Глава первая. Шпион, который любил только себя
Во второй половине дня 22 октября 1962 года сотрудники КГБ без лишнего шума задержали человека, который выходил из парадного подъезда Государственного комитета по координации научно-исследовательских работ. Задержанным оказался полковник Олег Пеньковский, кадровый офицер советской военной разведки.

Арестованного доставили на Лубянку и привели в кабинет председателя КГБ генерала армии Владимира Семичастного. Генерал разрешил задержанному присесть на один из стульев в конце длинного стола, занимавшего значительное место в его рабочем кабинете.

Семичастный смотрел на Пеньковского, который сидел, подавленно опустив голову. Он понимал, что наступил критический момент в его жизни, он был напуган, но верил, что ему удастся избежать ареста, и уже был готов тайно перебраться в Лондон. У него даже был заготовлен паспорт на этот случай, но случай не представился.

Гнетущую тишину первым нарушил Пеньковский, неожиданно сказав:

— Я, гражданин председатель... Я мог бы предложить вам свои услуги и поработать на государство.

Семичастный смотрел на Пеньковского и не слушал его. Генерал пытался понять, почему этот человек, который имел завидное положение в советском обществе, пошел на сотрудничество с иностранной разведкой. Генерал спросил:

— Скажите, что важного вы передали американцам и англичанам?

Задержанный стал что-то говорить, пытаясь оправдать себя и свои действия.

Председатель КГБ не стал его слушать. Он смотрел на человека, который предал своих родных и близких, своих товарищей по работе и службе в военной разведке, предал интересы государства, которое в годы Великой Отечественной войны храбро защищал на фронте.

Генерал сказал:

— Имейте в виду, мы знаем больше, чем вы сейчас пытаетесь сказать. Поэтому посидите в камере и, когда все вспомните и будете готовы сказать правду, дайте знать, и я вас приму.

Арестованного увели. Больше председатель КГБ с ним не встречался, Пеньковским занялись следователи...

На следующий день, то есть 23 октября, директор ЦРУ Д. Маккоун обратился к главе английской разведки с просьбой организовать в Москве встречу с агентом «Янгом». Директору ЦРУ срочно нужны были сведения о действиях советского правительства в связи с резким обострением обстановки вокруг Кубы. Наступал критический момент в советско-американских отношениях. Маккоун писал своему лондонскому коллеге: «Президент Кеннеди заявил о наличии у нас надежных свидетельств того, что Советский Союз снабжает Кубу наступательным оружием, включая ракеты класса «земля-земля». Поскольку ситуация стремительно меняется, нам не хотелось бы задавать Вам конкретные вопросы, могущие потерять всякое значение уже ко времени их поступления. Мы только сообщаем, что любая информация о военных и дипломатических шагах, предпринимаемых или планируемых Советским Союзом, представляет собой особую важность»185.

Английские разведчики, действовавшие в Москве, попытались установить контакт с Пеньковским, но не смогли этого сделать. Несмотря на их сигналы, он не появлялся в условленных местах. Руководитель резидентуры британской разведки в Москве не знал, что Пеньковский уже арестован и находится в следственном изоляторе КГБ.

Семичастный во время встречи с Пеньковским сказал, что советские контрразведчики знали о нем многое. И это была правда. Чекисты вели наблюдение за Пеньковским, выявили круг его знакомств среди граждан иностранных государств, установили, что полковник передает им сведения, составляющие государственную тайну. Задержание Пеньковского в период Карибского кризиса лишило английскую разведку возможности получать информацию о планах советского руководства. Одновременно в Будапеште был задержан и доставлен в Москву Грэвилл Винн.

Дополнительные сведения о связях Пеньковского с английской разведкой были получены во время обыска, проведенного в его квартире. В ходе обыска был обнаружен тайник, в котором хранились различные оперативно-технические средства, свидетельствовавшие о том, что их обладатель занимался шпионской деятельностью. Среди них были шифры, коды, средства тайнописи, два фотоаппарата «Минокс», микропленки, блокнот с какими-то записями186.

Вначале Пеньковский недоумевал, как могли сотрудники КГБ выявить его контакты с представителями английской разведки. Он считал себя профессионалом, знал порядок и правила организации и проведения тайных встреч, предпринимал повышенные меры предосторожности и, несмотря ни на что, проиграл. Находясь в следственном изоляторе, он мучительно вспоминал свои встречи с представителями английской и американской разведок в Лондоне и Париже, пытался понять, где он допустил роковую ошибку.

Все началось в конце 1960 года, когда Пеньковский решил установить контакт с американской разведкой в Москве. Он подготовил письмо соответствующего содержания, в котором коротко охарактеризовал свои информационные возможности, и передал его одному иностранцу в американском клубе. Но американцы не оценили инициативное предложение Пеньковского. Тогда он решил обратиться к англичанам. Он хотел отомстить тем, кто лишил его возможности сделать карьеру в военной разведке. Он был уверен, что получит генеральские лампасы и сможет чувствовать себя уверенно во время встреч с маршалом артиллерии Сергеем Варенцовым, которому он был благодарен за поддержку и помощь, и с начальником ГРУ генералом армии Иваном Серовым, с которым у него сложились, в целом, дружеские отношения. Ему надоело привозить из заграничных командировок подарки своим кураторам, он хотел, чтобы ему другие, нижестоящие сотрудники ГРУ или Госкомитета, привозили иностранные сувениры. В конце концов, думал Пеньковский, он заслужил такое отношение к своей персоне, так как воевал не хуже других, был контужен, да и был умнее, как он считал, и Баренцева, и Серова.

