великой Отечественной войны.

С 1949 по 1952 год Захаров руководил деятельностью ГРУ. После этого он был назначен главным инспектором Советской армии (1952-1953), командующим войсками Ленинградского военного округа (1953-1957), был главнокомандующим Группы Советских войск в Германии (1957-1960) и в 1960 году возглавил Генеральный штаб, став одновременно первым заместителем министра обороны СССР226.

Будучи начальником ГРУ, Захаров приобрел уникальный опыт руководства деятельностью сложного оперативного механизма по сбору и обработке разведывательных сведений. Поэтому донесения, которые начальник ГРУ генерал армии И. А. Серов направлял в 1961-1962 годах начальнику Генштаба, оказывались в руках человека, понимавшего лучше многих других руководителей их содержание, необходимость их своевременного поступления и достоверности отраженной в них информации.

Обобщая все известные сведения о развитии обстановки в Карибском море, состоянии Вооруженных сил США, деятельности президента, членов его администрации и Генерального секретаря ООН У Тана по урегулированию Карибского кризиса в период с 19 по 31 октября, начальник ГРУ И. А. Серов 4 ноября доложил М. В. Захарову о том, что же смогла сделать военная разведка в тот напряженный период. Можно сказать, что этот доклад227 является составленной на основе донесений резидентов ГРУ секретной хроникой той опасной конфронтации, которая возникла в советско-американских отношениях в октябре 1962 года.

Доклад ГРУ начинается с общей оценки состояния Вооруженных сил США. В период с 19 по 31 октября 1962 года, сказано в докладе, «Вооруженные силы США и других стран НАТО находились в обычной (повседневной) боевой готовности и отрабатывали задачи по планам боевой подготовки. Основная группировка ВВС США находилась на континентальной части, где к этому времени имелось 147 действующих пусковых установок стратегических УРС228 (на 123 были установлены снаряды, остальные — учебные и испытательные), 1360 стратегических бомбардировщиков, 106 стратегических разведчиков, до 560 самолетов тактической авиации и 950 истребителей ПВО».

«Вторая по численности и значению группировка ВВС, — далее сообщалось в докладе, — находилась в Европейской зоне, где в указанный период насчитывалось 175 стратегических бомбардировщиков Б-47, до 20 стратегических разведчиков, 72 установки тактических УРС, до 740 самолетов тактической авиации и 150 истребителей ПВО. До 70 тактических истребителей различных частей, дислоцирующихся в ФРГ и Франции, находились на авиабазе Уилас (Ливия), где отрабатывались задачи боевой подготовки на полигонах. Кроме того, в составе ВВС Великобритании, Италии и Турции имелось 105 боевых установок стратегических УРС «Тор» и «Юпитер». Ядерные части к этим снарядам находились под американским контролем»229.

В этой части доклада важными, на наш взгляд, являются два утверждения.

Первое — судя по оценке ГРУ, 19 октября 1962 года Вооруженные силы США находились в обычной степени боевой готовности, части и соединения основной ударной группировки ВВС США дислокацию не меняли. Эксперты ГРУ не ошибались. Действительно 19 ноября в Вооруженных силах США каких-либо крупных перебросок частей и соединений из США в Европу не производилось.

Второе — 105 боеготовых установок стратегических управляемых снарядов (ракет среднего радиуса действия) «Тор» и «Юпитер», дислоцированные в Великобритании, Италии и Турции, имели ядерные боевые части и находились в повседневной боевой готовности к нанесению ударов по крупнейшим городам и военным объектам на территории СССР. То есть 105 ракет в течение 10-15 минут после получения приказа из Вашингтона были готовы обрушить ядерные заряды на обреченные на уничтожение по «приговору правительства США » цели на территории СССР.

Сухие, короткие и по-военному строгие строки из доклада начальника ГРУ о ракетах, нацеленных на территорию СССР, привлекают внимание. Вчитываясь еще и еще раз в эти строки, начинаешь понимать, что размещение 18 советских ракет среднего радиуса действия Р-12 на территории Кубы было далеко не адекватным ответом на агрессивные действия со стороны США.

Далее в докладе ГРУ указывалось: «Остальные боевые средства ВВС США дислоцировались на Аляске, Дальнем Востоке и на островах Тихого океана. Боевая готовность стратегических средств нападения ВВС в этот период можно охарактеризовать следующим образом:

— стратегические УРС на пусковых установках в боеготовых эскадрильях находились в 15-минутной готовности;

— дежурство в воздухе ежедневно осуществляли 12 тяжелых бомбардировщиков Б-52 с ядерным оружием на борту, из них 8 — над арктическими районами и 4 — над Восточной Атлантикой и Средиземным морем;

— дежурство стратегических бомбардировщиков на аэродромах в 15-минутной готовности к взлету было организовано как на передовых авиабазах, так и на континентальной части США»230.

