Глава вторая. Водовороты в небесах
Период правления Никиты Хрущева длился с 1953 по 1964 год. Эти десять лет можно условно разделить на две приблизительно равные части. С 1953 по 1958 год он был лидером Коммунистической партии Советского Союза, а заняв в 1958 году должность Председателя Совета Министров СССР, стал и руководителем советского правительства, что позволяло ему, как главе государства, встречаться на равных с лидерами не только коммунистических и рабочих партий, но и с президентами и премьер-министрами западных держав. И в первый, и во второй период своей деятельности Хрущев был вовлечен в тайные интриги высокопоставленных советских чиновников.

Эти «водовороты в небесах» кого-то отлучали от власти, кому-то открывали доступ к рычагам государственного управления. Спускаться на грешную землю никто не хотел, поэтому активно демонстрировавшееся единство высшей власти порождало обстановку, в которой могло и должно было существовать Единое Мнение, правильное и неоспоримое, а это зачастую вело не только к однобокости мышления, но и к серьезным ошибкам.

Иногда времена правления Хрущева называют «оттепелью». Но это сравнение можно применить только к некоторым хрущевским инициативам внутриполитического характера. Например, в то время на свободу были выпущены политические заключенные, снизилась репрессивная деятельность карательных органов, несколько ослабла роль идеологической цензуры. Но снижение активности органов безопасности происходило не на всех направлениях. Используя данную ему власть, Хрущев решал и свои личные проблемы. Некоторые современные российские историки полагают, что хрущевская «оттепель» началась с ареста сына Сталина, которого Хрущев люто ненавидел.

После смерти Сталина его 32-летний сын генерал-лейтенант авиации Василий Сталин 26 марта 1953 года был уволен из армии без права ношения военной формы, а 28 апреля того же года арестован. Василий получил восемь лет тюремного заключения за растраты, но реальный повод для его ареста был совсем иной: во время визита в китайское посольство он неосторожно сказал, что его отца отравили.

Василий Сталин отсидел в тюрьме семь лет, после чего был выпущен на свободу, но через два с половиной месяца его опять туда «вернули» «досиживать» полный срок53.

Хрущевская «оттепель» не затронула отношений Советского Союза с США и другими западными державами. Более того, холодная война в период правления Хрущева стала еще более «морозной». Конфронтация не ослабела, а, наоборот, достигла апогея.

При Хрущеве, который инициировал в Советском Союзе десталинизацию, осложнились отношения СССР с Китаем, чем незамедлительно попытались воспользоваться Соединенные Штаты и их союзники по блоку НАТО. Были разорваны отношения Албании с СССР. Большого значения для международной политики разрыв советско-албанских связей не имел, но удар по престижу Советского Союза все же был нанесен значительный.

В период правления Хрущева Советский Союз добился заметных экономических успехов. В стране было развернуто массовое строительство, которое позволило ускоренными темпами решить жилищные проблемы миллионов советских граждан. Небольшие, но по-своему уютные квартиры, люди получали бесплатно и были искренне счастливы.

Были достигнуты выдающиеся успехи и в освоении космоса. В Советском Союзе был совершен запуск первого искусственного спутника земли. Известие о полете спутника взбудоражило весь мир, вызвав волну восхищения достижениями советской науки и техники. Один американский генерал тогда сказал: « Подумаешь, запустили железяку!», на что английский журналист ему посоветовал: «А вы попробуйте»54.

Американцы усиленно работали над созданием ракетной техники. Разработками в этой области руководил немецкий конструктор Вернер фон Браун, который в годы Второй мировой войны создал для Гитлера ракеты ФАУ-1 и ФАУ-2. Американцы всегда охотно покупали чужие мозги. Браун работал добросовестно и напряженно, но в освоении космического пространства впереди все же оказался Советский Союз. Так было. И этими достижениями советские люди искренне гордились, и это их объединяло и воодушевляло на новые трудовые подвиги. Но было и другое. Хрущев часто выдавал желаемое за действительное, так было и с производством ракет в СССР.

