Глава первая. Арбатские подарки
Посещая ленинградские и московские музеи, встречаясь с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой и режиссером Сергеем Герасимовым, Ким Новак не забывала о своих встречах в Вашингтоне с Робертом Кеннеди. Она часто вспоминала слова министра юстиции: «Вы мой личный посол в СССР, после возвращения в Вашингтон обязательно поделитесь своими впечатлениями».

Новак была польщена таким доверием и во время встреч с советскими кинорежиссерами и артистами пыталась понять их отношение к Соединенным Штатам. К ее удивлению, все, что ей удавалось услышать и увидеть, говорило о том, что среди знакомых ей людей не было таких, которые бы выступали против расширения советско-американских культурных связей. Ее тоже слушали, ее словам верили и одобрительно отзывались о замысле создания совместного советско-американского фильма. Она была уверена, что и режиссер Сергей Герасимов, и даже министр культуры госпожа Фурцева готовы оказать ей содействие в реализации нового проекта. Съемки фильма можно будет производить и в США, и в Советском Союзе.

Актриса подружилась и с Юрием Добролюбовым, который сопровождал ее в поездке в Ленинград и организовывал встречи с местными знаменитостями в Москве. Интересный молодой человек, несколькими годами старше ее, хорошо владевший английским языком, оказывал ей всяческую помощь и, самое главное, не был назойливым. Он почтительно относился к американской гостье, и даже когда они оставались вдвоем в номере гостиницы, не забывал о правилах приличия. Ким была благодарна своему помощнику за такое поведение, но, независимо от своей воли, ожидала, когда же он нарушит эти правила.

Дело в том, что ей нравился Юрий. Умный, красивый, интеллигентный, обходительный. Ей казалось, что она влюбилась в него, и она ждала чего-то большего от их дружеских отношений, но сама боялась проявить чувства, которые еще только зарождались в ее душе. А иногда ей, впечатлительной натуре, представлялось, что они оба участники ее нового фильма, и она уже не понимала, где игра, а где настоящая жизнь. Она чувствовала, что тоже не безразлична ему. Он всегда был предупредителен, старался порадовать ее, принося каждый раз букетик весенних московских ландышей. Но в проявлении своих чувств Юрий был сдержан, лишь его карие глаза и мягкое пожатие рук говорили больше слов. Возможно, что такой парень понравился бы и ее родителям.

Она не обсуждала свои переживания с секретарем Барбарой Мельн, но по вечерам перед сном записывала свои мысли в личный дневник. Она полагала, что, когда начнется работа над сценарием фильма, эти заметки будут ценным материалом.

Что она успела узнать о Юрии Добролюбове? Она выяснила, когда и где он родился, где учился, в качестве кого принимал участие в войне против Германии. Она узнала, что он работал в Австрии, редактировал сценарии многих документальных фильмов, был вполне успешным сотрудником ООН и мог бы работать в кинокорпорации Спироса Скаруса.

Она не раз пыталась найти ответ на один вопрос: «Готов ли этот русский полюбить ее? И как бы он смог доказать ей свою любовь?»

Ким понимала, что в сценарии можно придумать любую ситуацию и поставить героя в критические условия, в которых он мог и должен был бы проявить свой характер. Но в реальных условиях такая ситуация должна была возникнуть независимо от ее замысла, быть естественной и на первый взгляд безвыходной. Задача героя — найти выход и попытаться защитить свою любовь.

Она выведала, что Юрий Добролюбов женат и у него есть сын. Ким рассуждала, может ли этот человек полюбить американку, и что станет с его семьей или с любовью русского парня и американской девушки? Проект фильма не давал ей покоя.

Последний день пребывания в Москве пролетел быстро. Ким подумала о том, что необходимо купить русские подарки своим американским друзьям, которым еще не приходилось бывать в советской столице. Добролюбов посоветовал актрисе посетить Арбат, где есть множество сувенирных магазинчиков, она согласилась.

Арбат произвел на актрису странное впечатление. С одной стороны, он напомнил ей один из пригородов Вашингтона, а с другой — ее поразила торговля с лотков матрешками, флажками, значками и многими другими товарами, которых она никогда не видела.

Кому и какие подарки она хотела приобрести на этом самобытном московском рынке? Во-первых, Ким хотела купить оригинальный подарок для жены Роберта Кеннеди — Этель, с которой дружила уже несколько лет. Во-вторых, она должна была привезти сувенир Джозефу Кеннеди, отцу Джона и Роберта Кеннеди, к этому человеку она испытывала особое уважение. В прошлом году он приложил немало усилий, чтобы женить на ней своего третьего сына Эдварда, и этот замысел чуть было не осуществился. На торжественном балу, посвященном вступлению Джона Кеннеди в должность президента США, она присутствовала в качестве невесты Эдварда Кеннеди, но Эдвард ей не нравился, и она отказалась от такого перспективного предложения.

Прогуливаясь по Арбату, Новак решила купить для Джозефа и Роберта Кеннеди русские меховые шапки, изготовленные в Сибири. В подарок для Этель Кеннеди актриса приобрела большую русскую матрешку и вологодскую кружевную накидку.

Через день Ким Новак покинула Москву. В аэропорту она со слезами на глазах тепло и нежно поблагодарила Юрия Добролюбова за дружбу и оказанную ей помощь и сказала, что надеется вскоре снова посетить Советский Союз...

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1905

X