В докладе также говорилось: «Ежедневно 10-15 самолетов-разведчиков совершали полеты в приграничных к СССР и социалистическим странам районах без нарушения границ. Каких-либо особенностей в деятельности ВВС в этот период, кроме отработки задач по планам боевой подготовки, не наблюдалось»231.

Оценивая боевую деятельность сил и средств ВМС США, начальник ГРУ докладывал: «Корабли и авиация ВМС в составе Атлантического и Тихоокеанского флотов, а также 6-го флота на Средиземном море и 7-го флота в западной части Тихого океана в указанный период продолжали отработку задач по планам боевой подготовки в своих операционных зонах»232.

По имевшимся в ГРУ данным, Атлантический флот готовился к крупному десантному учению «Фибриглекс-62», которое предусматривалось в годовом плане учебно-боевых мероприятий. Проведение учений было запланировано с 21 по 27 октября в районе острова Вьекес. «Для участия в учениях, — сообщалось в докладе начальника ГРУ, — было выделено более 40 кораблей различных классов, в том числе 2 ударных авианосца, 2 противолодочных авианосца, около 30 эскадренных миноносцев и сторожевых кораблей, 3 подводные лодки, 2 десантных вертолетоносца и до 15 десантных кораблей, на борту которых перебрасывалось 6000 солдат морской пехоты. Развертывание отдельных групп кораблей, принимавших участие в учениях, из баз восточного побережья США началось 15 октября, а выход главных сил с десантом отмечен 18 октября с. г.»233.

Далее в докладе указывалось, какие корабли ВМС находились на военно-морских базах Гуантанамо, Ки-Уэст и Рузвельт-Родс (о. Пуэрто-Рико). Отмечалось также, что «корабли, выделенные для участия в учениях «Фибриглекс-62» и вышедшие 18 октября с баз восточного побережья США, к исходу 21 октября находились в 200 милях севернее острова Пуэрто-Рикс. В этот же день на военно-морской базе Гуантанамо был выражен усиленный батальон из состава 2-й дивизии морской пехоты (2000 человек) с кораблей 8-й десантной эскадры. Численность личного состава морской пехоты на базе достигла 5500 человек»234.

ГРУ не располагало копией плана операции «Мангуст», поэтому, следуя традиции, в соответствии с которой каждый факт должен быть документально подтвержден, начальник ГРУ сделал следующий осторожный вывод: «Можно предположить, что учения «Фибриглекс-62», запланированные ранее в порядке учебной программы, были в последующем использованы для блокады острова Куба»235. Фактически Серов был прав. Другой взаимосвязи «Фибриглекс-62» с событиями, которые произошли в результате блокады Кубы, в то время военная разведка не определила. Мы же можем предположить, что учения являлись лишь частью большой операции «Мангуст», участие в которой должны были принять ЦРУ, части и соединения Вооруженных сил США и Госдепартамент.

В докладе начальника ГРУ термин «карантин» ни разу не употребляется. «Для осуществления мероприятий по блокаде Кубы (приказ о блокаде вступил в силу с 17.00 24 октября), — указано в докладе И. А. Серова, — президент Кеннеди приказал использовать в начале военно-морские силы, развернутые в районе Карибского моря для проведения учений «Фибриглекс-62» (более 40 кораблей), а также силы военно-морской базы Гуантанамо (21 корабль) и Ки-Уэст (21 корабль). Одновременно с этим начался выход в море боевых кораблей ВМС США с баз Чарлстон (Южная Каролина) и Норфолк (Виргиния)»236.

После заявления Кеннеди об установлении «карантина» Кубы в ГРУ была составлена карта, отражавшая обстановку в Карибском море, дислокацию кораблей ВМС США, блокировавших Кубу. Этот важный документ был передан руководству Министерства обороны СССР.

В докладе начальника ГРУ достаточно подробно описано резкое обострение обстановки в Карибском море, что позволяет сделать однозначный вывод — события развивались по заранее разработанному и утвержденному сценарию.