Хрущев как-то заявил, что производство разнообразных ракет в Советском Союзе поставлено на поток. Не без бравады он сказал: « Мы делаем их на конвейере, как сосиски ». Агенты ЦРУ США внимательно следили за всем, что делает и говорит Хрущев, и это его замечание также не осталось без внимания.

Полет Юрия Гагарина в космос утвердил победу СССР в освоении космического пространства. Весь мир, в том числе и американцы, был восхищен подвигом первого космонавта, которым оказался советский человек.

В конце 50-х годов в Советском Союзе стал создаваться подводный атомный флот. В 1961 году на XXII съезде КПСС Хрущев заявил: «Советский подводный флот с атомными двигателями, вооруженный баллистическими и самонаводящимися ракетами, зорко стоит на страже наших социалистических завоеваний. Он ответит сокрушительным ударом по агрессорам, в том числе и по их авианосцам, которые в случае войны будут неплохой мишенью для наших ракет, пускаемых с подводных лодок»55.

В 1962 году советская атомная подводная лодка совершила переход к Северному полюсу, пройдя подо льдами Ледовитого океана многие сотни миль. Это достижение также стало известно американской разведке. Бравада Хрущева иногда подтверждалась конкретными достижениями, что вызывало еще большее беспокойство американских генералов.

Воинственная риторика советского лидера имела двойственное предназначение. С одной стороны, она служила официальным предостережением для вероятных противников от совершения опасных действий, с другой — прикрывала явный недостаток в СССР сил стратегического назначения.

Так или иначе, но заявления Хрущева порождали в США ответную реакцию. Там ускоренными темпами создавались межконтинентальные баллистические ракеты на твердом топливе. По некоторым параметрам и поражающим факторам они превосходили советские образцы. В СССР стремились не отстать от американцев, ракетно-ядерные арсеналы двух государств росли. Регулярно проводились испытательные запуски, которые не всегда завершались успешно, но всегда фиксировались как советскими, так и американскими специалистами. В пылающих ракетных соплах сгорали сотни миллионов долларов и рублей. Материальные возможности Советского Союза, народ которого после окончания Великой Отечественной войны с большим трудом восстанавливал свою экономику, были меньше, чем у США. Поэтому Хрущеву необходимо было при минимальных затратах обеспечить надежную оборону страны. Там, где не хватало ракет, он прибегал к заявлениям, в которых сознательно преувеличивал возможности советской ракетной промышленности. До некоторых пор американцы, видимо, верили заявлениям Хрущева, но вскоре разведка завербовала одного из высокопоставленных советских офицеров, который сообщил американцам о реальном положении дел в СССР, и оказалось, что тактико-технические характеристики советских ракет были в действительности гораздо менее грозными, чем считали эксперты ЦРУ.

Во времена правления Хрущева советский народ переживал значительные экономические трудности. Сталинская практика ежегодного снижения цен на продукты питания была отменена. Успехи в сельском хозяйстве достигались с большим трудом. Советская молодежь с энтузиазмом откликнулась на призыв Хрущева освоить целину, но принесла ли эта грандиозная эпопея экономическую выгоду, точно никто не знал.

19 марта 1957 года, по инициативе Хрущева, Президиум ЦК КПСС принял решение о прекращении выплат по всем выпускам облигаций внутреннего займа, что привело к значительным потерям в финансовых сбережениях большинства жителей СССР. Крупнейшая финансовая пирамида, десятилетиями создававшаяся в СССР, рухнула.

В 1959 году жителям городов и рабочих поселков было запрещено держать домашних животных и заниматься подсобным хозяйством. Это привело к сокращению поголовья скота и птицы. Возможно, таким образом Хрущев хотел окончательно искоренить частнособственническую психологию советских граждан, но его начинания в этой области только ухудшили продовольственное положение в стране.