Подобные мысли отравляли его разум, в котором после конфликтов с военным атташе в Турции, сломавшим, как считал Пеньковский, его служебную карьеру, светлых идей не появлялось.

Имелась еще одна причина, которая была не последней среди других, определивших его жизненный путь. После окончания ВАСА Пеньковский не смог стать военным разведчиком, но считал себя таковым. Он жаждал славы и признания. Он хотел быть влиятельнее и успешнее своих товарищей по курсу, которые в 1961 году уже были направлены во вторые служебные командировки и заняли в зарубежных аппаратах разведки руководящие должности. Пеньковский понял, что они и без поддержки могущественных друзей добивались успехов. Когда-то Пеньковский был уверен, что он первым среди сокурсников станет генералом. Когда же он понял, что достичь этого он не может, ему вдруг пришла в голову идея стать лучшим агентом американской или английской разведки, и он начал ее реализовывать.

В декабре 1960 года Пеньковский познакомился с английским бизнесменом Грэвиллом Винном, который прибыл в Москву в составе делегации, присмотрелся к нему и понял, что этот иностранец может оказать ему помощь в установлении контакта с английской разведкой.

Второй раз Винн приехал в Москву в апреле 1961 года. Пеньковский вновь встретился с англичанином. На ужине, который состоялся в ресторане гостиницы «Националь», он рассказал о себе, рекламируя свою работу в ГРУ, продемонстрировал свои обширные познания в области советской ракетной техники, и ему удалось заинтересовать Винна.

В апреле того же 1961 года Пеньковский оказался в служебной командировке в Лондоне. В гостинице «Маунт рояль» состоялась судьбоносная встреча Пеньковского с представителями английской разведки. Пеньковский подписал письменное обязательство и стал платным агентом. В течение 1961 года он передал англичанам несколько десятков фотопленок, на которых были запечатлены секретные материалы, к которым он имел доступ.

Впервые Пеньковский попал в поле зрения советских контрразведчиков летом 1962 года. Произошло это на Цветном бульваре, где прогуливалась с детьми жена английского дипломата Анна Чизхолм. Сотрудники контрразведки, наблюдавшие за ней, обратили внимание на незнакомого человека, который вручил детям Анны Чизхолм коробку конфет. Незнакомец был взят под наблюдение, в ходе которого было установлено, что он является полковником О. В. Пеньковским, кадровым сотрудником ГРУ.

Последующее наблюдение за Пеньковским позволило установить, что он агент английской разведки. Были выявлены сотрудники посольства Великобритании, которые поддерживали с ним связь. Среди них были Г. Кауэлл и его жена П. Кауэлл, Р. Чизхолм и его жена А. Чизхолм187.

В 1962 году контрразведчики организовали скрытое наблюдение за Пеньковским не только на работе, но и дома. Было зафиксировано, что он фотографирует какие-то документы фотоаппаратом «Минокс» на подоконнике одного из окон своей квартиры.

Контрразведчики действовали осторожно, но профессионально и собрали доказательства его связей с разведкой. 22 октября Пеньковский был арестован и доставлен на Лубянку.

Предатель понял, что он попал в безвыходное положение, и решил сдать тех, кому передавал собранные секретные сведения. Он сообщил чекистам о том, что 2 ноября должен передать через тайник собранные по заданию материалы. Контрразведчики воспользовались этими сведениями. В ночь на 2 ноября 1962 года на столбе у дома № 35 на Кутузовском проспекте в Москве была сделана ранее описанная Пеньковским метка, свидетельствовавшая о закладке материала в тайник, который находился в подъезде дома № 5/6 на Пушкинской улице. Тайником являлся коробок, обмотанный медной проволокой, в котором находились фотопленки. С помощью этой проволоки коробок был прикреплен к костылю, поддерживавшему отопительную батарею в подъезде.

Чекисты оборудовали подъезд специальной видеоаппаратурой. Она позволяла фиксировать действия человека, который будет изымать закладку из тайника.

В 8 часов 50 минут был набран номер телефона, названный Пеньковским. В 9 часов 20 минут на Кутузовском проспекте у столба, где был поставлен условный сигнал, появился помощник военно-воздушного атташе посольства США в Москве А. Дэвидсон. В 15 часов 15 минут в подъезд дома № 5/6 на Пушкинской улице зашел человек, который был задержан в момент изъятия материала из тайника. Задержанным оказался сотрудник американского посольства в Москве Р. Джэкоб188.

В ходе следствия было установлено, что Пеньковский передал разведчикам Великобритании и США сведения о советских РВСН, местах строительства шахтных колодцев для МБР, данные о тактико-технических характеристиках оперативно-тактических ракет. Он также сообщил американцам сведения о структуре центрального аппарата военной разведки, руководителях ГРУ и некоторых офицерах разведки, которые действовали в США и в других странах.

В период нарастания напряженности вокруг Кубы операция советских чекистов по задержанию агента ЦРУ Пеньковского позволила предотвратить утечку дополнительных важных для американской разведки сведений.

11 мая 1963 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила О. В. Пеньковского как предателя Родины к смертной казни — расстрелу с конфискацией личного имущества и лишением воинского звания «полковник». Арестованный Г. Винн был приговорен к 8 годам лишения свободы.



185Харт Д. Л. Русские агенты ЦРУ. М., 2005. С. 182.
186Терещенко А. « Оборотни » из военной разведки. М., 2004. С. 56.
187Там же.
188Там же. С. 62.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2170

X