«23 октября в соответствии с решением президента Кеннеди о блокаде Кубы, — сообщается в докладе начальника ГРУ, — американское командование приступило к осуществлению практических военных мероприятий по ее организации и привело в повышенную боевую готовность свои вооруженные силы как на континенте, так и на заморских театрах военных действий. Введены ограничения в использовании средств связи для обычных переговоров и переписки. Одновременно с этим правительство США активизировало деятельность Организации американских государств (ОАГ) с целью привлечения вооруженных сил этих стран к агрессивным действиям против Кубы»237.

Основываясь на многочисленных донесениях резидентов ГРУ, начальник военной разведки докладывал в Генштаб: « В тот же день началось развертывание военно-морских сил в районе северных подходов к о. Куба для осуществления блокады. В этих целях в Юкатанском, Флоридском и Наветренном проливах и на подходах к ним были развернуты дозоры в составе эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей и подводных лодок. Самолеты палубной и береговой авиации приступили к осуществлению постоянного патрулирования. Всего для осуществления блокады в море на подходах к о. Куба и на базах зоны Карибского моря находилось 105 боевых кораблей, из них 22 корабля — на военно-морской базе Гуантанамо. На авианосцах и береговых аэродромах в районе Карибского моря базировалось 374 боевых самолета и вертолета, в том числе самолетов — носителей ядерного оружия — 128»238.

Оценивая изменения, которые произошли в ВВС США, начальник ГРУ сообщал: «В военно-воздушных силах 23 октября, кроме имевшихся 123 боеготовых пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет, были приведены также в боевую готовность 24 учебные и испытательные пусковые установки на учебных и испытательных базах Кейп-Канаверел, Ванденберг и Эдвардс.

Количество тяжелых стратегических бомбардировщиков Б-52, осуществляющих боевое дежурство в воздухе с ядерным оружием на борту, увеличилось с 12 до 34, в том числе: над Атлантикой и Средиземным морем — с 4 до 24 и над арктическим районом — с 8 до 10.

Для обеспечения дежурства тяжелых бомбардировщиков Б-52 в воздухе из США в Испанию к 9 имевшимся дополнительно переброшено еще 39 самолетов-заправщиков КС-135»

«На передовых авиабазах Европейской зоны, — сообщалось далее в докладе, — находилось 175 стратегических бомбардировщиков Б-47. Разведывательная авиация проводила полеты вдоль границ ГДР, в Баренцевом, Черном, Беринговом морях и в районе Аляски». Все эти сведения были доложены руководству Министерства обороны СССР.

В докладе были конкретизированы и действия командования НАТО: «В тот же день, 23 октября, верховным главнокомандующим объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генералом Нортстадом было отдано распоряжение по приведению вооруженных сил блока в состояние «военной настороженности» и осуществлению мероприятий, связанных с введением указанной боевой готовности»239.

В состояние боевой готовности были также приведены ВВС Японии, Италии, Турции и вся система ПВО этих стран.

С 24 октября события стали развиваться стремительно и рискованно. Особенности развития обстановки по дням с 24 по 30 октября были отражены в докладе начальника ГРУ. В частности, 24 октября отмечалось, что « Вооруженные силы США и НАТО приведены в состояние повышенной готовности. В это же время в состояние боевой готовности приводились национальные вооруженные силы ФРГ, Франции, Бельгии, Италии, Греции и Турции»240.

В докладе отмечалось, что «продолжалось увеличение количества тяжелых стратегических бомбардировщиков Б-52, осуществляющих боевое дежурство в воздухе с ядерным оружием на борту. В течение 24 октября в боевом дежурстве в воздухе участвовало 72 самолета, из них: 46 совершали полеты над Восточной Атлантикой и Средиземным морем и 26 — над арктическими районами». То есть количество стратегических бомбардировщиков Б-52 с ядерными зарядами на борту, находившихся на боевом дежурстве в воздухе, увеличилось в шесть раз!

Об увеличении количества самолетов Б-52, находившихся на боевом дежурстве с ядерными бомбами на борту, также своевременно докладывалось высшему командованию Вооруженных Сил СССР.

Резиденты ГРУ в период нарастания напряженности смогли зафиксировать существенные изменения в дислокации частей и соединений на территории США и заморских полигонах. Эти сведения разведчики также докладывали в Центр, поэтому они нашли отражение в докладе начальника ГРУ: « На территории США началось рассредоточение самолетов стратегической авиации, для чего использовались и гражданские аэродромы. Было прекращено проведение плановых учений ВВС и ПВО США. Части тактической авиации и авиации ПВО возвращены с учебных полигонов в места постоянного базирования. В частности, 60 тактических истребителей и истребителей ПВО из состава трех тактических авиационных крыльев и одной истребительной авиационной дивизии ВВС США, проходивших боевую подготовку в Ливии на базе Уилас, убыли на свои авиабазы в Европу».