Хрущев был опытным партийным и государственным деятелем. Он родился в 1894 году в селе Калиновка Ольховской волости Дмитриевского уезда Курской губернии в семье шахтера, прошел трудные университеты жизни, работал и пастухом, и слесарем, и шахтером.

В 1918 году Никита Сергеевич вступил в партию большевиков, активно участвовал в Гражданской войне, в ходе которой отличился в качестве политкомиссара 2-го батальона 74-го полка одной из стрелковых дивизий Красной армии.

После окончания Гражданской войны Хрущев находился на партийной и хозяйственной работе, поступил в Промакадемию, где познакомился с Алексеем Стахановым и Надеждой Аллилуевой56. Дружба с последней открыла ему доступ в окружение Сталина. Товарищ Надежды Аллилуевой Никита Хрущев не без поддержки Сталина начал свою партийную карьеру. С марта 1935 по февраль 1938 года он работал в качестве первого секретаря Московского областного комитета ВКП(б), сменив на этой должности партийного функционера Л. М. Кагановича.

В 1938 году Хрущев стал первым секретарем ЦК КП(б) Украины и кандидатом в члены Политбюро, а еще через год — членом Политбюро ЦК ВКП(б).

В годы Великой Отечественной войны он был членом военных советов Юго-Западного, Сталинградского, Южного, Воронежского и 1-го Украинского фронтов. Хрущев безоговорочно поддерживал все мероприятия Сталина.

В мае 1942 года Хрущев и Ф. И. Голиков, командовавший Воронежским фронтом, принимали решение о наступлении, в результате которого войска фронта вынуждены были отступить, потеряв личный состав, боевую технику и территорию. Поражение под Харьковом обернулось большой катастрофой — немцы захватили Донбасс и начали широкое наступление в направлении Сталинграда и Северного Кавказа57.

В 1944-1947 годах Хрущев — Председатель Совета Министров Украинской ССР, с декабря 1949 года — снова первый секретарь Московского областного и городского комитетов и секретарь ЦК КПСС. Попав однажды в обойму партийной номенклатуры, Никита Сергеевич учился искусству управления страной у И. В. Сталина, В. М. Молотова, Л. М. Кагановича и других партийных деятелей, мастеров закулисных интриг, умевших действовать в рамках однопартийной системы государственной власти. Власть эта опиралась на непоколебимый авторитет лидера коммунистической партии и на три ветви — убеждающую, обеспечивающую и карающую.

Пропагандистский аппарат (убеждающая ветвь власти) работал бесперебойно и эффективно. Подавляющее большинство населения СССР верило обещаниям Хрущева о возможности построения коммунизма к концу 1980 года.

Обеспечивающая ветвь власти тоже работала напряженно и всячески пыталась создать нормальные условия для жизни и работы миллионов людей. Но поскольку обещания и реальность часто не соответствовали друг другу, в стране возникали трудности, которые вызывали беспокойство Хрущева и его соратников. Так, бунт рабочих в Новочеркасске, возникший после очередного повышения в 1962 году цен на мясо и сливочное масло, пришлось усмирять с помощью карательных мер, в результате среди бунтовщиков были убитые и раненые.

Третья ветвь власти — карательная, во все времена и во всех государствах играла чрезвычайно важную роль. Руководить этой ветвью власти мог только надежный и неоднократно проверенный человек. Хрущев, прошедший полный курс обучения искусству управления на многочисленных партийных должностях, хорошо понимал, что армией и карательными органами государства могут руководить только преданные ему лично лица. Силу этого принципа управления Хрущеву довелось испытать в 1953 году, когда был арестован Л. П. Берия, и в 1957 году, когда на заседании Президиума ЦК КПСС было принято решение об освобождении Хрущева от обязанностей первого секретаря ЦК КПСС. Однако тогда попытка смещения его с должности сорвалась. Группе сторонников Никиты Сергеевича из числа членов ЦК КПСС во главе с маршалом Г. К. Жуковым удалось вмешаться в работу Президиума и добиться передачи вопроса о положении Хрущева на рассмотрение пленума ЦК КПСС.

