Глава вторая. Шрам от «шарма»
В северной столице Ким Новак провела пять дней, наполненных интересными и полезными встречами с друзьями Сергея Герасимова. Сопровождавший актрису Юрий Добролюбов был вежлив и предусмотрителен. Он оказался не только способным администратором, но и приятным собеседником. Юрий хорошо знал состояние дел в советской киноиндустрии, посвятил Ким в некоторые новые проекты советских режиссеров, со знанием дела рассказывал забавные истории из жизни актеров.

Юрий был старше Ким на десять лет. Он родился в Москве в марте 1923 года, принимал участие в Великой Отечественной войне, затем работал референтом отдела учебных фильмов в штабе центральной группы советских войск в Австрии. В марте 1954 года демобилизовался из армии и поступил на работу в киностудию «Военфильм», где стал заместителем начальника отдела производства документальных фильмов, одновременно занимался редактированием сценариев фильмов «Путина», «Дорога к дому».

Юрий Добролюбов гордился тем, что принимал участие в создании более двенадцати фильмов, среди которых были ленты «Бернард Шоу», «Балет на льду» и другие. С 1957 года он перешел в «Совэкспортфильм», работал в Нью-Йорке под руководством английского кинорежиссера Гарри Дикинсона, был знаком с кинопродюсером Спиросом Скурасом, который занимался не только производством кинофильмов, но и имел серьезные интересы в американской радиоэлектронной и авиационной промышленности и даже в железнодорожном транспорте.

Случилось так, что день рождения Добролюбова пришелся на время пребывания Ким Новак в Ленинграде. Вместе с питерскими друзьями они отметили этот день в одном из ресторанчиков, расположенных на берегу Невы. Март — не лучшее время в Питере, но Ким почувствовала, что окружавшие ее новые знакомые излучают душевное тепло. Они искренне восхищались ее талантом, забыв о Юре Добролюбове, но он оценил ситуацию как истинный джентльмен: дней рождения еще будет много, а Ким Новак — одна.

Ощущая внимательное и теплое отношение к себе, она пыталась понять, что могло бы привлечь американскую девушку из ее фильма к русскому парню. Ким понимала, что, находясь в Москве и Ленинграде, она, по сути дела, уже играла свою главную роль из будущего фильма. Пока все получалось складно, однако в сценарии, который ей еще предстояло написать, не хватало главного — почему пылкая советско-американская любовь закончилась трагедией, и как эта трагедия произошла.

Питерские киноактеры, с которыми по рекомендации Герасимова ей довелось познакомиться, восторженно отзывались о ее роли богатой блондинки Мадлен в фильме А. Хичкока «Головокружение». Кто-то даже вспомнил, что в 1957 году на кинофестивале в Каннах Ким Новак проиграла главный приз «Шарм» русской актрисе Ирине Скобцевой, которую называли первой красавицей России.

Ким не могла забыть тот фестиваль. Она была совершенно уверена, что получит приз «Шарм», но вышло иначе. Ирина Скобцева блистательно сыграла шекспировскую Дездемону, толстовскую Элен и купринскую Шурочку. Она заслуженно получила в Каннах почетный приз, но это вполне объективное решение авторитетного жюри оставило в душе Ким глубокий шрам: звезды существуют только тогда, когда на них обращают внимание. Иначе они быстро гаснут. Ким болезненно перенесла это поражение, но не погасла. После 1957 года она успешно сыграла еще несколько ролей в фильмах, которые принесли ей успех, а продюсерам — прибыль.

Ким Новак была тонкой драматической актрисой. Ее героини, в отличие от персонажей Мэрлин Монро, которой увлекались братья Кеннеди, не демонстрировали свою сексапильность, а привлекали девичьей невинностью и глубиной чувств. Многочисленные поклонники любили ее за красоту и умение непринужденно играть сложные роли. Ее героини пришли на экран из жизни, были реальными, близкими и понятными для зрителей.

В Ленинграде Ким Новак нашла новых друзей. Юрий называл американскую гостью не Ким, а ее настоящим именем Мэрилин. Такое обращение доставляло ей какое-то удовольствие, видимо, связанное с детскими воспоминаниями и с ролями в первых фильмах, в финальных титрах которых указывалось ее настоящее имя.

Посещая ленинградские театры и музеи, Новак все яснее понимала, что ее идея создания романтического фильма с трагическим финалом действительно может быть успешно реализована, так как интерес к ней появился и у именитых мастеров «Ленфильма».

Имя Ирины Скобцевой она старалась не вспоминать. Правда, возвратившись в Москву, Новак попросила Юрия Добролюбова рассказать ей что-нибудь о московской актрисе.

Юрий рассказал о том, как развивалась карьера Ирины Скобцевой, с которой он лично не был знаком, но, как и многие москвичи, с большим интересом относился к ее творчеству.

Наиболее примечательной историей в личной жизни Ирины Скобцевой, как считал Добролюбов, была ее любовная эпопея с актером и режиссером Сергеем Бондарчуком, с которым ей довелось сниматься в фильме «Отелло». Именно тогда она влюбилась в Бондарчука, который был женат на актрисе Инне Макаровой. Развод в его планы не входил, но любовь к красавице Скобцевой оказалась сильнее. Ирина и Сергей прошли через многочисленные воспитательные беседы в различных партийных инстанциях, их пытались не выпускать вдвоем на зарубежные премьеры. Но фильм «Отелло» имел грандиозный успех, и поездки иногда случались. Однажды они должны были лететь на премьеру фильма в Лондон, но Скобцевой в очередной раз позвонили и сказали, что она в столицу Великобритании не поедет.

Возможно, именно этот запрет окончательно решил судьбу двух замечательных актеров. Они стали мужем и женой.

Ким Новак понравилась эта история. Она позавидовала Ирине Скобцевой, забыв о потерянном когда-то из-за нее «Шарме». Ирина действительно была красива и талантлива, ее любовь к уже известному актеру и режиссеру Сергею Бондарчуку заслуживала и уважения, и снисхождения.

История Скобцевой и Бондарчука имела счастливое окончание. Ким Новак должна была найти для своего фильма другой финал...

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2124

X