Достаточно полной была и оценка ГРУ деятельности разведывательной авиации США. В докладе, в частности, указывалось, что интенсивность полетов над территорией ФРГ и вдоль границ ГДР и ЧССР была значительно увеличена. В течение 24 октября отмечались полеты 31 самолета-разведчика, в том числе 5 самолетов вдоль границ ГДР и ЧССР. Активизировались разведывательные полеты самолетов U-2 над районом Карибского моря, увеличено время дежурства воздушных командных пунктов стратегического и тактического авиационных командований ВВС США и верховного главнокомандующего НАТО в Европе241.

В докладе начальника ГРУ отмечалось, что «25 октября Вооруженные силы США продолжали находиться в состоянии боевой готовности, количество американских тяжелых стратегических бомбардировщиков Б-52 — носителей ядерного оружия, осуществлявших боевое дежурство в воздухе, — увеличилось с 72 до 82 самолетов. В районах Атлантики и Средиземного моря совершали полеты 46 самолетов Б-52 и в арктических районах — 36.

В группировке ВМС насчитывалось 105 боевых кораблей, из которых 50 кораблей было развернуто для осуществления блокады Кубы и 55 кораблей находились на базах Ки-Уэст, Гуантанамо и Сан-Хуан».

Резиденты ГРУ 25 октября сообщили в Центр о том, что началась переброска подразделений армии США по воздуху и железнодорожным транспортом в район полуострова Флорида. Эти сведения были добыты разведчиками ГДР, Польши и Чехословакии, и они также были отражены в докладе начальника ГРУ.

В период кризиса в ГРУ по этим вопросам была составлена подробная разведывательная сводка, в которой также было указано, что Кеннеди дал указание министру обороны о призыве в случае необходимости на действительную службу 150 тысяч резервистов, а в Великобритании началась подготовка к призыву офицеров резерва.

В докладе начальника ГРУ указывалось, что 26 октября Вооруженные силы США и НАТО по-прежнему находились в состоянии повышенной боевой готовности, самолеты ВВС США вели наблюдение за торговыми судами в Атлантическом океане, следовавшими в направлении Кубы, корабли американских ВМС продолжали патрулирование на подходах к Кубе, а численность гарнизона военно-морской базы Гуантанамо была увеличена до 17 000 человек за счет переброски с территории США дополнительных частей морской пехоты и сухопутных войск.

Несмотря на послание Хрущева Кеннеди от 27 октября о мерах по ликвидации возникшего кризиса, в советско-американских отношениях сохранялось напряжение. В докладе начальника ГРУ указывалось, что развернутая в зоне Карибского моря «группировка ВМС США увеличилась на 9 боевых кораблей и насчитывала 114 кораблей и 374 самолета и вертолета морской авиации. Решением министра обороны США задержано увольнение военнослужащих всех категорий регулярных ВМС и резерва, срок службы которых истекает до 28 февраля 1963 года».

Начальник ГРУ также сообщал о том, что «правительство Канады официально заявило, что ее Атлантический флот приведен в боевую готовность. ВМС ряда латиноамериканских государств также приведены в боевую готовность с целью оказания поддержки военным мероприятиям по блокаде Кубы. Командование ВМС Венесуэлы отдало приказ 4 эскадренным миноносцам и подводной лодке, а командование ВМС Аргентины — 2 эскадренным миноносцам выйти в море для участия в блокаде Кубы»242.

Далее начальник ГРУ сообщал: «По данным, поступившим от различных источников, правящие круги США, помимо установления блокады, предусматривали возможность прямого вторжения на Кубу. С этой целью осуществлялся ряд мер, наиболее важными из которых были:

— скрытое сосредоточение сухопутных войск в южной части Флориды, перебрасываемых из других районов США воздушным и железнодорожным транспортом;

— увеличение численности гарнизона военно-морской базы Гуантанамо с 5500 до 17000 человек;

— выход десантного вертолетоносца «Тетис Бей» и 10 десантных кораблей из района военно-морской базы Сан-Хуан (Пуэрто-Рико) в направлении юго-восточного побережья США;

— увеличение количества полетов разведывательной авиации ВМС и ВВС США в районах, прилегающих к Кубе, и непосредственно над территорией острова;

— установление в некоторых американских военных госпиталях круглосуточной работы всего медицинского персонала».