На июньском пленуме сторонники Хрущева одержали победу, а его противники, в число которых входили влиятельные функционеры В. М. Молотов, Г. М. Маленков и Л. М. Каганович, а также примкнувший к ним Д. Т. Шепилов, были названы «антипартийной группой» и лишены своих привилегированных постов.

Хрущев объективно оценил обстановку в стане своих соратников и решил удалить из своего окружения всегда поддержавшего его министра обороны маршала Жукова, который, несомненно, в тот период времени был самым авторитетным и популярным человеком в СССР. Он мог в любой момент стать соперником Хрущева и повторить судьбу участника Второй мировой войны американского генерала Д. Эйзенхауэра, ставшего президентом США.

В октябре 1957 года по инициативе Хрущева маршал Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и освобожден от обязанностей министра обороны СССР.

На его место был назначен маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский.

Хрущев хорошо знал Малиновского, который в годы Великой Отечественной войны командовал Южным, Юго-Западным, 3-м и 2-м Украинскими фронтами, и был уверен в том, что уставший от войн и достигший преклонного возраста дважды Герой Советского Союза, маршал не будет претендовать на высший пост в управлении советским государством.

Важным был для Хрущева вопрос об организации постоянного контроля за деятельностью КГБ, главного органа обеспечения внутренней стабильности и порядка в стране. В 1961 году по предложению Хрущева на должность руководителя Комитета был назначен Владимир Ефимович Семичастный, сравнительно молодой партийный функционер, которому едва исполнилось 37 лет. Хрущев знал Семичастного по его работе в качестве первого секретаря ЦК ЛКСМ Украины. На этой должности Владимир Ефимович успешно трудился с 1946 по 1950 год. Затем в 1958-1959 годах был первым секретарем ЦК ВЛКСМ. Выбор Хрущева был глубоко продуманным. Он доверял Семичастному и был убежден, что тот обеспечит ему надежную защиту от посягательств на его должность и жизнь со стороны возможных конкурентов, которые имелись в высшем эшелоне партийной номенклатуры.

Возглавив КГБ, Семичастный в 1961 году получил воинское звание генерал-полковник, но это не прибавило ему авторитета среди сотрудников органов государственной безопасности, там ценили и уважали профессионалов. Владимир Ефимович к их числу не относился. Сотрудник КГБ генерал-лейтенант В. Кирпиченко, в те годы молодой разведчик, вспоминал: «Назначение Семичастного вызвало у руководящего состава КГБ недоумение. Никто не воспринимал его в качестве государственного деятеля, все понимали, что он прежде всего человек Шелепина, и это на первых порах вызывало чувство неуверенности »58.

Однако новый шеф КГБ в отличие от его предшественника Шелепина, не вникавшего в детали оперативной работы, стал активно интересоваться деятельностью органов безопасности как внутри СССР, так и за его пределами.

Вторым государственным органом, который занимался сбором разведывательной информации по широкому кругу вопросов, являлось ГРУ Генштаба Вооруженных Сил СССР. Военная разведка никогда не занималась вопросами внутренней безопасности страны. Сотрудники ГРУ не принимали участия во внутрипартийной борьбе. Подчиняясь начальнику Генштаба, военные разведчики действовали в строгом соответствии с указаниями высших партийных и военных органов управления.

В истории КГБ и ГРУ был один период, когда эти две различные по задачам и предназначению специальные службы были объединены в единый орган внешней разведки, который получил наименование Комитет информации при Совете Министров СССР. Это ничем не обоснованное объединение произошло в 1947 году. Тогда по решению Политбюро ЦК ВКП(б) Первое главное управление Министерства госбезопасности, занимавшееся вопросами внешней разведки, было объединено с ГРУ. Председателем Комитета информации был назначен Молотов — второй человек в кремлевской системе власти. Реорганизация была проведена в связи с тем, что в США в это же время было создано ЦРУ — мощная специальная служба, которая подчинялась президенту США и решала широкий комплекс задач, начиная от поисков сведений, до проведения спецопераций за рубежом.

Комитет информации, штаб-квартира которого территориально была размещена в отдаленном от Кремля районе Ростокино, где располагался упраздненный в годы Великой Отечественной войны штаб Коминтерна, был лишь по форме подобием ЦРУ, сведений о структуре, задачах и возможностях которого в Москве, видимо, в то время еще было мало.

В целом, московский эксперимент с созданием Комитета информации не удался. Вместо повышения качества и количества добываемых разведывательных сведений советская внешняя разведка стала действовать менее эффективно. Реорганизация оказала отрицательное воздействие на деятельность Генштаба, который не мог качественно выполнять свои функции без непосредственно подчиненной ему разведки. В январе 1949 года военная разведка была вновь подчинена Генштабу.

ГРУ возглавил генерал армии М. В. Захаров, который стал заместителем начальника Генштаба ВС СССР59.

В 1956-1957 годах ГРУ возглавлял боевой генерал и видный советский военачальник Сергей Матвеевич Штеменко. В то время министром обороны СССР был Жуков.

Штеменко и его команда военных разведчиков решала сложные разведывательные задачи военного, военно-политического и военно-технического характера. Дела шли с переменным успехом. Разведчики добывали важные секретные сведения, которые позволяли советскому политическому руководству и командованию советских Вооруженных Сил своевременно принимать меры, направленные на укрепление обороноспособности страны и создание новых образцов оружия и военной техники. Достаточно сказать, что в те годы в СССР было известно количество ядерных боеприпасов, которые находились на вооружении не только в США, но и в Великобритании, и во Франции.

С должности начальника ГРУ генерал армии Штеменко был снят не за упущения в разведывательной деятельности подчиненного ему ведомства, а за то, что он откликнулся на предложение Жукова создать бригады специального назначения. Эти бригады, небольшие по численности и вооруженные совершенным и легким оружием, должны были стать силами быстрого реагирования и действовать в любых горячих точках. Формирование подобных бригад Жуков возложил на заместителя начальника ГРУ генерал-полковника Х.-У. Д. Мамсурова. Необходимость создания таких бригад не обсуждалась на заседании Президиума ЦК КПСС. Поэтому когда Хрущеву стало известно об инициативе министра обороны, которая еще не была одобрена высшими партийными органами, у него и его ближайших соратников, в частности у А. М. Микояна, по-видимому, родилась мысль о подготовке Жуковым военного переворота.

В октябре 1957 года был созван Пленум ЦК КПСС, на повестке дня которого был один-единственный вопрос: «Об улучшении партийно-политической работы в Советской Армии и Флоте».

Выступивший на Пленуме главный идеолог страны М. А. Суслов сказал: «Недавно Президиум ЦК узнал о том, что товарищ Жуков без ведома ЦК принял решение организовать школу диверсантов в две с лишним тысячи слушателей. В школу предполагалось брать людей со средним образованием, окончивших военную службу. Школа ставилась в особые условия: кроме полного государственного содержания, слушателям школы — рядовым солдатам должны были платить стипендии в размере 700 рублей, а сержантам — 1000 рублей ежемесячно. Товарищ Жуков даже не счел нужным информировать ЦК об этой школе. О ее организации должны были знать только три человека: Жуков, Штеменко и Мамсуров, который был назначен начальником этой школы»60.