« Правительство Кубы, — говорилось в докладе, — оценивая создавшуюся обстановку, допускало возможность прямого вторжения вооруженных сил и принимало необходимые меры к его отражению».

В конце этого раздела также указывалось, что «по перечисленным вопросам доложено руководству МО СССР разведывательной сводкой»243.

Хроника событий 28 октября по данным резидентов ГРУ в докладе начальника военной разведки была тоже подробно освещена.

«Вооруженные силы США и других стран НАТО, — докладывал начальник ГРУ, — 28 октября продолжали находиться в повышенной боевой готовности. Кроме того, в США предприняты меры по усилению гражданской обороны. В частности, в некоторых штатах приняты решения по усовершенствованию подготовленных и оборудованию новых убежищ и обеспечению их запасами продовольствия, медикаментов, воды и других предметов снабжения. Среди населения в срочном порядке распространялись инструкции по гражданской обороне, в которых указывались сигналы тревоги, места убежищ и порядок пользования ими. Корабли ВМС США и авиация продолжали патрулирование на подходах к о. Куба. Из районов патрулирования вышли ударные авианосцы «Энтерпрайз» и «Индепендент» с сопровождающими их кораблями и направились в военно-морские базы Гуантанамо и Сан Хуан соответственно»244.

По данным ГРУ, «до 28 кораблей Атлантического флота Канады были развернуты для противолодочного патрулирования в районе о. Ньюфаундленд. Из латиноамериканских стран для участия в блокаде Кубы, кроме Аргентины и Венесуэлы, также выделили свои корабли Мексика — 10 и Колумбия — 3 корабля. Продолжалась отмечаться переброска подразделений сухопутных войск и грузов во Флориду. Отмечен вывод из мест постоянной дислокации частей и подразделений 82-й, 101-й воздушно-десантных дивизий и 2-й пехотной дивизии, входящих в состав армейского корпуса стратегического назначения»245.

29 и 30 октября 1962 года военные разведчики, действовавшие в США и в других странах, сообщали в Центр об обстановке вокруг Кубы и в Европе. Эти сведения разведывательными сводками докладывались руководству Министерства обороны и начальнику Генштаба. «29 октября готовность Вооруженных сил США и НАТО продолжала оставаться прежней... В течение суток группа высотных самолетов-разведчиков U-2 совершала разведывательные полеты над Кубой с целью проверки демонтажа советских ракетных баз...

По просьбе генерального секретаря ООН У Тана, в связи с его предстоящим визитом на Кубу, правительство США согласилось приостановить блокаду Кубы на 48 часов...»246

30 октября в докладе начальника ГРУ были отражены два новых события. Первое — «выход в море из военно-морской базы Ньюпорт авианосной противолодочной поисково-ударной группы (4 группа 83-го оперативного соединения) в составе противолодочного авианосца «Лейк Чемплен» и четырех миноносцев для участия в совместных американо-канадских противолодочных учениях, которые предполагалось провести в период с 29 октября по 4 ноября 1962 года в районе восточного побережья США». Второе — «вывод по тревоге из районов постоянной дислокации частей и подразделений 82-й и 101-й воздушно-десантных дивизий и 2-й пехотной дивизии».

Таким образом, доклад И. А. Серова начальнику Генштаба не только констатировал события, которые происходили в период Карибского кризиса, но и свидетельствовал о том, что и после 4 ноября обстановка продолжала оставаться напряженной и непредсказуемой как в Москве, так и в Вашингтоне.

Что же касается содержания разведывательных сведений, добытых военными разведчиками, то можно вполне обоснованно утверждать, что донесения резидентов ГРУ были, в целом, точны и, несомненно, позволяли советскому политическому руководству своевременно оценивать обстановку и принимать решения, адекватные ее развитию. Избежать открытого военного столкновения двух супердержав было трудно, но оказалось возможным.



225 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 460-478. Рассекречено по акту 31 июля 1991 г.
226 Начальники Генерального штаба Вооруженных Сил России. М., 2012. С. 197-198
227 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 460-478. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
228 УРС — управляемые реактивные снаряды.
229 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 460. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
230 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 461. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
231 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 461. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
232 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 461. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
233 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 462. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
234 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 462. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
235 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 462. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
236 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 464. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
237 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 464. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
238 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 465. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
239 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 465. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
240 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 467. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
241 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 467. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
242 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 471. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
243 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 472. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
244 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 473. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
245 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 473. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
246 ЦА МО РФ. Ф. 23. Опись 29127. Д. 7. Л. 475. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2199

X