Картину «незаконной деятельности» министра обороны дополнил Хрущев, который сказал: « На последнем заседании Президиума ЦК мы спрашивали товарища Жукова об этой школе. Товарищ Малиновский и другие объяснили, что в военных округах разведывательные роты и сейчас существуют, а Центральную разведывательную школу начали организовывать дополнительно, и, главное, без ведома ЦК партии. Надо сказать, что об организации той школы знали только Жуков и Штеменко. Думаю, что не случайно Жуков опять возвратил Штеменко в разведывательное управление. Очевидно, Штеменко ему нужен был для темных дел... Возникает вопрос: если у Жукова родилась идея организовать школу, то почему в ЦК не скажешь? Мы бы обсудили и помогли лучше это сделать. Но он решил: нет. Мы сами это сделаем: я — Жуков, Штеменко и Мамсуров. А Мамсуров оказался не Жуковым и не Штеменко, а настоящим членом партии, он пришел в ЦК и сказал: не понимаю, в чем дело, получаю такое важное задание и без утверждения ЦК. Непонятно, говорит он, почему об этом назначении должен знать только министр обороны. Вы знаете что-нибудь об этой школе? Мы ему говорим: мы тоже первый раз от вас слышим...

Пленум единогласно освободил Жукова от обязанностей министра обороны СССР, вывел из состава членов Президиума ЦК и членов ЦК КПСС.

Служебная карьера начальника ГРУ генерала армии С. М. Штеменко тоже завершилась. В мае 1958-го он был назначен на должность первого заместителя командующего Закавказским военным округом. В июне 1962 года Штеменко вновь оказался в Москве и был назначен на должность начальника Главного штаба — первого заместителя главнокомандующего Сухопутными войсками. В советско-американских отношениях назревали новые чрезвычайно сложные обстоятельства. Хрущев об этом знал и хотел, чтобы опытный военачальник Штеменко, руководивший в годы Великой Отечественной войны оперативным управлением Генштаба, теперь занимался оперативным управлением Главного командования Сухопутных войск.

В декабре 1958 года на должность начальника ГРУ по предложению Хрущева был назначен генерал армии Иван Александрович Серов. До назначения на должность начальника ГРУ Серов был первым Председателем КГБ при Совете Министров СССР. Он руководил советской тайной полицией с 1954-го. За четыре года своей деятельности в качестве председателя КГБ Серов способствовал укреплению положения Хрущева на Олимпе власти. В ноябре 1956 года он принимал участие в подавлении восстания в Венгрии.

Серов пользовался доверием Хрущева, часто сопровождал его в зарубежных поездках. В частности, Серов был в составе официальной делегации, сопровождавшей Хрущева в его поездках в Индию, Бирму, Афганистан, Великобританию, Финляндию и ГДР.

В июле 1957 года, когда на Пленуме ЦК КПСС решалась судьба Хрущева, Серов выступил против фракционной группы Молотова, Маленкова и Кагановича.

Заслуги Серова перед Хрущевым были значительными. Но он был человеком резким, грубым и порой бестактным. В конце концов, Серов сумел испортить отношения с некоторыми влиятельными партийными и государственными деятелями, в частности с А. И. Микояном, А. И. Кириченко и Н. М. Шверником61.

Снятие Штеменко с должности начальника ГРУ Хрущев использовал для отдаления из своего ближайшего окружения генерала армии Серова. Хрущев понимал, что такое решение будет одобрено Микояном и другими влиятельными государственными деятелями. Вместе с тем Хрущев не хотел вызвать недовольство и у самого Серова. Должность руководителя советской военной разведки, заместителя начальника Генштаба была не только высокой, но и чрезвычайно важной в системе безопасности СССР. Новое назначение Серова, конечно, было явным понижением, но Хрущев сказал ему, что это назначение вызвано необходимостью укрепления руководства ГРУ. Хрущев обещал Серову сохранить ему высокий денежный оклад, который он получал, будучи председателем КГБ. Хрущев свое обещание выполнил. В решении Президиума ЦК КПСС от 10 декабря 1958 года говорилось о сохранении за И. А. Серовым оклада денежного содержания председателя КГБ.

Появление Серова в ГРУ было воспринято военными разведчиками отрицательно. Специфики работы военной разведки он не знал, и осваивать ему эту профессию было уже поздно. По мнению генерал-полковника А. Г. Павлова, который в те годы был начальником одного из отделов центрального аппарата ГРУ, « генерал Серов... показал себя слабо знающим работу военной разведки и субъективно подходившим к решению оргштатных и кадровых вопросов».

У генерал-полковника Павлова сложилось впечатление, что Серов был более занят вопросами своих личных взаимоотношений с высшим руководством страны, чем проблемами повседневной работы военной разведки.

Как бы то ни было, но при Серове был сделан значительный шаг в налаживании сотрудничества ГРУ с военными разведками стран Варшавского Договора. Полезное и взаимовыгодное сотрудничество было установлено с разведками ГДР, Польши, Чехословакии и Болгарии. Основные усилия разведывательных служб СССР и стран Варшавского Договора были направлены на изучение оперативных возможностей потенциальных театров военных действий, выявление численного состава, вооружения и боевой техники вероятного противника, добычу сведений о планах подготовки США и других стран НАТО к внезапному нападению на СССР, в том числе с применением атомного оружия.

В начале 60-х годов отлаженное взаимодействие ГРУ с разведывательными службами стран Варшавского Договора позволило увеличить объем информации о военных приготовлениях США и других стран НАТО против СССР. Эти материалы генерал армии Серов направлял министру обороны, начальнику Генштаба и лично Хрущеву, который внимательно относился к изучению донесений ГРУ, объективно отражавших события внешнеполитического характера. Особое внимание Хрущев уделял докладам ГРУ, посвященным обстановке в Европе, положению вокруг Берлина и состоянию советско-американских отношений.

Отношения с США вызывали у Хрущева особый интерес. Стремясь не упустить чего-либо важного и не допустить ошибок в оценках действий американской администрации, Хрущев в конце 50-х годов при рассмотрении на заседаниях Политбюро внешнеполитических вопросов распорядился приглашать не только министра иностранных дел А. А. Громыко, но и заведующих наиболее важными отделами внешнеполитического ведомства. На таких заседаниях Хрущев спрашивал их мнение. 11о вопросам, связанным с состоянием советско-американских отношений, докладывал заведующий отделом США Министерства иностранных дел А. Ф. Добрынин62. Иногда на такие заседания приглашался и Серов.

Хрущев, который имел возможность изучать разведывательные доклады ГРУ, КГБ и Министерства иностранных дел, естественно, мог не только сравнивать поступавшие к нему разведывательные сведения, но и оценивать эффективность деятельности советских спецслужб. В мае 1961 года начальник ГРУ доложил Хрущеву об установлении офицером ГРУ полковником Г. Н. Большаковым контакта с братом президента США Робертом Кеннеди. Сообщение начальника ГРУ было неоднозначно встречено членами Президиума ЦК КПСС. Однако Хрущев настоятельно рекомендовал продолжить контакты Большакова с Робертом Кеннеди, так как никто другой из сотрудников советского посольства в Вашингтоне в то время не смог бы решить подобную задачу.



53 Стариков Н. Сталин. Вспоминаем вместе. М., 2013. С. 201-202.
54 Аджубей А. Те десять лет. М., 1989. С. 250.
55 Там же. С. 252.
56 Шевелев В. Н. Н. С. Хрущев. Ростов-на-Дону, 1999. С. 24.
57 Военно-энциклопедический словарь. М., 1983. С. 792.
58 Колпакиди А. И. Энциклопедия секретных служб России. М., 2004. С. 705.
59 Бабаянц Ю. А. Они руководили ГРУ. М., 2005. С. 210.
60 Там же. С. 224.
61 Колпакиди А. И. Энциклопедия секретных служб России. М., 2004. С. 719.
62 Добрынин А. Ф. Сугубо доверительно. М., 1996. С. 32-33.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 1926

X